Форум » ВОЕННЫЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ,УЧЕБНЫЕ ВОИНСКИЕ ЧАСТИ и ПОЛИГОНЫ » Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО. » Ответить

Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО.

Карпешин: 70 - летию ВРТУ- ВВКУРЭ посвящаю Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО I.Первый курс(06.1971-06.1972гг.) 1.Абитуриент Перед каждым юношей-выпускником средней образовательной школы стоит вопрос -кем быть? Именно для меня на выбор профессии военного повлиял отец – Карпешин Николай Петрович; майор в отставке, бывший политработник в инженерно-строительных войсках Спецстроя , ветеран Великой отечественной войны(воевал в 1944г под Вильнюсом, был ранен при штурме Кёнингсберга). Воспитанный в строгой дисциплине, в закрытых гарнизонах Ракетных войск стратегического назначения Красноярска-45 и Державинска-1(Казахстан), я хорошо знал уклад и особенности службы и жизни офицеров. Однако мать Раиса Дмитриевна –талантливый педагог , хотела меня видеть интеллигентным инженером и все её старания были направлены на привитие мне любви к учёбе, к культуре, к искусству. Именно она повлияла на выбор места проживания после увольнения отца из армии – Воронеж-город высших учебных заведений. А в Воронеже я окончил среднюю школу№74 и получил аттестат зрелости Почему именно в это училище? Прощай свобода! Кто-то трудно переживал такие условия, однако я не считал это за трудности. Теперь всё нужно было делать с разрешения старшего, ибо он по уставу нёс за нас персональную ответственность. 1971 1 июля был первый экзамен по математике (письменно). 1971 5 июля Следующим экзаменом было сочинение (русский и литература письменно). 1971 9 июля был устный экзамен по Истории- любимому моему предмету. 1971 14 июля сдавал Физику устно. 1971 17 июля в день своего 17-летия сдаём физическую подготовку подполковнику И.К. Перекрёстову. 1971 21 июля Медкомиссия. 1971 31 июля Мандатная комиссия. Обьявляет председательствующий (полковник И.А. Моторичев): «Абитуриент Карпешин Николай Николаевич 1954 года рождения , направленный Воронежским городским военкоматом по результатам вступительных экзаменов Приказом № 1271 от 31 июля 1971г. зачислен курсантом на 1-курс Вильнюсского высшего командного училища радиоэлектроники ПВО во 2-ю роту в группу 123 АСУ.» 2.На курсе начальной военной подготовки в августе 1971г. Курс начальной военной подготовки (курс молодого бойца) начался с суматошного построения личного состава. Своих непосредственных командиров-начальников мы уже знали заранее. Это были: замкомзвода младший сержант Орлов Ф.И., командиры отделений мл. сержант Микулинский В., мл. сержант Дорощенко В., к-т Кацкель А. Весь день ушёл на перестроения, переклички, осмотр внешнего вида, подгонки обмундирования… b]Оружие массового поражения и защита от него. Всем выдали новые, ещё в тальке, противогазы и общевойсковые защитные комплекты. Всех заставили пришить бирки на сумки и чехлы. На очередном занятии к-н А.Рыжков показал, как правильно надевать шлем-маску, чтобы уложиться в установленное время. Отрабатывали нормативы по команде «Газы!». Потом бегали в противогазах. Общевойсковая тактика. В один из дней на занятиях по тактике руководитель к-н А.Рыжков приказал получить шанцевый инструмент (сапёрные лопатки) и взвод ускоренным маршем выдвинулся «занимать оборонительный рубеж» в дальнем углу Учебного центра. Коротко зачитав боевую задачу о создании линии обороны от наступающих танков от Побраде, взвод рассредоточился по прямоугольнику, заранее обозначенному колышками (наверное, инженерной службой училища) и яростно стал вгрызаться в землю. Окопы рыли на совесть с бруствером, прямыми краями, плоским дном. Копали до кровавых мозолей. Уставы Вооружённых сил. Нам зачитывали статьи и главы из Общевоинского Устава вооружённых сил СССР. Требовали знать наизусть основные положения Устава. Учили Военную присягу, права и обязанности солдата и многое другое. И стали жить по Уставу, как закону воинской службы. И не у кого не возникало мысли нарушить хоть один пункт. Все друг друга понимали с полуслова. Под воздействием Устава все становились лучше, дисциплинированнее, а взвод дружнее. Стрелковая подготовка. Теория стрелкового оружия была скучна. Плакаты, схемы, пособия и школярский опрос приводили нас в уныние. Но когда к-н В.Попов устроил в группе состязание по разборке и сборке самозарядного карабина Симонова (СКС) на время, тут все оживились. Дисциплинарная практика. Поощрения в период курса молодого бойца были большой редкостью. И то не за усердие и старание, а успехи, обусловленные случаем либо природными способностями молодых курсантов. Ведь многое из того, что требовали руководители, у нас не всегда получалось, в то время как для них казалось всё просто. А один из преподавателей заявил, что наша неумелость от лени и разгильдяйства. Чаще всего нас наказывали, дабы напомнить нам, что все мы дураки и неучи. А может для того, чтобы унизить, что граничило с оскорблением. Униженный и оскорблённый – зависимый человек. Вся система была направлена – подчинить волю каждого подчинённого воле командира-начальника. Вот здесь-то власть, полученная командирами отделений и замкомзводами, гипертрофировалась. Да, с них требовали, чтобы в подразделении поддерживался порядок и дисциплина, но это отнюдь не означало придирки и издёвки, доводившие некоторых из нас до слёз. Физическая подготовка. Что из себя представляет взвод курсантов в период начальной военной подготовки? Наверное толпу обритых и нескладных хиляков. Перед командирами стояла задача за короткий период преобразить нас в более-менее крепких ребят, и… гоняли «по - чёрному». Каждый день утренняя зарядка, похожая на разминку мастеров спорта. Два раза в неделю кросс на 1 или 3 километра (как вспомнишь, аж вздрогнешь). Сбивали в кровь ноги. На перекладине натирали мозоли. От брусьев болели мышцы. Курилка. Все знают, что курилка – это место неформального общения. 1971 07 ВВКУРЭ В.Соловейчик, В.Шафоростов Я , хотя и не курил, но с удовольствием слушал байки Валеры Соловейчика, анекдоты Валеры Шафоростова, рассказы Валера Апсита, приколы Саши Хитрова и глубокие философские рассуждения Димы Нудель. Во взводе как-то все сдружились быстро. Была взаимопомощь и взаимовыручка. Каждый присматривался к сокурсникам. В завершении курса молодого бойца, после общего построения батальон полностью экипированных молодых курсантов пешим маршем повели в расположение училища по лесистому просёлку. Что из себя представляло наше училище, мы тогда ещё не знали… 3. Военная присяга. Как только колонна 1-го батальона вошла под арку въездных ворот центрального КПП со строгой доской «Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО» и эмблемой связи на фасаде, заиграл торжественный марш училищный духовой оркестр. Уставшие от перехода курсанты приободрились и, браво чеканя шаг, выровнялись в строю, как на параде. Взору открылись свежевыкрашенные постройки конца 19 века , но интерьер осовременили и привели в унифицированный вид. Ухоженная территория, побеленные стволы деревьев и, подстриженный вдоль чистых дорожек, кустарник напоминали уют пионерлагеря. Нам выдали новенькую парадную форму и мы старательно подшивали её и гладили. Когда стала известна дата принятия Военной присяги, я отправил пригласительную телеграмму родителям в Воронеж. И вот наступило долгожданное 26 сентября 1971 г.- День принятия военной Присяги. День выдался сухим и тёплым. Настроение было приподнято – праздничное. Батальон, цокая подкованными сапогами по брусчатке и, поблёскивая штыками карабинов, прибыл на заполненное родителями и гостями Вильнюсское мемориальное воинское кладбище. Подразделения рассредоточились по периметру аллей вокруг обелиска. Косте Боровкову повезло больше всех -он был знаменосцем, а Андрей Хрыпов – ассистентом знаменосца. Присягу в нашей группе принимал командир взвода лейтенант Дмитрий Коледин. Потом вышел Вася Медарев и так зычно прочитал Присягу, что все слушали не шелохнувшись. А здесь присягу принимает Олег Романьков! 26 сентября 1971 г. Вильнюс. Воинское кладбище. Принятие Военной Присяги. 4. Первый семестр и зимняя сессия. Помню наш распорядок дня: 6.00 Подъём ( Самая неприятная команда, которая заставляла нас под надзором замкомвзвода быстро вставать и одеваться за 45 секунд). Дежурный сообщал форму одежды. Их всего было четыре в различных вариациях от «голого торса» до «в шинелях». Иногда кто-нибудь в шутку спрашивал: «Трусы в скатку?» Хронически последним вставал в строй из дальнего угла кубрика Володя Максименко, бульдозером загребая флегматиков, замешкавшихся в узком проходе между койками. 6.10 Утренняя физзарядка (проводилась по трём вариантам: любимая комплексная разминка, вольные упражнения на спортгородке за казармой и ненавистный кросс). Старшина В. Сацукевич выводил из строя больных да «калек» и отправлял их на уборку территории или кубриков. Основная масса «потела» в составе групп под надзором дежурного по училищу или офицеров с кафедры физкультуры и спорта. Большим любителем лёгкой атлетики был Юра Васильев. 6.40 Утренний туалет (давка потных тел у раковин в умывальнике) Помыться и побриться успевали все проворные, но самым большим любителем водных процедур был Юра Дорогов, личную гигиену которого нам ставили в пример. 7.00 Утренний осмотр ( проверка внешнего вида: свежесть подворотничков, аккуратная заправка обмундирования, чистота обуви и надраенность до блеска блях). Требовали, чтобы были туго затянуты ремни. Замкомвзвода Феликс Орлов «накручивал» наряды, если бляха ремня проворачивалась вокруг оси. Позже «писком моды» стал опущенный на бёдра ремень и «болтающаяся между колен» бляха. Образцом педантичного внешнего вида являлся Витя Исаев. 7.20 Завтрак ( передвижение строем в составе роты строевым шагом или с песней в курсантскую столовую для принятия пищи). Пока дойдёшь – проголодаешься так, что в обеденном зале стоял характерный звон и грохот посуды и «приборов». Полковники А.Куликов и Л. Игнатьев четыре года нам обещали цивильные столики со скатертью на 4-е персоны, мягкие стулья, фаянсовую посуду и столовые приборы из нержавейки, однако ожидания не сбылись и кормили по-солдатски из алюминия на скамейках, отводя 10-15 минут. Качество… Кто-то из полководцев правильно заметил: «Завтрак отдай врагу!» 7.40 Развод на занятия (на строевом плацу все подразделения училища под духовой оркестр маршем проходили мимо трибуны) Особый шарм стал иметь этот ритуал при полковнике В.К.Фоменко. Развод стал походить на «старорежимные» разносы с элементами коллективных наказаний, как командиров и сержантов, так и курсантов. Сейчас могу признаться, что деловому настрою на учёбу это не способствовало. Мы были молоды и понимали повышенную требовательность, как издевательство. 7.50 Политинформация (краткое выборочное изложение газетных статей с целью привития нам лекторских навыков) Новости сообщал дежурный политинформатор. Самым интересным агитатором был Гоша Рудой. 8.00-13.30 Занятия по Расписанию ( четыре пары лекций, семинаров или лабораторных работ, на которых курсанты до обеда «боролись с голодом», иногда во сне усваивая предметы, случайно отвечая на вопросы преподавателей) Вспомните сами, как после «бодрящего утра» см. с 6.00-8.00 всем хотелось мирно отдохнуть. Однако талантливые военные педагоги с учёными степенями полковники Я. Варенников, Н. Власко, а также Ю.Голосов дремать нам не давали. А у «пана спортсмена» Н.Фоменко ни на 100 метровке, ни на кроссе, ни на брусьях и перекладине, никто ни когда не заснул… 13.30 Обед ( самое лучшее событие за день, когда курсанты получали «эстетическое удовольствие и наслаждение» разнообразным и вкусным «меню», как говорил на партийно-хозяйственном активе училища полковник Н. Маздоров.) Каждый из нас ощущал на себе заботу и внимание истинных «кормильцев» полковника Л. Игнатьева , всей службы тыла и штаба в лице Н. Лысенко, В.Уманского и И. Чернобривца. За 4 года, каких только блюд, салатов и компотов мы не перепробовали. Рассказывали, что медики витаминизировали напитки во благо нашему здоровью! Перед выпуском мы посчитали, сколько метров макарон, килограммов перловки и хлеба съели. Сколько литров чая и компота выпили… 14.00 Личное время ( интенсивная борьба со сном ) Читали прессу и письма. Кто не наедался до сыта – шёл в курсантский чепок. Кто-то болтался на турнике, лез на брусья или ждал очереди потаскать гирю. 15.00 Самоподготовка ( имитация в отведённом классе подготовки к следующим занятиям, плавно переходящая в написании писем домой, подругам и друзьям.) Командирам разрешалось «сорвать с сампо» отделение , взвод для нужд и работ в подразделении или училище. Даже когда обязали ответственных командиров взводов контролировать присутствие курсантов на самоподготовке, привычки «грызть гранит науки» у нас не выработалось. Заставить эффективно использовать это время трудно, а заинтересовать было не чем. 18.00 Тренаж или чистка оружия ( наследие пехотного и среднего училища мы воспринимали, как желание командования занять нас «под завязку» 19.00 Ужин ( приём пищи, которой никогда не хватало. Правильно заметил А.Суворов- « ужин съешь сам») 20.00 Личное время ( попытка организовать досуг по интересам превращалась в прослушивании магнитофонных записей «Биттлз», «Высоцкого» и др. классиков 70-х.) Часто пели под гитару с Колей Дитковским и Антоном Кацкелем. Слушали анекдоты Валеры Шафоростова. Я же выпускал в ленкомнате «Боевой листок», либо стенгазету, а иногда и фотогазету. 21.00 Просмотр телепрограммы «Время» (обязаловка) Рота с табуретками набивалась в душную ленкомнату и тупо слушала новости о том, с кем и где встречались Члены Политбюро и Генсек. С каким концертом выступили А.Пугачёва и И.Кобзон. Какой политскандал случился за «бугром». Как бастуют рабочие в капстранах. Как мрут от голода и болезней угнетённые негры. Какую угрозу несёт миру НАТО, СЕАТО, АЗПАК, АНЗЮС, СЕНТО, Чикаго. Леденящий душу голос диктора напоминал сводки с фронтов. Всё так же, как и сейчас… Считалось, что «время» воспитывало в нас гордость за Отечество и интернациональный патриотизм. Только до сих пор не понятно - кто же выиграл «Холодную войну»?.. 21.30 Вечерняя прогулка (хождение строем по училищу из угла в угол с песней и с отданием чести строями соседним подразделениям). Ежевечерний праздник солдатской песни на утеху окрестным жителям. Помните фразу: «Когда поют солдаты - спокойно дети спят». Поэтому мы орали во всё горло. 21.50 Вечерняя поверка (перекличка курсантов по списку, чтобы все знали, сколько в роте больных, в увольнении, в наряде, в командировке) . Старшина В.Сацукевич выучил список вечерней поверки наизусть и, говорят, выкрикивал полюбившиеся фамилии во сне. На поверке делались объявления и, назначался наряд. 22.00 Отбой ( ласкающая слух команда) Для кого отдых в режиме сна, а для кого начало ночной жизни…Всё самой тайное вершилось после отбоя, но об этом позже. 1971 октябрь В рамках продовольственной программы училища, нашему взводу «выпала честь» выехать на ударный фронт полевых работ. Нашу «бригаду» вырядили в ХБ(прозванную робой), экипировали вещмешками с сухпайком. Разрешили по-студенчески взять с собой гитары и радиоприёмник ВЭФ (чтобы принимать радиограммы «Маяка» и вести прослушивание враждебной музыки). В кузове тентованного ЗИЛа привезли в Рудамину (в 1991г я побывал здесь, но это грустная история) и высадили десантом на просёлочной дороги бескрайнего картофельного поля местного богатого колхоза. Как положено, мы разбили «бивак», сложив в кучу у обочины имущество. [В конце октября началась подготовка к параду. Из нашей роты сформировали парадную коробку и ежедневно после обеда муштровали до изнеможения. 1971 ноябрь В день «Великой октябрьской революции» нас пешим строем повели к площади В.Ленина. Я обратил внимание, что на крыше здания Историко-этнографического музея Литвы развивались зелёные, а не красные флаги. Вышли на проспект Ленина (ныне проспект Гедиминаса) и, чеканя шаг по брусчатке, колонной прошли по ней. На площади Черняховского кто-то из девушек преподнес идущему во главе коробки капитану В. Попову букет цветов. Парад принимало руководство Литвы . Как сейчас помню все команды и приёмы с карабином. Раскатистое троекратное «Ура!», стройные колонны с карабинами на плечах, вскидывание карабинов «На ру-ку!» приводили в восторг местное население. Очень торжественно, красиво и величаво! Этим можно было гордиться! Думаю, что жители Вильнюса любовались таким зрелищем. 1971 декабрь Физические и моральные нагрузки были непривычно высокими. На занятиях хотелось спать, нежели слушать лекции. В классах первого учебного корпуса мы изучали высшую математику, историю военного искусства, физику, военную администрацию, Общевоинские уставы и английский язык. Регулярными были занятия по физической, стрелковой и строевой подготовке. С благодарностью вспоминаю преподавателей А.Хрупало, В.Губенко, М.Петрову, Т.Авиженис, И.Даргене. Начались зачёты: по Истории военного искусства, Военная администрация и Военной топографии. Зубрили по конспектам. Предметы не сложные, но много приходилось запоминать. Новый 1972 год как-то не запомнился, если только праздничным обедом с печеньем и карамелью. Местных отпустили в увольнение по домам и нам за ужином достались их порции. Праздники проходили скучновато: кто сидел у телевизора, Валера Цыплин и Юра Васильев писали письма. 1972 январь Началась 1-я зимняя сессия. 5 января экзамен по высшей математике (преподаватель доцент Петрова М.Л.). Поскольку математика был мой любимейший предмет и в течение семестра я активно занимался, мне поставили «автоматом» первую пятёрку в зачётку. Таких счастливчиков оказалось пять человек. Остального «помучаться». Всё прошло без двоек. С этого дня после каждого экзамена я выпускал боевой листок с результатами сдачи. Вся информация стекалась ко мне, а я добросовестно её отображал. 1972 11 января экзамен по физике. Накануне зубрили по учебникам и конспектам. Предмет не сложный, но много приходилось запоминать. Готовили шпоры. Снова зашёл в первой пятёрке. Здесь отвечать просили коротко, без «воды» и по существу вопроса. Активно помогал командира взвода и оценки выставлялись сразу. Как будто они заранее были согласованы. Ситуация обострилась, когда экзаменаторы заспорили по поводу отличников. Ведь с 1-го семестра велось соревнование за отличные подразделения, согласно введённому положению. Гонка за отличниками превратилась в самоцель. 1972 17 января состоялся экзамен по английскому языку. Как сдавали, помню смутно, поскольку изучением английского языка являлось повторением школьной программы. Экзамен прошёл быстро. Оценки в зачётки курсантов сыпались каждые пять-десять минут. Честно говоря, такие лихие экзамены меня расхолаживали. Я перестал бояться, меньше стал готовиться, появилась самоуверенность. 1972 24 января состоялся ещё один экзамен по Общевоинским Уставам Вооруженных сил СССР и организации службы войск. Принимали наши любимые командиры. 1972 28 января Экзамен по Истории КПСС принимал мой любимый преподаватель подполковник В.Михайлов. Шли со шпорами и ничего не боялись, но они не пригодились. С малейшего наводящего вопроса развивали мысль, что и требовалось. Первую сессию я сдал успешно, за что, в качестве поощрения моим родителям было отправлено Благодарственное письмо. [size=18][color=red]5. Первый курсантский отпуск в феврале 1972г. [/color][/size] 1972, февраль. Курсант 1-го курса ВВКУРЭ ПВО Карпешин Николай Первая сессия позади и в зачётке красуются первые «пятёрки». Сладкое слово – первый отпуск (или студенческим языком – каникулы). Путь домой в первый отпуск для меня, это самое незабываемое противоречивое впечатление, а также гордость собой, не имеющая границ, только бы добраться до Дома в курсантской форме. Витя Исаев (на фото), Миша Усатинский и многие другие, кому за успехи в боевой и политической присвоили отличительное звание, пришивали на погоны ефрейторские лычки. Меня навестил мой одноклассник с 1966г. – Ваня Коробко ( на фото слева от меня), поступивший в Московский физтех, и, приехавший также на каникулы.

Ответов - 14

Вице-Председатель: Соловейчик Валерий и Шафоростов Валерий 1971 07 ВВКУРЭ. Были молодыми курсантами... через 40 лет 2010 08 Минск. Стали уважаемыми руководителями!!!

Вице-Председатель: 6.Курсантские письма первокурсника. 1972г февраль Через неделю курсантских будней мы уже забыли об отпуске и во-всю грызли гранит военной науки. Письмо в Воронеж от 15 февраля 1972года « Здравствуй, дорогой Отец! В первых строках моего письма разреши сердечно поздравить тебя с твоим любимым праздником –Днём Советской армии. Помня о твоём строгом наказе беспрекословно выполнять приказы командиров и начальников, в личное время выпускаю ротную стенгазету. Хочу, чтобы офицерам и товарищам было приятно смотреть и читать мой скромный труд. Больше всего хочу угодить замполиту, воспитывающему в нас преданность делу партии и верность коммунистическим идеалам. Мужественно борюсь за высокое звание лучшего редактора батальона, защищая честь роты и взвода на вверенном мной участке комсомольской работы. Помню, как ты говорил, что всякий общественно-полезный труд идёт во благо коллектива и высоко ценится. Благодарен тебе за наставления. Помни – тебя я никогда не подведу и тебе не будет за меня стыдно. Только я заметил, что командиры больше ценят и поощряют исполнительность ближайших своих помощников – сержантов, янвно давая им привилегий и поблажек. А ведь с моей стороны «замки» только заставляют нас исполнять устав, порой не показывая примера. Другое дело офицеры роты. Наш добрый взводный пытается поговорить «по душам», но все воспринимают это, как попытку найти «стукача», чтобы кнутом и пряником легче управлять ребятами. Предпочитаю оставаться в тени, поскольку «выскочек» у нас не любят. Вчера был стровой смотр. Многие из наших в отпуске подрезали шинели и командир заставил пришивать полы. У меня была бахрома, но Серёга Савченко вовремя подпалил её спичками. Помнишь на присяге с круглолицым парнем военный врач стоял? Во взводе ему дали прозвище «Савва», наверное у него есть что-то общее с фабрикантом Саввой Морозовым? Парень он очень добрый и внимательный. Думаю, что в нашем училище он по-необходимости, хотя гражданский доктор из него получился бы хороший. К нему бы я пошёл зубы лечить. Надевал подаренные тобой «хромачи». В пору. Сдал в каптёрку до времени. Такие сапоги есть у многих. Но надевать не разрешают. Вот планшетка-класс. Туда не только тетради, но и барахло умещается. От конфет и печенья скоро мыши заведутся. Всё своё ношу с собой, а то из тумбочек «доппаёк» иногда исчезает. Ведь всё вокруг «колхозное». Пиши, как Вы там без меня. Извини, что в отпуске не смог помочь по-хозяйству. Поправим летом. Твой сын Николай . Вильнюс ВВКУРЭ 15.02.1972г» Торжественно отметили День Училища и Советской армии [/color]праздничным построением на плацу. Вынесли Знамя училища. Заслушали праздничные приказы о массовых поощрениях. Узнали, что Феликса Орлова, Антона Кацкеля, Сашу Яковенко, Володю Москалёва, Сашу Головню и многих других, кто стоял на сержантских должностях, повысили в воинском звании. Прошлись торжественным маршем под духовой оркестр перед трибуной с командованием. Письмо в Воронеж от 28 февраля 1972г.(редактировано автором) « Здравствуйте, мама … …. ! Поздравляю с Международным женским днём 8 Марта! Желаю крепкого здоровья и праздничного настроения. Оставайся красивой всегда. Ты – лучшая из женщин, которых я знаю. Твою заботу и внимание чувствую всегда и везде! Спасибо за посылку! Воронежская халва понравилась всем, а особенно моем новым друзьям Феликсу(Орлову), Мише)Усатинскому и Савве (Савченко). Варенья не шли, потому что за банки в тумбочки ругают, а сьесть все сразу не успеваем, может слипнуться з….ца. Учёба не трудная, можно сказать я на ней отдыхаю от службы. Ты же знаешь мою усидчивость. Помню, как ты гоняла меня спать, когда я до поздна засиживался за учебниками. Здесь ночью не посидишь – распорядок. Приходиться усваивать на лекциях, да не всё сразу доходит. Изучаем историю, которую ты преподаёшь в школе-интернате для больных полиомиелитом. Самый любимый мой предмет и самый дорогой мне преподаватель подполковник В.М. Михайлов. Начали изучать политэкономию – «продажную девку империализма». Не пойму , почему К.Маркс писал про деньги, а фабрикантом, как Ф.Энгельс не стал. Говорят за это ему памятники и ставят. Не волнуйся за моё зрение - сижу на занятиях на первой парте с сержантом Феликсом Орловым. Он из Ташкента. В училище поступил из армии вне конкурса. Ему, как замкомвзводу трудно было найти общий язык с «подчинёнными». Его высокомерие и надменность никому не нравилась. Некоторое время его даже байкотировали.Приятельские отношения со мной отвлекали от конфликтов с «толпой». Конечно, по старшенству он меня опекал и давал кое-какие поблажки, однако всеми это воспринималось, как блат. Володя Гончаренко обозвал меня «подлизой». Обидно, конечно. Деньги в письмах не высылай, мне хватает 7рублей 30 коп. стипендии. Хожу с Валерой Апситом в курсантское кафе, едим блины «Жемайчо», «Ципилины» и пьём яблочный сок. Как там Сашок? Не скучайте. Пишите чаще. У нас Валера Шафоростов и Саша Хитров получают в день по 2-3 письма или открытки. Целую. Коля. Вильнюс ВВКУРЭ 28.02.1972» К концу дежурства, когда за сутки набегаешься, ища и вызывая курсантов и командиров, устаёшь и физически и морально. Настроение поднимается только в четырех случаях: - когда идёшь в увольнение - когда получишь письмо; - когда хорошо поешь - когда сдашь наряд… Последнее самое радостное, испытал на себе, как гора с плеч. Такое же чувство, как после гонки на 10 километров. 1972 март Из письма в Воронеж от 14 марта 1972г.(редактировано автором) « Здравствуйте, отец, мама, брат! …На прошлой недели впервые сел за руль грузовика. Сержант-сверхсрочник учил заводить машину и трогаться с места. Путался в педалях и рычагах. Дёргался так, что у инструктора слетала шапка, а у меня под ногами катался «кривой стартер» и домкрат. Машина глохла, и инструктор заставлял крутить заводилку вручную до изнеможения с выключенным зажиганием. Сегодня уже проехал круг по автопарку увереннее... … В воскресенье Д. Коледин в первые сводил взвод в кульпоход в Литовскую Филармонию. Слушали скрипки и орган. На сцене пели какие-то знаменитости. В зале сидело больше солидных разодетых людей, смотревших на курсантов, как на дикарей. В перерыве ломанулись в буфет. Наелись бутербродов с икрой ,оппились крюшоном но голод не утолили. Хотели познакомиться со студентками консерватории, но не получилось… …В следующий раз поведут во дворце Художеств на ул. Музеяус, где будем смотреть картины литовских художников. Это для меня интересно… … Вместе с Усатинским записались в училищную библиотеку. Взял почитать Жан-Жака Руссо «Новую Элоизу», а Миша Теодора Драйзера «Воспитание чувств».Теперь , когда я лежу с книгой на кровати в личное время, сержанты не сгоняют…» Среди наших курсантов постоянно читал толстые книги Дима Нудель. То ли «Историю государства Российского» Карамзина, то ли «Кибернетику» И. Амелина, не помню. 1972 апрель Из письма в Харьков от 10 апреля 1972г курсанту ХВАТУ Голоушкину Виктору.(с правкой выражений) « Курсантский привет, друг Витя! Как учёба, как служба? С кем из друзей и подруг переписываешься? У меня всё нормально. Времени ни на что не хватает... Вот выбрал минутку на сампо чиркнуть тебе пару строк. Во втором семестре дисциплина во взводе… пошатнулась. Участились… нарушения. Пацанов тяготят глухие серые стены казармы. В увольнение в город Вильнюс сходить непросто. Взводный… подписывает «уволь» через турник или кросс. Кто не …укладывается в норматив-не подходи. Комроты … «трясётся», что курсачи в городе в одиночку найдут на свою … задницу приключания в «злачных»… местах. «Куски» дерут нас , как «сидоровых коз»… по мелочам, чтобы в страхе держать. Недавно дежурный по училищу … засёк «самоходчика» и сдал его… ротному. Тот, разгневанный, устроил ночной «Подъём по тревоге» всем взводам. Отрабатывали …сбор на плацу. Держал … час. Потом маршировали.В знак протеста «толпа» шагала с «акцентом» (левой ногой громче , чем правой). Командиры … показали, что не… позволят безнаказанно нарушать воинскую дисциплину и примут любые… меры, а наши «сказали», что не хотят отвечать за проступки отдельных п...в. Все равно : то взвод из-за …курсанта, пришедшего из увольнения с «душком», гоняют в противогазах вокруг училища, то среди ночи устраивают поиски… самовольщика, «уснувшего … на толчке», то… отрабатываем «Подъём-отбой»! У вас-то как? Или, как в той притче:-«Где начинается авиация, там заканчивается порядок». С кем дружишь? У нас в группе собрались отличные пацаны. Взвод «блатной»- половина … местных. Дуче, Савва, Нудель,Ластоногий –отличные ребята. Для них –«лафа» , учатся рядом с домом. У половины «папаши» и «мамаши» в госпитале за забором работают-подкармливают и обстирывают сынков. Но они… не наглеют-пайки свои нам отдают, в нарядах «пашут», прикрывают, когда надо. В общем скорешевались.У вас , наверное, так же? Ну всё, заканчиваю, а то завтра семинар и нам с «змком» нужно поднатаскаться. C Вильнюсским приветом всей твоей братве.Пиши чаще. Коля.» 1972 май Из письма в Воронеж от 4 мая 1972г.(извлечение) « Здорово, брат Сашок! Как у тебя с физкультурой? …На майские праздники соревновались на первенство училища по кроссу . Наш взвод стартовал от КПП в общем ротном «табуне». Первая половина дистанции была в гору. Я до середины горки ровно бежал в строю, но на подъеме силы стали покидать меня. «Толпа» ускакала вперёд, а я собирался сходить с дистанции. Гляжу за мной возвращается Серёга Савченко. Ну , думаю, вместе «сачканём» . А он орёт что-то, хватает меня за «подпругу» и тянет в гору, как «сивый мерин». Вбежали на верх, а там вниз идёт асфальтовая дорога. Миновали контральный пикет, переписывающий номера. Нам на пятки наступает 124 группа. В затылок дышит Саша Придверов и Саша Головня. Чувствую срываем нормативы… Вдруг нас обгоняет «Рафик». «Савва» кинулся его останавливать. Водила понял его и прибился к обочине. - Шеф…Подрось инвалидов…-задыхался Савченко. Ввались в машину и поехали. Нагоняем Гончаренко,Хитрова и Нуделя. -Шеф, подбери отстающих. Плачу двойной счётчик до училища- с одышкой выдавил Серёга. Запыхавшиеся бегуны плюхнулись на пол «Рафика». Проехали метров 800 выпрыгнули в хвосте 122 группы. Весь в «мыле» замыкающий Валера Громов от зависти присвистнул. Бегу дальше самостоятельно. Меня всё равно обогнали «лоси»- Юра Васильев и Толя Гуренко, а у самого финиша ещё полвзвода, но в норматив уложился...» 7. Майские праздники и досуг курсантов-первокурсников. Как я уже писал, в училище была ежегодная традиция в День солидарности трудящихся 1-2 мая проводить Спортивный праздник. Первая его часть состояла из массовых видов спорта: бег 100м., кросс 3 км, а вторая соревнованиям на первенство училища по гиревому спорту, по боксу (живы в памяти достижения Дана Поздняка), по военному троеборью и другим видам. От каждого взвода в них принимали участия лучшие спортсмены роты: Юра Васильев, Чеслав Жигарин, Игорь Зеленкевич, Витя Исаев, Валера Цыплин, Вася Медарев, Валера Громов, Антон Кацкель, Коля Мусин, Витя Нессон, Саша Придверов, Володя Старосотников и др. Считаю, что нашему взводу повезло, когда командование оказало честь стать салютной командой в День Победы. Целую неделю мы тренировались выполнять команды «феервейкера». Учились разворачивать и сворачивать салютные установки. Выполняли опереции по заряжанию и разряжанию салютных кассет. В качестве зарядов использовались разноцветные патроны от ракетниц большого калибра. Мы должы были за 30 секунд перезарядить «револьверный барабан» и отбежать на 5 метров. Изучали строгие правила техники безопасности. На спортплощадке за казармой проводили тренажи с секундомером. Рано утром 9 Мая всё училище прибыло на воинское кладбище для торжественного возложения венков на братскую могилу павших воинов в годы Великой отечественной войне. Знамёна и развивающиеся флаги. Почётный курсантский караул. Костя Боровков, как всегда – знаменосец, а Андрей Хрыпов – ассистент. Много ветеранов с орденами и медалями. Букеты с гвоздиками и тюльпанами. У обелиска несколько десятков венков в золотых лентах с надписями на русском и литовском. На площадке практически всё руководство Литвы. Речи, гимны и оружейные залпы…Пионеры «белый верх,чёрный низ» в красных галстуках. Девушки в национальных костюмах. Мы были свидетелями и участниками праздничных мероприятий. Сердце переполняло гордость за Родину!.. К вечеру нас вывезли на Замковую гору, где мы должны были обеспечивать праздничный салют на восьми салютных установок. Развернули установки и выставили оцепление. Я был заряжающим в паре с Женей Усовым и Валерой Цыплиным, которому за пунктуальность и исполнительность дали прозвище «Щульц». Пока оставалось время мы разместились на молодой травке на бушлатах. Сверху нам было видно, как на Кафедральной площади собирались вильнюсцы на своё любимое зрелище- Праздничный салют. Вечерело. В гуляющей массе людей различались парадные кителя, погоны , ордена и медали ветеранов. По площади прохаживались нарядные мужчины и женщины и среди них бегало много-много детей… Но вот по рации объявили готовность к залу. Мы заняли исходную позицию в ожидании феерверка… Ударил колокол на башне. Грянул гром и в небо взвился сноп потрескивающих разноцветных огней, засверкавших в окнах Старого города. Внизу грохнуло ликующее «Ура-а-а!». Едкий дым ещё не развеялся, как мы бросились перезаряжать «стволы». « Готов!»-доложили… Женя Усов копошился , пытаясь запихнуть капризный патрон, но время на исходе. «На исходное!»-командует «феерверкер». Женя торопится, спотыкается и падает на установку, закрывая её грудью, как Матросов-амбразуру. В наушниках «стреляющего» хрипит команда «Готовсь!», а Женя запутался в проводах…Мы оцепененели от ужаса, но Валера не растерялся и в ту же секунду бросился на помощь Усову. В мгновение ока он сдернул с заряженных стволов тело друга и почти бросил его, на бушлаты, как ядро. Очередной залп прогремел, когда Женя был в полёте, поэтому звука приземления мы не расслышали. В следующую секунду мы снова бежали перезаряжать и Женя, несмотря на травмы, был проворней.. И так 20 раз. На нас градом сыпались пыжи и разноцветные «заглушки». В общем мы походили на бомбардиров батареи Раевского. Всё в дыму, как бой в Крыму.Пот градом лил по лицу. Мокрая майка прилипла к телу. От челночного бега мы не могли видеть всей прелести своей работы, но ей с восторгом любовались вильнюсцы. С годами вспоминая это-диву даёшься, как с позиции литовских националистов «аккупанты» развлекали народ, подвергая порой себя опасности…Стемнело. Народ продолжал восторженно гулять, а мы сворачивали и грузили технику. Убирали и пересчитывали стреляные гильзы. Укладывали заряды, которые дали осечки. Только заполноч мы упали от усталости на свои подушки, а Женя Усов молча ещё час курил в курилке. Хорошо то, что хорошо кончается. 8. Полигонная практика 1972 конец мая Всвязи с расширением учебной и материально-технической базы ВВКУРЭ интенсивно строился Новый учебный корпус. Работы велись ускоренными темпами. За подразделениями курсантов закрепляют этажи. Наш взвод привлекают к уборке строительного мусора со второго этажа. Нас переодевают в «подменку», именуемой «робой», и расставляют на участках. Одни выгребали хлам, драили полы, мыли окна в новых аудиториях. Другие скоблили и натирали до блеска просторные корридоры. Юра Васильев, Саша Хитров и Антон Кацкель работали в поте лица. Следила за графиком работ и принимала помещения комиссия в составе заместителя начальника училища по технической части полковника Н. В. Соловьёва и офицеров кафедр полковников О. Н. Жжёных, В. А. Валегжанина, П. А. Кочетова. 1972 июнь Вскоре нашу роту отправили в Учебный центр на полигонную практику, похожую на лагерные сборы. Снова, как «абитуриенты», жили в палатках. Умывались «холодной росой» у полевых рукомойников. Питались на свежем воздухе под навесом. Начались зачёты за первый курс. Сдавали на оценку в диплом Оружие массового поражения и защита войск – самый издевательский предмет, по мнению не только курсантов. Сначала готовились к сдаче теории. В классе, увешанном стендами и плакатами провели консультации. Подготовили «шпоры». Сдавали зачёт письменно всей группой по вариантам. Когда преподаватель ОМП вышел, класс загудел, как улей. Менялись шпаргалками, шуршали учебниками, подсказывали друг-другу. Как только принимающий вернулся, воцарилась тишина . Сдали исписанные листочки в надежде, что правильно изложили характеристики отравляющих веществ и поражающие факторы ядерного взрыва. На следующий день сдавали нормативы по одеванию противогазов и ОЗК. Происходило это зачётное мероприятие трагикомично. Группа построилась на спортплощадке со средствами защиты. После рапорта замкомвзвода Хим-дыму, тот внезапно скомандовал «Газы!» и включил секундомер. Привыкшие к «раскачке» курсанты задёргались в строю, рвя резиновыми масками короткие причёски и, хлопая «жабрами» «хоботов» по впалым щекам. Последним выдохнул Дудник, остановив бег секундной стрелки. Оценка подразделению – «неуд»! Повторили. Теперь последним «мамонтом» был я. Оценка взводу - «три». Разрешили сдавать индивидуально по три человека шеренгами. Двоечники уходили в конец очереди, как при игре в «ручеёк». Счастливчики-отличники, как Витя Исаев и Володя Микулинский усаживались на скамейки и смеялись над потугами отстающих. Комиком выглядел Володя Дорощенко, специально «валил» зачёты и экзамены для отчисления, потому что ему так было надо. Продолжили сдавать нормативы по надеванию общевойскового защитного комплекта. В этой опции было ещё грустнее. Таймер снова отсёк «двоечников», в числе которых был и я. Повторили- ряды неудачников сократились. Ещё раз пересдали- достигли требуемых результатов . Через два часа позора нам выдали зачётки с оценками . Следующий зачёт был по стрелковой подготовке- любимый предмет для всех курсантов. Из Боевого листка от 10 июня 1972г. « Стрельбище учебного центра На зачётных стрельбах из карабина СКС и пистолета Макарова курсанты 123 учебной группы показали отличные результаты: - в «яблочко» попали курсанты Романьков, Шафоростов, Дитковский,Апсит и Исаев. - в «Ворошиловские стрелки» зачислены Савченко, Дорогов, Рудой, Медарев и Соловейчик. - в «молоко» шмальнули: Дорощенко и Усов. Остальные «наковыряли» в мишенях отличные и хорошие оценки. Примечательно, что на зачёте не пропало ни одной гильзы, а даже было найдено с помощью магнетрона ещё пятьдесят из ранее утерянных. Добычей поисковиков стала связка ключей от каптёрки БОУП, два значка «ВСК», ржавые командирские часы, две ложки из столовой, 30 кнопок для мишеней, цепочка от ручки унитаза. За отличие в учёбе объявлена благодарность Васильеву. Редактор Боевого листка Карпешин» Военно-инженерная подготовка сдавалась на позициях РЛС, укрытиях АСУ и бункерах КП . Особому вниманию уделяли ограждению Учебного центра. В перерывах между зачётами занимались физической подготовкой. Бегали стометровки, качали пресс и бицепсы на спортгородке. Самыми заядлыми спортсменами были Витя Исаев и Юра Васильев. Самым строгим судьёй – Володя Микулинский. В завершении наших мучений, роту пропустили через огневую полосу. Курсанты мужественно преодолевали горящий «напалм» с соляркой, едкий дым резины, колючку, стенки, мостики. Я бежал в противогазе в "полной выкладке"с карабином за спиной, гремя вещмешком. Через минуту запотели окуряры и пепел ухудшил обзор. Чтобы не рухнуть в огонь, я держался за вещмешок впереди бегущего с биркой «В.Гончаренко» и следовал по его стопам. Полигонная практика заканчивалась. Завтра отбывали в училище для подготовки к экзаменам за первый курс. 9. Экзамены за первый курс. 1972 июль начались экзамены 2-й сессии за 1- курс. Первый-Марксистско-ленинская философия. На кафедре общественных наук обновлялись наглядные пособия и мне поручили изготовить на клеёнках учебные плакаты. Неохотно, но я взялся за это нелёгкое дело-писать плакатными перьями принципы философского воззрения . Ко второму экзамену по высшей математике готовили шпаргалки. Костя Боровков узнал на кафедре вопросы в билетах, а Валера Шафоростов предложил писать все билеты, распределяя равными долями по количеству курсантов в группе. Изготовленные в «гармошках» шпоры сдали Васе Медареву, назначив его «разводящим», который должен был, и вооружить ими входящих в класс для передачи готовящимся. Утвердили очерёдность. Высшая математика – математический экзамен считался по праву самым трудным, а доцент М.Л.Петрова -казалась самой строгой. Куча примеров, задачки, плюс два вопроса устно. Пятеро смелых, подавляя нервную дрожь, прошли «сдаваться». Я с фигой в левом кармане и пятаком в правом, отважился отвечать первым. За столом сзади сел старшина Володя Сацукевич. Старшина – это вам не младший сержантик, после «учебки» строящий из себя большого начальника. В училище старшина - большой человек, доверенное лицо командира роты, владелец каптерки, бог и король в отсутствии офицеров. На первом курсе со своим багажом «набитых шишек», он казался на голову выше любого из сержантов. Гражданскую одежду он не признавал, хотя мог пользоваться. Офицеры 2-й роты понимали, что В.Сацукевич - это подарок судьбы. Он предыдущие экзамены посещал только из вежливости , а на этот пришёл со всеми вместе…и шёл в общей «системе»? Каждый вошедший на экзамен называл номер своего билета так громко, чтобы его было слышно за дверью. Собственно, вопрос сдачи экзамена сводится к способу передачи ответов на вопросы. Самое элементарное – шпору вносит следующий входящий или дежурный по классу. Однако есть способы и более изощренные. Я ответил быстро и выскочил из аудитории. Вася Медарь сразу повёл меня в соседний класс и заставил быстро решить задачки к билету№17(Сацукевичу). Я чиркнул шпору, и она тут же ушла адресату. Через полчаса вышел румяный и довольный Володя и показал «пятерню», а что в ней была и моя заслуга, он до сих пор не знает… Третий зкзамен - Теория электрорадиоцепей Группа идет по сессии практически без двоек(кроме Дорощенко)! Отряд скачет без потерь и никому не хочется становиться «академиком» в конце 2-й сессии. Да и за товарищей будет обидно. Четвёртый-Английский язык сдавали с явным «мандражом». По-моему принимала преподаватель И.П. Даргене (или Т.Ф Авиженис), свободно владеющая «враждебным» языком. То, как нам его давали- не расскажу,как мы его учили-умолчу, а как сдавали… Хотя «впихнули» меня в «заложники», заговорить, как нужно по-английски , я не смог, но в дальнейшем был благодарен и за эти уроки. Весьма красочно описал сдачу английского языка Вася Медарев в «сообщении» «Учите мат-часть!»(редактировано мной вопреки запрета автора) : «Предлагаю вниманию исторический момент чтения Боевого Листка на экзамене по английскому языку , но, главное, из Части не выносить - ни в коем случае. Также беречь от огня, как Знамя … Не табельный фотоаппарат Валеры Соловейчика запечатлел любознательного Валеру Циплина, испуганного Сашу Хитрова с чужим конспектом незнакомых слов, отважного Костю Боровкова и меня, вдумчиво усваивающих информационный посыл с поля сдачи «буржуазного» экзамена. В объективе отразился ярко выраженный интерес к печатному (не матному) слову Видимо нашлись иноземные слова, задевшие и запавшие в душу, изложенные бесхитростным языком оценок редактора боевого листка Коли Карпешина. Вот подошёл Володя Дорощенко, с открытым от удивления ртом, узрел в списке заветную «пару». А на втором плане некто Валера Дудник с характерным профилем Бравого солдата Швейка посмеивается над переживаниями товарищей. Примечательно что Валера Циплин не меняет выражения лица, потом что учил английский язык по ночам. Далее мы видим в каких условиях работают спасатели «заваливающихся». Самый грамотный Дима Нудель зачитывает подсказки, а самый длинный Костя Боровков сурдопереводом отправляет их «тонущим». На свой страх и риск, нарушая требования старших начальников , он черпает информацию прямо с места событий. Трепетно созерцает драму сдачи экзамена по английкому языку(наши посредственные знания сдадим на хорошо и отлично)! Медарев уже покорно смирился с тем, как «валятся» отличники и опустил руки. Будь, что будет…» 20 июля 1972г(воспроизведено 20.11.2006г в Интернете) Благодаря стараниям отцов- командиров, каждый получил ту оценку, которую хотел. Сессия сдана!В зачётках отличные оценки. Готовится приказ о переводе всех, кроме В.Дорощенко, на второй курс. На построении зачитали приказ о переводе нас на Второй курс . Вся рота шьёт нарукавные нашивки с двумя полосками. Впереди летний отпуск. Пакуем чемодан. Полную версию рассказа сможите прочитать на сайте http://vvkure.com/forums/viewtopic.php?t=291&start=90

Карпешин: ВВКУРЭ - Второй курс (09.1972-07.1973гг.) 1. « Из института - военное училище» 1972 год Март - В Москве состоялось Всеармейское совещание руководящего состава военно-учебных заведений 18 июля - ЦК КПСС и СМ СССР приняли постановление "О мерах по дальнейшему совершенствованию высшего образования в стране" 18 сентября - МО СССР издал приказ с задачей провести в течение 1972 - 1975 гг. работу по совершенствованию учебных планов и программ в военно-учебных заведениях 1972 сентябрь Загоревшие до синевы, отдохнувшие, и со свежими силами и эмоциями мы прибывали в училище из отпусков. Первое, что делают курсанты по возвращению из отпуска – это угощают друзей домашними явствами: компотами, вареньями, салатами и прочими домашними пряностями. Феликс Орлов привёз из Ташкента домашней аджики. Миша Усатинский кизилового варенья. Валера Апсит угощал белковой икрой. Дудник нарезал каждому по ломтику сала. Валера Цыплин выставил на стол банку маринованных грибов, наверное из погребка матушки? Попробовать хотели все… и мне не досталось. Вечерами делились впечатлениями о проведённом отпуске. Чтобы мы от расслабухи вошли в колею курсантской жизни, и служба мёдом не казалась в ближайшее воскресенье нам устроили кросс. Пробежав 3 км, все взмокли и здорово устали, но тут зазвали фотографироваться. Кто встал, кто сел, а кто лёг… Я повис на Микулинском, а Валера Цыплин на мне. Каково было Микулинскому? Мы уже запряглись в учебу, как пришла весть, что на должность заместителя начальника училища назначен полковник В.К.Фоменко - ярый «уставник». Первое, что мы услышали на плацу: «Я из этого института сделаю настоящее военное училище!»То ли что-то в училище надломилось, то ли мы уже были не первокурсники, но армейский наш порядок в корне вдруг стал отличаться от прошлогоднего. В просторной одноэтажной казарме с натертыми до зеркального блеска полами, с обычными одноярусными кроватями, матрацы которых надо было ровнять табуреткой, с тумбочкой , которую проверяли все от старшины до комбата на предмет обнаружения чего-то запретного. В одиночку по территории училища ходить запретили. Порядки стали круче. Наверное, виновником всего этого была смена руководства училища. Или неукоснительное исполнение вышеназванных постановлений. Соответственно, и наше начальство вынуждено было «закручивать гайки». Говорили, что Фоменко пришёл в ВВКУРЭ для внедрения образцовой «показательности» и «железной» дисциплины. Строй водили только горластые сержанты. В каждой роте был штатный барабанщик Строй нашей роты ходил красиво, ходить строем мы умели и ходили с удовольствием. По всему училищу весь асфальт разрисовали в «квадраты». На тренажах всё училище часами вышагивало по плацу, отрабатывая строевой шаг по разделениям: Делай раз! — и ты поднял прямую ногу с вытянутым носком на двадцать сантиметров от земли. И стоишь, как проклятый, на одной ноге, ждешь команды. Шевельнешься — упадешь... Делай два! — опускаешь занемевшую ногу, переводишь дыхание. И так много-много раз. Все, кто посещал разные «кружки» и библиотеку, боялись выйти в одиночку. Самые смелые делали перебежки от корпуса к корпусу. Но большинство тупо сидела в классах или в казармах, теряя интерес к учёбе. После того, как меня, перебегающего от казармы в библиотеку, остановил полковник В.Фоменко с романом Т. Драйзера «Воспитание чувств» под мышкой. Заместитель начальника училища заставил меня несколько раз пройти строевым шагом с отданием чести. - Уставы лучше изучайте!- сказал начальник и отпустил меня. … Дальше следует конкретизация обязанностей, в данный момент совершенного лишняя. Подробно же описывает правила поведения военнослужащих «Устав», настольная книга, Библия, Коран и «Святое слово Кришны» вместе взятые. Ни Пушкин, ни Толстой в сравнение с авторами этой книги не идут. «Устав», словно бог, многолик и един. «Устав»-сын – книга правил внутренней службы в подразделении. «Устав»-бог– книга караульной службы. Ну, и «Устав»- святой дух - «Строевой устав» - отход, подход, коллективные песнопения, ротная молитва. Три в одном – это кровью писанный «Боевой устав», который в обычной жизни проверить трудно, поэтому в него нужно просто верить. Впрочем, подобно частным трактовкам «Книги книг» то от Матвея, то от Иоанна, существует еще множество разных «дополнений», в большинстве своем предназначенных для регулирования функций военнослужащих. Володя Гончаренко шутил даже, что в «Специальном уставе для политработников в армии и на флоте» оговаривалась возможность в боевых условиях военного времени «физической ликвидации старшего командира» в случае «намеренной провокации и пагубного влияния исходящих от него приказов на моральное состояние и боеспособность подчиненных». Поэтому замполита батальона, при всей его улыбчивости и радушии, злые языки старались не трогать. Гочаренко Володя (Гончар) из всех курсантов выделялся некоторой суровостью и невозмутимостью. Видимо с юности в нём присутствовали офицерские качества «настоящего полковника». «Живи по «Уставу» – завоюешь честь и славу», - гласит армейская мудрость. Внимая своим воспитателям и наставникам, я полностью и на долго охладел к литературе. Стало понятно, что из нас готовят солдафонов. Тут-то и подкралось разочарование. Шкала «требовательности» резко взлетела вверх. Раздражение командиров нашим «нарушениям» перерастало в ежедневные «накачки». Гарнизонная гауптвахта переполнилась «нарушителями формы одежды». В общем наступил всеобщий «психоз». 2. Работы стали важнее учёбы. 1972 октябрь Поскольку развитие интеллекта у курсантов командованием принижается, значит ценится конкретная физическая работа! Что такое «дежурный взвод» знает каждый курсант. Это запланированные графиком грузчики и уборщики, строители и землекопы. Вот и довелось нам много раз разгружать машины с грузом,мебелью, и с мусором. Однажды разгружаем ЗИЛ с арматурой.Мы с Медаревым и Усовым усердно «пашем», а Максименко присел на кабину и – «сачкует». Заметив это, Цыплин кричит: «Макс! Ты уже кабину продавил свом задом!» . Водитель-сверхсрочник услышал и ругнулся на Володю. Тот нехотя взялся за работу, но зацепился сапогом за слальной прут и свалился с кузова на землю. Хорошо ещё ничего не повредил. Максименко Володя (Макс) жесткий, своенравный своеобразный человек. За глаза ему дали прозвище «Бандера». В некотором роде имидж вполне соответствовал этому, однако службу он нёс ревностно. Был замкнут, обидчив и нелюдим. Перед трудностями не пасовал, себя в обиду не давал. В следующие выходные нас привлекли для поддержания порядка на Празднике Песни в парке «Вингис». Взвод привезли на крытой тентом машине. Задача была стоять в оцеплении до окончания мероприятия. Однако мы разбрелись по лоткам с мороженым и газировкой. Кое-кто , не смотря на строгий инструктаж, полакомился пивом и даже винцом. Хорошо, что всё обошлось без эксцессов. Только Беспалова пришлось ждать, пока он простится с девчонкой, которая впоследствии стала его женой. Начались занятия, но вместе с ними начались и работы. Нас возили на разгрузку вагонов, на строительство дач, на уборку территории парка «Вингис» после проведённого праздника. В таких выездах мы находили свой интерес. Взвод направили на работы на Вильнюсский завод натуральных вин. Там мы копали какие-то траншеи. Больше всех подзамёрз В.Цыплин(см.фото) и вынужден был согреваться поднятым воротником шинели. Сердобольные рабочие заметили наше состояние. Улучшив момент, воспользовавшись временным отсутствием командира взвода Димы Коледина, они стали угощать нас литовским натуральным вином. Не все пили, а я попробовал – прекраснейший напиток. Дело пошло веселей и мы закончили работу на радость организаторам раньше срока. Оказалось, что для ускорения необходим допинг. Однако многих здорово развезло, и ,когда шли в казармы строем, не все «держали равнение», а некоторые сбивали ногу.Крепче всех был Цыплин. Командирам отделений Кацкелю и Романькову пришлось самых «слабых» (Усова и Дудника)спрятать в глубь строя. Перед КПП Коледин скомандовал «Запе-вай!» . Лучше бы тихо прошли… Усов так загорланил, что взлетели все окрестные вороны. Пожелтевшие листья опали и нас чаще стали назначать уборщиками по территорию. Контролировал чистоту дежурный по училищу, а отвечал дежурный по роте. На парково-хозяйственный день у каждого курсанта была отведена своя территория для уборки в казарме. Я отвечал за курилку, хотя сам не курил. Может поэтому у меня было отвращение к куреву, что за 4-е года уборки пепла, плевков , окурков, плевательниц и урн мне это надоело до тошноты. Как-то Дитковский заметил, сидя на подоконнике с гитарой: «Курилку должны драить - курильщики» ВВКУРЭ - Второй курс (09.1972-07.1973гг.) 1973 июль Нашу роту отправляют на полигон в летние лагеря. Курсантов возят на открытых машинах, где в кузове оборудованы скамейки. Берём с собой всю амуницию, противогазы, лопатки, вещмешки. Предстояли большие учения. Прошли окуривание хлорпикрином. Преодолели огневую полосу. Учились надевать противогазы, отворачивать трубки, заменять бачки. Наглотались газов. Наплакались... и возненавидели ЗОМП.. Жили в палатках. Однажды нас подняли рано утром по тревоге. Мы получили оружие, противогазы, общевойсковые защитные комплекты, шанцевый инструмент, вещмешки(в них находили сь котелки, фляга, ложка) Скатали вскатку шинель. Построились и маршем пошли на Побраде. Форсировали речку: Раздевались до трусов, всё заворачивали в ОЗК, карабин на шею и плыли, держась за канат, перекинутый с берега на берег. Потом много бежали, а отставших собирала санитарная машина. Я сбил ноги в кровь. На привале была полевая кухня. Потом снова марш. Газовая атака. Бежали 3 километра. Мне помогал Апсит. Когда я выдохся, он взял у меня карабин и я бежал рядом, держась за его ремень! Хорошо, что отец прислал мне хромовые сапоги. В них было легче бежать, чем в юфтевых. Но всё равно дыхалка подводила... 1973 август Снова долгожданный отпуск. На этот раз поехал поездом в общем вагоне. Рядом села молоденькая девушка. Весь путь разговаривали о жизни. Обменялись адресами и обещали писать. Приехал домой повзрослевшим... на один год!(в курсанстве год-за два). Родители переехали в новую квартиру, поменявшись с сослуживцами. Комнаты были смежными и большей площадью. По случаю успешной учёбы мать соблаговолила купить магнитофон «Юпитер-202» и мы с Сашком целыми днями слушали Битлов, Высоцкого и отечественную эстраду! Балдели от Юрай Хир и Роллинг Стоунс. Стал знакомиться с девчонками. Не плохие были сверстницы, только по-молодости я не мог их по-достоинству оценить и раздражался наивностью и женским капризам. Одна была знакомой мамы. С ней мы ходили гулять. Но когда я взял её под руку, она отказалась со мной встречаться, мотивируя "новомодной эмансипацией" . Меня познакомили с другой-дочерью полковника из ВАТУ. Но когда я пришёл к ним домой , повёл себя не по-уставу и мне указали на дверь. Решил общаться с одноклассниками. Володя Пономарёв - пошёл служить в милицию. Я приходил к нему домой и мы во дворе до поздна играли в теннис. По вечерам собирались на площадке детсада и рассказывали друг-другу поучительные истории. Панина Галя - всегда интересовалась нашими судьбами. Но вскоре вышла замуж… Андреещев Саша - тоже поступил в училище, но был отчислен за недисциплинированность. Гужва Юра - необыкновенный товарищ и друг. Гришаев Слава - поступил в танковое училище, а по окончании служил в гвардейском полку. Усов Валера - был курсантом Ростовского училища РВСН. Я был у него дома. Приветливые родители любезно принимали меня. Алясьев Саша - жил в том же доме и подъезде, что и Усов - только на 5-м этаже. С друзьями я чувствовал себя очень комфортно Всей компанией мы ходили на пляж, пили пиво, загорали, клеились к девчонкам, купались. Я стремился загореть до синевы, но не получалось. Мать принесла с работы кинокамеру и мы с братом снимались в посадках и на стройке фильм-комедию про шпионов. Сохранилась ли лента?Нужно поискать...

Вице-Председатель: 3. Жестокий наряд на КПП 1972 г. ноябрь Нам, уже второкурсникам, с презрением взрослых глядя на маменькиных сынков, запихивающих прямо в желудок, как обойму сладкие пончики, править службу на Центральном КПП было престижно. Мы уже знали, что не Солнце крутиться вокруг Земли, а наоборот, и вместо того. чтобы давиться пирожками в комнате посетителей, шли перекусить в Чепок. В твердыне закрытой территории ВВКУРЭ было ещё одна официальные брешь - это 2-й контрольно-пропускной пункт считался «чёрным», от него два шага до хоззданий и гаражей. Оно удалено, спрятано от парадных, свежеокрашенных, зелёных ворот ВВКУРЭ, что на руку тем, кто не афишировал свой уход. «Рабочее» 2-е КПП не раз выручало рисковых парней, мастеров спорта по самоходам, заметно увеличивая их шансы на успех. Но когда полковник Фоменко посадил там сверхсрочника и наряд из батальона обеспечения учебного процесса "лафа" закончилась и Центральное стало "адом" для службы. Второе же КПП было практически перекрыто. Закрытые ворота отворялось лишь для училищных машин. Центральное КПП было «проходным», пропуская на физзарядку намотать кружок-другой вокруг училища курсантские роты, команды, культпоходы, увольнения. Да беспардонные старшекурсники форсировали эту преграду нагло и дерзко. "Стукнуть" на гних никто не решался. Сразу за Центральным КПП начинался частный сектор, через который ближе всего добираться до автобусных остановок и «конспиративных» съемных квартир. Опасность заключалась в комендантских патрулях «краснопогонников» и офицерах, спешащих по тем же тратуарам в том же направлении из дому, либо домой. Когда приезжали родители, курсантов иногда отпускали попастись на свободные хлеба - в увольнение. Первокурсников в увольнение не пускали, ибо «не положено». Кому шею намылят за юнца, ищущего приключений в чужом «западном» городе, случись что? Командирам всех степеней и рангов. Поэтому «не положено!» звучало в этом случае не как «Запрещено!», а как «Нельзя!». Но когда приходили Папы в погонах, то «Можно!». Пропускать разрешено было только по команде Дежурного по училищу, но «папаш» в форме тормозить было неловко. Случилось, что назначили сержанта Феликса Орлова дежурным по Центральному КПП училища, а я пошёл помощником. После долгого и строгого инструктажа нам доверили осуществлять пропускной режим в училище. Заступив, после развода, на "проходную" и пожав запотелые руки изнурённых сменщиков, мы окунулись в "бурлящий поток" событий и информации. Через час рука устала отдавать честь бесконечно входящим и выходящим офицерам. Пальцы немели от записи увольняемых в книге "Выхода и прихода увольняемых" введённой полковником Фоменко. Телефон не умолкал от звонков "Кто выходил, кто приходил". Толпа посетителей требовала вызвать курсантов для встречи... В ворота то и дело входили и выходили строи. Через два часа я уже не бегал, а устало волочился по маршруту "Дежурка-дверь-ворота и обратно". Наконец к полуночи суета стихла и я впервые присел. Мы капитально подустали от команд дежурного по училищу, назойливых посетителей и посетительниц. Гудела голова, ныли мышцы ног, едва ворочался язык... Наступила ночь... а с утра начнётся снова "свистопляска". Посовещавшись, решили за ночь хорошенько отдохнуть, чтобы к утру выглядеть бодренькими и свежими. Порванный топчан был жёсткий и бугристый от вырванных клоков ваты. На нём сидеть-то было неудобно, не то что лежать. Поворочавшись с полчасика на этой "стиральной доске" я быстренько сбегал в казарму за матрацем. Закрыли на засов входную дверь Феликс прилёг и я закемарил на шатком стуле за столом, уронив голову на кипу журналов. Ночью на КПП внезапно с проверкой подкрался с территории училища офицер по режиму секретности (не стану называть фамилии сего "карьериста") и накрыл нас спящими. Устроил разнос по всем "фоменковским" правилам, приписав Мне преступную халатность и разгильдяйство и снял с наряда, пообещав "сгноить на гауптвахте"или отчислить из училища. Мне было больно и обидно, что притупил бдительность, и я загоревал. Феликс укоризненно бурчал на меня "не салага, ведь...". На утро вся рота знала о случившемся, а я раздавленный и виноватый стоял перед командиром роты, как мокрый щенок, упавший в таз с помоями. В этот день я почувствовал, как разгневанный В.Попов лишил меня благосклонности (возможно под прессингом "фоменковских" требований). Вся жизнь состоит из стечений обстоятельств, а они не всегда приятны. С этого момента служба стала раздрожать своей жестокостью, казавшейся несправедливой. Каждый начальник делал из тебя дурака, стремясь наказать за нерадивость на всю катушку, якобы этим искореняя в нас беспечность. Были ли другие способы убеждения? Да, но они требовали больше времени... а зачем его тратить, когда таких, как я сотня! А потом виноватыми легче управлять. Даже то, что ограничились пять нарядами не было обидно... Трагедией стала запись в чистую Дисциплинарную карточку о взыскании. Беды продолжались! - Значит, так, товарищи курсанты, слушайте меня внимательно и мотайте на ус. У кого усов нет - мотайте на то, что есть! - Начал свою речь командир роты В.Попов, после паузы. – Дисциплина в роте хромает! Почему хромает? Вопрос риторический… Доверили двум нашим курсантам править службу на КПП, а они её завалили. А всё почему? - Попов поднял указующий перст. - Потому, что расслабились и потеряли бдительность. Попов медленно прошёлся вдоль строя и продолжил: - Взяли с собой в наряд курсанты 223 группы матрасы, подушки и одеяла. Как они догадались устроить лежбище - загадка. А ночью пришёл начальник … проверять. Бывает, значит, и у штабных бессоница. Приходит на КПП - а там –сонное царство! Сейчас всякого «контроля» - на каждом шагу! Один заснул - и нечего, а другой лежит и сознание теряет. А вдруг «лесные братья»?.. Курсант Карпешин, выйти из строя! За нарушения обязанностей во внутреннем наряде по КПП объявляю...- наступила мёртвая тишина. Я съёжился, как перед ударом... - Разойдись!-скомандовал ротный, буд-то забыв о наказании. 4.Барабаны и хлястики Фоменко ввёл «моду» хождение строёв под бой барабана. Любое хождение строя в составе роты сопровождалось барабанным боем и мы, как «капелевцы» маршировали в столовую и обратно, исполняя для Дежурного по училищу показательную часть строевой выучки. Местные пацаны, выглядывая из-за забора, просили принять их в строй. Курсанты, грохоча сотней кованных каблуков, угрюмо маршировали по дорожкам. Барабанщик добавлял шествию унылость. Шинели хранились на вешалках у каптёрки. Трудно сказать почему, но в роте , вдруг, стал острый дефицит хлястиков. Первыми пострадавшими стали Валера Апсит и Володя Гончаренко. Шинели имели запас по ширине, этот хлястик и играл роль застежки, стягивающей складку шинели на спине. Во всяком случае, складка на шинели осталась — так положено было шить шинель, — только эта складка так и оставалась зашитой. Шов на этой складке распускался для проформы на два-пять сантиметров, так только чтобы патруль не придрался, во всяком случае, на поясе эта складка была застрочена, и хлястик был шинели абсолютно не нужен, он превращался просто в деталь украшения одежды. Тем не менее, шинель без хлястика носить было не положено: это уже являлось нарушением формы одежды. Никто в училище не знал истории массовой пропажи хлястиков. Видимо, когда-то у кого-то оторвались пуговицы вместе с хлястиком, который остался валяться где-либо в кабаке и непутевый курсант не нашел ничего лучшего как отстегнуть себе хлястик с чужой шинели. А может они терялись на гауптвахте, куда «пачками» сажались курсанты за малейшие провинности. Хлястики мы берегли и прятали под матрасы и в тумбочки. Так продолжалось чуть ли не год, пока не сняли хлястика у самого зам по тылу училища. Тогда вдруг в роте появилась тумбочка , заваленный хлястиками, — скорее всего специально был дан заказ в мастерскую — и эпопея с хлястиками на этом закончилась. Наши командиры вели целенаправленную войну с любыми излишествами: с расклешёнными брюками поступали очень просто, вырезая клинья бритвенными лезвиям, как у Романькова. Любители узких брюк (Медарев) пережили страшные времена гонений и запретов, и даже обвинений в стиляжничесве. Некоторые сокурсники носили фуражки-блины, вынимая из них пружину и слегка помяв их, а другие -- фуражки-аэродромы с максимально растягиваемой пружиной . Впрочем, мрачное время пещерного невежества скоро прошло, и в отношении наших ребят репрессивные меры закончились 5. Ночная тревога 1972 декабрь Зимой «чтобы служба мёдом не казалась» нам снова устроили внезапную тревогу. Мы быстро экипировались, получили оружие и ОЗК и выдвинулись в назначенный район. Всё время бежали. Комроты В.Попов лично принимал участие в «игре». После его: «В атаку, вперед!» рота разворачивались цепью и повзводно нестройными рядами карабкались на заснеженный пригорок, изображая красноармейцев атакующих «Лесных братьев». При проходе по местности, которую Дима Коледин распознал как «зараженную после ядерного удара» . прозвучала команда «Газы!», и все дружно погрузились в противогазы . Бежали, как взмыленные лошади, гремя «сбруями» и храпя клапанами. Впереди «скакал» Толя Гуренко, рядом сопел Миша Усатинский. «Свернуться в минный проход! Развернуться! В атаку! Лечь! Химическая тревога!» И вперед по-пластунски в противогазах… Местный литовец на Запорожце осветил бледным светом фар толпу вооружённых людей. Внезапно нарвавшись на курсантов в сумерках, вспомнил, что вечером, дурак, не слушал радио. Натянув ушанку на лоб, он, завернув свой «Запар» в крутой вираж и умчался в деревню объявлять всеобщую эвакуацию. Валере Апситу так и не удалось его догнать. «Ура!…» Короткий привал, освобожденный от военного насилия, был похож на театральный антракт. И потихоньку начинаешь понимать, что движущей силой эволюции является грубая сила Мы где-то с километр бежали в противогазах, задыхаясь и обливаясь потом. На поляне зажгли дымовые шашки и к одышке прибавился горький кашель…Кружилась голова, кололо в боку, а нам предстояло ещё стрелять на стрельбище…Обострилась шевелящая боль в правом боку. Пришлось лечь в госпиталь на обследование. Пролежал две недели, выпустил в палате стенгазету, ничего не обнаружили и выписали. (продолжение следует) ВВКУРЭ 1972г

yurigolik: Николай, ты просто молодец, что написал такое воспоминание о нашем училище и о нашей жизни в нём!!! Когда я читал, то мысленно попал в те замечательные курсантские годы. А ведь у меня многое уже "выветрилось из головы". Спасибо тебе за то, что ты донес до всех нас наши юношеские воспоминания и курсантское время!!!

Elena: "Это было недавно, это было давно...." С интересом, удовольствием и ностальгией знакомишься с этим рассказом. Спасибо, большое спасибо!!!

Карпешин: Юбилейная встреча выпускников ВВКУРЭ в Питере 17 мая 2008г. Выпуск 1975 года традиционно многочислен В.Исаев(Вильнюс), Г.Исаёнок(Минск), В. Плешко(Питер), В. Громов(Москва), В.Старосотников (Питер) На всех встречах выпуск 1975 года представлен дружным строем! Н.Карпешин(Москва),Н.Дитковский(Питер),В.Шафоростов(Питер) Всех участников Встречи наградили юбилейными медалями [2-я рота - лучшая рота ВВКУРЭ на всю оставшуюся жизнь.Г. Исаёнок Автор: Валерий Шафоростов Россия, Санкт- Петербург

Толян: Последнее РТ училище СПВУРЭ в Питере, которое переехало из Вильнюса (ВВКУРЭ) на базу политического училища, планируют перевести в Ярославль и на базе ЗР училища будет всего один факультет. "С высоты" прожитых лет не понятно, неужели территория России сократилась до размеров Московской обл. Сплошного РЛ поля нет, осталось объектовое. Раньше говорили, что РТВ - глаза и уши ПВО. Как наши "вожди" собираюся прикривать свою территорию или тоже наймут "гражданских" которые будут обслуживать технику...??? .... осталось только создать ателье в каждой части по подшиванию подворотничков в/служащим срочной службы ...

Вице-Председатель: Майор Усатинский М.И.-единственная фотография после окончания училища.... Отзовись, Михаил Ильич!!!

Председатель: Справа от Начальника СПВУРЭ -Валерий Саушкин 60 лет, Москва

Вице-Председатель: К 40-летию первого выпуска ВВКУРЭ по программе высшего образования Совещание в МИНСКЕ соорганизаторов встречи выпускников ВВКУРЭ 1975г.( накануне ДНЯ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА) 2014 ноябрь МИНСК: Председатель оргкомитетета Исаёнок Георгий и Вице-Председатель Форума Московского округа ПВО Карпешин Николай (выпуск 2-я рота 1975г.) 2014 ноябрь МИНСК (конспиративная квартира): Придверов Александр - соорганизатор("хозян явки") с вышеуказанными лицами (выпуск 2-я рота 1975г.). 2014 ноябрь МИНСК : Придверов Александр с вышеуказанными лицами (выпуск 2-я рота 1975г.) в личном кабинете-музее 2014 ноябрь МИНСК : неформальный ужин бывших сослуживцев Московского округа ПВО Ржевского корпуса.

Вице-Председатель: ФОТОРЕПОРТАЖ о ВСТРЕЧЕ СОКУРСНИКОВ 2-й роты ВВКУРЭ 1975 года выпуска

Вице-Председатель: Встреча в Москве(Совет в ФИЛЯХ) 23.07.2015 На фото сокурсники выпуска 1975г Карпешин Н.Н., Боровков К.Р., Соловейчик В.Б.

volhovm6: Журнал "Советское фото" 1974 год



полная версия страницы