Форум » 6-й КОРПУС ПВО (в/ч 52159, п. Чёрное) » Войсковая часть 52159 (6 к ПВО ОН - 87 д ПВО ОН) Балашиха "Бастион" » Ответить

Войсковая часть 52159 (6 к ПВО ОН - 87 д ПВО ОН) Балашиха "Бастион"

Эстина: Бастион - это в/ч 52159 (6 к ПВО ОН - 87 д ПВО ОН) Балашиха Образован в 1953м году Командиры соединения: 1953-1959 генерал-лейтенант артиллерии Попов Константин Михайлович 1965-1973 генерал-лейтенант артиллерии Хомчук Пётр Васильевич 1980-1986 генерал-лейтенант артиллерии Павшенко Виктор Петрович 1986-1988 генерал-майор Чепоров Александр Николаевич 1988-1994 генерал-майор Беляков Дмитрий Ильич (командир дивизии)

Ответов - 132, стр: 1 2 3 4 All

Александр Сафонов: Позывной зенитно-ракетного полка, в котором я числился номером стартового расчета, был: "Гений"! Всю оставшуюся жизнь, по мере сил, пытаюсь соответствовать этому гордому позывному... :)

Александр Сафонов: Недооценка роли зенитно-ракетной составляющей главкомом, летчиком; разгром главкомата после провокационного полета М. Руста; бесконечные сокращения, реорганизации, отбор помещений и закрытия в столицах НИИ и ВУЗов; перевоссоздание системы не на базе войск, имеющих огромный боевой опыт, а на базе "звездочетов". отслеживающих спутники и космический мусор; все это - трудный, а порой драматический путь войск, на всех этапах включающих: ПВО, ПРО, ПКО... И, при этом, огромные достижения армии, науки, ВПК, в лучшие годы создающие более двухсот ракетных систем в год. От ракет, запускаемых "с плеча" до баллистических. В то время, как ВПК, вероятного противника, могло создать не более двадцати ракетных систем... Героическая история войск ПВО, с подвигами и беззаветным служением офицерского и солдатского состава войск ПВО, все это история страны.

Александр Сафонов: За время службы в армии, я нарисовал две небольшие серии рисунков: "цирк на колесах" и "автомобили". https://www.facebook.com/photo.php?fbid=121784901262186&set=a.107609732679703.12650.100002920312012&type=3&theater https://www.facebook.com/photo.php?fbid=121784847928858&set=a.107609732679703.12650.100002920312012&type=3&theater Работа с офицерскими линейками в армии, трансформировалась в моем творчестве в иллюстрацию журнала "Миша": https://www.facebook.com/photo.php?fbid=107672322673444&set=a.107408899366453.12275.100002920312012&type=3&theater Сейчас я работаю над сериями фантастических комиксов, главной темой которых является борьба взбунтовавшегося искусственного интеллекта, пытающегося заменить людей, живую флору и фауну, роботами, киборгами, электронно механическими устройствами... Пишу сценарии, рисую эскизы: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1381271015313562&set=a.791972287576774.1073741844.100002920312012&type=3&theater

Александр Сафонов: В СССР сотрудники посольств, торговые представители, иностранцы, проживающие в стране должны были предупреждать власти о своих перемещениях по области, по стране... КГБ внимательно следило за передвижениями иностранцев и информировало военное руководство. В части мгновенно шли шифротелеграммы с приказом о режиме радио молчания и о выключении всех РЛС. По пути следования иностранцев прекращались учения, тренировки и активная боевая работа войск ПВО, чтобы невозможно было снять разведывательную информацию о частотах связи, о режимах работы и параметрах излучений локаторов обнаружения, боевого сопровождения и наведения ракет... Приходилось делать карты эшелонов пролета гражданской авиации маршрутов заходов на посадку авиаузлов. Во времена Союза пролет гражданских самолетов над Зеленоградом был запрещен, с тем, чтобы иностранцы не могли сделать фотографии и снять данные излучений радиоаппаратуры и микроэлектроники, создаваемой и тестируемой в городе.

Александр Сафонов: Работая в руководстве секции художников печати союза журналистов, я делал экспозицию выставки секции в ЦДРИ. Олег Вешняков, прекрасный художник - журналист, негласно курирующий работу союза журналистов от КГБ и сопровождающий группы молодых художников в поездках за границу, спросил: "не хочу ли я поехать в Италию?, сейчас готовится поездка группы молодых художников."... Я сказал, что съездить было бы замечательно, но я "невыездной" аж до 1990 года, после службы в армии. Были предложения съездить и в Горкоме Графиков, и в Союзе Художников, и в Международной Федерации Художников ЮНЕСКО... Дети, много путешествующие по миру, грозятся за руку отвести меня, оформить загранпаспорт, чтобы я, все-таки съездил хотя бы на пленэр за границу, тем более, что давно приходят приглашения из разных стран, да все недосуг...

Александр Сафонов: Летом 74 года на перегоне, рядом со станцией Черное, произошла серьезная авария с электричкой. Были погибшие и много пострадавших. Командование части выставило солдатское оцепление, рев сирен скорой был слышен в в.ч. 52159 до глубокой ночи... В машбюро штаба соединения работала молодая и очень симпатичная машинистка с пышными формами. У нее была высшая форма допуска, поэтому ее вызывали для печатания важных документов с серьезными грифами в кабинет начальника штаба, начальника оперативного отдела штаба, начальников отделов штаба. Иногда из-за срочности во внеурочное время. После напечатания таких документов, обычно в единственном экземпляре, лента печатной машинки уничтожалась. Когда она шла по коридорам штаба, шорох ее чулок или колготок на полных бедрах заглушал приглушенные разговоры в кабинетах, стук печатных машинок и прочие звуки... Это была музыка. Вслед за ней волной приоткрывались двери кабинетов и штабные провожали ее фигуру восхищенными взглядами... Однажды, еще не вполне освоившись в штабе, я зашел в туалет на втором этаже. Выходя чуть не столкнулся с командиром. Он удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Меня Петр Васильевич уже знал. Я приносил ему карты и документы на подпись. Как оказалось, я нарушил субординацию, этот туалет был командирским...

Александр Сафонов: На дембель я уходил в парадной форме, в шинеле и фуражке, налегке. Запасливые ребята брали с собой все, что было положено по вещевому довольствию: повседневную форму, бушлат, сапоги, шапку...

Александр Сафонов: Если водители командира, начальника штаба и солдаты дежурившие у входа в штаб, практически постоянно носили парадную форму, я носил повседневную форму, переодеваясь в парадную на праздники и при поездках с офицерами оперативного отдела в штаб объединения и в главный штаб. За отворотом пилотки всегда были три иголки с нитками: белой, черной и цвета хаки. Всегда старался иметь при себе запасной подворотничок. Белую ткань для подворотничков привозили из дома, покупали в солдатском магазине, получали у старшины роты, у прапорщика Банцыкина; делились с солдатами роты обеспечения. Постирать форму можно было в бане с горячей водой или в казарме холодной водой, получив у старшины роты хозяйственное мыло, в раковине для умывания. Высушив форму на батарее, отгладить ее... Белую ткань мне необходимо было иметь для работы. При нанесении на картах и схемах зон радиолокационного обнаружения, зон боевого поражения, границ полков, соединений, объединений... Границу зоны надо было нанести плакатным пером нужной ширины, определенным цветом туши и, пока полоска не высохла ее необходимо было промокнуть белой, чистой тканью. Все это требовало твердой руки и аккуратности... Качество карты зависело от качественной, правильной и аккуратной обрезки листов; точной склейки листов в вертикальные полосы и точной склейки полос; от точного нанесения мест расположения полков, отдельных дивизионов, станций рлс, вертолетных и авиационных полков, дивизий, армий, аэродромов, баз хранения, кп, зкп и пр., и пр...

Александр Сафонов: Приехав в в.ч. 71530, первым делом попал в баню, где был пострижен наголо, отправился на помывку и получил солдатскую форму. В это время, "старики" увлеченно делили гражданскую одежду, рюкзаки и сумки, чтобы было в чем ходить в самоволку... Мне мою сумку сразу вернули, зная, что я уеду служить в штаб в.ч. 52159... Размер одежды был внесен в военный билет и проблем с этим не было. Каптерщик ловко выдавал форму новобранцам. Научиться наматывать портянки было легко, посмотрев, как это делают бывалые солдаты...

Александр Сафонов: На все команды в армии я привык отвечать быстро и громко. Было явное несоответствие, внешне худой, с тонкой длинной шеей, торчащей из шинели, в очках с большими диоптриями и неожиданно громкий, "командирский", голос по телефону. "Рядовой, Сафонов, у телефона!" громко отвечал я, не зная, кто на проводе... К офицерам оперативного отдела, при отсутствии вышестоящих командиров обращался по имени отчеству. Атмосфера общения в отделе была замечательная! На дембель офицеры отдела подарили мне набор: ручку с золотым пером и автоматическим карандашом... Среди прикомандированных на время писарей и чертежников в отделы штаба были ребята из разных республик союза. Симоненко, веселый разбитной парень с Украины, два писаря из Риги, увлеченно, перебивая друг друга, вспоминали жизнь на гражданке, мой сменщик из Белоруссии, Андрей Белькевич. Юре Латышеву из Риги, мечтающему стать художником, я подарил свою студенческую палитру, привезенную из увольнительной. Живописные палитры я не чищу и когда палитра становится тяжелой от слоя краски, просто дарю ее и беру новую...

Александр Сафонов: В редакциях звуковых журналов: "Кругозор", "Колобок" стояли огромные студийные катушечные магнитофоны, на которых прослушивали аудиофайлы репортеров из командировок. Юрий Визбор привозил из командировок по Союзу не только репортажи, но и новые песни, которые тут же записывались на эти магнитафоны при его первом исполнении... После его известной песни: "Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей и даже в области балета, мы впереди планеты всей...", главному редактору позвонили сверху и потребовали Юрия Визбора на "ковер". Главный сказал, что Визбора в Москве нет, он в редакционной командировке на севере у оленеводов и связи с ним сейчас нет. Потом его еще долго прятали по командировкам, пока не перестали звонить по его поводу... В Горкоме Графиков на Малой Грузинской, а это был жилищный кооператив художников-графиков, жили известные люди. Квартира Владимира Семеновича Высоцкого тоже была в этом доме. Я с 1978 года был председателем профкома художников оформителей и иллюстраторов художественной книги, членом приемной и производственно-творческих комиссий, членом президиума Горкома и два, три дня в неделю дежурил по несколько часов вечерами, помогая художникам решать возникающие проблемы... Владимир Семенович Высоцкий, когда ему требовалось почувствовать реакцию слушателей на новую песню, спускался вниз и заходил в Горком Графиков, находящийся в цокольном и полуподвальном помещении. У нас там были выставочные залы, кабинеты, уютное кафе в котором собирались находившиеся там в это время художники, где Высоцкий пел свои песни... Это были незабываемые вечера.

Александр Сафонов: На момент прибытия в штаб в.ч. 52159 для прохождения службы в середине ноября, начальником штаба соединения был полковник Звонов. Вскоре он ушел на повышение. Офицеры оперативного отдела, в чертежном бюро которого я проходил службу, надеялись, что начальником штаба назначат полковника Аржанова. Назначили полковника Павшенко Виктора Павловича. Возвращались из штаба объединения на газике с майором Исаевым. По обочине шла забавная "ватага" солдат, возглавляемая молодым старшим лейтенантом. Распевая песни, весело жестикулируя и явно навеселе, шли взрослые мужики. В мешковатой форме на полных фигурах, некоторые бородатые, отцы семейств. Я спросил майора Исаева - кто это. Владимир Ильич сказал, что это "партизаны"... Так шутливо называли призываемых на сборы для переподготовки солдат запаса. При развертывании полков сокращенного, кадрированного, состава по штатам военного времени, такие же партизаны наводняли часть, вспоминая срочную службу и однополчан... Это всегда было тяжким испытанием для командиров. "Партизаны" норовили уйти в самоволку, протащить в часть спиртное, "поджениться" на время вдали от семьи к женской части жилгородка полка...

Александр Сафонов: На четвертый месяц службы пришла команда сверху: выдать всей этой вольнице из роты обеспечения штатное оружие и противогазы, с отметкой в военном билете. Рота обеспечения, это солдаты, сержанты, старшины: адьютант командира, водитетели командира и начальника штаба, секретчик, кодировщики, связисты зас, писари, чертежники, автомеханики парм и прочие прикомандированные... Узнал об этом я на своем рабочем месте. Вызвал мой непосредственный начальник полковник Аржанов и приказал прибыть в роту. Получили карабины СКС, противогазы и прибыли на стрельбище. Командир роты, капитан, посмотрев в бинокль на мою мишень, сказал: что, при должной тренировки, из меня вышел бы неплохой снайпер. Мне еще военрук в школьном тире, после стрельб из мелкашки, предлагал серьезно заняться стрельбой, но мне было некогда... В школе я был председателем клуба юных моряков и на первомайском параде, в мичманке и морской форме, возглавлял парадную коробку клуба, который был зеленоградским филиалом московского клуба юных моряков, речников и полярников. Формой с нами поделились шефы из части морских связистов из Алабушево, занятия вел капитан второго ранга: семафорная азбука, азбука морзе, навигация, морские узлы, парусное вооружение... Отстрелявшись и сдав оружие, противогазы, рота строем двинулась на обед, а в военном билете осталась запись: карабин скс номер..., противогаз номер..., получил 10 марта, сдал 12 марта, за подписью начальника штаба в.ч. 52159 полковника Звонова... Начальник 8 отдела, режима секретности в клубе части провел совещание с офицерами и прапорщиками, на котором, показав конверт с письмом отправленным старенькой мамой одного из офицеров, потребовал провести работу с родными, чтобы впредь никто, в адресе места отправления, не писал полное наименование части, а только номер части... Режим...

Александр Сафонов: К лету 1975 года в комсомольском билете закончились странички, с отметками об уплате взносов, сказал комсоргу роты обеспечения. На следующий день вызвал начальник политотдела в.ч. 52159 А.Ф. Поздеев. Анатолий Филиппович распорядился сфотографироваться для нового комсомольского билета и через несколько дней, вручив новый билет и заведя новую карточку комсомольского учета, моя хранилась в штабе полка, спросил, почему я не пишу рапорт о приеме в кандидаты партии? Я сказал, что пока думаю. Думай, сказал Анатолий Филиппович напоследок. Офицеры оперативного отдела мне тоже предлагали вступать в кандидаты в партию, но я собирался заниматься книжной графикой, это внештатная работа и членство в партии не давало никаких преимуществ, а заводить еще один рычаг давления и контроля над своим творчеством мне не хотелось. Книжная графика в СССР была явлением уникальным. Прекрасно изданные, огромными тиражами, книги с иллюстрациями прекрасных художников: классика, фантастика, учебная, научно-популярная, детская и переводная литература. Работа в книжной графике позволяла свободно творить, в отличии от живописи и станковой графики, где свободы творчества было меньше... Правда были и свои, зачастую смешные, цензурные ограничения. Например нельзя было рисовать шестиконечные снежинки и звезды, чтобы они не напоминали звезду давида, рисовали восьмиконечные... Однажды на выставке союза журналистов в ЦДРИ, посмотрев мои работы, ко мне подошел моряк, в форме капитана дальнего плавания. Как оказалось, главный редактор журнала "Морской флот" и ежеквартального журнала на английском "Совьет шиппинг", с предложением стать главным художником этих журналов. Предложение было заманчивым: командировки на все флота, дальние походы, но оно потускнело, когда заполняя документы, попалась анкета с грифом "на утверждение в ЦК КПСС"... Отказался, на память остался сделанный мной фор-эскиз нового логотипа для журнала на английском языке "Soviet Shipping".

Александр Сафонов: ЧП... Поздний вечер. Воскресенье. Сентябрь 1974 года. Позвонил дежурный по штабу и передал приказ моего непосредственного начальника полковника Аржанова: срочно прибыть на кпп, в сторону жилого городка. Короткая поездка с Евгением Ивановичем и мы в кабинете, с майором, начальником 8 отдела и капитаном милиции. Капитан расспрашивал о брате: место жительства, внешность, чем занимается, друзья... Так и не понял, что произошло, но как потом выяснилось: брат демобилизовавшись из армии, вернувшись к учебе на третьем курсе художественного училища, весело отмечая это за городом с друзьями, потерял свою записную книжку с телефонами друзей и почтовым адресом части, где я служил, а в дачном поселке, неподалеку что-то случилось. Брата, с его другом Сашей Редя, опросили, выяснили что они непричастны к происшествию и извинились... С друзьями брата я хорошо познакомился после дембеля. Часто бывал в его группе оформителей, в которой учились: Витя Уваров, Ира Николаева... Борис Николаевич Малинковский поставил на защите дипломов в 1976 году, проект брата крайним, как вишенку на торте, впрочем, как и мой в 1973...

Александр Сафонов: В 1982 году Юрий Владимирович Андропов дал команду: изменить коды ВУС. В связи с появлением новых военно-учетных специальностей и, чтобы ввести вероятного противника в заблуждение. Прошел в свой день рождения переучет, медкомиссию, заполнил анкету в первом отделе военкомата. Проставили штамп и изменили код и наименование вус в военном билете. По местам сбора, при объявлении мобилизации, в изъятых и выданных мобиллизационных предписаниях, видны все этапы сокращений, изменений, переподчинений и реорганизаций войск ПВО...

Дознаватель: Интересно повествуете

Александр Сафонов: Спасибо!

Александр Сафонов: Итоговая оценка боевой учебы, реальных стрельб на полигонах, боевой работы и стрельб в войнах и конфликтах, одно перечисление которых занимает более тридцати страниц убористого машинописного текста, плановых учений разных масштабов: от отдельных дивизионов и полков, до соединений, объединений, округов, всех войск ПВО, с привлечение войск ПВО стран социалистического лагеря; внезапных проверок, тренировок и испытаний, но и от неприметного труда штабных писарей и чертежников, сводящих воедино в итоговых отчетных картах, схемах и документах: кальки проводок целей с данными пусков ракет и точками поражения воздушных целей, кальки и карты средств разведки РТВ, кальки и карты штурманов наведения перехватчиков, всех участников от отдельных дивизионов, высаженных на дрейфующих льдинах Северного Ледовитого Океана, до корпусов, армий, округов, до карт нижестоящих штабов... Весь этот многолетний опыт, тщательно проанализированный и пересчитанный на мощных ЭВМ, аккумулируется и выкристаллизовывается в боевых документах, картах и схемах, хранящийся в сейфах командующих, командиров и начальников штабов, всех уровней. Сразу вспоминается классик, приравнивающий перо к штыку...

Александр Сафонов: Возвращаясь из уволнительной домой, ожидая электричку, купил новые номера журналов: "Художник", "Декоративное искусство", "Искусство". На следующий день, старшина роты, прапорщик Банцыкин начал издалека: "-А что это художники рисуют голых женщин?"... Я начал объяснять, что нельзя правильно нарисовать форму и складки одежды, не зная форм человека. Прапорщик кивал и заботливо посоветовал переложить журналы в каптерку, чтобы солдаты не растащили по листочкам... Отнес журналы в штаб, положил в шкафчик для инструментов, зная, что офицеры отдела в шкафчик не полезут, а начальнику 8 отдела знакомство с искусством не повредит... Больше журналов по искусству в часть не привозил, чтобы не смущать доброго и внимательного старшину роты...

Александр Сафонов: Герои этой истории уже ушли из жизни, поэтому могу позволить себе ее рассказать. Старшая сестра моей второй супруги Леры, Инна Воробьева, закончив театральное отделение Московского Художественного училища памяти 1905 года в 1969 году, поступила на режиссеркое отделение ГИТИСа, на курс Сергея Образцова. К ней подошел сотрудник Комитета и предложил сотрудничать, информируя, "стуча", о настроениях в студенческой среде... Она попросила помощи у отца. Владимир Иванович Воробьев, ветеран, фронтовик, ведущий конструктор ОКБ МЭИ, разрабатывающий антенны и радиоаппаратуру еще для С.П. Королева и негласно курирующий режим секретности от комитета в конструкторском бюро, обратившись по инстанциям наверх, добился того, чтобы Инна, из-за отказа сотрудничать с комитетом не пострадала... Инна Воробьева была замужем за Михаилом Федотовым, сейчас председателем совета по правам человека при президенте, а в то время он преподавал в юридическом институте, будучи профессором ВЮЗИ. Он уговорил мою будущую супругу Леру Воробьеву, с которой я учился в художественном училище, получить диплом юриста, диплом художника не гарантировал успеха в жизни. Самое интересно, что она училась в одной группе с моей первой женой, Натальей. Наталья, принеся свадебные фотографии, показала всем подружкам, кроме Леры, зная, что она училась со мной. После развода с Натальей, случайно встретив Леру, в которую был влюблен в студенческие годы, как-то быстро оказался окольцованным во второй раз. В результате трое детей, родившихся с интервалом в шесть лет: Александр от Натальи, Олег и Ангелина от Леры...

Александр Сафонов: Гражданским невдомек, что существует военный язык, в котором географические названия не склоняются... Ученые лингвисты разных стран проводили исследования: как длина слов и сложность грамматических конструкций разных языков влияют на скорость прохождения команд на поле боя и, соответственно, на победу, при прочих равных. Выяснилось, что английский язык с прямым порядком и краткостью слов, вне конкуренции, но у русских оказалось секретное оружие - ненормативная лексика! При переходе наших командиров на мат, скорость прохождения команд многократно увеличивается. Причем на поле боя ненормативная лексика не требует дополнительного шифрования... Мало кто знает, что герой Отечественной войны 1812 года, поэт, балагур, любимец женщин, партизан Денис Давыдов внес огромный вклад в разработку стратегии, тактики спецназа и его планы, схемы и заметки хранятся под грифом "совершенно секретно" в архиве минобороны...

Александр Сафонов: Книги с большим количеством иллюстраций я делал в соавторстве с супругой, братом и старшей сестрой жены, Инной Воробьевой. Инна много лет проработала в Объединении кукольной мультипликации "Экран", в Останкино, режиссером постановщиком и художником постановщиком. Сделав большое количество любимых всеми мультфильмов: серии "КОАППов", "Мумитроллей"... Мои дети любили, приехав в Останкино, смотреть, как снимают мультики. Инна долго иллюстрировала журнал "Колобок". К сожалению, она рано ушла из жизни...

Александр Сафонов: Художник, проходя службу в штабах, имея допуск, должен забыть, на время службы, о живописных и графических: портретах, пейзажах, интерьерах и натюрмортах... Умный художник, даже через много лет, не возьмется иллюстрировать книгу по теме своей службы. Кто знает, какая актуальная секретная информация может случайно всплыть из закоулков памяти, даже при всех прошедших изменениях и реорганизациях в армии... Вспоминается недавняя публикация о том, как аналитики вероятного противника по одной фотографии в перестроечном журнале "Огонек" зала управления электростанции, на основе схемы подключения на стене зала и мощности линий подключения, смогли точно определить местонахождения стратегического военного объекта...

Александр Сафонов: 18 августа. Тороплюсь закончить иллюстрацию для журнала "Колобок", завтра сдается номер. Посыльный принес повестку в военкомат. Странно... Общую мобилизацию не объявляли, а чтобы меня призвали по моей военно-учетной специальности, необходимо оформить допуск. 19 августа. ГКЧП. Поехал сдать рисунок в редакцию "Колобка" на Сивцевом вражке, оттуда к Белому дому. Баррикады. Подошел с повесткой, паспортом, военным билетом, к коменданту Белого дома. Оказалось, не один такой... Повестки сдали, остались охранять Белый дом. Встретил знакомых, с которыми занимался боевыми искусствами. Встали на лестнице Белого дома. Дождь. Ожидание штурма, ввод войск. Сделали ипровизированные дождевики и косынки с поясами из белого полиэтилена. Вечером, жена, приехав с работы из Москвы, последним забрала, вместо меня, четырехлетнего сына Олега. 21 августа, стало ясно, что обошлось без большой крови... На собрании общественной организации "Август 91", попросил Владимира Крайника, вычеркнуть меня из списка на награждение медалью "За защиту Белого дома", понимая, что маятник исторической оценки преломного момента страны еще долго будет колебаться в в общественном сознании, меняя знак...

Александр Сафонов: Наличие армейских фотографий, практически, случайность. Фотографировался в в.ч. 71530 при оформлении документов, в в.ч. 52159 при оформлении нового комсомольского билета. Остальные, несколько общих фотографий солдат роты обеспечения, сделал кто-то из солдат роты фотоаппаратом, привезенным из отпуска. Свободного времени у меня было очень мало. Часто приходилось работать после ужина, иногда ночами. Офицер оперативного отдела, заступив на дежурство на КП, бывало вызывал меня, и срочную работу отдела я выполнял там, питаясь вместе с дежурной сменой. Поэтому сослуживцы по роте, даже не обращались ко мне с просьбой помочь оформить "дембельский альбом", да и не помню, чтобы в роте обеспечения кто-то его делал... Хотя, кажется каптер, помощник старшины старательно корпел над таким...

Александр Сафонов: 3 октября. Воскресенье. Работал над иллюстрациями к альманаху "Затейник". Позвонил знакомый из общества "Август-91". Сказал, что Владимир Крайник собирает всех... В 16 часов было объявлено чрезвычайное положение. Подъехал к Моссовету. Зачислили во вторую роту, 321 оперотряда, батальона Моссовета. 3 и 4 октября строил и дежурил на баррикаде №1 на Тверской, возле Пушкинской, командир майор Дмитриенко... Милиции на улицах не было. Владимир Крайник, командир отряда "Россия", собрал тех, кто защищал Белый дом в 1991, на Тверской, 8, в штабе МЧС, где разместился штаб воссоздаваемой народной дружины... В это время в Москве проходили съемки очередной серии "Полицейской академии". Расстрел Белого дома из танков... Должны были быть заряжены учебными болванками, танки пришли с боевыми снарядами. Иностранные снайперы, такие же, как и при всех последующих цветных революциях... Стрельба и взрывы в Останкино. Кровь. Смерть... 7 октября - День траура... Потом, до 17 октября, дежурство в оперотряде народной дружины. Рейды по аэропортам, автовокзалам, вокзалам... https://www.facebook.com/photo.php?fbid=404202629687077&set=a.404202509687089.1073741828.100002920312012&type=3&theater

Александр Сафонов: В запасе. Октябрь 1993... В тех трагических событиях октября 1993 года случайно погиб мой студенческий друг, однокашник по Московскому Художественному Училищу памяти 1905 года, Саша Панков. Талантливый художник из Челябинска, после училища, закончил искусствоведческое отделение истфака МГУ. Жил и работал в Париже. Приехав в Москву в 1993, встретившись с некоторыми из старых друзей, был случайно, смертельно избит в переулках, в центре Москвы, во время ЧП... Мой быстрый рисунок, набросок, Саши Панкова, студенческой поры: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1420942768013053&set=a.107398769367466.12255.100002920312012&type=3&theater

Александр Сафонов: В интернете присутствую очень давно, еще до создания Рунета. Но это, скорее заслуга сына, рано освоившего компьютер. Времена изменились и среди моих друзей в социальных сетях много друзей иностранцев: художников, искусствоведов... Хотя, по привычке, продолжаю отсекать иностранных военных, напрашивающихся в друзья в Фейсбуке. То, симпатичную девушку, сержанта морской пехоты, выпускницу Вест Поинта, то майоров и полковников, в форме армии вероятного противника, тоже выпускников Вест Поинта...

Александр Сафонов: На момент моей службы 1973-1975 г.г. в штабе в.ч. 52159, командир, Петр Васильевич, имел звание генерал-майор. Таким званием я подписывал карты и документы, когда готовил их на утверждение командиром соединения. Удивил офицеров оперативного отдела, написав слово журнал, для журнала учета мероприятий боевой подготовки и обучения офицеров оперативного отдела, разными буквами декоративных гарнитур шрифта, как в затейливых средневековых манускриптах. Каждый из офицеров отдела выбрал себе цветной карандаш, которым подцвечивались мероприятие, за которое офицер отвечал. Начальник оперативного отдела, полковник Е.И. Аржанов, для себя взял болотный цвет, первоначально выбранный старшим офицером отдела, подполковником Дмитриевым. Подчиненный выбрал новый цвет... При срочной работе над разными картами и документами офицеров отдела: замыслами, планами, легендами учений; отчетными картами, схемами для конференций, материалами проверок частей, справочными материалами для командира, Евгений Иванович Аржанов решал первоочередность задач для меня... Хотя, до того, как взяли на работу вольнонаемную чертежницу и до появления моего сменщика, которого я готовил, работа была "на износ". Впрочем и потом, легче не стало. Просто увеличился объем работы...

Александр Сафонов: В субботу, 30 октября, утром, Владимир Трифонович Крайник, командир отряда Россия, вызвал меня на отчетно-перевыборное собрание общественной организации "Август-91", в Доме Прессы, на Пушкинской 26. В зале сидел между Владимиром Крайником и генералом Олегом Калугиным, который потом стал предателем, уехав в Штаты... Впрочем, кончил он, как и все предатели - плохо... Крайник предложил выбрать меня в президиум, я взял самоотвод. Больше я на мероприятия, подобного рода не ходил... Гражданские столкновения в обществе, всегда неоднозначны, хотя, как мне кажется, если бы Хасбулатов, Макашов, Баркашов, смогли бы подвинуть Ельцина, гражданская война и большая кровь были бы неизбежны...

Александр Сафонов: "БГ". Боевая готовность. Для войск, в мирное время, выполняющих боевые задачи - ключевое понятие... Вся служба подчинена этому! И то, что поначалу, воспринимается, как бесконечное повторение одного и того же; то, что выполнение огромного объема работы в сжатые сроки, приводит к выработке автоматизма в движениях, на уровне условного рефлекса, заставляет находить неожиданные решения, ускоряющие работу; роднит армейскую службу со спортом больших достижений. Когда планшетист практически не отстает от монитора, надписывая и прокладывая траектории целей, когда писарь, чертежник ставит значки и выполняя надписи на карте или боевом документе почти не отстает от принтера и печатной машинки, когда оператор ручного наведения, виртуозно и быстро вращая рукоятки, мгновенно совмещает метки цели и наводимой ракеты, когда офицер оперативного отдела, мгновенно просчитывает, как гроссмейстер в быстрых шахматах, варианты перенацеливания сил и средств, при новых данных о потерях и изменениях маршрутов доставки ракет из других баз хранения, взамен уничтоженных, чтобы предложить командиру, начальнику штаба оптимальное решение, когда командир привыкает принимать быстрое, точное, часто неожиданное решение; все это и есть боевая готовность! И мне в работе на гражданке, все эти армейские навыки, помогли, работая в периодической печати, где сроки выполнения работы очень сжатые, успешно и быстро рисовать очень насыщенные деталями, многофигурные композиции, иногда, прямо в редакции при замене материала. Быстро, на месте вносить изменения в рисунок, прямо перед отправкой в типографию...

Александр Сафонов: То, над чем отставные военные и гражданские, часто называя "цирком", любят подтрунивать: подкраска снега белой краской зимой, выгоревшей травы зеленой краской летом, постоянное скашивание одуванчиков; все это, как и вручную, солдатами обрывание недоосыпавшихся осенних листьев, не просто занимает солдат, чтобы не оставить им свободного времени, для похода в самоволки и других "приключений"; все это имеет еще и более глубокие смыслы. Это и маскировка, скрывающая для космического наблюдения, деятельность многолюдных военных частей и объектов и выработка у военнослужащих привычки к порядку, выработки моральной устойчивости в боевой обстановки. Огромное количество одинаковых названий городов, городов спутников: научных, производственных, военных: географических объектов: рек, гор, возвышенностей, поселков, деревень, даже улиц, делает работу разведки противника трудной...

Александр Сафонов: Огромный массив информации, которой необходимо было владеть командиру: подлетное время авиации и ракет противника, возможности ртв, авиации пво, способность развертывания резервных рлс, размещение мобильных комплексов на опасных направлениях прорыва на малых высотах, рубежи запуска противорадиолокационных ракет со стратегических бомбардировщиков противника, тактико технические данные авиации, ракетных систем противника; методика их применения, по результатам войн и конфликтов, ттх систем пво, стоящих на вооружении части, применение ракет со спецбоеприпасом, наличие сил и средств в боевой готовности... Все это необходимо было нанести на карты и схемы, разных масштабов и под разными грифами: от, служебного пользования, секретно, до самых высших...

Александр Сафонов: Начал свою трудовую деятельность, после армии, в Московском ордена Трудового Красного Знамени Городском Дворце Пионеров и Школьников на Ленинских горах, заведующим ИЗО сектором и преподавателем графики, резьбы по дереву и чеканки. Потом перешел в Центральное Рекламно-Издательское Бюро Главкоопторгрекламы Центросоюза, где главным заказчиком у меня была Рекламно-Коммерческая Организвция "Рассвет" Минобороны. А с сентября 1977 года начал работать внештатным художником звуковых журналов: "Кругозор" и "Колобок", издаваемых Гостелерадио СССР. Потом добавились и другие журналы и издательства...

Александр Сафонов: Городской Дворец Пионеров был учреждением режимным, который посещали первые лица иностранных государств. Сотрудники кгб числились в пожарной службе Дворца. Заведовать ИЗО сектором было сложно, но интересно. Приходилось координировать работу дворцов пионеров в масштабах Союза. Разрабатывать методические рекомендации, проводить региональные и Всесоюзные конкурсы, семинары... Провел инвентаризацию ИЗО сектора, как оказалось, первую с момента постройки Дворца. Организовал Первую Выставку Художников-педагогов Дворца. Под моим началом было три десятка педагогов, художников, из которых только один был мужчина, С. Хесин, театральный художник. Руководить женским коллективом сложно... Когда мои милые педагоги стали биться об заклад: кто меня на себе женит; понял, что пора искать другое место работы. Перейдя в рекламу, продолжил сотрудничать с Дворцом, организовывая там выставки союза журналистов, художников, горкома графиков, международной федерации художников... В Центральном Рекламно-Издательском Бюро Главкоопторгрекламы Центросоюза я работал одним из четверых штатных художников, но, единственным кто свободно писал шрифты от руки. Поэтому мне доставались все этикетки Центросоюза для консервированных помидоров, огурцов, березового сока и пр., и пр... Одна этикетка стоила 14 рублей. Но зарабатывал я хорошо, хотя был потолок зарплаты: 250 рублей, а во Дворце Пионеров я получал 150... Основным заказчиком у меня была Рекламно-Коммерческая Организация "Рассвет" Минобороны: плакаты, каталоги, буклеты, рекламные листовки... Приятно было зайдя в ГУМ, увидеть свой плакат, с новой моделью фотоаппарата! Работали мы дома, приезжая в Бюро за работой, встречаясь с заказчиками и привозя готовую работу на утверждение худсовета. Это позволяло, в свободное время искать интересную работу в редакциях и издательствах...

hakkapeliittaa: Уважаемый Александр Сафонов, спасибо Вам за Ваши рассказы, очень интересно. Вы упомянули плакаты МО... Может быть, Вы причастны или знаете, кто автор этих великолепных серий? Эти плакаты я нашел в городке расформированного полка с позывным "Комик" 17 корпуса... До сих пор жалею, что тогда не прихватил брошенные плакаты с собой. Сейчас у меня на даче есть гараж. Там их можно было повесить, как картины. А тогда, увы, такого места не было...

Александр Сафонов: Служба в штабе, это соблюдение режима секретности. Это опечатывание металлической двери чертежного бюро оперативного отдела штаба, ведение журнала учета размножения секретных и совсекретных карт и схем; сжигание, совместно с секретчиком, по акту, обрезков карт в печке специального помещения штаба; постоянное и безусловное выполнение требований режима секретности, подписанных при оформлении и переоформлении допуска... Бытовое: "меньше знаешь - крепче спишь" и классическое: "многие знания - многие печали"; все это так, но, аналитическое и стратегическое мышление, выработанное службой, позволяет видеть вторые, третьи и последующие смыслы в обычных вещах... Какими наивными оказываются люди, бурно обличающие власть за "незаконный", по их мнению, снос магазинов и ларьков вокруг станций метро; и, как они будут благодарны тем же властям, когда им, вместе с родными и близкими, придется срочно спускаться в метро при объявлении воздушной тревоги, не дай бог, конечно...

Александр Сафонов: Спасибо, уважаемый Александр, за добрые слова! Автора этих плакатов я не знаю... Работая в рекламе, я делал рекламные плакаты для Рекламно-Коммерческой Организации "Рассвет" Минобороны. В основном, это фотоаппараты, оптика, радиоприемники, радиомагнитолы, пылесосы... Во время службы в армии, плакатов рисовать мне не довелось, за исключением Пионерского лагеря от жилого поселка "Заря", где я оформлял лагерь, в честь прибытия кубинских школьников и рисовал плакаты о детском творчестве и интернациональной детской дружбе...

Александр Сафонов: Работая в рекламе, начал искать редакции и издательства, чтобы заняться, наконец, книжной и журнальной графикой для детей. Долго искать не пришлось. На Дмитровке, рядом с Пушкинским бульваром, находились редакции звуковых журналов: "Кругозор" и "Колобок". Таблички, которых я увидел случайно и зашел с толстой папкой творческих работ, которые долго и заинтересованно рассматривали главные художники и обе редакции... Меня сразу плотно загрузили работой, чтобы я прекратил поиски других редакций. За первые рисунки в журналах я получил более 900 рублей... Авторские гонорары позволили вступить в горком графиков, затем в союз журналистов, в союз художников...



полная версия страницы