Форум » ОБЗОРЫ, СТАТЬИ,ПУБЛИКАЦИИ В ПЕЧАТИ и ИНТЕРНЕТ » Литературная страничка » Ответить

Литературная страничка

hakkapeliittaa: Литературная страничка (Стихи, рассказы, воспоминания, очерки)

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

volhovm6: ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

volhovm6: — Что, Петро тоже косит от оповещения и сбора? — Конечно. Да ребят тоже понять можно. Весь месяц без выходных продержали с этими учениями и инспекцией этой. Снова затрещал динамик, и загорелась контрольная лампа. — Внимание! Циркулярно! Десять ноль одна! Субботний вечер! Повторяю! Субботний вечер! Это не учебная тревога! Десять ноль одна! Субботний вечер! — голос был тот же но интонация совершенно другая. В голосе слышался страх и сильное напряжение. Жилин и Васнецов уставились друг на друга. — Володя, это же… Это же война… Они там совсем умом тронулись? Что за учения такие? Васнецов ничего не ответил. Только нахмурился и схватил трубку оперативной связи. — Букварь? Это подполковник Васнецов. Дайте девяносто девять. Жду… Алло. Девяносто девять? Это сто шестой! В десять ноль одну получен сигнал… Что? Вы подтверждаете? Черт возьми, согласно инструкции я должен запросить подтверждение! Возьмите себя в руки!.. Все. Все понятно. — Он бросил трубку на место и взглянул на майора: — Записывай, чего смотришь! — рявкнул он. В помещениях бункера завыла сирена, и замигали белые круглые плафоны с красной надписью «Тревога». Подполковник схватил трубку коммутатора. — Комаров! Субботний вечер! Общий сбор немедленно!.. Какие шутки нахрен! Выполняй! Телепрограмма на экране телевизора замерцала и сменилась сеткой для настройки четкости. — Внимание, — заговорил голос из динамика телевизионного приемника. — Говорит штаб по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Москвы и Московской области. Прослушайте… — Голос смолк. На экране пошла рябь, и послышалось шипение. Затем лампы освещения заморгали в помещениях и люди почувствовали дрожь бетонного пола, покрытого линолеумом. — Что это такое?… В коридоре послышался топот. Кто-то торопился на свои боевые посты. — Они задолбали уже своими учениями! — раздался возглас Лишенко в дверях. — Это не учения, — крикнул Васнецов. — Иди на пост! — Да ну и ты туда же, — махнул рукой Лишенко и ушел. — Алло! Букварь! Букварь! — крикнул Владимир в телефон. — Алло! Черт, Миша, что со связью?! — А я почем знаю, — нервно отозвался Жилин. — Попробуй по внутренней узнать. Может с какого-то поста могут дозвониться? — Ладно. Алло! Семен! У тебя связь с Букварем есть? Нет? Черт! — подполковник положил трубку. — Миша, сиди тут я на центральный сбегаю… * * * — Букварь! — Связи нет! — Квазар! — Связи нет! — Оперативный девятого района наблюдения? — Связи нет! — Генштаб! — Связи нет! — Оперативный ФСБ? — Связи нет! — Оперативный по ГО и ЧС? — Связи нет! — Штаб РВСН? — Связи нет! — Штаб ПВО Московского округа? — Связи нет! — Да твою же мать! В центральном операционном пункте, которым являлся большой зал за массивной дверью с надписью «Субботний вечер», царил хаос. Офицеры перебегали от пульта к пульту и перекрикивались тревожными фразами. Разрывались телефоны от звонков с внутренних постов, однако связь с внешним миром полностью исчезла. Васнецов подбежал к начальнику смены полковнику Коновалову. — Гриша, что за чертовщина такая? Это же война или я сплю, и мне кошмар снится? — Война, Володя! — хмуро ответил полковник. — Связаться не могу ни с кем. Черт. Мне доложили с первого и второго постов из метро, что в подземке был взрыв. А сейсмографы докладывают, что зафиксировали четыре или пять взрывов по городу. Самый слабый, около десяти килотонн. — Как такое, может быть?! — воскликнул Васнецов. — Мы же никаких ракет не наблюдали и самолетов тоже! — Это не ракеты Вова, это диверсионные фугасы. Они нас без связи оставили. Черт знает, что там твориться от электромагнитного импульса. Господи, все не так должно было быть, — полковник потер лоб. — Все совсем не так. — Ребята, вы совсем охренели! — раздался позади крик Лишенко. — У меня сын в этом году в первый класс идет! У меня племянница замуж выходит! Вы чего?! — Лишенко, возьми себя в руки! Ты еще не понял что происходит?! — рявкнул полковник. — Да у меня сын в первый класс пойдет в этом году! — его словно заклинило. Оглушительный гул пронесся по помещениям бункера и кое-где потух свет. На сей раз пол трясся намного сильнее. Шум людей усилился. — Черт возьми! Кто-нибудь наблюдает ракеты? Что это вообще было? — Есть! Минитмен! Тридцать три сорок четыре! — послышалось с одно из пультов. На большом экране загорелась первая красная нить траектории вражеской ракеты. — Цель? — Москва. — Связь с Антеем еще есть? — Так точно! — На громкую! — Есть! — Антей 400! — Антей 400 слушает! — разнесся по залу голос из громкоговорителей. — Зафиксирована первая цель! — Принято! — Цель уничтожить! — Есть! — Товарищ полковник! Цель разделилась! — Вижу, — Коновалов стиснул зубы, глядя на большой экран, где одна красная нить разделилась веером на пять. — Лишенко! Лишенко черт тебя дери! Сядь за пульт и руководи боевым расчетом! Приготовь к залпу противоракеты внутреннего периметра! — Цели два и три уничтожены! Цели один и пять, уничтожены! — доложил с пульта. — Так… Так! Внимание! Четвертая цель прошла через пояс Антея! Лишенко! — Цель веду, расчет произведен! — Уничтожить! — Есть! Из глухого уголка подмосковного леса взмыла в небо противоракета. — Гриша, они на нас напали… Зачем? — Васнецов уставился на полковника. — Сейчас уже не разберешь, кто на кого напал. Наверное, у них такой же бардак, как и у нас сейчас… — Товарищ полковник! Цель не поражена! Но траектория изменилась! — Куда… Куда летит боеголовка?! — Калуга! Коэффициент вероятного отклонения восемьсот метров! — Все равно… Все равно ударит по Калуге… — пробормотал полковник. — У меня старики в Калуге живут!!! — заорал один из офицеров и вскочил со своего места. — Лишенко, тварь! Ты как расчеты производил, сука?! — А ну сесть и успокоиться?! — прокричал Коновалов. — Да какой нахрен… — Я сказал успокоиться и заниматься своим делом, черт вас всех дери! — Но ведь можно еще раз попробовать?! Товарищ командир! — Она вышла из нашей зоны досягаемости! Все! — Командир! Ракеты! Девять штук! — Цели?! — Расчитываю… Есть! Обнинск! Тула и область! Нижний Новгород и область! Новомосковск! Рязань и область! Калуга и область! — Есть цели, которые пересекают наш сектор? — Нет, товарищ полковник. Они все вне зоны нашего воздействия. — Есть! Есть одна! — крикнули с соседнего пульта. — Одна неклассифицированная ракета пройдет между поясом Антея и нашим сектором! — Цель! — Но какая разница? — Я спрашиваю цель! Она может в Китай вообще летит откуда-нибудь из северного моря или из Англии! — Калужская область! Надеждинск! Услышав это название, подполковник Васнецов дернул командира за рукав. — Гриша! Там мой брат! И племянник! — Володя, успокойся! Мы в любом случае попробуем ее перехватить! Внимание! Взять цель! Вести до оптимального участка и уничтожить! ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

umbon: Ходил он от дома к дому, Стучась у чужих дверей, Со старым дубовым пандури, С нехитрою песней своей. А в песне его, а в песне - Как солнечный блеск чиста, Звучала великая правда, Возвышенная мечта. Сердца, превращённые в камень, Заставить биться сумел, У многих будил он разум, Дремавший в глубокой тьме. Но вместо величья славы Люди его земли Отверженному отраву В чаше преподнесли. Сказали ему: «Проклятый, Пей, осуши до дна... И песня твоя чужда нам, И правда твоя не нужна!» И. В. Джугашвили, 16 (по другим данным 18) лет.

umbon: Товарищи участники Форума! Представляюсь вам по случаю получения очередного воинского звания "майор".

volhovm6: Арсений Одуорб В 1980 году, будучи старшим лейтенантом-инженером (тогда приставка «инженер» отличала нас от орлов-командиров), начальником участка поверки и ремонта спецаппаратуры технической ремонтной базы 1 Отдельной Армии ПВО, я был очень горд. Горд тем, что мне, юному военному инженеру поручили спецзадание масштаба всей противовоздушной обороны огромной страны - СССР. На каком-то высоком армейско-промышленном совещании наш командир базы, видимо, вспомнив, что ему надо получать «полковника», привычным жестом «взмахнул шашкой», и на удивление руководства Тушинского машиностроительного завода заявил: - Контрольную установку для проверки боевых ракет КУВ – 207 перепроектируем , и самостоятельно переделаем ее в КУВ –«Белка» для эксплуатации на полигонах ПВО страны . КУВ " Белка" предназначалась для проверки и настройки ракет-мишеней перед запуском, для безопасного и гарантированного старта на учениях. Без проверки было много случаев несхода ракет -мишеней со стартовых столов на площадках полигонов, а это - срыв учебно-боевых задач...КУВ "Белка" монтировалась в КУНГе на базе шасси автомобиля ЗИЛ-131 или ЗИЛ-157.КУНГ -это кузов универсальный герметичный. Так обычная подмосковная воинская часть №….. взяла на себя функции НИИ, КБ , сборочных цехов предприятия и снабжения всех мероприятий необходимыми деталями и оборудованием. Коз…отпущения, точнее самым ответственным, приказом назначили меня, пообещав всемерную поддержку во всем, « капитана», академию, квартиру, премию и орден , если через год первый КУВ- «Белка» успешно отработает при запуске ракет – мишеней РМ-207А «Белка» на Эмбе. Впрочем, цену этим обещаниям я понимал. Мне было интересно реализовать себя в начале службы, познать, чего я стою на самом деле. И Родине помочь (мне почему-то кажется, что на этой фразе молодой читатель смеется надо мной. Мы были другими.Это правда). (Ракеты – мишени РМ-207А «Белка» , переделанные из боевых зенитных управляемых ракет "207А" , до 1988 года затем сбивались, или иногда не сбивались ,на учениях Войск ПВО на полигонах Капустин Яр, Эмба -5, Чита, Сары-Шаган, Приозерск, Балхаш-9 и др. силами и средствами подразделений ЗРВ. Но это история нервов и напряжения моих дорогих однокурсников и не только, прошедших множество полигонов…) Итак, мне придали двух офицеров, двух прапорщиков, и двух рабочих. И работа закипела. Меня даже освободили от нарядов (3-4 наряда дежурным по части в месяц). Первый месяц мы корпели над схемами установок ПКЧ -3 -412 ( проверка и настройка радиовзрывателя), КИП-11м и КИП-12 м (проверка и настройка каналов радиоуправления ,радиовизирования и стробирования), КИП-300 (проверка электроцепей всей ракеты) , КПС -207 (пневматика) и т. д. (Все в составе КУВ-Белка) . Несколько раз выезжали на Тушинский завод и в часть, где выпускались боевые ракеты. Все описывать не буду, любой может меня поспрашивать, отвечу. Такое не забывается…Сейчас это уже не секретная техника. Просто выпускники нашего любимого Минского Высшего Инженерного Зенитного Ракетного училища , наверное, оценят, каков был обьем работ и уровень подготовки «творческого коллектива камикадзе», как нас прозвали на базе. Чуда не случилось, через год КУВ не сделали, но через год и три месяца ДА! (Как сейчас кричат "YES!!!") И ночью погнали первенца за 200 км по Подмосковью, в другую войсковую часть №…..(там боевые ракеты переделывались в мишени и затем отправлялись по железной дороге на полигоны), где сразу по приезде утром наше вымученное изделие подключили к ракете-мишени для первой испытательной проверки. Сонный, но в предвкушении первых выходных за полтора года и прочих обещанных командованием радостей, я дал команду: «развернуть изделие». Местный инженер, как обычно офицер ПВО в крепком запасе по кличке МИХАЛЫЧ, включил напряжение, которое подается через наш КУВ. И произошло ужасное. Раздался хлопок сработавших предохранителей силового щита на КУВе, но испытуемая ракета начала гореть. Абсолютно невозмутимо Михалыч выключил рубильник на стене зала, и сказал : - Интересно,вся сгорит, или только электросиловой блок ? И повернувшись к бледному военному инженеру (то бишь ко мне), сказал : - Не ссы литеха, прорвемся. Командование не видело, а стукачей в цехе не держим. …Оставшиеся два дня испытаний прошли как в тумане. Вначале разобрались, в чем дело. Михалыч сразу сказал, что «Ваши козлы препутали на силовом кабеле "26 Вольт" " +" с "- ". Так и оказалось. Затем все пошло гладко, мы выявили еще с десяток недоделок, но в таком сложном механизме, как сказал Михалыч, без этого никак, особенно если «по -трезвянке». Перед отъездом, уже победителями, я решил в акты проделанных работ и испытаний записать все выявленные дефекты. - Ну и дурак ты, Арсений, - сказал Михалыч Буркнув, что это не даст возможности повторить наши ошибки другим, особенно на полигонах, я пошел на доклад командиру части № ….. Подписав акты у командира части , обнявшись с Михалычем, и , естественно, отдав ему остатки спирта – около пяти литров, ночью убыли в свою часть как победители. Эпилог. Выписка из приказа Министра Обороны СССР …за освоение новой сложной техники наградить: -орденом Красной Звезды – полковника Анд - ва С.И. , командира части - орденом «За службу Родине в ВС СССР 3 степени - подполковника П - уева М. Н., заместителя командира по политической части - медалью « За боевые заслуги» - капитана С - ина В.Б.-начальника планово-диспетчерского отдела части Выписка из приказа командира войсковой части (через год после успешных полигонных испытаний КУВ –Белка): - несмотря на многочисленные недостатки при испытаниях КУВ-Белка , отмеченные в акте проведенных работ , в связи с успешным окончанием проектирования, изготовления и испытания данного изделия - - снять ранее наложенное взыскание « Строгий выговор» со старшего лейтенанта-инженера Одуорб Арсения Борисовича, начальника участка ремонта спецаппаратуры Михалыч! Ты меня слышишь? Жив ли, дорогой? Спасибо тебе за все! Это было счастливое время! Вместо эпилога. Всего " на коленях" было изготовлено десять установок для предстартовой проверки ракет мишеней. Они успешно отработали, пока не отстреляли весь запас ракет снятой с вооружения подмосковной ЗРК С-25. Впрочем не весь. При развале СССР "верха" даже ракеты делили как цветной металл.Но это уже следующая история ... А ту "горелую" ракету Михалыч со своей бригадой втихаря восстановил за субботу и воскресенье...

volhovm6: В раскатах грома, в газах раскалённых Уйдёт ракета в черноту небес. Ей кто-то вслед посмотрит восхищённо, А кто-то чертыхнётся: «Ну и бес!» Живёт народ, да в праздник – с белой скатертью. Машины, мотоциклы заимел. А всё ж без этих вот ракетно-ядерных И прочих ПВО-шных наших дел Носил народ одежды бы наряднее, Столы б ломились от заморских яств. Но он, хлебнувший лиха столь изрядно,- Он армии последнее отдаст. Бессонницы и нервов напряжение, И лучшее оружие Земли,- Всё это плата малая терпению Народа. Всё что можем и смогли. 1974 г. Я помню ту осень, ноябрь тот далёкий. Колонна машин еле-еле ползла. Ложилась, шурша, под колёса дорога. Дорога к «тридцатке» меня привела. Всё было впервые – и койки в два яруса, И первый наряд, и подъём, и отбой, И первый конверт от тебя, где был адрес С номером части моей войсковой. В наряде, у пульта, на стрельбище местном, В строю и без строя, средь ночи и дня Военной науке сурово и честно Мои командиры учили меня. Мужская работа. Надёжность и скромность. Армейская твёрдость, что крепче стены. И грома раскаты над степью огромной – Не столько к дождю, сколько против войны. Всех вас и доныне люблю я и помню – Всё службе отдавших – судьбу и талант, И вас, сединой убелённый полковник, И вас, неженатый ещё лейтенант. Из нынешних лет, бесталонно-голодных, Смотрю, как под знаменем алым в строю Вы мимо идёте походной колонной. Смотрю и равняюсь. И честь отдаю. 1997 г. ЗДЕСЬ ЕЩЕ

Elena: На Земле нет силы, чтобы сломила МОЩЬ НАШЕЙ РОССИИ!!! ТАК - БЫЛО, ТАК - ЕСТЬ И ТАК - БУДЕТ!!! И - ТЕБЕ, НАШ НАРОД, И РОДНАЯ АРМИЯ - НИЗКИЙ ПОКЛОН !!!

Геннадий Ростовский: Из военной лирики: * * * Над полигоном несутся снега. Рыщет волчицею в поле пурга. После отбоя мы валимся в койки. В сны, где шумят сады и луга. В сны, по которым алеют костры, Осиротевшие стынут дворы, Тополь роняет листву на дорогу, Мать не дождётся желанной поры. Но, когда полночь куранты пробьют, Те сновидения вдаль уплывут И, незаметно проникнув в казарму, Девушки наши меж коек пройдут. С грустной улыбкой нагнутся ко лбам, К смутно белеющим ночью плечам. Ёжиков мягкие руки коснутся. Тёплые губы прижмутся к губам. Платья подснежник, как будто весной, Вновь расцветёт возле койки ночной, Но не у каждой: та клятвы забыла, Та разлюбила, а той всё равно… Над полигоном несутся снега. Рыщет волчицею в поле пурга. Сплю я, и лоб мой, тревожный и жаркий, Ласково гладит девичья рука. Пусть я ушёл не на бой и войну, Жди меня, слышишь, в зиму, в весну, Мой кареглазый подросток, тростинка, Жди, как умели ждать в старину! Месяц промёрзший желтеет в окне. Жгучий декабрь идёт по стране. Тихо в казарме. Ребята ворочаются, То улыбаясь, то хмурясь во сне… 1969 г. * * * Эх, судьба, как ты парня ломаешь! Уже даже не снится покой… Нету слов вообще! Привыкаешь К разношёрстной казарме мужской. По утрам пол старательно драишь И дневалишь средь ночи глухой. Три устава зубришь. Привыкаешь К жизни строгой, солёной, лихой. Сам подшиву с хэбэшкой стираешь. Перекладину мучишь с «козлом». Садишь пули в мишень. Привыкаешь Подчиняться, не лезть напролом. Хлеб армейский – он горек и сладок. А в строю быть – не то, что в толпе. Привыкаешь к бетону площадок И к внимательным КПП. К кирзачам и муштре привыкаешь И к сержанту, что так неучтив, И от каши перловой икаешь, Но и к ней ты привык… (Ну, почти). Стихла боль, что подобна фантомной В отсечённой ноге иль руке. Та, что стала невестой другому, - В очень дальнем уже далеке. От печали главою не никнешь. Время лечит. Тем боле – года. Но к измене её не привыкнешь. Не простишь. Ни за что. Никогда. 1969 г. * * * Не люблю я декабрь: лютый холод, заносы, бураны… Выйдешь из дома утром - – вокруг непроглядная темь. В небе звёзды колюче горят. Спят подъёмные краны. И покажется вдруг: не придёт никогда уже день! Но мелькают недели. Январь по листочку слетает. И однажды, часы поднимая к весёлым глазам, Видишь: нет и семи, а уже над кварталом светает, Как румянец к щекам, приливает заря к небесам. Прибавляется день! Продлевается. Это – надолго. Отпускается на душу больше тепла и надежд. Скоро лёд затрещит, загремит на проснувшейся Волге. Скоро март принесёт ворох свежих весенних одежд. Прибывает и солнца, и песен, и писем заветных. Высветляя добро, оттесняя неправду и зло, Прибавляется день. Подрастает, как сын, незаметно. Над страною горит. Над Землёй распрямляет крыло. Люди сложного времени, трудно добытого счастья, Не стоим мы в сторонке сраженья меж светом и тьмой. Прибавляется день. Мы его защитим от напастей. Мы прикроем его, если надо, и жизнью самой. Для того мы и служим, встаём по тревоге до света. Для того и легла от ракеты на снег эта длинная тень, Чтоб шагал по планете в багряной рубашке рассвета, Чтобы рос, прибавлялся и креп удивительный день! 1972г. * * * В раскатах грома, в газах раскалённых Уйдёт ракета в черноту небес. Ей кто-то вслед посмотрит восхищённо, А кто-то чертыхнётся: «Ну и бес!» Живёт народ, да в праздник – с белой скатертью. Машины, мотоциклы заимел. А всё ж без этих вот ракетно-ядерных И прочих ПВО-шных наших дел Носил народ одежды бы наряднее, Столы б ломились от заморских яств. Но он, хлебнувший лиха столь изрядно,- Он армии последнее отдаст. Бессонницы и нервов напряжение, И лучшее оружие Земли,- Всё это плата малая терпению Народа. Всё что можем и смогли. 1974 г. * * * В воронках от бомб зажурчали ручьи. Траншейные шрамы травой зарастают. И белые кости, теперь уж ничьи, В земной глубине, в темноте истлевают. А где-то в далёком российском селе В окно стукнет веткой ночной ветерок, И мать встрепенётся в домашнем тепле, И выдохнет тихо: «Не ты ли, сынок?»… 1975 г. * * * Каждый день на поезде – то на службу утром, То со службы вечером – едем с остановками В зданья засекреченные с техникою мудрою, В квартиры свои личные с нехитрой обстановкою. Наша жизнь железная, наша жизнь – дорожная, Железнодорожная, зелёный мотовоз, Для страны полезная, а для нас тревожная, Вся, как дождь из капель, из радостей и слёз. Если блок военный или сверхдержава Шляпы вдруг снимают, почтительно глядят – Значит, у страны моей оружие не ржавое, Значит, в том заслуга есть знакомых мне ребят. Домино, картишки, книги и газеты, Обсужденье местных и прочих новостей. За окошком поезда – мирные рассветы, Тающие призраки ядерных страстей… 1976 г. * * * Я умру в тот месяц, что звучит на «БыР», Износивши сердце своё до дыр, Доносив, но не опозорив мундир. Над могилою скажет мой командир: -Он старался не делать людям зла, Дать им ломти надежды, любви, тепла. Не во всём был прав и не всё сумел. Жил порою не так, как мечтал-хотел. Он исправно служил. Он не помнил зла. Будет память о нём в наших душах светла. 1990г. И Д У В З А П А С В запас иду я, армия Советская. И ты со сцены сходишь, это факт. Причина – беловежская и веская: Ты – на куски, коль со страной – инфаркт. Тебя недаром в песне легендарною Назвал народ, поднявшийся с колен. А к вам, в лицо плюющим нынче армии, Плевки вернутся с ветром перемен. Не может быть, чтоб снова не осилили Беду, что подползла из-за угла. Прощай, моя Советская! Российской Дай Бог такою быть, как ты была. В запас иду. И китель мой с медалями В шкафу тихонько будет истлевать. Из строя выпал. Вырезан миндалиной. К гражданской жизни надо привыкать. Не для меня разводы и наряды. И музыкант не мне трубит «Зарю». Я буду вне. Ну, может, буду рядом. Сынишке портупею подарю. Но ещё долго, словно по тревоге, Слетать с постели буду в 6 утра, Потом смотреть в окно, как по дороге Спешат на службу те, с кем я вчера… 1992 г. К А П У С Т И Н Я Р В то утро мы не ведали, не знали, Спеша на службу, в школу, на базар, Что ты теперь зовёшься город Знаменск, А не какой-то там Капустин Яр. В нелепой страсти к перелицеванью, Зуд перемен под кожей ощутив, Тебе решили новое названье Присвоить, нас об этом не спросив. Но впрочем, нет, чиновники спросили, Чтоб сделать всё как раз наоборот. Неужто он и впрямь теперь всесилен, - Чиновник тот, плюющий на народ? Нет, как бы он мозги не затуманивал, Какие б не качал ещё права, Ему не сделать нас с тобой Иванами, Не помнящими кровного родства. И как бы им в Москве той не стараться, А мы как были долгие года Не знаменцы, не знаменки – капьярцы, Так будем ими, братцы, навсегда. Под солнцем юга, знойным и высоким, Ты, город, зеленеешь и цветёшь. Как лермонтовский парус одинокий, Сквозь степь навстречу путнику плывёшь. Ты, как мираж, как сказка, вырастаешь Среди полынной выжженной земли. С тобой мы закалялись в испытаньях. С тобой мы и мужали, и росли. Твои ракеты снова рвутся к звёздам, И вновь следит за небом твой радар… Ты на посту, спокоен и серьёзен – Не Знаменск, нет, - навек – Капустин Яр! 1994 г. РОМАНС Нет, ничем ты не сможешь, не сможешь помочь, Только сердце сожмётся от муки, Когда плач ты услышишь, услышишь сквозь ночь О любви, о войне, о разлуке. Крепче звеньев цепи и надёжней корней Были рядом, держась друг за друга. Пусть война оказалась любви не сильней, Но смогла сделать вечной разлуку. По лугам и полянам какая-то мгла. Речка грустно куда-то струится. Это память туманом под ноги легла И дождями в окошко стучится. Это нежно и горько поёт соловей, Это воет волчицею вьюга, Что и нас не минует средь русских полей Ни любовь, ни война, ни разлука. 1996 г. * * * Я помню ту осень, ноябрь тот далёкий. Колонна машин еле-еле ползла. Ложилась, шурша, под колёса дорога. Дорога к «тридцатке» меня привела. Всё было впервые – и койки в два яруса, И первый наряд, и подъём, и отбой, И первый конверт от тебя, где был адрес С номером части моей войсковой. В наряде, у пульта, на стрельбище местном, В строю и без строя, средь ночи и дня Военной науке сурово и честно Мои командиры учили меня. Мужская работа. Надёжность и скромность. Армейская твёрдость, что крепче стены. И грома раскаты над степью огромной – Не столько к дождю, сколько против войны. Всех вас и доныне люблю я и помню – Всё службе отдавших – судьбу и талант, И вас, сединой убелённый полковник, И вас, неженатый ещё лейтенант. Из нынешних лет, бесталонно-голодных, Смотрю, как под знаменем алым в строю Вы мимо идёте походной колонной. Смотрю и равняюсь. И честь отдаю. 1997 г. ВАЛЬС ВЕТЕРАНОВ Ты под вечер устало тронешь струны гитары, И она отзовётся и напомнит нам вновь Про ракетные пуски и тюльпаны Капьяра, Про рассветы над поймой и про нашу любовь. Всё, что прожито – вспомнится и глаза затуманятся, Когда песню подхватят боевые друзья. Никогда не забудется, вечно с нами останется Офицерская молодость – и твоя, и моя. Лейтенанты лихие, с этой степью полынной, С этим краем заволжским мы связали судьбу. Мотовоз на площадки, грохот в небе пустынном, Карусели антенн, капли пота на лбу… Звёзды юности нашей – их никто не загасит, Над ночным полигоном они светят для нас. Лейтенанты лихие, мы сегодня в запасе, Только верность и память не уходят в запас. 2000 г. ПОЛИГОНУ «КАПУСТИН ЯР» Ты – столица российских ракетчиков, Испытательный полигон Грозных хищников, звёздных разведчиков, Баллистических мегатонн. Ты почти уже стал историческим И в учебники будешь внесён. Ты Ракетным Войскам Стратегическим И отец, и кузнец, полигон. Дикий рёв. Пламя, в соплах бушующее. Уходящая в небо звезда… Становилась здесь явью стартующей Королёва Сергея мечта. В зной и стужу, под небом блистающим, Рядом с домом моим, тих и строг, Словно в завтрашний день наступающий, На восток он глядит, на восток. Академию кончив победную, Этих мест и хозяин, и друг, Здесь при жизни ещё стал легендою Твой любимец, Василий Вознюк. Для него и земля Волгограда Показалась в отставке чужой. В парке города, с «Юностью» рядом Он лежит, отдыхая душой. А тебе, полигон, ещё рано Отдыхать, стариковски дремать. Шар земной снова в шрамах и ранах. И тебе ли об этом не знать? Пусть над нашенской степью по-прежнему Гром ракетный гремит в облаках. Будь России щитом и надеждою. Русской славой в грядущих веках! 2000 г. О Ф И Ц Е Р А М В день февральский, ставший красным, а не серым, В день, который мужикам всего милей, Пью за армию, за русских офицеров. Это значит – и за старших сыновей. Лейтенанты, капитаны и майоры, Вы – опора, вы – надежда и уверенность страны. Будут песни, будет хлеб, не остановятся моторы, Потому что у России есть достойные сыны. Вам, конечно же, служить сейчас труднее, Чем служилось мне, ушедшему в запас. Власть который год никак не поумнеет. Держит в пасынках и в чёрном теле вас. Вы военной новой формой не блистаете. Вам её не выдают с десяток лет. Ваши жёны календарики листают: До получки доживёт семья иль нет? Офицеры, вы как прежде, люди долга. А вот власть перед служивыми в долгу. Но несёте вы свой крест, как воды – Волга, Исключив из лексикона «не могу». Если надо – вы не сдрейфите, не струсите, Смертный час достойно встретите в бою. Но хочу я, чтоб вы жили, парни русские. Я люблю вас! И за вас сегодня пью. В день февральский, ставший красным, а не серым, В день, который мужикам всего милей. Пью за армию, за русских офицеров – Самых лучших у России сыновей! 2001 г. * * * В том чеченском плену у мальчишек-ровесников Выбор был небогат: отречёшься – живой. Не отрёкся от веры, от нательного крестика И за это своею заплатил головой. Головою в буквальном, а не в переносном. Претерпел за Россию, пострадал за Христа. Был кинжал окровавленный хищным и острым. Покатилась головушка в пыль у куста. У двоих же других души дрогнули, замерли И вскричали, что жизнь вряд ли стоит терять. Отреклись. А потом перед видеокамерой Их заставили в пленных своих же стрелять. Из троих ты один превозмог и осилил. Плен и пытки сломили других двух парней. Отрекаясь от веры, отреклись от России, От самих же себя, от своих матерей. Я не знаю, какой было матери горше. Но пусть недруги нам не пророчат беды: Не погибнет Россия, не выклюет коршун Её очи, пока есть такие, как ты. Ну, а если б со мной так случилось в итоге? Смог бы выстоять, смерть увидав впереди? И шепчу я, не верящий в Господа Бога: -Господи, не приведи! 2002 г. Ч Е Ш С К О Е П И В О Не было рекламы и в помине В те года на сереньких экранах. Пили, вин и водочки помимо, Пиво мы из бочек деревянных. Бочки те из Астрахани слали Грузовым вагоном нам в Капьяр. В банки-трёхлитровки наливали Продавщицы тот ещё «нектар». Вкус заморских марок был неведом. Пили то, что было, без проблем Под воблёшку, рака или с хлебом Офицеры, юные совсем. Но однажды кто-то расстарался (Местное начальство? Военторг?): С чешским пивом город оказался. То-то был и праздник, и восторг! Золотое, пенное, хмельное, Плотное и терпкое, оно Было райским чудом среди зноя, Что в награду небом нам дано За успех облёта, за усталость, За расчёт, за точность и за риск, За ракету, что умнее стала, За мишень, раздолбанную вдрызг! Зал пивной в «Стряпухе» осаждали, Забывая про семью, про дом. Мы такого пива не пивали Больше никогда уже потом… 2002 г. В С Е - Н А С У Б Б О Т Н И К! И демографии гримасы, И сокращающийся штат К чему ведут? К тому, что в массе Армейской нет почти солдат. Вот, помню, раньше, в прошлом веке Солдат всегда был под рукой. Зимой он вёл борьбу со снегом, А летом – с буйною травой. А ныне мы дошли до ручки В принятьи самых глупых мер. Но не барчук, не белоручка Расейский славный офицер. Он – воин, пахарь и работник. А ратный труд – не фейерверк. Сегодня – пятничный субботник. Вчера таким же был четверг. Что с командиром пререкаться? Он, оглядев унылый строй, Сказал сурово: - Надо, братцы! Тем более, что не впервой. Жить, как в хлеву, нам не пристало. Не территорья - срамота. Чтоб всё блестело и сияло, Как принадлежности кота! Бурьян разросся и шиповник. За штабом – вообще позор. Греби граблями, подполковник. Живей метлой мети, майор. А если это не в охоту – Пишите жалобы в Москву! Какие, к чёрту, спецработы?- Бели бордюр, сгребай листву! 2003г. НАШ ДЕНЬ ПОБЕДЫ Победные знамёна поднимая, Весна бушует в рощах и садах. И вновь приходит к нам в начале мая Наш праздник – тот, что порохом пропах. Наш День Победы – с памятью о павших, С надеждами вернувшихся солдат… Наш День Победы, в громе майских маршей, В сиянье фронтовых своих наград. Уходят наши прадеды и деды Туда, откуда их не возвратить, Но память о войне и о Победе Живёт сейчас и вечно будет жить! Весна смеётся, как девчонка дразнит, В венке цветов степных и полевых. Встречай, страна, свой самый светлый праздник! Плачь по погибшим, береги живых… 2003 г. С Б Е Р Е Г И! Ноет кожа на пальцах – пристыла к металлу И шумит голова от высоких частот. Как там дома жена? Ждать ещё не устала? Не смогли вместе встретить в этот раз Новый год. Так вот жизнь и проходит. И хоть звёзды крупнеют, Но детишки растут в основном без отца. Не случайно до срока жёсткий ёжик седеет, А обманным посулам не видно конца. И родня попрекает: мол, занялся ты тем ли? На «гражданке» давно бы стал купцом-молодцом. По весне не зерном кормишь русскую землю, - Полигон всесезонно засеваешь свинцом. Ты к возможным локальным, к мировой невозможной Денно-нощно готовишь свой личный состав. Не жалей о годах этой службы тревожной, Не стыдись, что устав твоей библией стал. Среди стольких предательств, отчужденья и стужи, Когда жизнь разъедают непотреба и ржа, Не отдай на потраву, сбереги свою душу. Пусть до смертного часа будет чистой душа! 2003г. Е. К. - БЫВШЕМУ ОФИЦЕРУ Тому назад пятнадцать лет Жизнь оказалась скособоченной. Пустою пачкой сигарет Судьба швырнула на обочину. Теперь ты нищий грязный бомж, Каких немало на Расее. Счастливых лет уже не ждёшь, А жнёшь всё то, что сам посеял. Бывают светлые деньки, Когда удача улыбнётся, Когда проставят мужики, Когда халтурка подвернётся, Когда десятку в вечный долг Протянет бывший сослуживец… Век огрызается, как волк. Жизнь, вычитаясь, не сложилась. И только снятся иногда Дочурка, шею обвивающая, Да офицерские года, Да мать, что где-то там жива ещё… 2003г. Я З А В И Д У Ю Я завидую вам, лейтенанты,- Бравой выправке, юным годам, Вашим пылким мечтам и талантам И любви к вам хорошеньких дам, Острой памяти, меткому глазу, Тренированным сильным телам, Холостяцким пирушкам, проказам, Очень взрослым серьёзным делам. Я завидую вам, повелителям Самых умных и мощных ракет, Вам, выносливым победителям Серых будней, лишений и бед. Строгой жизнью не очень-то битые И хлебнувшие лиха сполна, Возносимые, и позабытые, И имеющие ордена, От безденежья не раскисающие, Хаты с краю оставив другим, Дорожащие честью, вдыхающие Этот горький Отечества дым, Обещаньями сладкими сытые, В службу впрягшиеся не для наград, Матерщиной начальственной крытые, Берегущие жизни солдат,- Я завидую вам, лейтенанты! Белой завистью, - вам, молодым. Вашим пылким мечтам и талантам. Я и сам был когда-то таким. Маршируют года за годами. Лейтенанты, извода вам нет,- Офицерства надёжный фундамент, Русской армии сила и цвет! 2003г. * * * Жизнелюб, седеющий полковник, Был любимцем женщин. А теперь К собственной кровати он прикован. Двор недостижим и даже дверь. Служба - это что-то вроде культа. Полигон знакомым был, родным. После красной молнии инсульта Стал разбитым, а не разбитным. Тяжкие невидимые цепи Держат и зимою, и весной. О его здоровье Бога в церкви Молят дочь с заплаканной женой. Редок гость из бывших сослуживцев. Все шаги к дверям ведут другим. Здесь же – словно горем причаститься. Что уж зря расстраиваться им! Мгла в душе, тоска ноябрьской осени. Хлещут тучи каплями свинца. Хорошо – жена пока не бросила. Видно, будет рядом … до конца. 2004г. * * * Раздирая неба парусину, Разрывая в клочья тишину, Над степной, ковыльною Россией С исполинской, богатырской силой Мчит ракета в звёздную страну. И её с любовью и тревогой Провожаем, взглядами следя. Словно бы родители в дорогу, Повлажнев глазами, от порога Провожают в дальний путь дитя. Ты уж там, средь звёзд, не зазнавайся. Ты, родная, нас не подводи. Взрывчатым характером не майся. Всё, чему научена, пытайся Сделать, одолеть свои пути. Чтоб страна границы удержала, Чтоб не рвали клочья от неё, Чтоб гордились мы своей державой, Зная, что оружие не ржаво, Веря в дело нужное своё. 2004г. * * * Когда отблистают парады, когда отгремят оркестры, Венки и гирлянды возложат к Вечным огням и крестам, Когда фейерверки погаснут – от Владивостока до Бреста Над грустной землёю нависнет щемящая пустота. Текут молчаливые реки, мигают пугливые звёзды, И яблони цвет свой роняют, и скорбные стынут леса, И дышится трудно, со всхлипом – настолько разрежен воздух, Настолько суровы и строги нависшие небеса… Как будто накрыло Россию огромным невидимым панцирем, Гигантским невидимым куполом, тяжёлою густотой. И что там минута молчания по теле- и радиостанциям В сравнении с этой зияющей щемящею пустотой! 2005г. * * * Капустин Яр, Капустин Яр! Души отрада и нектар. Погоны, бриджи, сапоги, Сазаны, щуки, судаки, Ночёвки, песни у костра, И комары, и мошкара… Капустин Яр, Капустин Яр! Степное солнце и загар. Арбузов алых аромат, На главной площади парад, Тюльпаны, запуски ракет, В степи алеющий рассвет… Капустин Яр, Капустин Яр! Похож на ярмарку базар, Где юга щедрые дары, Верблюды, дыни и ковры, Картошка, горы помидоров, Ажиотаж, галдёж и споры… Капустин Яр, Капустин Яр! Ночная тишь, полдневный жар, «Стряпуха», «Юность», ГДО, Маёвки в пойме с МТО, Пух тополей, хмельной кураж… Какой пейзаж и вернисаж! Капустин Яр, Капустин Яр! Забор бетонный, тротуар, Вечерней танцплощадки круг, Тепло девичьих нежных рук, Оркестр военный духовой, Настрой весёлый боевой! Капустин Яр, Капустин Яр! Прошли года, и стал я стар. Но ты остался дорогим, Хотя и с именем другим. Прими стихи мои, как дар, Капустин Яр, Капустин Яр! Примечание: МТО – материально-техническое обеспечение. 2007 г. * * * Скачет лето, стрекоча кузнечиком, Прыгая с июня на июль. Фильмы про войну и про разведчиков, Лязг и грохот, злое пенье пуль. Над страной берёзовой и вербною Сквозь десятилетия летят «Юнкерсы» июня сорок первого. Свечи поминальные горят. И вопрос, печальный и отчаянный, Бродит по России, старина: «Как же мы прошляпили начало-то? Кровушкой умылись-то сполна?» Книги, кинофильмы и историки Спорят меж собой до хрипоты. Впрочем, всевозможные «лав стори»и Интересней чьей-то правоты. Комики и гомики и стервы Интересней многим и важней. И возможен новый сорок первый На просторах Родины моей. А народ глазеет в «ящик» вечером, Громыхает крышками кастрюль… Скачет лето, стрекоча кузнечиком, Прыгая с июня на июль… 2009г.

volhovm6: В армии, в учебке у меня был друг Дима Семенов из Орджоникидзе (вдруг прочитает и найдет меня в инете). Был он радиолюбитель на все руки, а солдаты, они ведь за любой шухер, даже за голодовку, лишь бы сломать для разнообразия распорядок дня. Особо по вечерам, доставала нас команда: - РОТА РАССАЖИВАЙСЯ НА ПРОСМОТР ПРОГРАММЫ «ВРЕМЯ»!!! Все бегом бежали с табуретками и строили прямоугольник. Приходилось вместо курилки и подшивания сидеть час, с ровной спинкой и слушать про закрома колосовых… итд. Дима вынашивал план, рисовал схемы, я откручивал ему радиодетали, какие попадались под руку (все же войска у нас ПВО), и наконец он собрал грандиозный мега-аппарат, который уместился в спичечный коробок. Все очень просто, всего два регулятора: один для настройки частоты, другой силы сигнала. Это был генератор тв-помех. В нашей роте два сержанта. Один «умный», а другой «сильный». Смотрим программу «Время», вдруг помехи, больше, больше. Подходит «сильный», лупит кулаком по телику, результат нулевой, но только он поворачивается к нему спиной, телик показывает, чуть шолохнулся, опять рябь и вой в динамике. Пришлось ему стоять спиной к телику, любая попытка шевельнуться расстраивала телик. Так под сдавленные смешки он и стоял. Мы с Димой называли это - Выставить марионетку. Потом брались за «умного». Телевизор начинал хандрить, у «сильного» уже была задача - стоять задом, но это не помогало. За дело брался «умный». Он начинал делать вокруг телика магические пассы и замирал когда изображение появлялось (обычно с руками поднятыми вверх). Иногда мы с Димой заранее решали какой театр нам покажут марионетки сегодня, и чувствовали себя властителями мира. Когда сержантам это надоедало, они выключали ящик, но если вдруг заходил дежурный по части он их дрючил за сбой распорядка дня, тем более при нем телик работал как часы и отмазки не канали. Приходилось марионеткам стоять в странных позах, причем как ни старались поставить вместо себя солдата, телевизор не показывал, даже если салабона переодевали в сержантское хб. Наконец они додумались сломать своего мучителя. Когда нам принесли новый, цветной, все сказали: - ух тыыыыы!!!! Только мы с Димой громко заржали (тем чуть не спалились). В новый телик вселилась душа старого. Вроде глупости, а вся рота целый день ждала вечернего представления. Правильно говорит армейская мудрость: Куда солдата не целуй, повсюду жопа… ОТСЮДА

umbon: Мне с газетных страниц улыбается Юрий Гагарин, Сын когда-то великой, а ныне почившей страны. Разве знал ты, Герой, что жесток будет век и коварен, И разрушит твой мир на изломе Холодной войны... Революций кровавых дитя, он рождался в мученьях, Закалялся слезами крестьян и рабочих трудом, Старый мир разбивал на осколки, рубил на поленья, Создавая народов советских вместительный дом. Он творил не людей, а титанов, доставших до неба, Победивших нацизм и поднявших страну из руин, Никогда не жалевших для ближнего свежего хлеба, Достигавших скалистых вершин и подводных глубин. Он мечтал дотянуться до звезд из степей Казахстана, Приручить буйный атом и Арктики льды покорить И не знал, что его в одночасье внезапно не станет, Что придется упрямых детей навсегда отпустить... Мне с газетных страниц улыбается Юрий Гагарин, Сын великой, оставшейся в сердце навечно страны. Разве знал, ты, товарищ, что век наш настолько коварен... И такие герои уже никому не нужны...

Эстина: umbon пишет: "Улыбается Юрий Гагарин" Прекрасное стихотворение, такую поэзию "вежливые" люди предпочитают не читать, А жаль.

Elena: Прекрасные стихи надо больше и БОЛЬШЕ печатать!!! Не очерствели сердца и души простых людей , у которых есть ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА И ЛЮБОВЬ К СВОЕЙ РОДИНЕ ! И никогда не поймут друг друга простые люди и олигархи, которым надо помнить, что ВСЕ мы - смертны...... И. в этой жизни важно, чтобы СОВЕСТЬ БЫЛА ЧИСТА!

umbon: Средь домов однотипных небросок и скучен Распростёрся район магазинных витрин... В этом месте, однажды решил Аникушин, Должен в камне навеки застыть Исполин!.. И стоит он, как будто готов, как и прежде, В бой неравный вступить ради счастья людей! Не жалея себя ради светлой надежды, Забывая себя ради светлых идей!.. Отдавая все силы свои для народа, Не волнуясь о том, что с ним будет самим, Беззаветно сражаясь за нашу Cвободу, Он лишенья терпел, был властями гоним, Но сумел для Людей мир построить он новый В беспринципной, порочной, грабительской мгле! Мир, где Труд человеку явился основой Для того, чтоб Хозяином стать на Земле! И боится не зря тех идей возрожденья Тот, кому хорошо и комфортно, когда Есть возможность к рукам прибирать достиженья Окроплённого потом людского Труда! Те, кто может лишь только просиживать в креслах, Брать от общества всё, не давать - ничего! Озабочены, чтоб никогда не воскресло Не забытое нами наследье его!.. И пусть нынче вложить нам пытаются в уши, Дескать, чувства людей уж повёрнуты вспять... Здесь стоять Исполину! - решил Аникушин. Здесь стоит он и будет вовеки стоять! Историческая справка. Памятник Владимиру Ильичу Ленину в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург) на Московской площади, созданный авторским коллективом, возглавляемым советским скульптором - Народным художником СССР, Героем Социалистического Труда Михаилом Константиновичем Аникушиным, был открыт 22 апреля 1970 года к столетию со дня рождения Ленина. Несмотря на то, что Владимир Ильич не был человеком атлетического телосложения, Аникушин сделал Ленину такой подарок за его непримиримую самоотверженную борьбу ради светлой идеи построения справедливого человеческого общества, которой он посвятил всю свою жизнь. События 29 сентября 2014 года в Харькове являются наглядным подтверждением того, что были и (надеюсь) есть и будут ещё люди, которых проходимцы всех мастей боятся даже по прошествии значительного временнОго промежутка после ухода первых из жизни. Ибо страшнее всего для этих новоявленных властителей мира такое стечение обстоятельств, при котором люди узнают правду и начнут сравнивать то, что есть, и то, что было, незадурманенным умом. И единственный способ избежать подобного развития событий - это не просто оболгать, опорочить, перевернуть с ног на голову, вырвать из контекста, утрировать незначительное тёмное и опустить на дно глобальное светлое, а сделать всё, чтобы навсегда стереть из людской памяти, уничтожить любое значимое напоминание. Напоминание, заставляющее людей шевелить мозгами и побуждающее к такому, хоть и далеко не самому тяжёлому, но всё же труду, как поиск дополнительной информации, помимо той, что можно легко получать посредством купленных и проданных СМИ. И создать необходимые условия, чтобы этот процесс "стирания" прошёл на "ура". Над чем и ведётся активная работа.

umbon: ...А вскоре боль другой потери Хлестнула по сердцу, как плеть. Она жила, как бы не веря, Что Ленин может умереть! А эти траурные звуки! Нет-нет! Казалось, не к беде, А просто вытянулись руки, Уставшие в большом труде! А скорбь! Она была, как Волга!.. Он для тебя, Отчизна-мать, Трудился ТАК, ...что долго-долго Ему придётся отдыхать... Справка. В настоящий момент я работаю над переводом в полноценную электронную версию (не сканирование, а представление в формате кодовой таблицы WIN-1251) этой замечательной поэмы! При удачном стечении обстоятельств в обозримом будущем планирую представить на этом форуме её целиком.

Вице-Председатель: umbon пишет: В настоящий момент я работаю над переводом в полноценную электронную версию (не сканирование, а представление в формате кодовой таблицы WIN-1251) этой замечательной поэмы! При удачном стечении обстоятельств в обозримом будущем планирую представить на этом форуме её целиком. Именно на нашем Форуме Ваш авторский проект будет востребован и украсит Тему! Благодарю за Ваш талантливый подход к современности!!!

Elena: Сегодня, 09- 10-2014 на концерте в честь Юбилея А. Пахмутовой исполняли и НАШУ ПЕСНЮ .... Вот отрывок из песни : Вспоминаем и грустим Друга не обидим, Мы в грядущий день глядим, И себя там видим. Год за годом,день за днём Замелькали даты.... Нашу песню мы поём Старые солдаты. Что нам годы,что уют, Нас надолго хватит Молодые подпоют, Юные лодхватят..........

umbon: Созидатель наследия книжного, ты в расчетах настолько был смел, что инстинкт пожирания ближнего в виде формул представить сумел. Новый век без конца потешается над наивностью детской твоей и всей мощью своей защищается от твоих утопичных идей. Не учел ты одной лишь безделицы, избавляя наш мир от оков: люди все, к сожалению, делятся на два вида: овец и волков. Хищник волк – это надо учитывать. На овец у него аппетит. А овца любит травку пощипывать. Ей скоромная пища претит. Волк живуч: и травой пообедает, и древесной корой будет сыт; а овце, коли мяса отведает, несваренье желудка грозит. Вот и бродят по волчьим владениям травоядных овечек стада. Своё мясо волкам на съедение предоставить готовы всегда.

Леонов Д.Н.: Нескромно похвастаюсь - в этом году я тоже стал писателем. В смысле мою писанину теперь продают за деньги. И издательство даже обещает прислать бумажный экземпляр (зачем? ведь я же и так знаю, что там написано). Речь идёт о художественных книгах. Чтобы было понятно, что пишу, вот ссылка на один рассказ - Жесткий диск, найденный на помойке. Надеюсь, что литературный опыт позволит мне сделать мои тексты на тематику ПВО более читаемыми.

volhovm6: Одуорб Арсений Чисты леса , канал несёт в столицу воды, И именем Москвы тут можно всё назвать, Тут не бывает никогда плохой погоды, Ведь Трудовая – сердца благодать! Здесь Подмосковная Швейцария - И даже в чём-то красивей, Вдали от пляжа-шлюза талия, А девушки-значительно стройней! Скрипит под санками снежок, Вот в Трудовой Зима настала: «Держись дружок, ещё шажок, Поедем в Волен, прошептала…» С Любовью к Родине и людям, Гостей умеют тут встречать, Здесь никого и никогда не судят, Готовы всех всегда понять. Здесь победителей великая история, На Дмитровке не просто дачный городок, Ведь здесь живут под аурой «виктории», Потомки, слышащие фронтовой гудок. Гудок победного состава уж не слышен- С Савёловской дороги - мерный электричек гул, Военный городок давно закрыли свыше – Он небо защищал столицы от летающих "акул". ........ Чисты леса , канал несёт в столицу воды, И именем Москвы тут можно всё назвать, Тут не бывает никогда плохой погоды, Ведь Трудовая – сердца благодать!

volhovm6: Dron пишет: День памяти Пушкина А.С.

volhovm6: ОШИБКА Правдинский комсомолец, старший лейтенант Витя Кабаев, бежал согнувшись мимо столиков Горьковского ресторана "Москва". Старший лейтенант Кабаев закрыл рот руками. Старший лейтенант Кабаев бежал к умывальнику в туалет. Старший лейтенант Кабаев ошибся! В ресторан мы залезли вечером после занятий на сборах политсостава. В ресторан мы залезли вдесятером. В ресторане "Москва" вечером мест не было, но мы залезли. Нас было десять офицеров всех родов Горьковского корпуса ПВО. У нас был спирт во фляжках. Для нас вытащили два стола, сдвинули, и мы разместились. Ресторан "Москва" был лучшим в г.Горьком. В ресторане "Москва" сидела приличная публика. Мы тоже были приличными людьми. Мы скинулись по десятке на закуску и попросили графины с водой и стаканы. Вечер начался. Мне сказали , что ракетчики не пьют. Мне сказали , что они ходят круглосуточно в сапогах и портупеях, и что у них все очень строго. Меня обманули! Ракетчики были добросовестными офицерами и выпивали все по полной. Графины быстро пустели. В одиннадцать вечера мы встали в круг. Начались половецкие пляски. В центре круга извивались девченки. Они побросали свои столики. Из варочного цеха вышли повара в белых колпаках. Повара смотрели наше выступление. Нам никто не мешал. Мы вернулись за стол, налили и выпили. Витя Кабаев схватил стакан с водой и запил. Воды в стакане было больше половины. Витя выпил воду залпом. Его лицо перекосилось. В стакане оказался чистый спирт. Витя зажал рот руками и побежал в туалет. Я сидел и ждал Витю. Он вернулся. У него не было слов от возмущения. Он начал выяснять, кто подставил ему этот стакан. Я сказал, - Витя! Ты ошибся! Витя посмотрел на меня отравленным взглядом и ответил, - Да. Я ошибся! Витя достал пачку сигарет. Пачка была пустая. Я сказал, - Витя! Пачка сигарет пустая - значит ты будешь жить. Трезвым за столом был один Антон Химорода. Антон налил из графина воды и дал Вите. Антон сказал, - Витя! Тебе сейчас нужна вода, много воды. Надо разводить спирт внутри организма. Антон сказал , - Пей Витя и тебе станет легче. Антон был добрым, чутким, отзывчивым человеком. Он всегда приходил на помощь в трудную минуту. Витя понюхал стакан. В стакане был спирт, чистый. Витя заматерился. Антон стал разбираться с ракетчиками. Те заявили, что в графине вода, и они запивают из этого графина весь вечер. Я сказал, - Витя! Куда мы попали? Добром это не кончится. Надо отсюда валить. Я собрал фляжки, и мы пошли. Мы остановили такси. Я сел с водителем. Сзади захлопали двери. Витя начал орать, что он боевой летчик, а не диван, Витя орал, что ему что-то отдавили. Витя всех посылал, но его не слышали. Машина подъехала к гостинице "Ока". К удивлению водителя из задних дверей вылезли шесть человек. И я не могу впомнить, - Кто не заплатил за такси? ОТСЮДА

volhovm6: Л.В. Волошина, вдова участника ВОВ, уроженка Донецкой области Тот солдат – был мой муж… Волошина Людмила Семёновна ( мкр Трудовая , Дмитровский район, Московской области) посвятила своему покойному мужу Волошину Анатолию Никандровичу, тяжело раненному в Берлине за три дня до Победы немецким юношей из гитлерюгенда, это стихотворение: Неторопливые рассветы, Неторопливая река, Я помню в детстве все закаты, Не на день помню – на века! Донец вскрывался той весною, И плыли трупы по реке, А мы с поникшей головою, Живых искали вдалеке. И с детства крик войны суровой, Разрывы бомб и посвист пуль, И буйный цвет акаций новых, Сражённых, павших, словно куль. До Победы три дня, сорок пятый в Берлине, Тишина, непривычно стоит тишина, Зорька ясная, нет уже боя в помине, Одиноким лишь выстрелом вспыхнет война. Утро раннее – свежие росы, И солдату не спится, уже не до сна, И не верится в то, что смерть ещё косит, И что пули летят с тишины, от врага. Затаился фашист, сам в предсмертной тревоге, В голове гнев и страх, как гудок, Он не хочет понять – его смерть на пороге, Но рука всё равно нажимает курок. Цель достигнута, скошен солдат, Но проснулся уже отдохнувший артбат, Весть средь них пронеслась как набат: «Ранен наш самый юный солдат»! Враг не видел такой ещё ад, такой мести : Разнесён был он в клочья в своём тихом месте. Был солдат тот отправлен в санбат: «Выздоравливай - слышал он, - поскорее, солдат!» Пролетели года, и казалось, войне не бывать, Он остался живой, доктора сотворили с ним чудо. Иногда вспоминались те дни, Ветеранам нельзя забывать те бои, Только вот со здоровьем совсем стало худо. Пятьдесят с той поры промелькнуло, как лето, Только пуля врага без границ и времён. И солдат, что в Берлине был ранен когда – то, Вновь отправлен в санбат – на ремонт! Это эхо войны, что полвека спустя прозвучало, Но теперь, через годы, оно уже смерть означало, Я на войне не была, не воевала, Но меня и мою дочь через полсотни лет Эта пуля врага тоже достала: Ветерана – солдата не стало… Я стихи теперь не пишу , Не до творческих муз – тот солдат был мой муж! 1995 год Родной Донец вскрывался нынешней весною, И плыли трупы по реке, А я с поникшей головою, Ловлю слезу, что на щеке… 2015 год Фото В. Броудо в парке мкр Трудовая - автор стихотворения Людмила Семёновна Волошина у казармы воинской части 03251, где служил её дорогой и любимый муж полковник А.Н. Волошин

Elena: На фоне всего того, что происходит в мире, хочется поздравить всех,всех С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА !!!! Нашего русского поэта,знавшего и воспевавшего загадочную русскую душу ! И не зря говорят, что :"В Россию можно только верить" !!!

volhovm6: Образцовая стрельба. В конце 70-х в министерстве обороны была так называемая райская группа, состоявшая из заслуженных маршалов и генералов, которых в принципе не увольняли. А возглавлял эту группу маршал Москаленко, который в свое время имел большие заслуги перед социалистическим отечеством, а в последние годы превратился в обыкновенного ворчливого старика. Группа эта называлась инспекцией ЦК КПСС при министерстве обороны с очень большими полномочиями. Мне на тот момент инструктору 234 центра боевого применения ЗРВ ПВО страны приходилось встречаться с этим маршалом. При проведении стрельб зенитно управляемыми ракетами нас посредников инструктировал один из постоянно сопровождающих маршала генерал. Если вас маршал будет спрашивать о результате стрельб нужно четко и бодро отвечать "Прямое попадание товарищ Маршал Советского Союза" (хотя в то время прямое попадание была большая редкость). Однажды при достаточно неудачной стрельбе (ракеты ушли в бархан) наш бравый маршал приехал непосредственно на позицию зенитно-ракетного дивизиона (а командир дивизиона и его заместитель от страха попрятались), а встречал маршала офицер наведения (ст. л-т) непосредственно осуществлявший неудачную стрельбу. Как дела, - спросил маршал, а офицер, помня инструктаж отвечает: "Прямое попадание товарищ Маршал Советского Союза" Маршал говорит: "Молодец сынок" И вручает офицеру часы со своей руки. Все в замешательстве... Через некоторое время разрешили сделать повторные стрельбы с хорошей подстраховкой. И указанный офицер так и сделался отличником со всеми вытекающими последствиями.

volhovm6: До сего времени в армии существует пресловутая «дедовщина». Конечно, она уже не та, которая существовала после распада Советского Союза, когда матери не знали, каким сын возвратится из армии — то ли на костылях с перебитыми ногами и подорванной психикой, то ли вообще в гробу. Это были знаменитые лихие годы, когда в обществе, во всех его структурах, в том числе в армии, правила сила. Тогда выживал сильнейший. Сейчас многое изменилось в нашей стране. Изменилось в лучшую сторону. Произошли колоссальные изменения и в армии. Народ стал по-другому смотреть на своих защитников. Однако, такое зло, как кем-то придуманная «дедовщина», продолжает сопротивляться от своего полного уничтожения. Как-то я слышал по телеку, как один военный политолог успокаивал слушателей тем, что эта зараза существует в армиях всех стран мира. В нашей армии, якобы, тоже существовала всегда и, дескать, на исчезновение её не надейтесь. Это была откровенная ложь, так как было время, когда «дедовщины» не только не существовало, а вообще не было как понятия. Никто не мог даже представить себе, что шайка преступников в военной форме изо в день измывается над никем незащищёнными молодыми солдатиками, калеча и убивая их. Конечно, тот политолог в силу своего возраста не мог служить в армии в те спокойные для неё времена и поэтому не знает армейскую обстановку тех лет. А мне довелось тогда служить три года, и я являюсь живым свидетелем жизни Советской армии. Я постараюсь коротко описать о взаимодействии молодых солдат и старослужащих. Но мне сначала хочется всё-таки коротко сказать о том, когда же всё-таки в армии начался беспредел, названный «дедовщиной». Это произошло в тот год, когда по новому закону пришли в армию новобранцы служить не три, а два года. В армии, как в любом обществе, всегда были, есть и будут отморозки. Эти тогдашние военные отморозки, которые в тот момент продолжали служить третий год, озверели от той мысли, что они «пахали» на государство на год больше, чем будут служить пришедшие им на смену. Вот они и стали вымещать свою злобу на зелёных пацанах. Получая удовольствие от издевательств, они как бы компенсировали отнятый у них по их мнению государством год гражданской жизни. А потом, как обычно, пошло-поехало. Это, по существу бандитское развлечение, стало армейской традицией. Традиции легко передаются из поколения в поколение, но потом поколения с трудом от них избавляются. Что и говорить, если во всех государствах мира первые законы об уголовной ответственности были разработаны и введены в действие на основании традиций проживающего на данной территории народа. Только в законах стали основой те традиции, которые были разумны и приносили пользу государству, отвечали требованиям времени и сложившейся политической, социальной и экономической обстановке. Безусловно, традиции, типа «дедовщины», не могут лечь в основу никакого закона, ибо сами действия, выражающие «дедовщину», являются общественно-опасными с общественно-опасными последствиями. С юридической точки зрения такие действия именуются преступлением, за которое виновное лицо должно нести уголовную ответственность. Преступления, связанные с «дедовщиной» имеются в Уголовном кодексе. Вся беда в том, что некоторые военачальники, дорожа своим местом и погонами не хотят засвечивать такое уродливое явление среди своих подчинённых. Чего греха таить: если в действительности при обнаружении подобных случаев в первую очередь головы летят с командования с формулировкой «за плохо поставленную организационно-воспитательную работу». Кому охота лишить свою семью куска хлеба. И до тех пор, пока вместе с преступниками будут отвечать их командиры, толку не будет. «Дедовщину» как скрывали, так и будут скрывать, пока гром не грянет. Я считаю, что в этом вопросе надо в корне изменить политику. Начальника, который выявил хоть малейшее преступление и немедленно его обнародовал, необходимо поощрять самым серьёзным образом, ставя в пример другим военачальникам. Объяснить, что такой командир в действительности, а не показушно, борется за чистоту рядов своих подчинённых. С детских лет я, как и все мои сверстники, знали, что служба в армии — это святая обязанность любого мужчины, потому что они являются защитниками своей Родины. Служить в армии было не только обязанностью, но и честью. В армию тогда не брали ранее судимых, и вообще лиц с отрицательной характеристикой. Каждый год милиция для комиссии военкомата на очередных призывников готовила данные по судимости, привлечению к административной ответственности и доставлению в медицинский вытрезвитель. К этому добавлялась и масса характеристик не только с места учёбы, работы, но и характеристика по месту жительства. Отец мой прошёл всю войну командиром танка Т-34. Имел орден Красной звезды за победу в дуэли между его танком и немецким бронепоездом. У него была много благодарностей Верховного Главнокомандующего за участие по взятию городов и столиц, в том числе Европейских стран. Я должен был доказать, что соблюдаю традиции старшего поколения по защите своей Родины. После окончания средней школы я пошёл в военкомат и попросил призвать меня в армию, хотя высокопоставленные родители моей девушки были категорически против этого и настаивали на том, чтобы я вместе с их дочерью поступил в институт, в который мы должны были попасть чуть ли не автоматически. Загвоздка для меня была в том, что мне не исполнилось 18 лет. Но я, как неистовый комсомолец, у военкома устроил небольшой скандал, и меня отправили служить в город Сальяны Азербайджанской ССР, в войска ПВО, в часть, где проходили испытания новые скорострельные секретные противоздушные зенитки. Мне кажется, что сейчас есть тяжёлые пулемёты, которые не уступят тем зениткам. Что поделаешь? Всё видоизменяется и усложняется. Служил тогда, когда Министром обороны был легендарный маршал Г.К. Жуков. Представить было невозможно, чтобы солдаты не в бою, не на учениях, а просто так, ради забавы, безнаказанно калечили и убивали друг друга. Не дай Бог случись подобный инцидент, как тут же состоялся бы показательный трибунал, а с начальства, большого и малого, полетели бы головы за то, что скрывали подобные факты. За три года моей службы в полку было одно ЧП, связанное с тем, что двое солдат в магазине города что-то украли. Судили двух воришек в полковом клубе в присутствии всех военнослужащих полка. Мне запомнился тот момент, когда старшина перед строем грубо сорвал погоны с виновных. Этот эпизод я запомнил на всю жизнь, как страшный позор и презрение к тем, кто нарушает воинскую дисциплину. Это были хорошо продуманные элементы воспитания военнослужащих. Дисциплина была очень жёсткой и строгой. Солдат должен был знать почти наизусть все военные уставы, особенно дисциплинарный. Военным искусством владеть мастерски должен был каждый солдат. Учение и тренировки в течение всех трёх лет проводились без перерыва. Нам давали краткосрочный отпуск только за особые заслуги. На свидание из родственников в часть никто не приезжал — запрещалось. Сами солдаты были согласны с этим. Ребята не хотели, чтобы сослуживцы называли бы их маменькими сынками. Я не представляю, как можно сейчас при современной военной технике чему-то научиться за год. Тогда при призыве и назначении в воинскую часть новобранца, особое внимание уделялось физическому его развитию. В настоящее время, когда показывают по телевидению тощих, без единого мускула парней, кроме жалости они ничего не вызывают. Во время моей службы никто не мог попасть в столовую, пока не перепрыгнет через поставленных друг к другу спортивных коня и козла. Постепенно старшина расстояние между ними увеличивал. Я начинал службу в полковой школе, в которой готовили младший начальствующий состав, командиров отделений различных военных служб. Сначала служил в Сальянах Азербайджана, а затем — в Янгадже Туркмении. И там, и там климат очень жаркий. Особенно было тяжело служить в песках Туркмении, где дислоцировался наш авиационный полк. Доставалось особенно тогда, когда были песчаные бури. Носили гимнастёрки со стоячим воротничком, который застёгивался на две пуговички. Так вот, в столовой, в которой стояла неимоверная жара, по команде старшины школы разрешалось расстегнуть только верхнюю пуговицу. За каждую лишнюю расстёгнутую пуговицу виновный зарабатывал наряд вне очереди. Даже в столовой солдат должен был выглядеть, как воин, а не как отдыхающий в кабаке. Зимой и летом носили с портянками кирзовые сапоги. Портянки летние отличались от зимних тем, что они были из более тонкого материала. Никаких вольнонаёмных лиц по обслуживанию солдат в армии не было. Всё делали солдаты сами: стирка, сушка белья, его глажка, уборка всех помещений и прилегающей территории, приготовление еды в столовой, мытьё посуды, полов, и всё остальное, что было необходимо делать для нормального функционирования части. Я-то пришёл со школьной скамьи, поэтому надо было всему учиться. Никто за тебя в армии ничего делать не будет. Существовал для новичков лозунг: «Не умеешь — научим, не можешь — поможем, не хочешь — заставим». Заставлять никого не приходилось. Все всему учились, и помогали друг другу. Правда, была в начале службы неувязка с ребятами-грузинами. Они стеснялись мыть полы, так как считали, что это должны делать только женщины. Коллектив подействовал. Потом драили полы лучше любой домохозйки. Не могу судить, было это хорошо или плохо, но полученная в таком духе армейская закалка, на всю жизнь развила у меня чувство дисциплины, ответственности и выносливости. Это помогло мне в дальнейшем, при работе в милиции. Что собой представляли в те годы офицеры, на плечах которых лежало воспитание солдат в духе преданности и любви к России, это отдельный вопрос. Офицеры были элитной частью нашего советского общества. Каждая мать считала за счастье отдать свою дочь замуж за офицера, так как знала, что дочь и внуки не будут в чём-либо нуждаться. У офицеров была приличная зарплата и хороший вещевой и продуктовый паёк. Плюс, они обеспечивались бесплатными квартирами. В Керчи было построено несколько военных городков со всеми коммунальными удобствами. В домах этих городков до сих пор живут граждане, хотя самих воинских частей давно нет. Сытый, обутый офицер, имеющий свою крышу над головой, все свои силы и энергию отдавал своей любимой армии. Ему, кроме военной службы, не нужно было заниматься бизнесом, чтобы прокормить свою семью, не нужно было воровать оружие и боеприпасы, чтобы потом продавать бандитским формированиям. Я помню, как молодой командир нашей роты, немного старше нас, недавно женившийся лейтенантик, день и ночь находился с нами. Утром, мы ещё спали, а он уже был в казарме. Мы ложились спать, а он ещё не уходил домой. Когда он уходил к своей молодой жене, мы не знали. В нашем полку ПВО служили солдаты более ста национальностей Советского Союза, о чём на построениях каждый раз с гордостью напоминал командир полка. Никто не разбирался в том, кто какой национальности. Например, моими армейскими друзьями были два еврея, два венгра, один туркмен и ещё москвич, как и я, русский… Я не помню ни одного случая, чтобы солдаты за что-то между собой подрались. Этого не могло быть. Мы все были равны перед законами нашей страны. Тем, кто служил последний, третий год, и показал себя военным специалистом высокого класса, доверялось быть наставниками тех, кто только пришёл служить в армию и ничего не умел, и не знал, что и как делать. До армии я, городской житель, никогда не носил сапоги, да ещё с портянками. А правильно наматывать на ноги портянки, особенно быстро, по тревоге, являлось солдатским искусством. Если плохо намотал портянки, а потом придётся по жаре с полной военной выкладкой (обмундирование, вещмешок, сапёрная лопатка, фляга с водой, скатка шинели, автомат, противогаз и пр.) бежать десять километров, то от твоих ног останутся рожки да ножки. Лазарет обеспечен. Для нас было позором лежать в лазарете. Раз в неделю, с подъёма и до отбоя находились в противогазах. Вот это была проверка на выдержку и выносливость. Разрешалось снять противогаз только во время приёма пищи. Моим наставником был парень с Урала. Он несколько вечеров подряд показывал мне, как шинель превращать в скатку, как правильно заправлять койку, как подшивать к воротнику гимнастёрки белый подворотничок, как правильно наматывать портянки. Последнее у меня плохо получалось. А он крепкий, здоровый русский парень, становился на колени передо мной, сидящим на табурете, и раз за разом разматывал и обматывал портянками мои протянутые к нему ноги. При этом говорил, что в атаку можно бежать даже без автомата, и кулаками бить противника. Потом автомат выдадут со склада. А вот запасных ног на складе нет. Поэтому их надо беречь. Потом, так же я, будучи на третьем году службы, показывал молодому солдату, что и как надо делать, учил тому, чему в своё время обучили меня мои старшие товарищи. Я тем мог отблагодарить своего наставника, что сказать ему спасибо. «Старики», как мы называли своих военных учителей, до самой демобилизации продолжали выполнять всю солдатскую работу сами, ни на кого её не перекладывая. Старшина школы для них делал единственную поблажку. Они были освобождены от уборки туалетов. Мы, зелёная солдатня, обращали внимание на то, что наши наставники от учебного процесса получали удовольствие. Они хотели, чтобы после их демобилизации их вспоминали только добрым словом, и чтобы новое поколение не подвело тех, кто их обучал военному ремеслу. У моего наставника были золотые руки. В свободное время из всякой всячины делал различные безделушки. Особенно у него хорошо получались наборные курительные мундштуки для сигарет, которые он изготовлял из разноцветных зубных щёток. Когда он уезжал домой, он подарил мне такой мундштук. У меня есть фотография, где я в форме сержанта держу этот мундштук, а сам он сейчас лежит в серванте, на почётном месте (на фото вверху). Мы тогда не могли даже представить, чтобы старослужащий заставил молодого солдата почистить ему сапоги, постирать и погладить обмундирование, а, тем более, сбегать ему за водкой, да ещё не за его деньги. Наоборот — они, именно на наших сапогах, показывали, как надо их чистить, чтоб они блестели как зеркало, как драить бляхи на ремнях, наводить стрелки на брюках и на одеялах постелей. Я представляю, чтоб было бы с тем старослужащим придурком, который заставил бы сначала языком слизать грязь с его сапог, а потом надраить их зубной щёткой. Уверен, что такого изувера покалечили бы сами старослужащие. Да и молодой солдат не позволил бы себя унизить. Он тут же пошёл бы к эамполиту, который безвылазно находился в кабинете, и доложил бы о таком ЧП. В 24 часа такой вояка был бы арестован, с финалом — оказаться перед военным трибуналом, а потом в штрафбате. Стоит сказать пару слов о том, армия ли виновата в «дедовщине»? Да, виновата, но только в какой-то степени. Большая часть вины ложится на общество, в котором воспитывался юноша. Особенно виновны родители, воспитавшие придурка. Не надо им надеяться на то, что их дитя воспитывать будут где угодно и кто угодно: в яслях, детском саду, в школе, в институте, в армии, на работе и т.д., а родители будут не причём. Получается, их главная задача состоит в том, чтобы удачно зачать чадо, а дальше, хоть трава не расти. На самом деле, как сказал русский писатель, педагог А.Н. Острогорский (1840-1917): «Родители воспитывают, а дети воспитываются той семейной жизнью, какая складывается намеренно или ненамеренно. Жизнь семьи тем и сильна, что впечатления её постоянны, обыденны, что она действует незаметно, укрепляет или отравляет дух человеческий, как воздух, которым мы живём». Так что в армию уже готовых «дедов» поставляют родители, а потом всю вину перекладывают на неё — армию. Просто сынок воспитан негодяем с червинкой в душе, которая раскрылась при соответствующих обстоятельствах. Конечно, государство так же формирует личность, по крайней мере, продолжает её формировать. Воспитание требует от государства разумных продуманных действий. Сейчас, например, многим не совсем понятно, почему в какое-то время государство пошло на поводу ребят, служивших в ВДВ, разрешив им раз в году устраивать в полном смысле слова пьяный шабаш по поводу дня этого рода войск. Почему-то общество считает, что эти ребята целый год ежедневно рисковали в армии своей жизнью, а теперь они могут повеселиться. И вот на площадях, улицах городов появляются толпы полураздетых, но обязательно в тельняшках ребят и мужиков всех возрастов, которые напившись, снимают с себя штаны и «по традиции» сигают в бассейны с воинственными криками. А потом начинают по той же «традиции» разбивать на голове арбузы. Нынешние их девушки млеют от смелых своих любимых, которые в усмерть пьяные кидаются в бассейн и не тонут, мужественно выползая из него на карачках, падая и спотыкаясь направляются к местам дислокации арбузов, которые государство специально подвозит для потехи разгулявшихся ребят. Милиция вся на иголках. После такого торжественного дня им дают сутки для отсыпания. И в наше время многие ребята служили в спецвойсках и подразделениях. Но никто из них не додумался в свой профессиональный день голышом бегать по городу и размахивать флагами. У меня один мой друг погиб во время военных действий в Афганистане. Другой — жив, здоров. Награждён орденами Боевого Красного Знамени и Красной звезды. Однажды в День ВДВ мы с ним заговорили именно на эту тему. Он мне сказал, что настоящий вэдэвэшник никогда не будет по пьяни бегать в семейных трусах среди нормальных, одетых людей, да ещё себе на голову опускать арбузы. Этим занимаются те ребята, которые в частях ВДВ служили на различных подсобных работах, и к серьёзным вещам не имели никакого отношения. Те, кто действительно, как солдаты ВДВ, занимались государственным делом по защите её интересов, в этот день не арбузами колошматят друг друга, а в спокойной обстановке вспоминают боевые дни и погибших друзей. Плохо, что государство потакает этим храбрецам, которые мужественно кидаются в городские бассейны на потеху малышни и ужасу их родителей. Я знал, за что мой друг получил высокие государственные награды. Не могу представить себе его, бегающим без штанов пьяным по городу с арбузом в руках. В нашей городской милиции служит несколько десантников. Это очень выдержанные и спокойные ребята. Их отличительная черта — необыкновенная скромность. Один из них пишет прекрасные стихи и поёт под свою гитару. Несколько лет никто из нас не знал, что он награждён орденом за боевые заслуги. По нашей просьбе эти боевые ребята однажды в нашем клубе показали своё мастерство. То, что мы увидели, трудно передать словами. Особенно поразило их умение разбивать толстенные куски досок любой выступающей частью тела: лбом, локтем, кулаком, ногой. Один из них, обладатель чёрного пояса каратиста, вытянутыми пальцами руки насквозь прошивал доску. Пальцы входили в доску, как в масло, и она разлеталась на две части. Вполне понятно, что такие ребята не станут в городе показывать, как они лихо на голове разбивают арбузы. Было бы хорошо, если бы бывшие воины ВДВ в свой день продемонстрировали своё мастерство по рукопашному бою, владению холодным и огнестрельным оружием, по прыжкам с парашютом и прочее умение молодым ребятам, которые собираются служить в армии. Может быть, тем ребятам из бассейна нечего показывать? Видимо, единственным их достижением является битьё арбузов на голове и купание в городских бассейнах. Глядишь на их молодецкую удаль, и невольно думаешь: а не были ли эти бравые ребята «дедами» в армии?.. ОТСЮДА

volhovm6: Александр Альбов 1974 год. Школа при военном городке. К 23 февраля готовятся мероприятия. Одно из них было постановкой: два парня, переодетые самолётами, устраивают воздушный бой, остальной класс поёт. Потом наш побеждает и улетает, враг кверху шасси лежит и встаёт только после занавеса. Парни занимались костюмами, тут неважна технология изготовления костюмов, важно для повествования то, что самолёты были винтовые и винт должен был вращаться от встречного потока воздуха. Вот именно узел крепления группа энтузиастов и доводила до ума в школе вечером. Полутёмный коридор (свет они сами не весь включили, для атмосферы), несколько человек стоит в его освещённой части, двое, которые «самолёты», носятся друг за другом, наклонив туловище почти параллельно к земле, и видя только ноги впереди «летящего», периодически подходя к «техникам». Там им настраивают винты, подтягивают что-то (не буду углубляться) и в полёт! Будущие «лётчики» умаялись и дали «полетать» «техникам». Те восприняли это с энтузиазмом. И вот! Летит ИЛ-2 за Мессершмиттом, оба раскрашены не как положено, а как зрелищней: наш с огромными звёздами, фашист весь в свастиках, как зек в наколках. Оба ревут, изображая рёв моторов, винты крутятся, под крыльями горят лампочки, запитанные от батареек. Жуть и красота в одном флаконе. Эхо в полутёмном коридоре дополняет антураж. Места им мало и залетают в очень дальний конец коридора и за поворот. И тут открывается дверь и выходит учительница истории. Что эта очень оригинальная женщина делала в кабинете, ничем себя не проявляя долгое время, уже неважно. Но вышла она со щитом и мечом (многие военные служили в странах соцлагеря и привезли по её просьбе несколько наборов средневекового оружия из пластика), она часто выдавала этот антураж учительницам младших классов, если те просили. Представьте эту картину: статная женщина (где-то 180 см) с волосами цвета воронового крыла, осанкой, которой позавидовали бы многие офицеры, серебристо-бежевое платье, обтягивающее фигуру, к которой прилипали глаза многих старшеклассников, сверкающий меч, щит с гербом Магдебурга и «Мессер», с воем летящий на неё. В общем, для ИЛ-2 работы не осталось: мечом по загривку и коленом по носу (нос и у самолёта и у «лётчика» в одном месте оказались по проекту). Нос сломался, «Мессер» рухнул, Ил-2 из-за плохого обзора пожужжал немного и выпрямился, не понимая, где противник, и получил мечом по кумполу, не больно, меч лёгкий и не твёрдый. Она при этом ни слова не произнесла. Потом завыл «Мессер». Нос у «мессера» оказался сломанным, и его быстренько отвели в военную медицинскую часть, там метров сто–сто пятьдесят идти всего. Она его успокаивала, мотивируя, что могло быть и хуже. Больше всего перетрусился пилот «мессера», который дал технику полетать и всё это видел, и за товарища, и потому что он собирался поступать (и поступил потом) в лётное училище. А сломанный нос поставил бы большой крест на всей этой затее. Родители, узнав о подробностях, претензий не предъявляли. Учительница потом откомментировала это так: - А если бы это был настоящий фашист? Я что, у него должна была паспорт попросить? Аккуратней летайте пилоты!

Марат: Нас опять сорвало с постелей, По готовности в третьем часу, И кто знает,какие там цели, Что они нам с собою несут... Три минуты, и вот мы на месте, Ряд докладов звучит в тишине, И забыл ты уже о невесте, Что тебе улыбалась во сне... Луч локатора по небу шарит, Грозно смотрят ракеты во тьму, Только шум дизелей нарушает Предрассветную тишину... Вот и час пролетел, как минута, Восемь целей поражены, У эРэСников нервы, как струны, До предела напряжены... Но вот-команда, и всё замирает. В этот раз всё "учебно" опять, И сейчас только все замечают, Как устали, как хочется спать... Владимир Королев , Ижевск, в\ч 28059 , Написано в поезде в мае 1982 по дороге на полигон Балхаш(Сары-Шаган)

hakkapeliittaa: Марат, а кто автор сего произведения?

Марат: Не знаю автора..."Написано в поезде в мае 1982 по дороге на полигон Балхаш(Сары-Шаган)". ...и все...Но есть одно предположение.Уточняю.

Марат: Нашел автора Это Владимир Королев,в\ч 28059....Вот,что он ответил :"Автор я. Служил в Ижевске 80-82г. дизелистом, но лучший друг был оператором РС, поэтому кабина "У" как родная!!!

Эстина: Умирают деревни со стоном, Старики доживают в них век. Государство берёт их измором, Отключая и воду и свет. Заколочены окна досками, Где-то нудно калитка скрипит. Пьяный дед, умываясь слезами, В небеса кулаками грозит: -Эх! За что нам такая поруха? Видно, Бог отвернулся от нас! УМИРАЕТ СЕЛО .УМИРАЕТ ... Жить зачем? -попрошаю я вас! Дед умолк и, вздохнув отрешённо, Потихоньку поплёлся домой. И казалось что в мире огромном Он один со злодейкой-судьбой! Сколько ныне таких деревушек, Где живут лишь одни старики!? Кое-где, может, больше старушек,- Тоже черпают долю тоски... А в Госдуме законы клепают, Что-то путное сделать хотят... А деревни, меж тем, вымирают, И домами пустыми скорбят.

Эстина: Моя родная школа. Скольким детям она дала путёвку в жизнь, а вот так с ней поступили.Жаль очень жаль. За овином лес шумит, Школа на пригорке. Но звонок там не звенит, Оттого мне горько. Встали детки на крыло, Гнёзда опустели. И родное хоть село, Но вот улетели. В девяностые года, Власть не те держали. Закружила нас беда, Все теперь признали. Упасть можно ведь легко, Трудно вот подняться. В селе старые с клюкой, Ну на что годятся. Молодёжь не сможет жить, Даже нет работы. Сколь беда будет кружить, Вот мои заботы. Будет дачное село?, Как то не по нраву. Пусть прошедшее ушло, Но стоит держава. Жизнь менять такую надо, Без корней она увянет. Чтобы жили дети рядом, И село на ноги встанет. Автор мой друг Володя Макаров с. Сельцы, Рязанская область

ст.оператор: К 8-му марта незнакомой планшетистке. В твоих глазах больших как море Увидел я волшебный свет Они горят быть может мне на горе, Но ведь тебя прекрасней нет. И губ твоих сок спелой вишни готов испить с тобой до дна. Когда же я тебя увижу , но ты быть может не одна? Но образ твой ,желанный милый я в памяти своей храню. когда же скажешь мне любимый и я тебя к себе прижму. Волос твоих шёлк чёрной смоли поглажу трепетной рукой. Когда же я тебя увижу? Когда же будешь ты со мной? Душа твоя источник вешний . Всё зеленеет и цветёт. Пойти бы вместе нам по жизни пока нас смерть не разведёт. И красотою неземною наполнить сердце до краёв. Когда же будешь ты со мною? Ведь это кажется -Любовь

ст.оператор: Девушке-курсанту Я восхищаюсь как творит природа Из атомов, молекул и частиц Многообразие неживого и живого Вдруг красотой кого то наделив Ты так прекрасна словно ангел Глаза твои полны огня И стан твой стройный так изящен И вся как роза хороша Прости мне откровенья эти Но есть глаза вот и смотрю Но кто то же целует губы эти И кто то говорит тебе Люблю. Очарованье глаз небесных Забыть не в силах никогда И так хочу лет через десять Узнать как сложится твоя судьба С кем ты пойдёшь по жизни вместе Кому себя доверишь ты С кем будут счастьем воплощаться Твои недетские мечты.

hakkapeliittaa: ст.оператор, а кто ж автор? Искренние стихи.

volhovm6: Евгений Жираковский Моим однокашникам по ГВЗРКУ, сослуживцам и всем ракетчикам войск ПВО Смотрят в небо безмолвно радары. И расчеты готовы к войне. Для того, чтоб молчали пожары, Чтобы Русь не горела в огне! Было наше нелегкое время, И в ответе за всё были мы... И за тех, кого «ставили в стремя», Не жалели себя и сумЫ... На алтарь ратной службы Отчизне Мы отдали и жизнь, и судьбу... Провожаю друзей в ранней тризне Под прощальных салютов стрельбу. Наши дети (и, может быть, внуки...) В продолженье традиций отцов Взяли наше оружие в руки, Охраняя Отечества кров: Чтобы небо и впредь было чистым, Чтоб Россия спокойно жила И над нашей землей был лучистым Каждый день … Чтоб Отчизна цвела! Враг сегодня-увы, не хазары... Но спокойно народу и мне: Смотрят в небо безмолвно радары. И ракеты готовы к войне... *****

ст.оператор: Когда то занимался охотой и писал в газету. Что бы не переписывать публикую статью может кому интересно.

volhovm6: Из ПВО ты офицера полюбила... Тем самым жизнь себе, невольно, осложнила. А сколько было претендентов с артполка! Была б комфортной с ними жизнь, наверняка. По гарнизонам ты немало помоталась, Одна с детьми ты месяцами оставалась, Топила печь, детей баюкала, ждала. Всё одолела, всё стерпела, всё смогла! Ох, тяжка доля – офицера быть женою! Но жизнь твоя могла быть качеством иною, Не осмотрительно ты выбрала меня, О чём жалела после свадьбы ты три дня. Служили в дырах мы, в том не моя вина, Хлебнули лиха мы, наверное, сполна. Промчались годы, заискрилась седина, Всё хорошо у нас, как думаешь, жена?! Счастливой сделать я тебя не обещал, Любовных песен я тебе не посвящал, Исправить этот недостаток я хочу, Я для тебя, наверно, гору сворочу. Себе коньяк налью, тебе бокал вина. Пусть будет мир везде, всегда,но не война! В твой день рождения гитару я возьму, Аккордом громким разорву я тишину. София, Соня, дорогой мой человек! Счастлива будь, здорова целый век! Плохое всё забудь, не вспоминай, Всё у нас будет идеально - так и знай! АВТОР

Леонов Д.Н.: Поскольку я уже давно на форуме, и даже дослужился до модератора, то наверняка у многих возникает вопрос - "кто этот человек и откуда он взялся?" Специально на этот случай я в своё время написал мемуары - "Четверть века с отвёрткой в руках" Не сочтите за самопиар Все события и действующие лица - реальные. Секретного в этом ничего нет, и текст болтается в Сети уже больше года. А для описания более деликатных событий существует художественная литература

РИЦак: Леонов Д.Н. пишет: "Четверть века с отвёрткой в руках" Замечательно написанная книга Советую также почитать «Диск найденный на помойке», и другие не менее интересные произведения Писателя- Дмитрия Николаевича Леонова



полная версия страницы