Форум » 10-й КОРПУС ПВО (в/ч 52116, г. Долгопрудный) » 658-й зенитный ракетный полк ОН в/ч 92598 Рогачёво, позывной Каплун » Ответить

658-й зенитный ракетный полк ОН в/ч 92598 Рогачёво, позывной Каплун

Леонов Д.Н.: 658-й зенитный ракетный полк ОН в/ч 92598 Рогачёво, позывной Каплун Полк сформирован по Постановлению СМ СССР от 24 октября 1952 года. Первый командир полка – Тарасенок Александр Вавилович. Список руководящего состава войсковой части 92598 за 1953-1998 года смотреть здесь. Официальным днём рождения части считается 1 января 1953 года. Первые боевые стрельбы на полигоне Капустин Яр полк провёл в январе 1956 года. На боевое дежурство полк заступил 8 июля 1956 года. В начале 60-х годов рядом с дивизионом, недалеко от деревни Поздняково, поставили дивизион С-125. Он подчинялся в/ч 01520, штаб которой находился в Дмитрове. В 1969 году дивизион С-125 переподчинили в/ч 92598, а в/ч 01520 перевели в район пос.Бурашево Калининской области, где она получила на вооружение комплекс С-200. Летом 1982 года в/ч 92598 получила на вооружение комплекс С-300ПТ. В ноябре 1994 года состоялась первая встреча ветеранов части, на встрече были Брыксин, Забелин, Курдесов и Тягай. С тех пор встречи ветеранов части стали ежегодными и проводятся в Рогачёво в первую субботу мая. В апреле 1998 года часть расформирована. Военный городок вошёл в состав села Рогачёво как улица Ракетчиков. В ноябре 2008 года перед городком установлен памятник ракетчикам. Подробнее об установке памятника можно посмотреть здесь.

Ответов - 79, стр: 1 2 All

Леонов Д.Н.: Вспоминает подполковник Валерий Константинович Забелин: Были на полигоне, готовились к боевой стрельбе. На одиннадцатом канале у нас стояла боевая ракета. Стали проверять стыковку с дивизионом – на этом канале, на одиннадцатом, не идёт «пуск». А там боевая стоит. А регламент-то идёт! Я забыл – время-то какое было там. На станции на подготовку – я уже забыл, сколько там давали. Ну регламентные работы – там укороченный график был. Ну вот. Мы уже всё проверили. И 70-й проверили, и СПК проверили. Там на дивизионе Иванов сидит в бункере, ВК (майор Иванов Василий Константинович, зам.командира дивизиона по вооружению). Мы ему даём, он: - Я не получаю ничего. У нас ничего нет Я говорю: - Посмотри на входе. - Я сижу на входе – ничего нет. Мы все клеммники вскрыли с Василием Гавриловичем – всё уходит, к ним не приходит. А на КП, где планшеты, значит, проход тут у нас был. И вот мы, значит, с ним – туда-сюда, туда-сюда! Несколько минут осталось до графика, если нет – то «двойка». И Кирпиков стоит так у планшета, смотрит на нас, а мы мимо него – туда-сюда, туда-сюда! Вот. Ну, видимо, ему надоело это дело. А мы уже в мыле все. Тем более тогда в ПШ, в сапогах, жара. Тут не знаем – чего делать. Он: - Ну-ка, капитан, старший лейтенант, идите сюда! Ну мы подошли. - Чего вы тут бегаете всё? Василий Гаврилович говорит: - Товарищ генерал, не проходит «пуск» на боевом канале. - На каком канале? - На одиннадцатом. - О-о-о, ё! Сейчас я вам устраню эту неисправность. Лопатюку, значит, командует - Лопатюк был начальник штаба дивизиона: - Ну-ка, найдите мне … Был по старту такой подполковник, забыл я… Такой хороший мужик, на «П» букву фамилия, наш, с корпуса. В корпусе был, по старту. И вот Кирпиков командует: - Ну-ка, найдите мне его! Ну так Лопатюк нашёл его, позвали его к телефону. Как Борис Петрович его начал чистить! - Ты что, это самое, не знаешь, что там дополнительный блок стоит, на одиннадцатом канале!? Он, видимо, сказал, что не знает. - Ты что, не знаешь, что там модернизация прошла!? Ну-ка иди, вон там блок видишь – стоит вверху? - Вижу! - Включи тумблер! - Включил! И на нас: – Ну-ка проверьте! Нажали – всё пошло. Всё: - Товарищ генерал! Всё прошло! Засмеялся, говорит: - Во-от, что значит! Иногда и генерал может устранить неисправность! Засмеялся и пошёл! Да, он так спокойно, главное… Но этого-то подполковника он отчистил хорошо: - Я с тобой разберусь после полигона! Этот блок в бункере стоял, на дивизионе. На этом, говорит, предыдущий полк налетел. Вспоминает подполковник Забелин Валерий Константинович: Я закончил Пушкинское радиотехническое училище войск ПВО страны. И выпускали нас по электронно-вычислительной машине системы С-300. Вот в 63 году мы уже изучали эту систему. А так как её ещё и в помине не было, то весь наш выпуск направили под Москву, на систему С-25. Прибыл я в полк 3 сентября 1963 года. Прибыло нас в один год четыре человека, лейтенанты. Это Сорочкин и Романенко – они окончили Горьковское училище и шли на дивизион. Я и Варакин – с Пушкинского училища. Встретил меня дежурный по части капитан Андреев Павел Степанович. Провёл меня по городку, как раз обеденный перерыв был. Показал, рассказал, потом мы пришли в штаб. Там были главный инженер - Панков Фёдор Николаевич, и начальник станции – Кислицын Виталий Афанасьевич. И вот они стали решать – куда нас направить. А ни я, ни Варакин понятия об этой системе не имели. Они там сидят, рассуждают – третья группа, первая группа, какие-то линейки, координаты… Они пришли к выводу, что меня в третью группу, а Лёню Варакина – в первую группу. Потом пошли к командиру, командир это дело утвердил. Командиром полка тогда был Лаптев Иван Тимофеевич, полковник Лаптев. А я тогда уже женатый был. Ну, значит, молодых лейтенантов поселили в общежитие, а командир мне сказал: «А тебе там нечего делать». Меня поселили на мансарду, в финский домик. На чердак – короче говоря. И вот я там месяц жил, пока не дели мне комнату, тоже в финском домике. Лаптев уже в возрасте - лет 50, если не больше. Он уже был опытный командир, настоящий полковник. Он мог и пожурить, мог и наказать, мог и отодрать как следует, по-военному. Начальником штаба был Кайдан Пётр Потапович. А замполит полка… Не помню фамилию, но его что-то месяца через четыре уволили за пьянство. А после него стал Деменьтьев Аркадий Николаевич. Ну это уже был настоящий замполит, в нашем представлении. А начальником связи был Николай Васильевич Архипов. И потом началась служба. Первый раз я пришёл на станцию наведения ракет, и на ней же был командный пункт. Ну пришёл в группу – глаза разбегаются, ничего не понятно, ничего не ясно. Ну вот так и начал служить. Командиром группы тогда был Кривякин Станислав Степанович. Начальником станции – Кислицын Виталий Афанасьевич. Вся станция состояла из групп. В первой группе начальником был Брыксин Николай Васильевич, во второй группе – Курдесов Егор Васильевич, в третьей группе – Кривякин, в четвёртой – Руденко. Пятая группа, дизельная – начальником был Кузнецов Иван Филиппович. И была ещё группа вентиляции, начальником Моргунов был. Потом эту группу совместили с пятой группой, с дизельной. Замполитом станции был майор Китаев. А третья группа – это командный пункт полка, короче говоря. Там у нас работало восемь офицеров, непосредственно в зале управления. Было четыре группы, на каждой группе сидело по два офицера – офицер наведения и офицер пуска. Перед офицером наведения было два экрана. Офицер пуска сидел рядом, у него был свой пульт, и он тоже пользовался этими индикаторами. Задача офицера наведения была – на максимальной дальности обнаружить цель и захватить её на автоматическое или ручное сопровождение, и дать данные офицеру пуска – высоту и азимут цели. А офицер пуска уже определял скорость, выставлял зону пуска для этой цели. Для этого был прибор пуска, назывался ППИ. Два барабана было, там мы выставляли скорость и высоту цели. И вот как только цель заходила в зону, надо было на дальней границе произвести пуск. Решение на пуск принимал офицер пуска. А цели между четырьмя группами распределял командир полка – кому какую, по номеру цели. Офицер наведения захватывал, офицер пуска в зависимости от обстоятельств принимал решение на пуск ракеты. Мы пускали от одной до четырёх ракет на каждую цель. Кроме того, у нас на каждой группе сидело по три оператора ручного сопровождения. То есть ещё было 12 человек солдат, которые сопровождали вручную, когда автоматическая система срывала наведение, не работала, И вот на каждый из четырёх индикаторов по три оператора ручного сопровождения. Это при боевой работе сидело восемь офицеров, плюс ещё заместитель командира группы был, он как старший офицер пуска. Его задача в основном была руководить операторами РС, если полный штат был. Если не было – он сам садился за индикатор. Ну и весь исход боя, короче говоря, решался в этой группе - от того, как она сработает. Конечно, большую роль вся станция играла, все системы. Но сам выбор момента пуска происходил как раз в нашей группе. Ну, кроме того, во время боевой работы на командном пункте находились командир, начальник штаба, заместитель начальника штаба, замполит полка, главный инженер полка и начальник станции – все были на командном пункте. А командир дивизиона был на дивизионе. У нас было два планшета больших, за ними работали планшетисты - два солдата. С корпуса по каналам связи им давали данные о местоположении цели, и они наносили на планшет с той стороны. Они на планшете дежурили постоянно, наносили цели, и вели их – курс прокладывали. Один планшет был дальней разведки, данные поступали с РУД - радиолокационный узел дальней разведки. А другой планшет ближний, получал данные с РУБ. Вот этот ближний РУБ был в Долгопрудном. И на планшете было нанесено три рубежа – рубеж 1, рубеж 2, рубеж 3. Рубеж №1 – это рубеж объявления боевой тревоги, когда полку объявлялась тревога. Как только цель приблизилась, так оперативный дежурный, который там постоянно находился, объявлял тревогу. Оперативным дежурным ходили первое время все офицеры пуска, офицеры третьей группы, и плюс ещё командиры и заместители командиров групп, и начальник станции, и там главный инженер, начальник штаба, зам.начальника штаба. И вот как только цель к первому рубежу приблизилась, оперативный дежурный имел право объявить тревогу. Дальность сейчас я не помню, но с таким расчётом, чтобы подлётное время было 20 минут. А второй рубеж – это установка ракет в боевое положение, то есть оперативный дежурный на дивизион давал команду «установить в боевое положение». А на станции в это время проводился контроль функционирования. И рубеж №3 – это уже было 15 минут подлётное время. Рубеж №3 – это включение ракет на подготовку. Вот три рубежа. За планшетом работал зам.начальника штаба, а руководил начальник штаба полка всей этой обстановкой. И давал командиру все координаты и рекомендации. И командир уже принимал решение, распределял номер цели и номер группы: «цель такая – первой группе». Цель имела четырёхзначный номер. Офицер пуска записывал номер цели, её параметры, и производил пуск ракет. Вот вкратце какая была обстановка. Остальные офицеры станции контролировали работу аппаратуры, чтобы все параметры были в норме. Первая группа – это координатная система. Начальником был Николай Васильевич Брыксин, потом вместо него стал Амусов Эдуард Михайлович. У них задача была – определение координат цели и ракеты, сравнивать эти координаты, и вырабатывать команду, и эта команда через четвёртую группу, СПК, передавалась на борт ракеты. А вторая группа – это высокочастотная, там были передатчики, приёмники, потом там добавили аппаратуру ГШ – это защита от помех. Их задача была – осветить цель, принять отражённый сигнал и выдать на экраны обстановку. Ну а пятая группа – это дизельная. Во время боевой работы всё время включали дизеля. Как только тревога, так дизеля включали, и они работали в параллель с Мосэнерго, чтобы в случае отключения Мосэнерго происходил автоматический переход на дизеля и никаких срывов не было. И даже мы не замечали, когда переходят на дизеля. Вот такая система работы на станции была. Когда я пришёл в группу, заместителем командира группы был Топлазов. Вот я там прослужил 13 лет, в этой группе. Потом Топлазова перевели, стал Гуринов Василий Гаврилович, замом. Потом Гуринова переводят туда, за Клин – меня ставят заместителем командира группы. И вот я там был с 63 до 76 года. Вот Кривякин был – первый мой командир, начальник группы. Потом стал Прокофьев, потом стал Воскресенский, потом стал Королёв. И потом мня уже перевели на должность начальника связи полка, я уже ушёл оттуда. Это было в 76-м году. А Прокофьев дошёл до должности главного инженера армии в итоге. Я встречался с ним часто, когда уже служил в Макарово, он часто приезжал туда на базу. Потом я всё время ездил туда на военные советы армии, и всё время там встречались. И вот он приезжал тут на открытие памятника ракетчикам. Ещё у нас офицером пуска ещё через год после меня пришёл Ефимов, тоже с Пушкинского училища. Потом перевели его в штаб, и так он пошёл-пошёл. Потом командиром полка был на Тоболе. Потом в Сибирь перевели начальником штаба армии ПВО в Хабаровск. Потом был зам.начальника штаба главкома и уволился генерал-лейтенантом. На первом индикаторе был Гуринов и не помню уже сейчас кто. На втором был Моисеев, на третьем – Кожевников и Нагорный, на четвёртом – Веселов и вот меня посадили. Было восемь человек нас - это при боевой работе. А так, постоянно, на станции дежурил сокращённый боевой расчёт. У нас в группе было четыре оператора наведения, и солдаты - шесть операторов РС. Ну и во всех группах было по одному, по два оператора. Сокращённый боевой расчёт жил на объекте постоянно. А из состава сокращённого расчёта уже назначалась дежурная смена. Вот в эту дежурную смену входил оператор второй группы, он находился на пульте включения станции, дежурил постоянно. Дежурный электрик и дизелист – два человека в дизельной дежурили. И дежурный планшетист. Это из состава сокращённого боевого расчёта постоянно на рабочем месте. И плюс оперативный дежурный. Ну связь я пока не трогаю, там ещё и связь дежурила. Вот это была дежурная смена, они постоянно находились на станции. Их задача была – начать подготовку к включению станции. А потом, через три минуты, сокращённый боевой расчёт прибегал, и всё уж было готово, сразу начиналось включение станции. И через 15 минут станция уже была полностью готова. Там контроль функционирования 12 минут шёл, и 3 минуты на сборы – через 15 минут мы уже были готовы к стрельбе. На станции была оборудовано убежище. Там был один слой бетона, потом слой песка. Потом ещё слой бетона, потом земли слой, в общем, мощная была система. Само убежище было рядом со второй группой. У станции было два входа. Вход из продольного коридора – главный вход, и выход на антенный павильон, там рядом с антеннами. А ещё был выход через вентиляционную. Там был такой зал, в вентиляционной, кондиционеры там были. Через вторую группу надо было пройти, и там справа в углу был ещё один зал, где был пульт управления вентиляторами. Вот там тоже был выход, можно было выйти. Но, как правило, им не пользовались, он был закрыт всё время. Но убежище – это уже потом строили… Ну обстановка на командном пункте, конечно, была напряжённая. На первой тренировке я вообще ничего не понял. Все кричат, все шумят. Кто докладывает, кто командует – вообще не разберёшься сразу. Веселов был у меня офицером наведения, он мне сказал: «Да ты сиди только молчи, я сам всё буду делать» (смеётся) За меня все кнопки нажимает. И за себя работает, и за офицера пуска. Так первая тренировка прошла. А так вообще какой-то сплошной галдёж стоит на командном пункте. Зам.начальника штаба докладывает начальнику штаба, начальник штаба обстановку воздушную докладывает. Офицеры наведения докладывают все: «Есть захват, есть сопровождение» Офицеры пуска: «Номер цели…, пуск!» Все кричат, командир командует, начальник станции командует – потому что стоит за пультом управления станции. Пульт сначала большой был такой, а потом модернизировали – сделали такой небольшой. Вот все командуют, и вот надо разобраться – что к чему. Потом уже командир спрашивает: «Ну как?» Ну я немножко вспылил: «Да я вообще ничего не понял! Как баран сижу!» Но Лаптев был опытный мужик, к тому же участник войны был. Он говорит: «Ну ты, лейтенант, не кипятись. Со временем во всём разберёшься». Ну а потом всё как-то встало на свои места, уже никакого крика не слышно вроде. А первый раз вообще ничего не понял. Первый раз я поехал на полигон в 65-м году, наверное. Вот там, конечно, первый раз это было… Мандраже, надо сказать. Там, конечно, работа отличается от той работы, которая у нас в полку. Вроде всё привычно, и станция та же самая. Единственное отличие – станция наверху стоит. Но понимание, что у тебя боевая ракета тут… (смеётся) Кнопку «пуск» нажимаешь и ждёшь – там разброс две с половиной секунды. И вот ждешь. Как только она загудела … Там слышно, и там вибрация идёт, гул и вибрация. Вот, значит, всё - пошло. И смотришь на экран – как она пошла, и куда пошла. Всё видно на экране. Сначала строб широкий такой. Как только ракета вошла в него, произошёл захват ракеты – сразу сокращается, а значит – всё, ракета сопровождается. Вот и смотришь за ней – как она идёт. А после 76-го года я два раза ездил на полигон уже в должности начальника связи полка. Но там уже обязанности, конечно, совсем другие были. Там самое главное – это обеспечить связь. Там ещё сложность была в том, что ещё малый дивизион был, С-125. Его выбрасывали в степь. Там километров за 30-40 выбросят, вот они там оборудуют позицию, и там находятся. Связь с ними в основном была по радио – вот это сложность была. Ну справлялись, работали. А сначала-то малый дивизион был у нас просто в оперативном подчинении. В 63-м я в полк пришёл - он уже был. Но он был в оперативном подчинении, не входил в состав полка. Просто жили в нашем городке, позиция была оборудована, а подчинялись только оперативно. А потом уже его ввели в состав полка, он уже стал как наш дивизион. Я 20 лет в Рогачёво прослужил - в 63-м пришёл, в 83-м ушёл, и всё время я был на 20-минутной готовности. То есть, чтобы уехать из городка, допустим, в Рогачёво, я должен спроситься. У остальных было там 50 минут готовность. А так на 20-минутной готовности. Учения были - обычно ядерные удары начинают давать. Загерметизируем всю станцию, без приточной вентиляции внутри станции – чтобы радиация не попала. Жили в убежище, приём пищи – в убежище, то есть полностью станция загерметизирована. По трое суток мы так сидели. Но если реально, то там, конечно, не просидишь. Конечно, на это система была не рассчитана абсолютно. Это рассчитано так – налетели, отбомбились, улетели и всё, без всяких последствий. Но по тем временам и по тем целям, что были, 25-я система, конечно, обеспечивала, это во-первых. А во-вторых, вот такого массированного огня, как 25-я система, ни одна система не могла дать. Вот представь себе, если мы все стреляем, четыре офицера пуска – четыре ракеты пустили, через 5 секунд – ещё четыре, и вот 20 ракет по 4 ракеты с интервалом в 5 секунд. Такого заградительного огня ни одна система не могла дать. И так, считай, 60 ракет могли выпустить. А потом уже на станции приказали поставить пулемёт ДШК, по низковысотным целям. И каждую тревогу расчёт ДШК тащил этот пулемёт наверх, на крышу станции. Он тяжёлый, его уронят там, песок в него попадёт…Там будка была такая. Но эта будка сначала была для химнаблюдателя – засекать ядерные удары. Там флюгер был, радиометр, рентгенометр. Она закрывалась герметически, и он сидел там. Телефон у него там был, и вот он по телефону сообщал. Потом, после Руста, первое время туда даже человека ставили – как самолёт летит, так он оперативному дежурному докладывает: курс такой-то, самолёт. А тут же тогда летала сельхозавиация по пойме. И вот он как начнёт там опылять, и летает – туда-сюда, туда-сюда. А наблюдатель всё докладывает оперативному, оперативный наверх докладывает. Уже доходило до того, что сверху стали посылать нас подальше. А так плановые облёты станции были, по-моему, каждый год, после годовых регламентных работ. Прилетал Ту-16 и десять заходов делал. Им командовал начальник связи, он сидел на связи с экипажем. Вот когда я был начальником связи, я сидел на связи с экипажем, и просто ему давал команды – подвернуть влево, вправо, чтобы он шёл по биссектрисе. Самое главное – его провести первый раз, чтобы он точно шёл. А он потом уже сам. Смотрели по индикаторам наведения. И смысл облёта в том, чтобы точно совместить, как он шёл, с биссектрисой. Он делал десять заходов и за каждый заход я ему выставлял оценку - что курс там «пять», аппаратура «пять». Если он отклонялся куда-то, я уже забыл – какой там допуск, то ему уже снижалась оценка. А вот малый дивизион когда облётывали, там истребитель летал. Там уже штурман сидел на КП и командовал ему. Ну что касается связи… Значит, позывной у нас был «Каплун». Узел связи состоял из боевых постов. Раньше они назывались «элементы узла связи», а потом по новому наставлению стали называться «боевой пост номер такой-то» – 001, 002… Три основные боевые поста было. Первый – это пункт управления узлом связи, который находился на станции, это между дизельной и начальником станции. Там одна комната была у нас. Что там было? Там вводно-кабельные стойки и стойки универсальных тональных усилителей, то есть на каждом канале стоял усилитель. И коммутатор дальней связи, там же, в пункте управления. Вот там дежурили дежурный по связи и телефонист. Сначала солдаты были, а потом стали женщины там дежурить. Вот всё управление узлом связи проходило оттуда – и все проверки каналов связи, все оповещения. Все кабели были заведены на вводно-кабельную стойку. И со стойки уже транзитом уходили дальше, в следующий полк. И к нам уходили уже каналы – и на коммутатор, и каналы оповещения, и связи – всё уходило к нам, то, что надо было. И все узлы связи были закольцованы, то есть мы могли работать и с правой стороны, и с левой стороны. Было два коммутаторных канала у нас – основной и запасной. С корпусом прямая связь была. У оперативного дежурного была прямая связь непосредственно, и через коммутатор могли связываться. И каналы оповещения напрямую были из корпуса. И ещё канал направленца был с корпусом, сидел офицер-направленец корпуса, ещё и по нему давали команды. Кроме того, там же находилась группа радио- и радиорелейной связи, там постоянно дежурил радист. Одна станция была включена постоянно, и радиорелейные станции включались по команде. Ещё был один узел – узел телеграфной связи, но телеграфную связь открывали только по тревоге, а так была здесь, в городке. Стояли телеграфы ТА-67. Вот там постоянно дежурил дежурный по связи, радист и телефонист, три человека. Кроме того, узел связи был в жилгородке. Там стоял такой же коммутатор – коммутатор жилгородка. И телеграфная станция там была, в городке. А по тревоге телеграфную станцию переводили туда, на КП. Там дежурила телефонистка, там были вольнонаёмные, четыре женщины, и телеграфист. Ну телеграфист днём сидел, а на ночь его убирали. Плюс узел связи в дивизионе. Там тоже был коммутатор, там начальник связи прапорщик был, и телефонист солдат. Но телефонист был только днём, а на ночь он там коммутировал, и отдавал связь дежурному по дивизиону, напрямую со взводами. Это было на КП дивизиона, сначала на пункте проверки ракет, потом перенесли бункер, где командный пункт дивизиона был. И плюс ещё небольшой узел связи был в малом дивизионе, но там никто не дежурил, просто днём там солдаты были, они обслуживали. А так на ночь связь переводили на дежурного по дивизиону, в казарму. У него была с коммутатором связь. С малым дивизионом связь была проводная и по радио, радиорелейка стояла. Вот вся связь. До меня начальником связи полка был Архипов Николай Васильевич. А до него был Косарев Василий Макарович. Но с самого начала ещё был начальник связи, а потом Косарев стал. Жена Косарева Зинаида Константиновна работала у нас телефонисткой в штабе. А потом он уволился в запас, и ушёл начальником в узел связи в Рогачёво. А Зинаида Константиновна продолжала работать. В 25-й системе с должностями очень тяжело было. Ну вот я пришёл в 63-м году, офицеры все старики были. Потому что Андреев пришёл в 53-м, Курдесов тоже в 53-м, Тягай – в 55-м, Брыксин тоже, кажется, в 55-м. Вот они первые пришли, и они все занимали одновременно по нескольку должностей, не связанных с объектами - кто интендантом был, кто начальником вещевой службы, кто начфином. А потом, когда уже построили станцию и стали уже аппаратуру ставить, их стали переводить уже на эти должности. И вот все офицеры переходили в званиях … Тогда было положение – капитана через три года присваивать, майора – через 4 года. И вот они по три срока переходили. Некоторые даже по четыре и увольнялись в том же звании. Потому что должностей-то нет! Вот у нас восемь человек, на восемь человек – одна капитанская должность. Вот жди, когда капитана переведут! Единственная отдушина была – это когда набирали в военкоматы людей. Вот тогда у нас человек пять ушло в военкоматы. А так никакой перспективы. Но самое интересное то, что не было никакой междоусобицы между офицерами. Не было такого: «Почему его поставили, а не меня?» Вот этого не было в полку. Все уже знали: поставили на должность – значит, поставили. Практически состав был постоянный, ну изредка один-два человека придёт. Ну вот только переводили, если закончит кто заочно академию, в основном Харьковскую - вот тогда их могли перевести куда-то в другой полк. А так практически все варились в одном котле. Ну у нас-то ещё ладно, у нас большой коллектив офицеров был на станции, всё-таки было какое-то общение. А вот на дивизионе… И вот мы заступали на боевое дежурство, сокращённый боевой расчёт, неделю дежурили. Раньше по две недели дежурили, а когда я пришёл, уже было по неделе. Вот мы заступали на дежурство уже вчетвером. А в дивизионе заступали по одному, первый взвод и девятый взвод был. Там один офицер на первом, один – на девятом, и дежурный по дивизиону, и всё. Они там в лесу с личным составом неделю сидели. Ну там народ к ним приходит - и командир дивизиона их там проверяет, замполит приезжает, и начальник штаба дивизиона. А так они закончили рабочий день и уехали все, и вот командир взвода один там. А надо и накормить, и напоить, и чтобы порядок был, и караул, и тренировки организовывать. И вот они там сидели ещё дольше, чем на станции. Вот я пришёл – там одни старики были. Поэтому служба, конечно, была… бесперспективна. Вообще никакой карьеры. Я не считаю тех, у кого там где-то что-то… Командующий корпусом генерал Кирпиков часто приезжал к нам в полк. Кирпиков – это был самый такой боевой генерал. Сейчас же корпус назвали его именем. Хороший был человек, очень даже. Вот он знал всех офицеров пуска корпуса. Он уже потом генерал-лейтенанта получил. А потом уволился. Я встретил его в городке, в Долгопрудном – идёт навстречу. Я поздоровался: «Здравствуйте, Борис Петрович!» Он остановился, подошёл: «Ну как там у вас в Каплуне?» Понимаешь - помнил! «Как в Рогачёве?» Он знал всех офицеров пуска. Вот такой был генерал. Он был настоящий генерал, конечно. Я ушёл с полка в 83-м году на Макаровскую техбазу. Там была часть армейского подчинения, связь. Вот меня туда поставили командиром. А увольнялся я в 90-м году подполковником уже из Мытищ. Мою часть перебросили в Мытищи. Там был радиотехнический полк, потом его перевели, сделали там кабельный батальон, обслуживание кабельной системы армии. И нас туда в этот же городок бросили.

Леонов Д.Н.: 2 мая 2015 года прошла встреча ветеранов в/ч 92598

Вице-Председатель: СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ сельского поселения Большерогачевское Председатель Совета ветеранов: БОРОВКОВ РЭМ АЛЕКСАНДРОВИЧ Дата рождения: 12 марта 1925г. ветеран Великой Отечественной войны Совет ветеранов является первичной общественной организацией, объединяющей пенсионеров и ветеранов труда и Великой отечественной войны, проживающих на территории сельского поселения Большерогачевское. Совет ветеранов создан с целью содействия решению социальных проблем ветеранов и пенсионеров. Совет осуществляет свою деятельность на территории поселения, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации, Уставом сельского поселения, постановлениями и распоряжениями главы сельского поселения, решениями Совета депутатов поселения. Основными целями Совета ветеранов являются: • оказание содействия по вопросам защиты конституционных прав ветеранов и пенсионеров • разработка планов и программ, направленных на создание благоприятных условий для реализации профессионального и творческого потенциала ветеранов и пенсионеров • содействие развитию сферы льготного бытового и торгового обслуживания ветеранов и пенсионеров • патриотическое воспитание молодежи, увековечение памяти односельчан, погибших в годы Великой Отечественной войны и в других военных конфликтах. Основными задачами Совета ветеранов являются: • организация взаимодействия общественного объединения ветеранов и пенсионеров с администрацией сельского поселения по вопросам социальной поддержки • изучение имущественного положения ветеранов и пенсионеров для оказания помощи в решении проблем; • участие в подготовке и проведении сельских мероприятий по празднованию государственных праздников, юбилейных, знаменательных и памятных дат, связанных с военными и историческими событиями. Совет ветеранов поселения работает с самом тесном контакте с общественной организацией «Союз ветеранов локальных войн и военных конфликтов». Это огромный потенциал для организации работы с молодёжью. Именно поэтому, все мероприятия проводятся совместно с молодёжным центром, средней школой, культурно-досуговым центром, библиотеками и детским садом. Неоценимую помощь в этом оказывают Совет предпринимателей и Общественный совет. От Администрации Форума Московского округа ПВО приветствуем и поддерживаем работу Совета Ветеранов во главе с БОРОВКОВЫМ РЭМОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ. Отрадно отметить, что МЫ с его сыном БОРОВКОВЫМ КОНСТАНТИНОМ РЭМОВИЧЕМ учились в одной группе ВВКУРЭ с 1971 года и служили в одном ОКРУГЕ 2015 4 июля МИНСК. Вице-Председатель , Боровков Костантин с суругой Ларисой, Придверов Александр.

Леонов Д.Н.: Скончался председатель ветеранской организации 658 ЗРП ОН майор Летуновский Олег Николаевич Это произошло ещё в августе, но я узнал об этом только на днях.

Валерий Мыскин: Андреева, Белякова, Дубаса знал, служил в полку на РТЦН с 1971 по 1979 годы вместе с ними, затем ушёл на повышение на Тобол начальником инженерной и химической службы, так как полк был кадрированный, я исполнял сразу две должности. С уважением Валерий Мыскин.

Леонов Д.Н.: 12 апреля на РТЦ состоится совещание, посвящённое проведению на территории РТЦ мероприятий Военно-патриотического объединения "Отвага", а также создания постоянно действующего военно-патриотического лагеря. Совещание проводит глава Синьковского сельского поселения полковник ВДВ Н.В.Зубов

Леонов Д.Н.: Решительными действиями овладев территорией РТЦ, глава Синьковского сельского поселения полковник Николай Васильевич Зубов объявил о создании постоянно действующего круглогодичного военно-патриотического детского лагеря "Георгиевская застава" На фото: - слева стоит спиной Сергей Юрьевич Корнилов - комендант объекта; - Николай Васильевич Зубов - глава Синьковского сельского поселения; - Артём Кочерга - заместитель руководителя ВПО "Отвага"; - Светлана Валерьевна Ролдугина - зам.главы администрации, руководитель ВПО "Отвага"; - справа стоит спиной отец Валерий Клюсов - Настоятель Храма Илии пророка села Синьково, инициатор создания лагеря; На митинге у братской могилы на территории РТЦ собралось более ста учащихся Синковских школ 1 и 2, Семёновской школы, Яхромского совхоза-техникума. Потом состоялся субботник по благоустройству территории РТЦ и расчистке площадки для установки палаток летнего лагеря, пока не будет восстановлена стационарная казарма. Также решили в рамках военно-спортивного лагеря создать (восстановить) музей 658 ЗРП ОН. Начало 70-х, на станции. Начальник инженерной службы полка майор П.С.Андреев проводит инструктаж наряда.

Леонов Д.Н.: 7 мая 2016 прошла встреча ветеранов в/ч 92598. По многолетней традиции возложили цветы на братскую могилу на территории РТЦ: Местный житель Александр прослужил в части 12 лет. Увидев делегацию ветеранов, он вышел с графином коньяка - поздравить с праздником: У братской могилы на дивизионе: Степан Вавилович Олейник пришёл в часть в 1959 году: "С командирами-фронтовиками служить было как-то проще". Павел Степанович Андреев пришёл в часть в 1953 году: "А медаль со Сталиным ("За доблестный труд в Великой Отечественной войне") у меня на парадном кителе": Председателем организации ветеранов в/ч 92598 избрана Зоя Алексеевна Урсул: Полковник Василий Иванович Третяк показал фотоальбом о своей службе:

Вице-Председатель: Алексей Панфилов 77977 1974—1977 77998 1981—1984 ВИРТА ПВО 1984—1986 92598 б 1986—1995 Мне тоже хотелось бы познакомится и принимать участие в работе форума! Готов участвовать по силе возможностей! Спасибо за приглашение! 1987 год. Замкомандира полка по вооружению С-300 Начальник Генерального штаба Маршал Ахромеев 15 июня 1987 года на позиции второго зрдн

Леонов Д.Н.: Вице-Председатель Буду рад видеть Алексея Анатольевича Панфилова в рядах участников форума! Фото предположительно 1983 года Верхний ряд: 1. Трофимченко Александр 2. Зыков Виктор Васильевич 3. Забелин Валерий Константинович 4. Олейник Степан Панфилович 5. Ильин Анатолий 6. Шпорт Назар Кондратьевич 7. Поспелов 8. Митин Виктор Андреевич 9. Дюжих Олег 10. Урсул Алексей Фёдорович Средний ряд: 1. Чечель Иван Иванович 2. Кузнецов Иван Филиппович 3. 4. Архипов Николай Васильевич 5. Распеченюк Анатолий Михайлович 6. Панин Михаил Ильич 7. Дубас Фёдор Кузьмич 8. Беляков Владимир Иосифович 9. Панков Фёдор Николаевич 10. Руденко Анатолий Фёдорович 11. Шатов Николай Нижний ряд: 1. Амусов Эдуард Михайлович 2. Иванов Василий Константинович 3. Тягай Николай Павлович 4. Курдесов Егор Васильевич 5. Мартысь Александр Григорьевич 6. Ганеев Мясрур Исхакович 7. Махоньков Евгений Васильевич 8. Андреев Павел Степанович 9. Диесперов Валентин Александрович 10. Брыксин Николай Васильевич

Леонов Д.Н.: Летние учебные сборы военно-патриотического объединения "Отвага" прошли в лагере "Георгиевская застава" на территории РТЦ в/ч 92598 - Видео

Elena: С большим интересом посмотрела ВИДЕО, представленное Д.Н.Леоновым о " Летних учебных сборах военно- патриотического объединения "Отвага" И на ум пришли крылатые слова о том, что - " Ученик, это - не сосуд который надо наполнить а ФАКЕЛ, КОТОРЫЙ НАДО ЗАЖЕЧЬ !!! И действительно - как светятся глаза "трудных" подростков !!! И. какое внутреннее чувство удовлетворения испытывают их УЧИТЕЛЯ - НАСТАВНИКИ !!! !

tonchik254: Может кто знает подробности про эту историю? Мне дедушка рассказывал, что когда строили полки С-25 вокруг Москвы с Рогачевским полком были большие проблемы в плане МАСКИРОВКИ потому, что место строительства полка выпало на поле, он говорил что полк приходилось "закрывать" специальными ограждениями для маскировки которые не редко ломались от сильного ветра, а живущие в деревни люди могли с балкона верхнего этажа видеть вращающиеся антенны Б-200 и подъем ракет, до тех пор пока полк не засадили деревьями,

Леонов Д.Н.: Дивизион полка построен на болоте, которое пересекает (пересекала) старинная дорога Рогачёво - Николо-Пешнорский монастырь - Куликово. В стародавние времена, когда был весенний паводок, над водой оставалась только дорога, да и то не всегда - ориентировались по посаженным вдоль дороги ивам. Когда строили дивизион, дорогу пустили в обход, и на карте получилась характерная скобка. Сейчас ведутся разговоры, чтобы дорогу сделать снова напрямую. Как выглядела старая дорога, можно увидеть в фильме Эльдара Рязанова "Гусарская баллада" - в начале фильма сцена зимнего отступления французов. Снимали в 1962 году на заброшенном участке дороги со стороны 2-й батареи, совсем недалеко от дежурного 9-го взвода. А местность действительно была безлесная. Поэтому на дежурных взводах сделали специальные маскировочные корзины, которые закрывали ракеты в вертикальном состоянии. И однажды даже не дали упасть учебной ракете, когда на тренировке забыли закрыть замки. Но такие маскировочные корзины были типовыми и использовались и в других полках. Деревья на дивизионе сажали специально, и строго запрещали их вырубать. Разумеется, местные жители всё прекрасно видели. Только поставят ракеты вертикально, тут же из Лугового особисту звонят. Рассказывают, что во время Карибского кризиса местные жители позвонили в Рогачёвскую милицию: "Военные перепились и у себя какие-то серебристые самолёты на попа поставили". Станция построена на возвышении, и её тоже было прекрасно видно. Уже в 60-е местные пацаны, заслышав сирену, бежали смотреть, как вращаются антенны и бегают солдаты в противогазах. Но такое положение станции давало возможность после модернизаций видеть самолёты на высотах до 50 метров, что проверялось во время учений. В 80-е деревья выросли, но полковую антенну от 300-ки поставили на "табуретке", и она возвышалась над кронами деревьев. Кстати, деревья вокруг антенны желтели в первую очередь. Фото Рогачёво с американского спутника, 26 июля 1970 года:

tonchik254: Маскировочные корзины это само собой в каждом полку, я слышал, что маскировали весь выгон по периметру (боковым дорогам)

ст.оператор: Позиции маскировали, но "ёлочку" дорог видно как на ладони, офицеры говорили.

hakkapeliittaa: Родина должна знать своих героев. Сюжет телеканала Подмосковье об открытии памятника 658 ЗРП. С участием Дмитрия Леонова .

Леонов Д.Н.: Полк, которого нет СМТ "Вечерний Дмитров" (С) 2000 (Звук омерзительный!!!)

Леонов Д.Н.: Видео: Они защищали Москву Встреча ветеранов 658 ЗРП ОН 5 мая 2007 года. СМТ "Вечерний Дмитров" (С) 2007 Защитники неба Открытие памятника ракетчикам в селе Рогачёво 2 мая 2009 года. СМТ "Вечерний Дмитров" (С) 2009

Леонов Д.Н.: 6 мая прошла встреча ветеранов полка.

Леонов Д.Н.: Из буклета "Православный военно-патриотический лагерь "Георгиевская застава": "22 апреля 2016 года глава сельского поселения Синьковское Николай Васильевич Зубов объявил о создании постоянно действующего военно-патриотического лагеря «Георгиевская застава», который станет базой для проведения мероприятий военно-патриотического объединения «Отвага». ВПО «Отвага» создано в начале 2014 года. Его основными задачами являются: - объединение отрядов, клубов для проведения совместных мероприятий военно-спортивной и творческой тематики; - подготовка членов объединения к службе в Вооруженных силах России; - развитие общенационального сознания, высокой нравственности, воспитание чувства гордости за исторические и современные достижения страны, уважения к культуре, традициям и истории населяющих Россию народов; - обучение членов объединения основам военных дисциплин; - изучение истории России и формирование чувства уважения к прошлому нашей страны, ее героическим страницам, в том числе сохранение памяти о подвигах защитников Отечества; - формирования у молодежи морально-психологической и физической готовности к защите Отечества, высокой гражданской ответственности; - противодействие попыткам фальсификации истории; - организация и проведения для членов объединения военно-спортивных игр Зарниц, полевых выходов и походов, экскурсионных программ, творческих вечеров и другое. Инициатором создания лагеря «Георгиевская застава» выступил ответственный за работу с молодежью в Рогачёвском благочинии протоиерей Валерий Клюсов. Лагерь находится на окраине деревни Подвязново, на территории бывшего командного пункта 658 зенитного ракетного полка. 658-й зенитный ракетный полк особого назначения (в/ч 92598, позывной «Каплун») был сформирован в ноябре 1952 года и входил в состав 10 корпуса 1-й Армии ПВО особого назначения. На вооружении полка находилась система С-25 – первая советская зенитная ракетная система. На окраине деревни Подвязново находился радиотехнический центр наведения ракет, и там же был командный пункт полка. В 1982 году началось перевооружение полка, и в конце 1983 года 658 зенитный ракетный полк заступил на боевое дежурство, имея на вооружении зенитный ракетный комплекс С-300ПТ. В начале 1998 года полк был расформирован. На территории командного пункта полка находится братская могила, в которой захоронены воины Красной Армии, погибшие в 1941 году, защищая Москву от немецко-фашистских захватчиков. Долгие годы воины 658 ЗРП ухаживали за братской могилой. Теперь эстафета памяти перешла к «Георгиевской заставе». В 41-м на этом рубеже были остановлены фашистские захватчики. В 50-80-е годы зенитчики готовы были не пропустить вражеские самолёты к столице. И они выполнили свою задачу. Сейчас нам угрожает новая опасность – идёт информационно-психологическая война. Под прицелом наш образ жизни, наши ценности, наше мировоззрение. Враг ставит задачу разрушить основы нашего национального самосознания, посеять в нашем сознании хаос, лишить уверенности в будущем, внедрить ложные экономические и нравственные установки. И, продолжая славные традиции наших дедов и отцов, на защиту всего, что нам дорого, встала «Георгиевская застава».

Леонов Д.Н.: В рамках авторского надзора за памятником ракетчикам было принято решение о покраске постамента. Работы были согласованы с главой администрации Хохловым М.Н. Работу по покраске выполнил Алексей Голубев: Местные жители интереса к возне с ракетой не проявили. За 4 часа подошла только одна дама. На её вопрос было предложено поучаствовать. На что дама ответила: - Money, money? И пояснила: - Вы же за деньги работаете? - Да, за деньги. За свои деньги. Вот с утра купили краску, кисточки, бензин. Приехали и работаем. Хотите - поучаствуйте. Дама озадачилась и зашла с другого боку: - Да, ведь скоро праздник, надо навести порядок. Какой уж там праздник - выяснять не стали. Тут как раз магазин открылся, и дама нас покинула. Из общения с ней (больше никто общаться не пытался, хотя мимо проходили) сделал два вывода: 1) Бесплатно никто ничего делать не будет. 2) Вся показуха происходит исключительно к празднику. Вот и думаю - а при чём тут "Бессмертный полк"? Видимо, ни при чём. Просто лишний раз убедился, каким "важным" делом занят. Ну ничего - мероприятие обошлось не слишком дорого, гораздо дешевле посещения стоматологии.

valios54: Рядовой-в/ч92598.Года службы 1972-1974,командир полка-подполковник Гонеев,начальник штаба-подполковник Забелин,командир 10 батареи майор Никишин.Был в Рогачево и расположении части 22.07.2013года-на днях.Замучила ностальгия,да,сам из Латвии город Рига,у нас призыв прибалтийский был.Не повезло с погодой,постоянно лил дождь,не смог по мокрым зарослям обойти,когдато знакомые места,да и в гостинницу, на автополигоне, не устроился.Забронировала киностудия. ветров валерий михайлович valios54@inbox.lv

Docent: Небольшое фотовоспоминание о Рогачеве. Июнь 1986. Офицерские сборы. Фото кликабельно.

Каштан: Моим однополчанам посвящается: офицерам, прапорщикам, служащим. Низкий поклон нашим женам. Рогачёвский полк В вечерний час, удобно сидя в кресле, Раскрыв альбом и память вороша, Седой пенсионер с женою вместе Решили вспомнить прошлые года. Вот Подмосковье. Рогачёво,- Обыкновенно русское село. Молва гласит: весьма сурово Власть обошлась с селянами его. Кипела жизнь, со всей округи Народ в село на ярмарку спешил. Сходились здесь пути-дороги, Уездным центром Рогачёво был. Бунт недовольством был навеян, Принёс большую он с собой беду: Кого на выселки, кто был расстрелян В мятежном восемнадцатом году. Фашисты были здесь недолго, Всего-то десять, но суровых дней. Зато народу полегло тут столько - Могил не перечесть в округе всей. Судьба-фортуна вещь коварна И лейтенант, не знавший службы бед, В полк боевой попал нежданно На пять, а может десять лет. Где боевая служба и тревоги, Ученья с января и по январь. Там боевые стрельбы и дороги На полигон в Капустин Яр. Проверки, смотры, вновь тревоги. Дыханье некогда перевести! С трудом под вечер тащишь ноги, К любимой чтобы приползти. Обидно всё же за державу, Для них награды вовсе нет. Всю тяжесть службы, а не славу Делили с нами много лет. Наградой лучшей им на свете За годы службы полковой Была любовь, рождались дети У них с подругою родной. И верно, служба - не веселье, И затянулся её срок В том железобетонном подземелье Ведь девятнадцатый пошёл годок. Не лейтенант безусый, бравый Шагал там бодро по плацу - Майор служивый, чуть усталый. Закончил службу он в полку. И захлестнули сердце чувства, Вмиг раздвоилась и душа: Не знал, землица Рогачёвская, Что так вот будешь дорога! Цветущую он вспомнил пойму Великолепной красоты И как с молоденькой женою Там луговые собирал цветы. В полку росли, взрослели дети. Проходят службу здесь друзья. По временам армейским этим Скучать он будет иногда. Хотя и служба продолжалась Еще довольно много лет Душа его всё же осталась Там - в пойме Яхромской на век. В вечерний час, удобно сидя в кресле, Альбом закрыв свой не спеша, Наш ветеран седой с женою вместе Всё вспоминают прошлые года. Евгений Мельников

Каштан: Мельников Евгений Васильевич. Служил в 658 зенитно-ракетном полку с 1959 по 1977 годы. Выпускник Горьковского радиотехнического училища службу начинал с должности техника-координатчика (1-я группа РТЦН). Первые годы каждую линейку из 5 каналов обслуживали по два офицера (ст.техник и техник). Моим наставником был прекрасной души человек с интересной и редкой фамилией Кит Григорий Михайлович. Гражданская профессия торгового работника не помешала ему в совершенстве освоить боевую технику и передать свой опыт мне. С благодарностью вспоминаю своего наставника. Возглавляли группу Мансуров Михаил Александрович и Брыксин Николай Васильевич (нач. и зам.) Аппаратура в те годы работала неустойчиво, особенно блоки питания. И мы с утра до вечера вгоняли их в нужный режим с помощью шаговых переключателей, за что нас прозвали «кочегарами». После нескольких модернизаций работа аппаратуры стала более устойчивой и каждую линейку обслуживал уже один человек. Подтверждаю: два канала (25 и 15) обслуживали спецрежим под номером «215». Работали они всегда в паре, все команды проходили одновременно, один канал на случай срыва подстраховывал другой. При всех проверках, как правило, проверялись дежурные и вышеуказанные каналы. 25-й в своё время доводилось обслуживать и мне. Застал те времена, когда полк возглавляли фронтовики: командир Егоров Михаил Иванович, начальник штаба – Кайдан Пётр Потапович. Позднее служили фронтовики: Дементьев Аркадий Николаевич, Волковский Климентий Иванович, Панков Фёдор Николаевич, Распеченюк Анатолий Михайлович. Офицерский состав на тот период представлял разношёрстную картину. Наряду с фронтовиками было много офицеров, так называемого «Сталинского набора», призванных на курсы подготовки офицерского состава и оставленных служить в Вооружённых Силах. Людям самых разных гражданских профессий от учителей, агрономов, работников ж.д. транспорта до торговых работников было гораздо труднее влиться в воинский коллектив и осваивать сложную на тот период боевую технику, чем выпускникам военных училищ. К тому же, были они гораздо старше нас. Некоторые из них откровенно добивались увольнения из Вооружённых Сил, остались самые стойкие. Не прибавляло уверенности в службе большое скопление офицерского состава, очень слабое продвижение по службе. На 14 офицеров нашей группы лишь две должности выходили за рамки звания старшего лейтенанта. К средине 60-х годов положение с офицерскими кадрами сложилось до неприличия остро: «старлеи» в возрасте 30 лет и старше – обыденная картина. Причина: система одна, двигать офицеров по служебной лестнице было некуда. И всё же к концу 60-х начались некоторые подвижки: убыли на полигоны офицеры: В.Кравцов, Г.Супотницкий, А.Шнурковский. В военные комиссариаты направлены: А.Казанок, И.Грищенко, Т.Драганчук, Б.Веселов, П.Лец. Но наиболее сильные кадровые перемещения начались в связи с формированием противоракетной обороны Москвы. Продолжили там службу однополчане: В.Вихров, Н.Моргунов, В.Кавун,В.Беляков,В.ТесленкоВ.Кожевников и др. Система ПРО пополнилась достойными, подготовленными офицерами. Отметим: не сразу и не вдруг полк вышел на передовые позиции, вершиной которой стало вручение ему Ленинской Почётной Грамоты. Этому предшествовала большая, трудная, порой изнуряющая физически работа и не каждому она оказалась по плечу. Командир полка Лаптев Иван Тимофеевич успешно справился с этой задачей. Те, кто служил в эти годы, думаю согласятся со мной. Человек целеустремлённый, требовательный, с присущей хозяйственной жилкой. Именно он привел военный городок, казармы, караульное помещение, клуб части в приличное состояние. Построено кирпичное здание пожарной (прежнее деревянное несколько раз "пыталось самоликвидироваться" с помощью пожара). Да и пруд на территории городка, сооружённый под его руководством, как правильно было подмечено, не случайно прозвали «морем Лаптева». Вышеуказанная работа послужила основой для дальнейших успехов полка. Моё мнение относительно радиотехнического центра может показаться субъективным, т.к. в течение 9 лет являлся замполитом подразделения (1968-1977 гг). Согласен, что наибольших результатов коллектив добился под руководством Воскресенского Вадима Павловича, хотя ради справедливости надо сказать и о значительном вкладе начальника РТЦН Прокофьева Майка Николаевича. Успех обеспечивался прежде всего сильным составом офицеров с прочными знаниями и большим опытом работы. И всё же, именно Воскресенскому В.П. удалось в полной мере реализовать его потенциал благодаря планомерной, повседневной и целеустремлённой работе. Прекрасной, надёжной опорой ему был Брыксин Николай Васильевич, которого можно справедливо назвать совестью офицерского состава. С чувством глубокого уважения вспоминаю о командовании полка под руководством Дубаса Фёдора Кузьмича (начальник штаба – Забелин Иван Александрович, замполит – Беляков Владимир Иосифович). Спокойная деловая служебная обстановка, никакого высокомерия, доверие к подчинённым. После увольнения из Вооружённых Сил в течение 8 лет работал на «Алмазе» –разработчике нашей системы С-25, который радует нас и удивляет мир до сих пор. Приношу извинения за технический срыв в предыдущем тексте (хотелось красивее, а получилась ерунда).

Леонов Д.Н.: Командиры дивизиона С-25: - Никольчук Н.Л., Герой Советского Союза, 1953-1959 - Юхименко, 1959-… - Кокарев - Елагин - Третяк В.И., …-1981

Леонов Д.Н.: Встреча ветеранов 658 зенитного ракетного полка 6 мая 2017 года У братской могилы на территории РТЦ. "Пока хоть один жив будет - будем собираться" Новые главы книги о 658 ЗРП.

HESSHERR:

Леонов Д.Н.: Вспоминает подполковник Караичев Владимир Гаврилович: «Я работал в Дмитровском райвоенкомате, старшим помощником начальника 1-го отделения по транспорту, а потом начальником 3-го отделения, уволился в 93-м году. Рогачёвский полк я знаю очень хорошо, потому что это был первый полк, который пришлось комплектовать техникой из народного хозяйства и доводить до штата военного времени. И вместо Кразов-255В надо было давать К-701 и бортовую машину. Седёльный трактор – кабину тащить, а бортовую машину – везти кабеля. Есть разница между штатом военного времени и штатом мирного времени. Плюс накладывается текущий некомплект машин – списанных, в капиталку, и так далее. Был приказ министра обороны об оценке боеготовности войсковых частей. Полк считался боеготовым, если у него было определённое количество техники – процентов 70 или 80. Это был ещё МП-81, моб.план 81-го года. Сейчас об этом можно говорить, он давно не существует. Полк комплектовался полностью. Эта техника изымалась из народного хозяйства и уходила в армию. Если это была не государственная техника, а кооперативная или частная, то оформлялись документы, и через Госбанк возвращались денежные средства на расчётный счёт. Вот этим я занимался. И больше года длилась эта эпопея, пока не согласовали ту технику, которой можно заменять штатную именно на 300-м комплексе. Мы никак не могли получить ответ – какую же машину можно использовать, какой грузоподъёмности и конфигурации, и что можно вместо К-701, потому что в то время К-700, К-700А, К-701 практически не было. И тем более – в самом Рогачёво, вот в чём дело. Часть комплектовалась тем, что было в Рогачёво, а там были только Мосмелиорация, ПМК и совхоз. И вот приходилось комплектовать. В Рогачёво был стационарный комплекс, а в Ковригино – мобильный. Эта 300-ка, которая была в Рогачёво, тоже перемещалась, только у них очень много имущества, кабелей, вот поэтому туда и было много транспорта. Сейчас уже не помню, но в пределах тридцати единиц, от двадцати до тридцати машин я давал в полк. И периодически проводилось контрольное развёртывание, и обучение приписного состава. У нас много было солдат, сержантов, и офицеры туда были предназначены, и проходили проверочные сборы, занятия. Так что там работа была поставлена неплохо».

Леонов Д.Н.: 5 мая 2018 года прошла традиционная встреча ветеранов 658 ЗРП

Anatoly: Дмитрий, в 1984-86 в документах писали так: 10 к ПВО ОН, 10 корпус ПВО ОН, ХХХ ЗРП ПВО ОН. Полк - зенитно-ракетный. Во всех открытых документах и на бумагах с открытым доступом (увольнительные, командировочные и пр.) ставилась "открытая" печать: в/ч 52116. Печать "10 корпус ПВО ОН" ставилась на документах от "секретно" (на ДСП не ставили) и далее вверх. В 1985 году при отработке новых документов (устаревание, часть связана с переходом на 300ПТ) на всех документах убиралось слово "артиллерии". То есть наш нш Мелехов из "генерал-майор артиллерии" превратился в "генерал-майора". На некоторых документах метка исполнителя (исп.ХХХ) должна была находиться строго на определенном месте, причем это не совпадало с приказом 010

Леонов Д.Н.: Anatoly Спасибо, учту!

Консультант: Даже в секретной переписке, в документах по грифом секретно и сов. секретно, никогда не упоминаются действительные наименования частей, только номер части какзывается. Например, если указывается адресат, то пишется Командиру в/ч 00000, если подписывается письмо, то Командир в/ч 00000. И в тексте тоже упоминаются только номера частей. Написанное Вами, Anatoly, сказка, и не более. Похоже, Вы секретные документы и в глаза не видели, тем более приказ МО № 010 точно не читали.

Леонов Д.Н.: Совершенно верно, я приказ 010 не читал. И в военном билете у меня записано "в Советской Армии не служил". Это даёт мне определённую свободу. Но это не значит, что надо искать бумаги с грифом и, радостно повизгивая, их обнародовать. Потому что за давностью лет их ценность близка к нулю, а с точки зрения книги их ценность изначально невысока. Потому что любая книга - это не техника и не хронологическое перечисление событий. Описание техники - это инструкция. А книга - это в первую очередь люди. Но люди, к сожалению, уходят. Я собираю материал почти 10 лет, и уже нескольких человек, чьи диктофонные записи у меня в компьютере, нет в живых. Поэтому приходится торопиться. А текст на предмет точности формулировок можно поправить в любой момент. Поэтому я, конечно, учту ваши замечания, но не считаю их самым главным.

Кенгуру-6: А насчет написания зенитно-ракетный, то тут все зависит от того-можно ли между словами поставить союз И. Я уже писал когда-то, но сделал ошибку и сейчас ее исправлю. Одно из толкований слова зенитный-служащий для стрельбы по воздушным целям. Т.е. зенитный ракетный комплекс-это комплекс, служащий для стрельбы по воздушным целям ракетами. Поэтому, никаких черточек в данном случае ставить не надо. Например, зенитный ракетный полк С-25

Anatoly: Консультант пишет: Написанное Вами, Anatoly, сказка, и не более. Похоже, Вы секретные документы и в глаза не видели, тем более приказ МО № 010 точно не читали. Конечно сказка. Вот только Вам я не назову свои данные: незачем А попытка завести меня на диалог или оправдания просто смешна. Те, кто знает где и с кем я служил (и где работал до и после армии) тем ничего объяснять не надо. Про номера частей поржал, как говорится в инетах. Большего бреда придумать сложно. Ой1 Простите... Это ж сам Консультант, он не ошибается

Консультант: Ну Вы, конечно, очень меня обяжете, если как-нибудь учтете, сказанное мной. Само собой разумеется, исключительно из уважения к будущим читателям Вашей книги. К сожалению, определенную свободу то, что Вы не служили в Советской Армии, Вам не дает. Вы ошибаетесь. Это обстоятельство твердо налагает на Вас обязанность, если вы в принципе считаете себя историком, максимально не отклоняться от военной достоверности, если хотите, от уставной правды, в том, что Вы излагаете в своих опусах. И меня удивляет непонимание Вами того, что ценность правды, изложенной в любых документах, никогда не приближается к нулю. Наоборот, их историческая ценность только увеличивается со временем. Люди со временем уходят, на что Вы сами обратили внимание. Это аксиома. Это не требует доказательств. И потому торопиться с текстами, которые Вы надеетесь потом при случае исправить, совершенно не по-исторически. Это халтура, а История халтуры не терпит. Она очень требовательная женщина. И любая книга может быть только тем, что что она из себя представляет. История создания и применения в войсках системы оружия, это будет одна книга. А вот история личного состава войсковых частей, имевших на вооружении эту систему оружия, это уже совершенно другая книга. Но коктейль из этих книг "вкусным", или востребованным читательской аудиторией, в принципе не может быть. Смешать, но не взбалтывать? Лично я, так думаю... И в связи с чем Вы решили, что мои замечания каким-то образом претендуют на что-то главное, ума не приложу. Из мухи вылупился слон? Удачи Вам!

Леонов Д.Н.: Консультант Спасибо за пожелания! Я в своих опусах не претендую на всеохватность и объективность. Даже если речь идёт о воспоминаниях ветеранов, всё равно они несут отпечаток моих воззрений - вопросы-то задавал я. Так же как я отбирал документы для книги и их интерпретировал. Разумеется, всем угодить не получится. Лично для меня сложность заключается в том, что чтобы определить структуру книги, надо знать, каким материалом я располагаю. А чтобы собирать материал и задавать вопросы, надо представлять структуру книги. Таким образом, получается замкнутый круг. Поэтому не исключаю, что для меня могут открыться новые аспекты, которые вынудят поменять структуру книги. Даже история одного полка настолько сложна и многогранна, что рассматривать его историю только с точки зрения боевого применения, или истории личного состава не получится. Даже если взять судьбу конкретных офицеров, то помимо карьеры в армии у них была жизнь до службы, которая во многом и сформировала их личности. Не менее интересно проследить, как сложилась их судьба после службы. А есть ещё рядовой и сержантский состав, семьи офицеров, местные жители, некоторые из которых и стали членами семей офицеров... И это накладывало отпечаток на саму службу. Поэтому ограничиться одним аспектом не получилось. Про востребованность вообще отдельная история. Сейчас читают мало, тиражи небольшие и пр., поэтому угадать, что будет востребовано, а что нет, я бы не взялся. Впрочем, как сказал один знакомый, история - это не то, что было на самом деле, а то, что красиво написано. Но судить о том, что у меня получится, в любом случае не мне.



полная версия страницы