Форум » ОБЗОРЫ, СТАТЬИ,ПУБЛИКАЦИИ В ПЕЧАТИ и ИНТЕРНЕТ » Литературная страничка » Ответить

Литературная страничка

hakkapeliittaa: Литературная страничка (Стихи, рассказы, воспоминания, очерки)

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Эстина: Люблю Рязань свою родную, Грибы растут у нас с глазами). В разлуке с ней всегда тоскую, Не рассказать мне всё словами. Все говорят, что косопуза, Да наплевать на это мне. Есенина любила муза, И в нашей было стороне. Люблю её я всей душою, Монастырей резную вязь. Люблю ходить лесной тропою, В дожди месить родную грязь. Полей с хлебами золотыми, Берёз кудрявых,рощ зелёных. И с соловьями колдовскими, Поют что песни для влюблённых. Рекой-Окой,что под обрывом, Петляет в пойме средь лугов. Как широка она разливом, Вдаль до бескрайних берегов. Церквей её золотоглавых, Кремля у Трубежа-реки. И от врага её заставы, Сражались где её полки. С Сельцы Рязанский край Владимир Макаров

Lt.Colonel: Есть много стихов, трогающих душу, какую-то струну в ней и даже не зная автора, ты чувствуешь, что стихи твои. Есть стихи, написанные твоим другом, порой коряво, порой не в рифму, но они о том, что пережил ты с другом и больше никто. И они твои. Есть стихи, как отражение жизни, военной службы, ее юной романтики и зрелого анализа, переживаний и ощущений. Вдвойне ценю офицерские стихи! Здесь ничего не выдумаешь, только пережить! АРКАДИЙ ВИКТОРОВИЧ БЕЗВЕРХИЙ ВСТУПЛЕНИЕ «…Решил откликнуться на Ваше предложение о публикации на страницах форума своих стихов, но задумался. И вот почему. Во-первых, у "Литературной страницы" все-таки просматривается военно-патриотическая направленность. И это очень даже хорошо. Но стихов такой направленности у меня не сохранилось. Да и не писал я, на сколько помню, в этом ключе. За редким ичсключением. Во-вторых, сами понимаете, что пишется не по заказу, а для души. И повод бывает разным и настроение. Кто-то может не понять, кто-то не принять, кто-то позлословить. Разные люди - разная реакция. Писалось много в разные годы. Много потеряно (постоянные переезды с места на место, не читающиеся дискеты, поцарапанные CD и т.д.). Помниться далеко не все, а жаль. Многое писалось на обрывках газет, сигаретных пачках в электричках, эшелонах, нарядах и караулах. Что-то пытался восстановить - не получилось. Что-то осталось. Был удивлен, когда нашел стихи, написанные в 1977-1979 г.г. Но решил, что некоторые из них не для публикации. По прошествии лет не актуально :-). А хотя... В общем, что есть - то и есть. То стихотворение, что разместил на сайте, считаю лучшим. На те слова даже родилась песня. Если объединить все вместе, то можно было бы назвать "Что удалось сохранить" (в прямом смысле - на бумаге, в иносказательном - в душе и сердце). Тексты прилагаются. С уважением, п/п-к запаса Безверхий А.В. P.S. Отобрал только те тексты, из которых, по моему разумению, можно что-то выбрать. Некоторые из них не утратили актуальность и сейчас ("Крикун", "Чинодрал" и др.), хотя писалось 20 лет назад. На использование текстов никаких ограничений не накладываю…» ЧТО УДАЛОСЬ СОХРАНИТЬ Не потеряй слова любви Не потеряй слова любви, Не проходи, не замечая. Ты в трудный час меня зови, Смущенным взглядом не встречая. Себя волнением не тревожь, Чтоб в душу не закрался иней… Потухших глаз твоих, как нож, Душа не вынесет – остынет. А боль уляжется, пройдет. И будет в мире свет, как прежде. Ведь без сомнения, в сердце лед Расплавить может только нежность… (с) А. Безверхий, 1979 г. Я смотрю в твои глаза Я смотрю в твои глаза… На тебя смотрю с опаской Оттого, что огорчение С болью смотрят на меня. Искуплю свою вину Пред тобою нежной лаской. Ты поверь! Поверь, родная, Не могу я без тебя! Ты ругай меня, кори, - Не достоин я прощения. Мне сейчас все ясно стало: Нет! Не жить мне без тебя! Пусть счастливым будет праздник, Стол трещит от угощения, Но тебя не будет рядом, - Это все не для меня. Не везет мне от природы, Говорю я, не скрывая. Все, что в жизни я имею, - Это ты. Одна лишь ты. Моя милая, родная, Как живешь, мне все прощая? Словно сказка, как богиня, Вдохновляешь ты меня. Я боюсь тебя обидеть. Я стараюсь, но не знаю, Как так сделать, чтобы слезы Не касались твоих глаз. Что мне делать, я не знаю, Коль тебя я потеряю… Словно снежные заносы Заметут все от меня… Я сейчас пишу, а мысли Вдаль уносятся стрелою, Мчаться вихрем к моей милой, Разгоняя облака. Если хочешь, для тебя я Замок сказочный построю, Лишь бы счастлива была ты, Хоть и будешь далека… (c) А. Безверхий, 1981 г. Выбрать путь Мне не снится, что стал генералом, Ночью в космос во сне не лечу. Жизнь прожить с закрытым забралом, - Вот, что я для себя хочу. Кто-то скажет: «Все это – реклама, Красное слово, дешевый фарс, Это начало его программы – Вот мой профиль, а вот и анфас» Ну и пусть. Не страшны мне укусы. Выдержу я любой удар. Знаю, что молвят так только трусы, Страх скрывая за громом фанфар. Два пути есть, чтоб стать генералом, Но с дороги своей не свернуть. Первый – жить с открытым забралом, Путь второй – обмануть. Я – приверженец честных правил. Кто-то может меня упрекнуть: «Вот глупец! Что на карту поставил! Ты подумай, ведь есть другой путь!..» Путь-то есть… Но ведь это не дело – Совесть и честь на свалку швырнуть! Жить надо так, чтоб внутри все кипело, А не булькало как-нибудь. Вот поэтому я отвергаю Лепет угодничества, лесть и обман И решительно отметаю Легкой жизни пьянящий дурман. Вот кому-то путь расчищает Чья-то полная власти рука, А другой сам преграды сметает, Как сметает преграды река. Если первый над кем-то смеется Лишь с закрытым забралом лицом, Пусть второму не все удается, Он живет, не слывя подлецом. Я хочу, чтоб вокруг все кричало Против тех, кто не выбрал мой путь, Кто скрывает лицо под забралом, Чтобы скрыть свою лживую суть. (с) А. Безверхий, 1987 г. Уходя, не хлопайте дверью «Уходя, не хлопайте дверью, - Вдруг вернуться придется назад. Призадумайтесь хоть на мгновение, Ну к чему этот глупый парад?» Уходя, не хлопайте дверью, А найдите свой правильный лад, Не поддайтесь слепому волнению, Оглянитесь еще раз назад… Отойти от двери не спешите. Средь друзей не ищите врагов, И душой пред собой не кривите (Не берите пример с дураков). Упиваться свободой не долго. Все пройдет, словно дым над рекой. Может стоит подумать о долге И не жечь все мосты за собой? Счастье – птица. За хвост не поймаешь. А поймаешь, так что же потом? Не всегда ты и сам понимаешь, Что от жизни ты ждешь, но о том, Что кричал я в лицо негодяям, Как срывал с них их жалкий венец, Буду помнить всегда. Я уверен, Не минет их бесславный конец… А сейчас я стою на пороге. Сзади – тьма, впереди – пустота. Но молюсь я сейчас не о Боге, - Мне другая нужна доброта. Доброта озарит мне дорогу, И укажет мне правильный путь, Доброта уничтожит тревогу. И тогда мне с пути не свернуть. Выбор сделан! Нога – за порогом. Сделан шаг и… С обрыва вперед!.. Громко хлопнул я дверью. Напрасно? Кто ж наверх меня здесь позовет?.. Говорили: «Не хлопайте дверью, Вдруг придется вернуться назад, Не поддайтесь слепому волнению, А найдите свой правильный лад». Что ж… Не внял я всем этим советам, А пошел на другом поводу. Но решил я при всем при этом, Что дорогу свою я найду. Нет застою! Но нет и авралам! Так уж вышло, что шел я на риск, Лишь бы глотки заткнуть чинодралам, Чтоб не слышать мышиный их писк. О содеянном я не жалею. Вам поведать хочу об одном: Сделав выбор, не стойте под дверью, Хлопнув ей, не жалейте потом. (с) А. Безверхий, март 1987 г. Чинодрал Живешь ты только для себя, Всегда доволен лишь собой. Уверен твердо в правоте Своей, но только не другой. Паря над миром в высоте, Винишь всегда во всем других, Тех, для которых ты – чужой, Слагая басни все про них. Ты лихо закрутил дела – Все оказались не у дел. Но ты все время «на коне», Считаешь, это – не предел. Пусть все сгорит сейчас в огне – Тебя пройдет все стороной. Спокоен ты: тебя спасет И вынесет твой вороной. Ты безмятежно у руля Стоишь уже не первый год. Кого-то снимут, исключат. Тебе пока еще везет. И пусть в народе говорят, Кому что в голову взбредет. Зарплата есть, квартира есть, А честь и совесть подождет. Плевать хотел ты на людей, По чьим костям наверх ползешь. Всякий стоящий ниже чин Растопчешь – даже не поймешь, Большое множество причин Найдя, поступок оправдать. Пусть лопнет мир – тебе плевать! На том стоишь, и век стоять. Для Господина ты – орел! Хотя, по совести сказать, Тебя и держат потому, Нельзя же месту пустовать. А в оправдание сему Решили как-то ущемить, Забыв про звездочку одну, За что готов их удавить. Но не всегда спокойна так И безмятежна жизнь твоя. То где-то там, то рядом тут Все ямы роют для тебя. А ты взбешен, и, словно спрут, Чернильным облаком чадя, Все машешь шашкой, рвешься в бой, В курс дел едва-едва войдя. Ты неприступен, как утес. Мозги бетоном ты залил И смело правду топчешь в грязь. Ты жизнь на это положил. И не к чему тебе боязнь – Ведь ты всегда непобедим. Но все ж одно ты упустил: Страх пред тобой преодолим. А сколько душ ты загубил! Кто бунтовал, а не терпел, Кто всем пожертвовал, избрав Сам для себя такой удел. Их быстро в сторону убрав, Пошел ты хоженой тропой, Сияя сам в своих глазах. Ты в этом – мастер и герой! Но верю я, что грянет гром, И что из пепла встанет «грязь». И рухнет трон, где ты сидел, От мира нашего таясь. Судьба карающей рукой Сорвет твой «липовый» венец С пустой и глупой головы. И это будет твой конец! (с) А. Безверхий, март 1987 г. Монолог Да… Если б знать! все наперед, Где путь мой жизненный пройдет. Квартиру, деньги, мебель, дачу Ждет кто-то рядом весь в труде, Хватая все за хвост удачу, Не ведая, что быть беде. Да… Дар предвидения не всем Природой дан, и не затем, Чтобы другим подножки ставя, Ты смог достичь, что захотел, Свой дар предвидения славя, Довольный ходом своих «дел». Ошибки часто совершал и я, Витая в облаках, паря. «Друзья», вино, «любовь», «цветы» И многое другое – зря! Прошли давно все те мечты. Проходит мимо жизнь моя. А что я сделал?! для людей… И много проку?! от идей, Которые все это время теснились в голове моей, не видя свет. Вот ноша, бремя! Что проку от моих идей?! А время шло… Я на рожон все лез, бывая так смешон, как в черной стае белая ворона. Меня никто не понимал… Уверенность в себе, как домик из картона, вдруг рухнула. На что я уповал?.. Да… Если б знать! все наперед, Где путь твой жизненный пройдет, Не совершил бы тех ошибок, За хвост удачу не ловил, «Доброжелателей» улыбок Сейчас бы я не пропустил. Я никогда не ждал поблажек, Плевать хотел и на «букашек». Не для того природой создан человек, Чтобы зависеть от случайных обстоятельств. Вся жизнь его, как марафонский бег, - Нельзя уйти от взятых обязательств. Безвыходных нет в жизни ситуаций. Всегда есть множество различных комбинаций, как выйти из воды сухим, Забыв про обязательства на миг, рубахой-парнем стать лихим. Везет тому, кто это все постиг. Да, не дано! И против я! всех этих «тайных операций», «Блистательных» и подлых махинаций. Как следствие, я быстро «прогорел» и тут же уступил дорогу Тому, кто в показухе преуспел, И кто загнал меня назад в свою берлогу. Так получил я первый свой урок и не жалею – Дал себе зарок: пока я жив, буду стремиться Свои идеи в дело воплотить. В грязи, конечно, неприятно рыться, Но надо, чтоб болтливым не прослыть. (с) А. Безверхий, апрель 1987 г. Крикун Не пустует теплое место – Претенденты всегда есть на кресло. Вот и Ему тоже выпала честь В это мягкое кресло сесть. Чести много, а толку-то мало. Взялся за дело – и дело встало. Нет огня – лишь один только дым. Нет движения – снова стоим. Вновь и вновь Он призывы бросает, А на деле всем только мешает. Он как танк, на виду, впереди, Призывает все дальше идти. Выступает, как ярый борец, Все вокруг развалив, наконец. Все ошибки свои на других Быстро свалит – и тут же затих. Очень ловок Он, этот делец, Мастер крика и «липы» творец. Он кипит на словах, а не в деле, Пребывая в здоровом теле. Как на сцене бездарный певец, Надоел всем наш «крестный отец». Ничего может Он не бояться – Ведь непросто до сути добраться Его лозунгов, правильных фраз, Очень часто пьянящих нас. Черту душу Он сдаст под залог, Но не кресло… Теперь – эпилог. Вновь пустует теплое место, Претендентов ждет старое кресло… Справедливость есть в жизни. Она Не допустит к нему крикуна. (с) А. Безверхий, 1987 г., в/ч 71529 6 к ПВО, КУНГ ЛРК Бюрократ – чинуша Ты сладко спишь и жизни рад. Такая тишь в душе твоей. Пусть говорят: «Ты – бюрократ!» - Живи, как мышь, и не потей. Нельзя тебя ничем пронять. Чужое горе? – Не беда! Все улыбаясь и шутя, ты будешь на своем стоять. Что капля в море? – Ерунда! Ты мирно дремлешь, в темноте апартаментов затворясь (Ты «по душевной простоте» забыл про совесть и про честь) И от начальства затаясь. Тебя умело защитит От всех забот твой секретарь. Он, как скала, в дверях стоит. И никому не повезет взойти к тебе на твой алтарь. Взять рассмотреть любой вопрос Ты можешь быстро, без труда. Но, не чиня большой допрос, Бумагу (чтобы не потеть) в корзину сунешь навсегда. И, как ни странно, это – факт. Вот принцип в жизни твой: Всего надежней только акт, Отчетов строй и справок рой. Они тебя всегда спасу От многих бед, досадных неудач – Не страшен ад и Божий суд. Да будет свет и никаких задач! Что Человек! – Так, пустота. Бумага… Вот где сила! Приход, расход… Вот красота! Трудяга… «Сердцу мило»… Вот так ты жил, так и живешь – Бумаге лишь слепая вера. Раз ты не очень устаешь, Сдавай дела! Закончилась карьера! (с) А. Безверхий, 1987 г., в/ч 71529 6 к ПВО, КУНГ ЛРК Итог «Ближе к сорока мужчина подводит свой первый итог прожитых лет…» (Из рассуждений психолога) Мне на плечи от прожитых лет Больно давит тяжелый пресс - Неизбежный стократный вес, Как торпеды бурлящий след. Много раз сам себе молвил я: «Будут бить – не жди, беги! Превратятся в друзей враги, Обернутся врагами друзья.» Много раз я себе повторял: «Не сберег… а в руках держал!» - Все куда-то спешил, бежал... Не найдя, себя потерял. Подводя итоги лет, Как могу, отдаляю миг, Когда, вырвавшись воплем, крик Может бросить к виску пистолет. (с) А. Безверхий, май 1998 г., г. Тверь, 2 ЦНИИ МО РФ Кто есть кто «Если вы хотите иметь врагов, то превосходите ваших друзей; но если вы хотите иметь друзей, то пусть ваши друзья превосходят вас» Ларошфуко Жизнь мне ставит вопрос простой – Кто мой друг, а кто враг мой. Чтоб найти на него ответ, Я потратил немало лет… Для кого-то большая радость – Это сделать другому гадость. У такого одно богатство – ЗЛОРАДСТВО. Для кого-то чужие успехи – Это пыль, ерунда, утехи. У такого одна лишь ценность – РЕВНОСТЬ. Не ищите в потемках врагов В мире созданном под дураков, - Ведь найти их довольно просто При наличии тяги к росту над другими. Коль стремитесь сохранить друзей, Не терзайтесь от пустых идей, А услышьте вы Божий глас: «…Пусть друзья превосходят вас». Так давайте отбросим условности, Воздадим уважение скромности. Пусть умерит аппетит утроба – Ядовитая жгучая ЗЛОБА… Я нашел на вопрос ответ По прошествии стольких лет. Убежали мои года, Как сквозь пальцы песок, как вода. Думы эти навевают грусть. Ну и пусть… Ну и пусть. Ну и пусть! (с) А. Безверхий, май 1998 г., г. Тверь, 2 ЦНИИ МО РФ Сад Угасающий в небе рассвет Неизбежно настигнет закат… Где добыть золотых монет, Чтоб спасти увядающий сад? Кто займет драгоценных минут? Я готов сполна заплатить… А секунды идут и идут… Кто вернет ему право жить? Нет, никто… Нет дороги назад. Столь суров на вопрос ответ. Увядает и плачет сад – Не вернуть ему прошлых лет. Он осыплется листьями вмиг, Разнеся по округе стон. Долго будет нам чудиться крик – Погребальный колокольный звон. (с) А. Безверхий, май 1998 г., г. Тверь, 2 ЦНИИ МО РФ Тоска Навалилась тоска и гложет, Словно мстит за веселье сполна. Коль скрутила, ничто не поможет, Уж потешится вволю она. Разбегаются, рвутся мысли, Сердце горечь наполнила вмиг, И безвольно руки повисли, В горле бьется застывший крик. Навалилась тоска и душит Всею силой тяжелых оков. И не слышат песен уши, И не видят глаза облаков. Навалилась тоска и гложет… (с) А. Безверхий, апрель 1999 г. Уходя, уходи! (ирония) Уходя, уходи… И не надо сомнений. Но собою меня не зови! И не может быть более мнений Об итогах разбитой любви. Уходя, уходи. И не жди – я не брошусь Целовать твои сапоги, И руками хвататься не буду За осколки разбитой любви. Уходя, уходи! Выбор сделан. Не топчись у порога, иди! Целоваться с тобой я не буду, - Это все у меня впереди. Уходя, уходи!! Ни к чему оскорбления, - Не помогут теперь уж они. И не плачь… Я – на грани терпения… Не топчись у открытой двери. Уходя, уходи!!! Я устал. Мне сейчас на работу… Лучше зверя во мне не буди! Не моя это больше забота – Рассуждать о разбитой любви. Да уйдешь ты иль нет?!!! Все! Достала! Я устал здесь, как тополь, стоять… Впрочем, ладно. Давай раздевайся. Будем думать, как снова начать. (с) А. Безверхий, июль 2000 г. Одиночество Одиночества пелена Словно сумерек серых стена… И не хватит остатка лет, Чтобы выйти на белый свет. Между нами глухая стена – Одиночества пелена. (с) А. Безверхий, 13.08.2000 г., Электричка «Минск - Орша» Поздравление с 8 Марта Двадцать третье февраля – Яркий день календаря, Но Восьмое Марта ярче, И огонь в груди все жарче. Нам без женщин не прожить! Легче бросить есть и пить. Вы – и двигатель прогресса, И источник сильных стрессов. Пусть прекрасная погода, Пусть избыток кислорода! Это все – не в радость нам Без прекрасных наших дам! Не идет сквозной учет, Бутерброд не лезет в рот, Жизнь тосклива и уныла – В наших дамах наша сила! Дорогие наши дамы, Жены, бабушки и мамы! Всех вас очень любим мы, Поздравляем с Днем Весны! (с) А. Безверхий, 08.03.2003 г., г. Смоленск, ОАО «ПО «Кристалл», отдел АСУП Бессонница Ночь. Не спится. В полковра Пятна – лунный свет. Дотянуть бы до утра – Сил уж больше нет! Светят в окна фонари, Не дают уснуть. Дотянуть бы до зари – Там уж как-нибудь. Мыслей вязких колесо Только разорвал, Кошка лезет мне в лицо. Черт бы ее побрал! Раскраснелся горизонт, А подняться лень. Вот будильник выдал звон – Наступает день… (с) А. Безверхий, декабрь 2008 г., глубокой ночью, г. Смоленск Уж давно мне не снятся сны, Словно в жизни проведен прочерк - Неоконченный брошенный очерк. Не ищите ничьей в том вины. Мне не снятся перекрестки дорог В подмосковных лесах у просек, Где десятки знакомых сосен. Там остался мой первый порог. Мне не снится, как поздней весной Заалеет тюльпанами степь, - Вновь захочется плакать и петь, Как не раз было в жизни той. Мне не снится вагонов лязг Эшелона, идущего к югу, Как уносит нас дальше по кругу Прочь от скуки, тоски и дрязг. Мне не снится хмельной капитан: Он на "мизер" пошел наудачу. Завтра будут другие задачи, А сегодня наполнен стакан. Мне не снятся все эти сны, Но душе не найти покой. Часть меня будет в жизни той Вечно маяться без вины. (с) А. Безверхий, 1999-2000 г.г.

Lt.Colonel: Комбат Посвящается майорам – командирам рот, батарей, батальонов – тем офицерам, на которых держится Российская Армия. Майорам, погибшим, выполняя свой воинский долг перед Родиной. Майорам, выжившим на войне, но преданным своей страной в мирное время. Майорам, оставшимся без пенсий и жилья на обочине жизни в ходе всеразрушающих «реформ» армии, но сохранившим свое достоинство. Всем офицерам Российской Армии, для которых офицерская честь свята. Комбат, немолодой майор, Почистил пистолет. По орденам провел рукой, Поправил свой берет. Буравит черным глазом Майора дула срез. Не подводил ни разу Комбата АПС… Все было, как обычно. Шел утренний развод. Но рация вдруг, зычно: «Попал в засаду взвод!» Второй десантный взвод, Минуя перевал, Атаку за атакой Геройски отбивал. В горах под облаками Идет тяжелый бой. Не могут парни сами Спуститься той тропой. И микрофон охрипший, Сбиваясь на бегу, Несет в эфир притихший: «Держись! Я помогу!» Комбат кричит: «Серега! Я шлю резервный взвод!» Тот верит, что подмога К нему сейчас придет. Проворная «вертушка» (Десантный вертолет), Подернув хищно пушкой, Отправилась в полет. Но кто-то «на верхах» «Попутал день и ночь», Направив вертолет От перевала прочь. И там, под облаками Меж небом и землей Остались наши парни Лежать одной семьей. …Взведя курок, привычно Погладил пистолет. Все было, как обычно. Хотя, пожалуй, нет. Комбат принял решение: Последний свой приказ Отдаст и сразу выполнит Он сам себе, сейчас. (с) А. Безверхий, декабрь 2008 г., г. Смоленск Рекомендую: "Первомайка". Повесть Героя России ст. лейтенанта Зарипова А.М., инвалида чеченской войны 1-й группы (лишился зрения), командира разведгруппы специального назначения о событиях в селе Первомайское (помните психа Радуева). Узнаете, как на самом деле там обстояли дела, как и какие ребята погибли по дурости нашего командования. Во всяком случае, после прочтения равнодушными не останетесь. Сам перечитывал два раза.

volhovm6: -Товарищ лейтенант! Тут генерал какой то приехал.. На Волге..-кто бы знал, что этот звонок по внутренней связи дивизиона, с КПП в двойку где я , лейтенант Ерохин Александр, дежурил летом 1984 года станет началом событий вошедших в историю как учения «Горизонт-84». -Фамилию хоть спросил? -Да Вы что?! -Ладно, бди дальше… Несколько дней назад наш третий дивизион одного из полков 1го КОНного /1 корпус особого назначения/ впервые заступил на боевое дежурство. А до этого…. Два года после выпуска пролетели в бешеном ритме. Готовились к перевооружению - переучивались, строили позиции, получали материальную часть и вообще переформировывались из полка С25 в полк и дивизион С300. Казалось бы всё. Техника на месте, развёрнута, обильно смазана спиртом и всеми другими видами ГСМ. Расчёт обучен и на местах и ничего не предвещает глобальных перемен. Было чем гордиться, но даже местные жители посёлка Малино считали, что военные построили новый лесосклад и разуверить их было некому, а нам нельзя. ЗРС С300 – в то время о ней знали только специалисты.Самая современная и секретная техника войск ПВО. И вот второй звонок теперь уже с вышки часового - Товарищ лейтенант! Там на втором взводе генерал! - Ну вот, как я дежурю, так проверки—про себя подумал я. - Смотри куда дальше пойдёт! -Есть! Генералов за этот период становления вообще приезжало немерено и всех рангов, и даже солдаты привыкли к красным лампасам и не бегали от них, как это бывало в старом полку, а спокойно занимались порученным им делом. Прятались только прапорщики, техники, которым было поручено самое ответственное -протирка спиртом высшей очистки контактов на матчасти. И это понятно – запах и неуверенный доклад. Третий звонок не заставил себя ждать. --Саш, тут на стартовой батарее генерал по грязи между пушек ползает. Еле ноги унёс!- запыхался прапорщик Хамзин - техник пятёрки .— Иди встречай! -Пойду —и хотя двойку и не положено оставлять / аппаратный контейнер управления комплексом/ – вышел из прохлады арочного сооружения на плац. Навстречу и, правда, шагал незнакомый генерал-майор. -Товарищ генерал!. -начал я доклад. -Ладно, ладно…успокойся лейтенант - отечески махнул рукой, подзывая к себе –Ну, рассказывай - как техника? Всё в норме? -Так точно! -Расчёт готов ? -Так точно! -Ну заладил. Ты мне просто скажи - смогли бы прямо сейчас на стрельбы? «Только ведь приехали, технику получали и обстреливали»- про себя. -Так точно! -Ты хоть можешь нормальным языком разговаривать? -Так точно! -Да ну тебя..-устало снова махнул рукой и пошёл к чёрной командирской "Волге". подъехавшей к арочному сооружению. «Слава богу! Отстал .» Опять же про себя подумал я и вернулся для доклада по инстанциям на рабочее место. Он не отстал. Примерно через тридцать минут дивизион был поднят по тревоге. Готовность №1. И началось! 2 Казалось бы тишину дежурства может нарушить только самолёт нарушитель где-нибудь километров за пятьсот или очередная проверка. Ну, как крайность – начало боевых действий, об этом как - то никто не задумывался. Но, оказывается есть такой вариант - как внезапный выезд на боевые стрельбы! Такое в первом «конном» ещё не практиковалось, во всяком случае на памяти старожил. Через час дивизион «кипел» от людей, техники и командиров всех рангов. Мои непосредственный –командир батареи капитан Поляничко Юрий , холостяк и педант до мозга костей, быстро сориентировался в обстановке и приказал брать с собой всё что можно- полный ЗИП, все приборы, несколько стартовых расчётов, одного прапорщика / техника / и две единицы техники –заряжающую и транспортную машины. На последнюю / полуприцеп длинной 12 метров/ и надлежало грузить всё необходимое для жизни и деятельности в условиях приближенным к боевым в степях Казахстана. Поручил мне. А что там надо? Ну и погрузил несколько кубов досок, палатки, брёвна на дрова /по подсказке представителей вышестоящих штабов/..буржуйки., мелочи в виде всевозможных ящиков с инструментами и запасными деталями . Получилось мощно- под брезентом большой склад и всё это прицепили к тягачу КрАЗу. Тягач взяли свой – от услуг автороты отказались. Да и зачем чужой водитель, когда свои есть -- специально обученные « ничего не видеть и не слышать», так спокойнее. .Случайно подглядел как сопровождающие из штабов корпуса и армии тащат бутылки - кто с водкой ,кто с Можайским непортящимся молоком, а кто с дефицитной фантой и пепси – колой.. Доложил по команде комбату. Командировали в ближайший магазин, где хозяйничала подруга батареи , Нина Павловна. Затарился по полной программе. Уже на следующий день заезжали на платформы, на станции Михневе, в двух десятках километров от места постоянной дислокации. Впервые я участвовал в таком деле .Впервые видел как тяжёлый КрАЗ толкая задом двенадцатиметровый полуприцеп заезжает на платформу . И сотни кг, а может и тонны стальной обожженной в кострах проволоки опутали технику. Листы фанеры крепили на стёклах автомобилей. Натягивали брезент уже в который раз над транспортными машинами. Штабные и клубные, обмывщики и мобильные бани… До сих пор интересно - кто это такой опытный подсказал— что надо брать с собой? А взяли немало-больше двух десятков вагонов и платформ. Погрузились и тронулись. Это вам не на побережье какого-нибудь моря, в классных вагонах, а в знойные балхашские степи. И путь предстоял в несколько тысяч километров, кто – то пытался было посчитать по атласу, но маршрут движения засекретили, даже от офицеров. А вот секретную литературу не забыли раздать, готовиться к сдаче зачётов по теории – так всё это надоело, кто бы знал! И не только поэтому ближе к вечеру, не успел эшелон притормозить, где то в районе Пензы народ ломанулся к одиноко стоящей пивной, затаривая разливным пивом салафановые пакеты - в каждый входило три литра — кайф! Немного долить сверху спиртику, получается прекрасный напиток \ не для слабого пола \ под романтичным названием «Белый медведь», после которого… по малому счёту трудно вспомнить что и как. У меня, правда был небольшой запасец пива в тамбуре вагона, несколько десятков бутылок лежало валом в деревянном ящике под замком, кроме того на ящике был нарисован красный крест и полумесяц….Для непосвящённых- лекарства доктора…звенели ещё несколько дней, пока не закончились.. После Пензы все завалились спать. .некоторые до утра, другие до ужина .Пищу готовил специальный взвод в отдельно выделенной теплушке, где установили котлы, ёмкости под воду и продовольственный склад. Для солдат попасть туда в наряд было за счастье. Отъедались. Кололи дрова, чистили картошку и раздавали горячую пищу по вагонам. Дорога всегда интересна. Проехали Волгу в Куйбышеве, Урал через Магнитогорск, Казахстан через Целиноград и Караганду. И приехали на маленький полустанок недалеко от озера Балхаш, где -то через неделю. Станция Сары-Шаган . Разгрузились без происшествий Офицеры, солдаты возбуждены- всё впервые для всех .Технику, а это более трёх десятков автомобилей с прицепами выстроили вдоль дороги. Распределили старших машин и тронулись. Марш около сотни километров, мало того- по бетонке передвигаться после 40 км запретили, и все автомобили ломанулись вперёд по степи –пылища встала как после атомного взрыва, и покрывать она стала отставших, поэтому колонна сразу же превратилась в шеренгу машин и отставать было нельзя – лучше вообще остановиться. Этот опыт в следующих поездках был незаменим. После марша я со своим водителем на место прибыл одним из первых. Место будущего лагеря указал начальнику штаба местный офицер – просто 100 на 100 метров прямо в степи. Здесь и начали разворачивать вначале дизельэлектростанции, затем палатки для личного состава и офицеров с прапорщиками. Ещё готовясь к этому походу мне удалось притаранить из соседнего полка небольшой кунг, на зависть другим, поэтому комбат, его заместитель Васильченко Сергей, техник батареи прапорщик Ляшенко и я расположились с комфортом. В нём заранее установили двухъярусные кровати, стол, тумбочки и сейф для спирта, получилось очень даже.…Кроме этого я прихватил с собой свой любимый «Маяк-210» - бобинный магнитофон второго поколения, с записями последних лет. Пели у меня там Пугачёва с Леонтьевым и Битлы с Роллингами…всё вперемешку. Особенно хорошо слушалось и подпевалось после ужина. Но это всё потом, а пока меня командир дивизиона майор Ларионов Дмитрий Васильевич командировал в обратный путь, на тягаче собирать вышедшие из строя автомобили по степи – их набралось ещё на несколько часов тряски. Поэтому когда на следующие утро я вернулся, притащив на сцепке походную баню, лагерь в основном был уже развёрнут и я рухнул отдыхать на свою койку в «отдельном номере». .А ведь всего два года назад , которые пролетели как два дня, я выпускник военного училища города на Волге Горького докладывал седому командиру полка : -Товарищ полковник, лейтенант Ерохин для дальнейшего прохождения службы прибыл! Вся жизнь казалась впереди усыпана из звёзд –маленьких и больших, хотя бы майорских. В училище моей специальностью была стартовой, то есть работа непосредственно с ракетами , поэтому меня сразу же и определили к ним родимым , только не к тем которые изучал , а к тем что стояли на вооружении - на старушку с25 , поставленную вокруг Москвы ещё в далёкие 50е годы. Так что пришлось изучать и её. В первый же день командир батареи поставил задачу - провести техническое обслуживание 9го взвода… Что это и где я не имел представления. Делая вид что вопросов нет я бодро шагал за десятком бойцов все 6 километров от жилого городка до позиции. Прошли посёлок Малино, потом КПП и вошли на бетонку за колючей проволокой . Солдаты разошлись на перекур. «Куда и зачем идём?» думал я всю дорогу. Дорога разветвлялась на десятки других – и влево и вправо. Спас положение один из сержантов. -Товарищ лейтенант! Разрешите дальше вести батарею? -Ведите.. -Строиться! - и народ двинулся вглубь леса по одной из бетонок. Прошли ещё с полкилометра, и вышли, как я потом узнал, к стартовым столам /пусковым / девятого взвода, предпоследнего. Всего их оказалось десять. Тот же сержант с лёгкой улыбкой : -Начнём? -Начинайте! Каково было моё удивление , когда маленькие солдаты , в основном азиатской национальности , резво разбежались по трём из шести установкам без ракет / их я увидел позже / и начали рвать проросшую через трещины в бетоне траву. Это было совсем не то, чему меня учили мудрые преподаватели в училище долгие четыре года. И всё же я с облегчением присел на пенёк у дороги. « Работа ясна, хоть бы предупредил кто….» подумал я и снял яловый сапог с правой натёртой ноги. Сапоги были совсем новые, неразношенные, полученные ещё в училище , и эти километры дороги добавили ещё и физические страдания к казалось бы неразрешимым задачам регламентных работ. Но, слава богу , всё оказалось гораздо проще. Уничтожать растительность я и сам умел , каждую субботу в училище на парково – хозяйственном дне занимались и этим. Так и прошёл мой первый день службы в части под красивым позывным «Кабарга» Уже через месяц я уверенно водил взвода на ракетную позицию, командовал с помощью сержантов солдатами и выполнял приказы командиров. Ещё через месяц сдал зачёты по минимальным знаниям комплекса и заступил на неделю на боевое дежурство. Дежурили своеобразно. Неделю находишься неотрывно с дежурным взводом в казарме на позиции. Спишь и ешь там же, кроме этого бегаешь к ракетам по тревоге по несколько раз за сутки , в зависимости сколько раз поднимаются в воздух ненавистные Натовские самолёты-разведчики, проводишь такие же ставшие ненавистными политзанятия и писанина, писанина конспектов десятками по всем дисциплинам – боевой и политической подготовки. Так что теоретически я подковался быстро. Не отстал от меня и Серёга Капустин, мой однокашник назначенный взводным другого взвода .Так мы с ним и дежурили поочереди –неделю он , потом я и так далее. Но это не значит , что после проведённой недели на «выгоне» / так называли дивизион/ я мог неделю отдыхать. Ничего подобного . То же самое, только с утра пешочком ставшие привычными километры…и снова тренировки расчётов, обслуживание и те же политические занятия –мать их….ети. Интересно работали расчёты состоящие из трёх номеров – в основном узбеки , казахи плохо говорящие по на русском , но двигались как роботы. Каждое движение и даже взгляд были отработаны на практике прошедших за десятки лет через эти пусковые установки расчётов. Каждый правильный шаг экономил секунды необходимые при подъеме двенадцатиметровой «дуры» в вертикальное положение. Любое лишние движение их прибавляло, что снижало общий результат. Только и слышалось –«Первый готов!», потом второй, третий. .И результат – красавица ракета стоит на пусковом «столе», и так иногда хотелось что бы взревел двигатель и она стартонула! Но за 30 лет истории части и даже 1й армии этого непроизошло и это хорошо, правда, до поры до времени.. Это уже позже рисковый парень Руст навёл шороху и практически снял с должности десятки генералов и офицеров.… Но это случилось позже. Так в постоянной учёбе, службе не только на позиции, но и в расположении полка, прошло, почти дав года. Жена , будучи к началу моей службы в войсках уже на сносях укатила к маме в Горький, оставив меня холостяковать и я почему то не очень и расстроился, будучи ещё на гражданке любителем женского общества. Жительницы городка как будто это почувствовали и сразу после её отъезда взяли меня в «клещи». Вечерами , придя в свою выделенную семье комнату, я падал на диван , за день выматывался и худел, но не тут то было- после 22-23 часов заваливались две, а то и три жены офицеров которые на данный момент находились на дежурстве, и начиналось то, что в обиходе называется …ясно в общем. Уже через месяц у большинства жителей городка я приобрел соответствующую репутацию и как итог в один из дней прибежал посыльный с приказом прибыть не к кому нибудь , а лично к командиру полка. Полковник Капшук был высокий крепкий мужик с большими кулаками и ходили слухи , что иногда , в минуты возбуждения, он ими пользовался для перевоспитания провинившихся. Вот к нему на ковёр , как на плаху, я и пошёл. За длинным дубовым столом сидел сам командир и замполит полка. -Товарищ полковник!...... Выслушав доклад предложил сесть. Сидим.. молчим. У меня мондраж. Коленка дрожит. Догадался же о чём будет разговор, но в каком плане? И вдруг! Кулачище поднялся и опустился…. на стол! -Ты почему , лейтенант , блядство развёл в полку! Не ожидал я так сразу. Поэтому и ответил, вскочив по стойке смирно. - Не могу отказать женщине, товарищ полковник. -Тебе мало блядей в деревне, нахрена жёны командиров!. И так далее. Из кабинета я вышел, выполз, с мокрой спиной. «Всё! Хватит... Не пущу больше»… Но как показало время всё временно и командиры , и полки и зароки на воздержание. Через два месяца отобранный личный состав полка убыл для переподготовки на материальную часть совсекретного С300 в Гатчину Ленинградской области. Там жён офицеров полка не было, зато были жёны офицеров и прапорщиков центра переподготовки. Туда я поехал одним из первых в качестве квартирмейстера. Гатчина встретила нас похоронной музыкой. Скончался «дорогой и всеми любимый» Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев. Это не помешало принять общежития и отметить с комендантшами приезд . За пол года я и неуспел отвыкнуть от учебы, и она шла легко, поэтому проблемы были в другом …в нехватке женского общества. В первые же выходные большинство офицеров поехало искать его в город, в ресторан. Помню только как носили девчонок на руках по залу, танцевали на столах….и как результат проснулся в каком то посёлке в одной постели с милой дамой. Дама оказалась холостой, имеющей в собственности однокомнатную квартиру и хорошую работу на местном комбикормовом заводе. Татьяна. -Саша, у тебя ведь жена. Может, есть у вас нормальный холостой парень? Парень был. Женька Бездетко. В народе «Джон». Незадолго до этой командировки развёлся. А жену спустил с лестницы КПП пинком под одно место за то, что она написала письмо Министру обороны с вопросом – Как можно держать в Советской Армии офицера с плоскостопием, косоглазием и непомерной жадностью? Это про Джона, которого потом вызывали на медкомиссию, куда то в окружной госпиталь. В армии оставили, но он стал холостяком. Вот его то я и решил сосватать. Бутылку водки и две вина , на которые с большим трудом мне удалось раскрутить Женьку, при их знакомстве я считай, выпил в «одну харю». И понятно, что заснул первым…. непонятно только- почему проснулся ночью снова рядом с Танюхой. Квартирка небольшая и диванчик стоял почти напротив кровати, на нём и лежал Джон. Мало что понимая я поднялся, глотнул из фужера вина и тихо приказал Таньке перебазироваться. Сам снова упал на койку. Утром, попрощавшись, мы с Женькой уехали в расположение, а ещё через неделю они решили пожениться. Уже позже, они расписались, перебрались в нашу часть, Танька родила ему двойню, но тоже не вынесла его хохляцкого скупердяйства и уехала назад в Гатчину. Как то мы с офицерами шли на обед и кто- то спросил Женьку с приколом «Жень, а вы почему развелись? В постели не то?» Он ответил, поглядев на меня «Да нормальная, правда, Сань?» Народ попадал. В третий раз я женил его на поварихе из пансионата для слепых. Последний раз – удачно. Пришлось мне перекинуться на тех, кто ждал своих мужей из командировок и нарядов. Несколько раз чуть было не попался. Раз повис на балконе второго этажа, спрыгнул вниз и замер – муж вышел покурить на утреннюю прохладу.…Второй раз просто спрятался в угол за открывшуюся дверь, которая впустила нежданного прапора домой, он допил мою водку, сожрал мой закусон и снова ушёл на службу. Его жена компенсировала эти убытки по-своему. Так и пролетели пол года - в учёбе, в новых знакомствах и ожидании возвращения на место постоянной дислокации. По возвращении в полк, / где оставались те, кто не ездил на переподготовку, они совсем упали духом, ведь им предстояло или искать новое место службы или увольняться,/ мы снова вернулись к своим обязанностям по охране воздушных рубежей Москвы. Кроме этого весь год строили новую позицию, где я научился ложить кирпич в кладку и штукатурить, пилить асбестовые трубы и орать на нерадивых. Весной, наконец- то в Кап. Яре получили и обстреляли технику. Эшелоном доставили на базу в Белых Столбах и растянувшись на несколько километров ночью своим ходом добрались до места. Сами, а где не получалось с помощью представителей промышленности, развернулись в боевой порядок и заступили на боевое дежурство. И вот новая боевая задача - Горизонт -84. Боевые стрельбы по новым крылатым ракетам, которые должны были запустить за несколько сот километров против группировки ПВО. Техники в степь нагнали всех видов и типов. Все ЗРК ПВО страны – мы с С300, с200, с75, с125 и кроме этого в первые ряды прогрохотала гусеницами ещё никому неизвестная «Тунгусска». Поставили всех на дежурство и стали ждать «внезапного» налёта противника. Откуда и сколько его будет мы – расчёты, не знали. Свою задачу командира взвода я выполнил – проверили и обслужили пусковые комплексы, привезли за сотню километров и зарядили десяток ракет и теперь покуривали в укрытии и следили за работой локаторов. С ребятами из командного пункта дивизиона договорились заранее - при появлении целей, перед пуском первой ракеты они должны дать гудок сирены, что бы мы случайно не попали под струю старта. Нервы, конечно, у всех – офицеров и солдат как струны. Сигарета за сигаретой. Никто ни о чём не говорит и не спрашивает - всё обговорено сто раз. Хотя и ждали сигнала, он прозвучал совсем неожиданно. Значит, появились на экранах цели - жди старта! Глаза прилипли к пусковым - какая из них?.. И вдруг грохот где то справа , потом ещё и ещё – это дальнобойная двухсотка пустила несколько ракет в цели за несколько сот километров, значит летят высотные, жди теперь «своих». Если они и попали , всё равно увидеть это невозможно – далековато. А мы ждём. Только тарахтят Джоновские дизельгенераторы, жужжит низковысотный обнаружитель и дёргается локатор наведения. И снова грохот – одна, вторая, третья ушли в небо ракеты с75…и тут хлопок у нас - катапульта выбросила нашу ракету из контейнера на 30 метров и оглушительный рёв двигателя…через пару секунд второй…Трёхсотка, как на автогонках, легко обошла ракеты с75 и сверху вниз долбанула что то над землёй.… Сразу же ещё два старта…Соседний дивизион тоже не спал - и у него несколько ракет ушли вверх, что бы найти «врага». Где - то слева вертляво ушли ракеты с125, забубнила своими пушками Тунгуска. Снова взрыв,… что это?! У нашего, первого дивизиона при старте очередной ракеты взорвался двигатель или боевая часть - прямо над позицией… Живы, нет? Сейчас никто не сможет сказать. А кубических осколков в боевой части ракеты немало - 20000 штук, плюс почти 900 кг пороха в двигателе и 90 кг в боевой части. Мои солдаты попрятались на дно окопа, даже пилоток не видно. Снова наша пошла, вторая.. Секунд 20 полёта и я рассмотрел далёкий разрыв на фоне чистого неба - попали! Вот это зрелище! Стреляли со всех сторон все комплексы, казалось бы в полном беспорядке, но это только казалось. Далёкие белые сполохи указывали, где ракета нашла цель. Сколько их было и сколько сбили расскажут потом ребята из боевого расчёта КП, но у меня всё равно уже легче стало на душе - взвод , стартовая батарея всё сделала правильно – народ и техника не подвели. Очень я любил в этот момент своих узбеков и таджиков, киргиза и двух москвичей. Постепенно стали глохнуть дизеля. Что там? Попали? Вышли офицеры управления из кабины – красные как раки, но гордые! Значит всё в порядке. Так и оказалось, мы завалили две низколетящие и одну на большой высоте, первый успел одну, помешала самоликвидация ракеты. Ещё три сбили остальные комплексы. Всего было шесть крылатых ракет и несколько высотных. Уничтожили все. Конечно наша трёхсотка лучше всех, и при желании мы сами бы справились со всеми, но на ВКП решили по своему и выдали нам ЦУ только на эти цели. Всё равно – половина наша, а остальные поделили другие. На следующий день стреляли по самолётам постановщикам помех и высотным целям – ракетам, пущенным за сотню километров. Завалили всех. Итог подводили на построении полка. Командир полка Владимир Иванович Вересков скомандовал -Лейтенанты выйти из строя! Нас, выпускников Горьковского и Минского училищ, закончивших их два года назад, было человек восемь. -Приказом …всем присвоено звание «старший лейтенант»! Кроме этого полку был вручён вымпел Министра Обороны…

Elena: Мой сын служил в войсках ПВО. Это было недавно, это было давно... 10 ноября 1969 г.- проводы сыночка в армию.Для мамы он всегда сыночек. Всю ночь друзья провожали моего Константина, а рано утром он отправился в новую жизнь. 23 ноября ему исполнилось 18 лет. В нашей семье заведено, что настоящий мужчина должен служить Родине! Всё это так,но при расставании комок к горлу подступил... И мой новобранец мне заявил: "Если мать провожает с улыбкой, то с улыбкой вернёшься домой!" И, "я его провожала, но слёзы держала и были сухие глаза." Затем "учебка" и служба......Несколько раз мы его навещали в Армии. Тащили на себе неподъёмные рюкзаки с едой. И каждый раз - забирает рюкзаки, относит всё ребятам, возвращается пустой и спрашивает: " а вы поесть что-нибудь привезли?" Служил он в войсках ПВО, в так называемом, Третьем Поясе защиты Москвы,недалеко от г.Калинина. До сих пор подробностей военной службы не рассказывает. Служил он два года,без взысканий и дослужился до ст. сержанта. Затем пришло письмо, в котором было написано : " Дембель так же неизбежен, как неизбежен крах капитализма!"..... Когда вернулся домой, решил подшутить.Позвонил в дверь и отбежал. Я выхожу - никого.Опять позвонили - опять никого.... Вот так разыграл нас .теперь уже не мальчик, а воин Советской Армии. Вот тут уж можно было и поплакать.... И, как водится : " всё, что есть в печи - всё на стол мечи..." День ПВО он всегда отмечает как положено и его жена, по его просьбе, готовит обязательно котлеты, но не по одной,а сколько хочешь.... После Армии Константин закончил институт по экономической специальности, работал в Госплане СССР,написал диссертацию,но : ........нахлынула перестройка. Сейчас он - очень средний предприниматель, купил домик на Селигере и автомобиль "Ниву". У него две взрослые дочери и две внучки. Константин просил меня передать привет всем, кто служил и служит в войсках ПВО, а также ПОЗДРАВИТЬ С ПРАЗДНИКОМ - ДНЁМ ПВО !!!

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане!!! Любая война это горе,смерть,кровь,слезы! Недавно я пообщался с боевым офицером,командиром роты,ветераном Афганской войны! Сегодня ,Я представляю на Ваш суд стихотворение,признаюсь,когда его читал,то ком в горле стоял И дышать было не чем!!! Забуду об этом едва ли- На Курском вокзале в Москве, Бомжу мужики наливали, Он был без руки в рукаве. В десантном ПШ офицера, С Гвардейским значком на груди, Он пил без оглядки,без меры, Потом на перон выходил. И голосом хриплым и страшным, Кривя искалеченный рот, Он звал за собой в рукопашный В Афгане оставшийся взвод. Он громко кричал,матерился, Махал уцелевшей рукой, Рассудок его провалился В неравный,не правидный бой. И все на вокзале молчали, Не в силах ни слова сказать А Он,вдруг,сказал-МЫ устали, Устали мы все ВОЕВАТЬ. ОН сел на бетон,трезвый,страшный. Стер пот чуть дрожащей рукой, Он только,что был в руковашной, Он вел бесконечный свой бой! Все в шоке! Я тоже,ком в глотке. Хлебнув его горя глоток, Я,тоже налил ему водки, Сказав: С возвращеньем БРАТОК!!!!! Уважаемые форумчане! С большим удовольствием представляю на ВАШ суд новое стихотворение от Гвардии полковника ВДВ,ветерана Афганской войны,орденоносца-Сергея Пашевича.Мне вдвойне приятно осознавать,что Советский офицер,выполнивший свой долг до конца,перенесший тяжелое ранение,не озлобился,не замкнулся в себе,не пропал! А кроме того,Ему присущь интелект,любовь к жизни,любовь к прекрасному!!! О МУЖЧИНАХ! Мужчины не плачут,Мужчины седеют. И некому боль и обиды раскрыть. Которые язвой в душе у них зреют. Мужчина забудет,но век не простит. Уколами в сердце-момент расставанья И фраза"Ну чтож,значит нам не судьба!" Но только лишь кровь заклокочет в гортани И лишь в его взгляде мелькнула беда Кивают при встрече"Привет,как делишки?" Дежурной улыбкой скользнув невзначай Чужие обьятья,другие детишки И слово "ПОКА",но по смылу-"ПРОЩАЙ" Кто Вам рассказал,что любить не умеет Суровая,чисто мужская душа Мужчины не плачут,Мужчины-седеют И боль убивает сердца не спеша!

Elena: Несколько раз перечитала стихторворение.... Пред нами - наш современник. Дух захватывает от несправедливости его судьбы. Но этот ЧЕЛОВЕК вызывает только самые высокие человеческие чувства - уважение, доброту, сопереживание ( но не жалость). Рядом с НИМ люди становятся чище душой, ОН их возвышает! ОН сделал всё, что мог, "не жалея живота своего" и не получил за это - н и ч е г о..... Здесь уместно вспомнить -" ЧЕЛОВЕК - это звучит гордо!" И ЕГО слова : - "МЫ УСТАЛИ ВОЕВАТЬ!", должны стать девизом для созидания,а не для разрушения!!! Спасибо за стихотворение!

Elena: Хочется поблагодарить Сергея Пашевича за стихотворение, в котором несмотря ни на что звучит мужество, любовь к жизни и оптимизм ! И важно отметить, что есть неравнодушные люди - как SAKVOIYG. А хороших людей много..... "ПУСТЬ НАВЕКИ МЫ РАЗНЫХ ВЕР, Пусть стоит промеж нас гора, Ты мне ближе, чем лицемер!" Вот что значит ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ, который воспитывался в СССР у всех граждан с малолетства.

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! Недавно,Я раздобыл записи в исполнении И.С.Козловского,изумительный голос!!! Просто фонтастика! Во время прослушивания,Я поимал себя на мысли,что хочу перечитать Пушкина,Борис Годунов! Прочитал залпом! Сильная вещ! И почему то до сих пор стоит в памяти:"...обидели юродивого,обидели юродивого,отняли копеечку!!!" Вот ведь волшебная сила искуства!!!

Вице-Председатель: Иван Семёнович Козловский 24 марта 1900, с. Марьяновка, Киевская губерния —24 декабря 1993, Москва Оперный певец (лирический тенор). Работал в Большом театре (1926—1954) Народный артист СССР (1940) Сталинская премия (1941, 1949) Герой Социалистического Труда (1980)

Земляк: И тебя - за то, что ты дал мне закурить Великий табачный кризис 90го года. Он застал меня на Озере. Точнее, первые признаки появились еще перед самой командировкой туда. Уйдя в предотлётный день с работы, как это и полагалось, с обеда, я вдруг обнаружил, что ни моего "Беломора", ни вообще каких либо сигарет в киосках нет. Ни в одном, ни в другом, ни в третьем. Ни в Химках, ни в Зеленограде. Ведь вчера еще было всё нормально, а тут... В наличии был только трубочный табак, но трубку я не курил. А потом настали 18-00 и все табачные киоски вообще закрылись. Согласно установленному графику работы. Теоретически еще можно было купить курево в винных магазинах, но устрашающе огромные и агрессивно к всякому вторжению настроенные очереди не позволяли туда даже заглянуть. И потому, выйдя утром к служебному автобусу, который должен был везти нас во Внуково, я имел лишь три полувысыпавшиеся папиросы в изрядно помятой пачке. Но мужики, также как и я, еще не осознавшие всей глубины надвигающегося испытания, щедро со мной поделились. Поэтому как всегда задерживающийся 567й рейс с необъявляемым пунктом назначения мы ожидали спокойно покуривая. В мирового(но не мирного) значения граде Приозёрске напряг с табаком проявлялся пока еще слабо. В наличии имелись единственные, но вполне курибельные сигареты ...(забыл вот). Алма-Атинской фабрики. В пачках типа "Шипки", на ощущение, как "Прима", но с белым фильтром, как у "Новости". А вот потооом.... В жизни не поверю, чтобы так синхронно могло всё это пропасть по всей стране! Потоом - началось. Прибыл в командировку один наш друг с десятью пачками "Моряка", но что это для гостиницы в 30 курящих! Просим Москву по ВЧ - дайте, ДАЙТЕ! ДААЙТЕ!!!! Нет ответа. Закрытый город - коммерсантов нет. Народ лезет на стенку. Раздаются отдельные призывы отправить караван в Чуйскую долину - всего-то вёрст триста. На 7й площадке вода привозная - нет её там, потому "бычки" не порчены. Стали собирать. Всю пыль повымели. А потом во втором корпусе нашли огромную пепельницу - шар-баллон от рулевых машинок. Там этого добра лет за десять скопилось. Стали его просеивать и по ткани расстилать. И делить. Самокрутки из такого курить не выдерживали - редкая гадость. Тогда на трубки перешли. Чубук из ножки от стула, мундштук стальной проволокой с расплющенным концом сверлили. И все ждали вот-вот, ну вот - завезут. А однажды иду с пляжа, а мне говорят: -- Там тебя Алексей спрашивал. Он улетал в этот день. И дарит мне Алексей Иваныч аж две пачки "Космоса". -- Как же ты в Москве-то будешь?, - спрашиваю. -- Ничего, у меня там целый блок заначен. С тем и отбыл. Ну, пришел вагон-то легковесный в конце концов. Отоварили нас по двадцать пачек "Опала" на нос. А из командировки я вернулся - на заводской доске некролог. С портретом Алексея. Алексея Ивановича Евреева. Да. Вот такая редкая русская фамилия. Как там пелось: Вспомню то-то, то-то И тебя - за то, что ты дал мне закурить! PS. С 28 мая с.г. шестой уже год пошел, как не курю.

Elena: Уважаемый, Земляк! Ваш стиль диалога и ненавязчивое изложение своих мыслей, даёт возможность читающему на равных разговаривать с Вами и, даже, самому " додумывать" то , что Вы имеете в виду. А удовлетворение тем, что Вы бросили курить поймёт тот, кто справится с собой в этом трудном, но очень нужном деле!!!

Земляк: Спасибо за оценку, Елена. Для размещения моих писаний (по большей части мемуарного характера, а также размышлений, описаний и прочих глупостей) я где-то лет шесть назад завел специальную страничку. http://zhurnal.lib.ru/z/zemljak/ Постепенно её пополняю. Заходите. А удовлетворение тем, что Вы бросили курить ... Замечательный писатель-фантаст и незаурядный философ Станислав Лем в одном из своих интервью заметил: Человек, сам того не зная, умирает постепенно. Последнее путешествие, последняя женщина, последняя прогулка, последняя сигарета... Я этой мыслью крепко проникся, потому слово "бросил" стараюсь по отношению к себе не употреблять. Чтобы вроде как не отбирать своей собственной рукой у себя перспективу. Предпочитаю говорить что-то вроде "я пока не курю".

Elena: Добавлю, что ФАНТАСТИКА в том , что классическая музыка "захватывает" душу человека и он " со всех ног" хочет поделиться переполняющими его положительными эмоциями со своими друзьями. Это ПРЕКРАСНО!!! А орфографию он осилит запросто....

SAKVOIYG: Заротустра ************** Мы возвращались в цинковых гробах, Нас называли просто грузом “двести”*, С ненужных нам чужих полей и гор, Уложенные в трюме честь по чести. Мы прилетели ночью, без огней, Нас не встречали хлебом и цветами, Лишь тихо плакал полуночный дождь Над полосою горькими слезами. Нам нужно было продержаться час, Всего лишь час, до раннего рассвета, Но ночь взорвали вспышки АКаэМ** И ввысь взлетела красная ракета. Глотал гранаты жадно АГээС***, Шипя стволом под дождиком весенним И не хотелось верить в двадцать лет Что станет этот день для нас последним… Короткий всхлип и замолкает друг, Упав лицом, колени не сгибая, Но нет ни слёз, ни страха - только злость И автомат стучит не замолкая. Вцепившись в землю в кровь из-под ногтей, Матясь сквозь зубы, зарываясь в скалы, Мы продолжали тот неравный бой, Закрыв телами горло перевала. Нам нужно было продержаться час, Но видно так намечено судьбою, И разве в этом вмноват господь,, Что “Крокодилы”**** опоздали к бою? Мы возвращались в цинковых гробах, Нас называли просто грузом “двести”, С ненужных нам чужих полей и гор, Уложенные в трюме честь по чести…. А где-то и сейчас под злым огнём Ползут ребята, зажимая раны. И на бетон разбитой полосы Садятся ночью “черные тюльпаны”*****. 07.11.2010 10:26

Elena: Очень тяжело читать это стихотворение, отражающее одну из страниц нашей истории. СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ возвратившимся "....в цинковых гробах"... " Из н е н у ж н ы х нам ч у ж и х полей и гор..."

SAKVOIYG: Полковнику Юрию Буданову посвящается! Ю.Буданов-русский солдат, Ю.Буданов душою Мне брат! Всем кто родную любит державу, Дорог и близок Юрий Буданов. Ю.Буданов-полковник,Орел Я бы в разведку с Тобою пошел, Знаю и ты не отдал бы меня, На поругание злого зверья! Ю.Буданов танкист командир, Сколько же ТЫ браток пережил Свора врагов захвативших страну Нашу отвагу держит в плену! Свора врагов захвативших страну, Нашу отвагу гонит в тюрьму! Пришлый народец,пронырливый сброд На пропалую нас продает В дикое рабство агорных волков Прячит от мести Русских штыков! Ю.Буданов,стойкий боец Мы ещё живы и нам не конец Бог нас не выдаст не сьест и бандит В битве с каголом Русь победит Ю.Буданов Русский герой русь ещё будет нашей страной! Сильная духом,вольная рать Сбросит с престола подлую знать Ю.Буданов-наш офицер! Сам Ты себя поставил в пример Нашим ребятам,все в тебе есть! Верность присяге доблесть и честь! Ю.Буданов славный солдат Ты мне сегодня названный брат, Вместе с тобой боевые друзья Честная доля и песня Моя! ВСЕ,кто не продал РОДИНУ МАМУ, Вместе с тобою Юрий Буданов!!! Думаю,что к этому с большим удовольствием присоединятся бойцы 84 Отделного РазведБата!!!

volhovm6: Отсюда - страничка Войска ПВО страны Геннадий Ростовский, Тому назад пятнадцать лет Жизнь оказалась скособоченной. Пустою пачкой сигарет Судьба швырнула на обочину. Теперь ты нищий грязный бомж, Каких немало на Расее. Счастливых лет уже не ждёшь, А жнёшь всё то, что сам посеял. Бывают светлые деньки, Когда удача улыбнётся, Когда проставят мужики, Когда халтурка подвернётся, Когда десятку в вечный долг Протянет бывший сослуживец… Век огрызается, как волк. Жизнь, вычитаясь, не сложилась. И только снятся иногда Дочурка, шею обвивающая, Да офицерские года, Да мать, что где-то там жива ещё…

SAKVOIYG: Предлагаю на суд Форумчан: Стихи из группы "ОРАП"(отдельный разведывательный авиационный полк) В одном лесу, где у деревьев кроны, Ветвей неисчислимого числа - Назначили Министром Обороны Не волка, не медведя, а ОСЛА. Нет, никого не путал бес лукавый, И царь лесной был вовсе не дебил, В лесу том правил сам ОРЁЛ ДВУГЛАВЫЙ, А он с ОСЛОМ когда-то дружен был. Когда на свете всё решают связи, Тут многое понятно и без слов Подумаешь, судьба - из грязи в князи, Выводит и не эдаких ослов. Весть разнеслась по всей лесной твердыне, От южных чащ до северных болот, Что отданы ОСЛУ отныне Оплот Державы - Армия и Флот! Шептались даже пиявки в каждой луже, Смакуя в сплетне едкое словцо, ОСЁЛ-то НАШ гражданским был к тому же, Что для военных как плевок в лицо! ОСЁЛ, страдая манией величья, Задумал как-то, с "будуна" видать, Что не мешало б новое обличье Многострадальной армии придать. Ну числился б Министром для проформы, Так нет же дурень, Господи прости, Решил свои ослиные реформы Во вверенных структурах провести. И понеслись по всем войскам приказы, В которых глупость каждая строка. Поверьте, нет заразнее проказы, Чем инициатива дурака! Недвижимость и земли министерства Продать лесной братве за полцены! Как видите, такие изуверства Случаются порой и без войны. Войска порезать до смешных размеров (Войны ж не ожидается пока!) И поменять неплохо б офицеров На менеджеров в модных пиджаках Вот так ОСЁЛ, копыт не покладая, И закусив упрямо удила, Питательную "зелень" поедая Творил свои ослиные дела. Весь Лес гудел, протестом сотрясаем, "А если враг? Что будем делать с ним? Ослиными ушами забросаем? И криками "И-А-А" ошеломим?" Кричали только Дятлы и Вороны, Засевшие в Парламенте лесном, Что повезло с Министром Обороны, Что не осёл он, будучи ОСЛОМ. Одних вояк, как водится, забыли Спросить - "А как, служивые, дела" А ведь они не просто так завыли От выходок ретивого ОСЛА. Профессию избрав, одну из незавидных, Служа во благо Леса за гроши, Они уже не ждут берлог солидных, - Для них и норки будут хороши. Но у ОСЛА другие интересы, До подчиненных дела нет ОСЛУ, К тому же, дрессированная пресса Поёт ему и славу, и хвалу. Коль дальше так пойдёт, судите сами, Хотят того "верхи", иль не хотят, Останется ОСЁЛ служить с ослами, А Родину ослы не защитят!!! 12

Коростелев В.А.: Хреновое Вся страна — сама себе чужая: выгнали больных, как салажат, а врачи, больных изображая, по кремлевским коечкам лежат Главный врач России — доктор Хренов. Наблюдатель думает иной, Что у нас страна олигофренов: Дудки, все сложнее со страной! Он пробился к царственному уху, Чтоб сказать заветные слова: «Мы вам показали показуху». Впрочем, эта новость не нова. Он раскрыл — почти уже в финале — методы ивановской земли: Там врачи больных поразогнали, И медсестры в койках залегли. Хороши медсестры без халата, Девушки ивановских кровей! Хоть невелика у них зарплата, Но больных они поздоровей. Расстелили простыни льняные И в палатах выложились в ряд. «Экие здоровые больные!» — гости с уваженьем говорят. Это образ новой перестройки, Крепкой и бодрящей, как чифир: Разогнав больных, ложиться в койки. Разогнав народ, звонить в эфир. Как машина, что летит, и давит, И спасает всех на вираже, — сами выбирают, кто возглавит (Думаю, что выбрали уже): Младший из борьбы, похоже, выбыл, Старший надувается прыщом, — но не нам же делать этот выбор? Мы же в их раскладе ни при чем? Сами же они рукою нежной Для себя растят фанатов рать, Чтоб собрать их после на Манежной И на них любовно наорать. Блогосфера дружно замирала, Прикусив от ужаса язык: Кто-то опознал Арзуманяна, «Нашего», горланящего «зиг». Разве стоит этого стесняться? Вам ответит всякий правовед: Тоже дело — «наши» или «наци»! Букву поменяешь, и привет. Дело же не в прозвище, а в стиле, Четко обозначенном допрежь: Для того их только и растили, Чтоб сегодня вывесть на Манеж. Я не вижу двух враждебных станов — предо мной один и тот же стан, Во главе там некто Залдостанов, Пред которым главный шляпу снял… Я могу еще продолжить нА спор: Это же банально, как распил. Нам твердят про беспредел диаспор — ну а кто диаспоры растил? Дорвались per aspera ad astrum: Он же сам и кормит этот пласт — а потом диаспоры отдаст нам, Приучившись сбрасывать балласт. И страна послушает указца — ведь она себе не дорога: Ей врагом назначили кавказца, Чтоб не видеть главного врага. Практика проста, как чет и нечет, И непобедима, как «Зенит»: Сам же лечит, сам же и калечит, Сам же смотрит, сам же и звонит. Ты наружу вывел, доктор Хренов, Нашу репутацию губя, Основной закон аборигенов: Наш удел — обслуживать себя. Вся страна — сама себе чужая: Выгнали больных, как салажат, А врачи, больных изображая, По кремлевским коечкам лежат. Впрочем, отвечать ли им проклятьем? Кто и виноват в такой судьбе? Или мы взаимностью не платим, Или мы не сами по себе? Миновали прежние этапы, Совершился полный оборот: Нынче мы самим себе сатрапы, А они самим себе народ. Я перо привычное хватаю, Пылкие вердикты выношу — но, По сути, сам себя читаю, Потому что сам себе пишу. Наш властитель, славою пригретый, Не расслышит хилый мой мотив. Мы сидим над собственной газетой, Головы руками обхватив. Вся страна, с болотами, с лесами, С нефтью и запасами лаве — все себя обслуживают сами, С правящим тандемом во главе; Все не отрывают рук от членов, Прочая любовь противна нам. Славься, славься, кардиолог Хренов, Давший имя нашим временам! Дмитрий Быков 20.12.2010

Elena: И всё-таки, ЕСТЬ небезразличные и бескорыстные люди, их много!!! Это те, кто во время большой беды толпами сдавали кровь для пострадавших,оказывали первую помощь, бесплатно, а не за 20 тысяч вывозили нуждающихся.... Люди САМООРГАНИЗУЮТСЯ на правильные,нужные ВСЕМ дела! И, видимо, возрождение России начнётся снизу! Очень согласна, с тем, что : " Мужество создаёт победителей, согласие - непобедимых!"

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! Осваивая просторы Интернета,натолкнулся на стихотворение! Предоставляю его на Ваш Суд! Простите мне за мой запас словарный, Ведь у меня пять классов и война. Мне непонятно слово – «унитарный», Зато я слышу, как кричит страна. Как ее сердце бьется и клокочет, Как плачет и болит ее душа. И как она оковы скинуть хочет, И как ее дербанят не спеша. Я вижу, как народ толкают в бездну, В долги, в дерьмо, на бойню, словно скот. Я так скажу, без слов пустых помпезных: «Не заслужил такого наш народ!» Простите мне за интеллект бездарный, Но ведь Россия-матушка одна. Я извиняюсь, мал запас словарный Ведьу меня пять классов и война. 27.10.2010 11:27

SAKVOIYG: Тем кто ежеминутно рискуя жизнью! Войсковой разведке посвещается! УЧИЛИСЬ В КЛАССЕ ОДНОМ ЗА ПАРТОЙ РЯДОМ С ОКНОМ С ТОБОЙ СИДЕЛИ. ТАК ПРОХОДИЛИ ГОДА ЗА ЛЕТОМ КАК И ВСЕГДА ПРИШЛИ МЕТЕЛИ. ШЕСТНАДЦАТЬ БЫЛО МНЕ ЛЕТ СКАЗАВ КАК ПРЕЖДЕ: ПРИВЕТ!- Я ПОПЕРХНУЛСЯ , БЫТЬ МОЖЕТ ЭТО ВЕСНА А, МОЖЕТ БЫТЬ ОТО СНА, Я ВДРУГ ПРОСНУЛСЯ. Я ВИДЕЛ К НЕЙ ХОДИТ МЕНТ, МЕНЯ ЖЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН НЕ ЗАМЕЧАЕТ, В ЕГО КАРМАНАХ ЛАВЭ СО ШКОЛЫ НА BMW ЕЁ ВСТРЕЧАЕТ, А Я С НЕЙ РЯДОМ ХОЖУ, И ВЗГЛЯД С НЕЁ НЕ СВОЖУ. КАК НЕ СТАРАЮСЬ. А, ОН С НЕЙ РЯДОМ ОПЯТЬ И БОЛЬ НЕ ЧЕМ НЕ УНЯТЬ - Я УЛЫБАЮСЬ! УЖ ВОСЕМНАДЦАТЬ МНЕ ЛЕТ, КУПИВ ОГРОМНЫЙ БУКЕТ ПРИНЯВ РЕШЕНИЕ. И В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ТВОЙ К ТЕБЯ ИДУ Я ДОМОЙ, БЕЗ ПРИГЛАШЕНИЯ. ВЗЛЁТ УДИВЛЕННЫХ БРОВЕЙ Я ВИЖУ ИЗ-ЗА ДВЕРЕЙ КАК БУДТО ЗРИТЕЛЬ. СМУЩЕНИЯ ЦВЕТ НА ЩЕКАХ, А ЗА БУКЕТОМ В РУКАХ - МЕНТОВСКИЙ КИТЕЛЬ.... МЕНЯ ПРИЗВАЛИ В СПЕЦНАЗ, И ВОТ ПРИХОДИТ ПРИКАЗ И НАС БРОСАЮТ. И ДЕНЬ ПРОХОДИТ ЗА ДНЕМ, И НОЧЬ ГОРИТ ЗДЕСЬ ОГНЁМ, И В НАС СТРЕЛЯЮТ. НА ОТДЫХ ВРЕМЕНИ НЕТ И ДАВИТ БРОНЕЖИЛЕТ И СНАЙПЕР ГДЕ-ТО. И ХОТЬ ОН РАНЬШЕ БЫЛ НАШ - ШЛЁТ ПУЛЮ В ТВОЙ КАМУФЛЯЖ .. И ПЕСНЯ СПЕТА. ПРИШЕЛ ПРИКАЗ НА ОТХОД, И БЭТРА ДЫМОМ ПЛЮЕТ , РЕВУТ МОТОРЫ. И ГРАВИЙ ИЗ ПОД КОЛЁС , А В КРАЙ РОДИМЫХ БЕРЁЗ - ЕЩЁ НЕ СКОРО. ИЗ ВОСЕМНАДЦАТИ - ПЯТЬ.. ИМ НИКОГДА УЖ НЕ ВСТАТЬ, НО ЕСТЬ РАБОТА. ДЛЯ ДРУГА И ДЛЯ МЕНЯ.. СПАСАТЬ ЛЮДЕЙ ИЗ ОГНЯ, ВЕДЬ , ДОЛЖЕН КТО-ТО.. ПОЛЗУ В РАЗРУШЕННЫЙ ДОМ, ЧЕРЕЗ ПОДВАЛЬНЫЙ ПРОЕМ, ТАМ СТОНЕТ КТО-ТО. И Я ПОЛЗУ НЕ ШУРША, И ЕЛИ СЛЫШНА ДЫША - ВЕДЬ ЖИТЬ ОХОТА. А, ЗА УГЛОМ КАМУФЛЯЖ.. КТО ОН, ЧЕЧЕН, ИЛИ НАШ? - НЕ РАЗОБРАТЬСЯ. ОН ПОВЕРНУЛСЯ КО МНЕ И СЛЫШУ Я В ТИШИНЕ: СПАСИТЕ, БРАТЦЫ.. - ТАКИХ ЛОВУШЕК ПОЛНО, И МНЕ ИЗВЕСТНО ДАВНО, КАК ЭТИ БЛЯДИ.. ПО ПУЛИ В КАЖДОЙ ИЗ НОГ, ЧТОБ УПОЛЗТИ ТЫ НЕ МОГ, И ЖДУТ В ЗАСАДЕ. А, Я МОГУ УПОЛЗТИ, НО, ЖИЗНЬ ЕГО НЕ СПАСТИ, Я БЫЛ НЕ В СИЛАХ.. И ХОТЬ ВОЙНА И ПОДВАЛ - ЕГО Я СРАЗУ УЗНАЛ.. КОГО ЛЮБИЛА.. МЫ БЬЁМ ВСЕГО ПАРУ ФРАЗ: "ТЕПЕРЬ РАБОТАЙ, СПЕЦНАЗ! И ТЫ ПРОРВЕШЬСЯ, И СДОХНУТ НАШИ ВРАГИ, А ТЫ ЕЁ СБЕРЕГИ , КОГДА ВЕРНЕШЬСЯ. ВЕРТУШКА ВЗМЫЛА СВЕЧОЙ, ТЕБЯ УНОСИТ ДОМОЙ, НО Я НЕ КАЮСЬ. Я ОСТАЮСЬ ГДЕ ВОЙНА. А ТЫ НЕ БУДЕШЬ ОДНА - Я УЛЫБАЮСЬ... Канал: Music Загружено: November 30, 1999 at 12:00 am Автор: tokcckey

александр 11: А у меня есть вот такое стихотворение - Вдали татакал злобно пулемёт, От гари наждаком тянуло глотку. Разведка шла без отдыха вперёд, Не вытоптав травы, не тронув ветку. Проход найти и вывести солдат, Дорогу отыскать из окруженья. Война – тяжёлый труд и сущий ад. Чтоб не сойти с ума, где взять терпенье? Размеренный, холодный сердца стук. Деталь любая – словно фант в копилку. Сомнений нет и нет душевных мук, И рановато думать про могилку. Найти бы в окружении проход И выполнить еще одну работу. Зависит от разведчиков исход: Сумеют ли они спасти братву пехоту…

SAKVOIYG: Сегодня 15февраля! Годовщина вывода ограниченного Контингента из Афганистана! Сергей Харконицэ(Посвящается выводу советских войск из Афганистана) Наталия Гунько - Наш бой окончен уж давно - Нальём, бача, полней стаканы С тобой нам было суждено Ходить не раз на караваны, И пыль глотать земли чужой, Полив её обильно кровью, Назло смертям прийти домой, Но жить теперь с афганской болью. Без тоста выпьем за друзей, Что там погибли молодыми. За слёзы жён и матерей, За тех кого не долюбили. Четвёртый тост - давай за нас, За наше Братство, где едины, Огонь чтоб дружбы не погас, За наши ранние седины.

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! предлагаю на ВАШ суд ещё одно стихотворение! Мне написал недавно брат: "Без боя сдали Сталинград. Великий город - наш герой Повержен денежной войной! С бесчестьем биться он устал - К ногам воров постыдно пал!" Народ молчит, с надеждой ждёт, Что кто-то город их спасёт... Идёт война сейчас другая, Людские души поражая, И будто снова Левитан Нам говорит:" Сегодня сдан: Калининград, Елец, Курган, Саратов, Киров, Магадан..." Вчера известно также стало, Что Подмосковье тоже пало! Мы сдали наши города, Бескровно пала вся страна! Простите нас, отцы и деды, Не сберегли мы той Победы!!! Мне скорее добавить нечего,кроме того,что Это ВОПЛЬ Души человеческой!!!!

Elena: Вы, к сожалению, констатируете то , к чему привела сатанинская философия и психология.... Но здоровые силы не перевелись и их абсолютное большинство!!! Чего только стоит лозунг - "Мужество создаёт победителей.Согласие - НЕПОБЕДИМЫХ" !!! Что надо делать? - УЧИТЬСЯ " НАУКЕ ПОБЕЖДАТЬ" даже в самых непредвиденных обстоятельствах..... И ещё один лозунг актуален и сейчас " УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ !!!" И "быдлом" надо называть тех, кто игнорируя общечеловеческие ценности, идут к гибели....

александр 11: А вот еще про одну войну, случившуюся сразу после того как "пропало" ВЕЛИКОЕ ГОСУДАРСТВО и ВЕЛИКАЯ СТРАНА - Рассчитав тех, кто выжил, на "первый – второй", Девяносто второй, ты уходишь всё дальше. И идут за тобою и трус, и герой, Так как ты день за днём превращаешь всех в павших.. Ведь с победой в войне не приходит конец. Догоняют бойцов и осколки, и пули. И совсем не бесследно пронзает свинец, Даже если врачи вас на землю вернули. И совсем не бесследно проходят печаль, Крики, стрессы и страх, материнские слёзы. Боль потерь также ноет в душе по ночам, И у каменных плит молча плачут берёзы.

SAKVOIYG: Михаил Дудин Марш победителей Весь мир обьемлет сразу Смертельная тоска Выходят по приказу Конвойные войска Идут железным строем С редута на редут И время под конвоем В историю ведут. Их постоянный спутник Решительный успех Весь мир для них преступник Они превыше всех. Любые стены треснут Под взглядом этих глаз, Убьют, они воскреснут, Но выполнят приказ Мир расслоён на части, В нём властвует тоска, Пока во власти власти Конвойные войска Пока во власти власти, И сила, и приказ, И гасит в мире страсти Слезоточивый газ М. Дудин, "Ленинградская правда", 03.09.88 г.

SAKVOIYG: А это ответ войнов интернационалистов на предидущее стихотворение! Выходят по приказу Конвойные войска, Весь мир обьемлет сразу Смертельная тоска. И ахнет обыватель От той лихой строки: «Конвой-завоеватель! Не газы-так штыки!» ...Что ж,многим не в угоду Сплелася на века История народа- С историей ЧК. В войну среди пожарищ, Не сломлены нигде, На всех фронтах сражались Войска НКВД! А если их не будет- Спокойно ль станет жить? И захотят ли люди По улицам ходить? Насилуешь?Насилуй! Воруй-да не на грош! Бей,режь,а хочешь милуй, Лишь дудиных-не трож! Но вы таких напастей Не знаете,пока Есть у Советской власти Конвойные войска! Наш ответ Михаилу Дудину на Марш победителей! Сергей Харконицэ

SAKVOIYG: Я в этот день налью стакан, И молча выпью за Афган, За поседевших пацанов, Познавших тяжесть орденов, За постаревших матерей, Отдавших Родине детей, За тех, кто не пришёл с войны, За тех, кто носит им цветы, За тех, кто письма им писал, За тех, кто их со страхом ждал, За Родину, любимую свою, Пославшей их на ту войну, Икнётся тем, кто нас предал, Кто там, в политику, играл. Кто закрутил те жернова, Со страшным именем – война! Я в этот день налью стакан, И молча выпью за Афган Сергей ПАШЕВИЧ. Уважаемые форумчане! Мне сдесь добавить не чего!!!

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! Блуждая по просторам ИННЕТА,наткнулся на ссылочки,открыл и....... Предлагаю ВАМ самим послушать,проанализировать . ВИДЕО ЗДЕСЬ

SkArpioN: Послушайте.

Лапшин: К празднику ПВО Попал служить я в ПВО. (народное) Во имя бога и небес Хотел служить я в ВВС. Во имя черта самого Попал служить я в ПВО. Все разведчики гуляют, ПВО опять стреляет. Все матросы крепко спят, ПВО идет в наряд. По тревоге встал танкист, Как оделся - сразу вниз, Сел в машину - сразу спит, ПВО опять бежит. У пехоты - выходной - Все в кино идут гурьбой. Выходной у ПВО - Хуже нету ничего. Терпи, солдат, сержантом будешь, Но ПВО ты не забудешь. Два солдата из стройбата Заменяют экскаватор, А один из ПВО Заменяет хоть кого. Когда вы по улице мирно идете, Взгляните на небо - как чисто оно. Вы можете спать совершенно спокойно. Ваш сон охраняют войска ПВО. Московский округ ПВО Нас разлучил с тобою. И для тебя и для меня Он стал теперь судьбою. Мы солдаты ПВО Созданы лишь для того, Чтоб друзей из ВВС Доставать из-под небес. Я пью за тех, кто в небе словно птица, Кто видит смерть в глазах земли, За тех, кому гражданка снится, За тех, кто в ПВО страны. Забыв, что есть любовь на свете, Забыв про водку и вино За то, что вы все в мире пьете Служу сегодня в ПВО Кто на гражданке водку пил, Кто дружбу с девушкой водил, Кто счастье в жизни повидал, Тот в ПВО служить попал. Я рюмку пью за вас, ребята, Стакан я пью за нашу Русь, Бутылку выпью за солдата, За ПВО, братва, напьюсь.

Elena: Пётр,отличное стихотворение! Безусловно, можно и нужно поднять тост за ПВО!!! Поздравить тех ,кто служит сейчас, кто уже отслужил и вспомнить тех, кого уже нет с нами..... Спасибо ПВО за мирное небо, за то, что спим спокойно, охраняемые день и ночь славными войсками ПВО !!!

SAKVOIYG: Уважаемые ФОРУМчане! Сегодня ,поистене великий праздник! День ПОБЕДЫ! Случайно,Я нашел стихотворение (ставшее затем песней),Оно просто в тему сегодня!!! А.Крылов. Р А З Г О В О Р С Дедом. Мой Дед! Ты б мог гордится Мной,мы связаны с тобой единой долей! Пришлось мне постигать своей судьбой Науку партизанского подполья. Ты б не поверил,там в тылу врага, Ночами пробираясь к партизанам, Что черная фашистская рука, Захватит нас не силой,а обманом. Ты свой исполнил комисарский долг И рано умер отдыха не зная, Но Гимн Твоей страны теперь умолк!!! И нами правят дети ПОЛИЦАЕВ!!! ТЫ на музейном снимке,как живой, На штабе фронта,где то в сорок третьем! А внук твой завтра,вновь уходит в бой, Здесь,в наши дни,на рубеже столетий. Я,на войне,врагов не убивал! И мои песни,словно залп орудий, И фронт,есть фронт,а значит воевал! А остальное жизнь пускай рассудит. ТЫ,на заданья,тоже шел со мной, И,делиш хлеб со мною арестанский. В далеком сорок третьем,Я,с тобой! Прими Меня,в отряд свой партизанский!!!

SAKVOIYG: О войне говорено много! Вот и еще одна песня,по сути песня-ЖИЗНЬ! Это нужно не просто слушать это нужно прожить! Я слушал,а ком предательски подступал горлу перекрывая дыхание!!! "Третий тост,молча,стоя и до дна!! Александр МАРШАЛ песня "Третий ТОСТ"

SAKVOIYG: Господа офицеры!!! Вот ссылочка:http://www.playcast.ru/view/1135088/762e693b7c0abbb8967608fa6ac554cb8b757e24pl Зайдите,послушайте,пропустите через ВАШИ Души!!!

SAKVOIYG: Уважаемые ФОРУМчане! Общаясь с друзьями ,офицерами,прошедшими чеченские войны,Я был просто повержен в СТУПОР,услышав такой факт,что достаточно заплатить 50$ И орден как положено,у тебя на груди!А чуть позже,услышал,что орден Мужества,еще называют:Нацепи и от....сь!!! Я спросил у боевых офицеров :" Как же так? Ведь испокон веков награждение это признеание особых заслуг перед Родиной???" Ответа Я не получил,зато получил вот это стихотворение в подарок: Как служится вам, господа в кокардах с орлами двуглавыми? Не снится ли ночью Звезда, сверкавшая отчею славою? А этот трехцветный флажок, нашитый на западном кителе, вам душу еще не прожег, октябрьских событий воители? И вас награждают не зря крестами на грудь и на кладбище кремлевские ваши друзья, нерусские ваши товарищи. Но вам не дадут за труды, какого б вы ни были звания, ни ордена Красной Звезды, ни ордена Красного Знамени. Виктор Верстаков Как говорится Без комментариев!!!

SAKVOIYG: И еще ВАМ дорогие ФОРУМчане на закуску!!! В День Победы... Подростки били ветерана, Старался каждый, кто, как мог. Он не кричал, не звал охрану, Он прикрывать старался раны, Лежал и сдачи дать не мог... И он в крови, в грязи валялся Средь бела дня на мостовой И повторял: «Я им не сдался! Живой, живой опять остался, Как в сорок первом, под Москвой!» Проснулся он сегодня рано, Он в день победы спать не мог, Он шёл на встречу ветеранов, Чтоб тяпнуть с ними по стакану И вспомнить вёрсты тех дорог... Но на углу, у остановки, Он трёх подростков увидал, От них разило пивом, водкой, И вдруг один, что был с бородкой, « Хай Гитлер!»,–– громко прокричал. И началось у них веселье, Загоготали во все рты, А ветеран через мгновенье К ним подошёл и, так с презреньем, Ему сказал: «Подонок ты!» А тот поднял свой толстый пальчик И у виска им повертел, Ты что, мол, божий одуванчик: « Иди-ка ляг на свой диванчик, Или по морде захотел?!» Побитый он лежать остался, А люди мимо шли гурьбой: «Смотри, лежит, опять нажрался, Хотя бы в праздник постеснялся, Хотя бы в этот день святой!» Те три подонка убежали, Смотреть поехали салют. «Ура!» на каждый залп кричали. Себя героями считали, Авось ещё кого побьют. А дед очухался немного, Поднялся на ноги солдат, Но, рухнув, отдал душу богу, Пошёл в последнюю дорогу, Там догонять своих ребят….  Автора, к сожалению, не известен!!!

Elena: Никогда, никому не удавалось сломить РУССКИЙ ДУХ и поставить Россию и россиян на колени!!! И врагам и предателям и подонкам будет достойное возмездие. А вот культивирование жестокости и безразличия в СМИ давно пора прекращать, это - социальный заказ !!! Не думал ветеран, что защищая Родину, умрёт от злодейства моральных уродов - нелюдей. Умер ветеран с чистой совестью....Светлая ему память......

SAKVOIYG: К несчастью,уважаемая ЕЛЕНА Александровна,приходится констатировать факт,что все больше и больше,на наших улицах появляется вот таких НЕЛЮДЕЙ!!! С трусливыми подленькими душонками,подчиняющихся стадному инстинкту,стаи,даже не волков,стаи ШАКАЛОВ!!!! При малейшем чувстве опасности,разбегающиеся по норам,но если чувствуют числонное и физическое привосходство то тут они "герои"!!!

Коростелев В.А.: К годовщине Ельцинского путча! "Поэт и Гражданин": "Двадцать лет - ни хр...на нет" 27, 22 августа в 17 ч. 27 мин. 20 лет назад, в августе 91-го, многие из нас представляли, как "здесь будет город-сад". Куда делись наши мечты? Версию Дмитрия Быкова излагает Михаил Ефремов. dolboeb Мы были дураками Сегодняшний выпуск «Гражданина поэта» совершенно прекрасен. Иногда Быков умеет больше описать в паре фраз, чем иные комментаторы событий — в паре часов своего анализа. ВИДЕО http://www.youtube.com/watch?v=f6zxSQny4Bg&feature=player_profilepage Текстовая версия: На землю капли падали. Сквозь дождь белел с трудом, Щетинясь баррикадами, Московский белый дом. Сейчас, конечно, совестно, Но двадцать лет назад Мы думали, что вскорости Здесь будет город-сад. Мы думали тогда ведь, Наивные шуты, Что если нас не давят, То мы уже круты, Нам выдана свобода, Совок не воскресят – Через четыре года Здесь будет город-сад. Потом не стало бабок, Порядок обветшал, Страна упала на бок И треснула по швам, Затлела по окраинам И двинулась на слом Отравленным, ославленным, Оплавленным куском. Но мы – не та порода, Чтоб нас пугал распад. Через четыре года Здесь будет город-сад! Потом герои запили, Простились со стыдом, Потом разбили залпами Тот самый Белый дом, По дури ли, по злобе ли Взъярились дети гор — Мы стольких там угробили, Что страшно до сих пор. Но тучи в час восхода Плотней всего висят. Через четыре года Здесь будет город-сад! Потом у олигархии Случился передел, Ведущие загавкали, Борис недоглядел. Смотрители клоповника Отправили в полет Тихоню-подполковника Из питерских болот, И вот толпа народа Лобзает новый зад: Через четыре года Здесь будет город-сад! Фронтов незримых воин, Наряженный в царя! Я многое усвоил Тебе благодаря. Я вызубрил, как надо, Без ложного стыда: Ни города, ни сада Не будет никогда. Мечтать тяжеловато О веке золотом. И сад тут был когда-то, И город был потом. Пришла иная мода, Прогнозы тут просты: Через четыре года Здесь будешь только ты. Прощайте, баррикады, Прощай, железный хлам. Мы были дураками, Когда стояли там. Пора признать спокойненько, Оставив торжество, Что кроме подполковника, Не будет ничего. Он с прыткостью любовника Проник во все умы. Гляжу на подполковника – И вижу: это мы. Осталось пить без просыпа, До белых поросят. Здесь нет другого способа Устроить город-сад. (Источник вдохновления: Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и людях Кузнецка, 1929).Дискуссия в журнале

Марат: Очень интересно было прочитать воспоминания Казакова Р.А. о боевой работе по американским целям во Ветнаме. Мне,как оператору РС по углу места , черезвычайно интересно было ознакомиться с работой и проблемами операторов РС по углу -моих коллег из далеких 60-х.Да,все проблемы при стрельбе ,что перечислил этот уважаемый офицер,в 70-х,когда я служил ,были учтены в комплексе С-75" Волхов". А наши "въетнамцы" тоже работали на С-75, только на "Десне". Им бы тогда наши аппаратные доработки: СДЦ, средства отстройки и работы в активных помехах и т.д........

Георгий Петров: Юра Лабутин рассказывал Прыгали они под Минском на сборах, а у него основной купол запутался. Юра, недолго думая, отстегнул его и запаску открыл ... Под резинками запаски панелька такая - высотомер с секундомером засунуты были, ну и приборчики по закону земного притяжения отправились в свободный полёт, ускоряясь примерно на 9,8 метров каждую секунду. Но, наверно, не совсем свободным полёт оного прибора был. Мужики там, на краю поля с бутылочкой устроились, и, очевидно, между бутылкой и прибором симпатия возникла, притянула та водовка приборы авиационные ... Любовь была скоротечной. Бутылка - вдребезги, напора страстного не выдержала, а мужики - в ауте, но быстро (поскольку не пьяные ещё были) усекли цепочку причинно следственных связей и нецензурно выражаясь, побежали в сторону приземляющегося парашютиста. Юрий Алексеевич рассказывает: - снимаю подвесную слышу мат отборный и вижу мужиков, руками размахивающих. Прикинув направление их движения, степень возбуждения и количество кулаков, решил бежать в сторону старта ... защиты искать. Мужики на старте не подвели, навстречу кулакам и мату человек пять, поспешая, направились. Погоня и не думала останавливаться, только перед самой стеной спортсменов-парашютистов на шаг перешли. Драки не было. Был вопрос: - вы чего, мужики. - чего-чего ... этот гад, - на Юру показывают, - нам бутылку своим прибором разбил. Надо же - так точно кинул ... а у нас - колосники горят, а этот снайпер, - опять в Юру пальцем тычут, - не по понятиям поступает. Объяснили мужикам спортсмены развитие ситуации, приведшей к такому вот форс мажору и бутылкой спирта сумели и страждущих утешить ... и панельку выкупить. Часы ещё шли... отсчитывая время, в общем-то, не рядового события, закончившегося к всеобщему благополучию. Как я Миг-25 принимал Принимал я как-то в 78 году шестёрку самолётов из Липецка - Миг-25РБ. Лететь им до Щучина - всего ничего, час, да маленько, но инструкции наши, безопасность регламентирующие, запрещали выпускать на перелёт самолёт с НЕ полной заправкой. Кроме того, при перелёте группы самолётов, плановые полёты на аэродроме прилёта должны были быть закрыты. И если самолёты были заправлены полностью, с ПТБ, то полёты - НЕ закрыли. А летал ИАП на перехваты, в зону и по маршруту. И вот сижу я слева от РП (командир полка руководил), в руках у меня микрофон с первым каналом и боле НИЧЕГО. Нет офицера боевого управления, нет локатора и высотомера на моём канале, нет своего руководителя посадки ... ни фига нет, только собственные глаза и уши. Первые четыре самолёта заранее со мною связались, дал им выход на привод, ну уж а далее - они сами "с прямой" зашли ... Что они с лишним топливом делали, - я не знаю (Миг-25 ограничения имел по весу посадочному), но вот пятый лётчик - решил избыток топлива на маршруте перелёта сжечь: шёл на форсаже, высоту держал повыше, скорость побольше, счисления пути (естественно) по фактической скорости не вёл, надеясь на систему РСБН, но на беду нашу, на большой высоте, захвалила его бортовая аппаратура РСБН аэродрома Нежин, который ТОЖЕ работал на втором канале. Когда стрелка АРК у него "упала", понял пилот, что над Щучиным он ... а далее лететь нельзя, Польша рядом. Короче, 12500 над приводом, на запад лететь нельзя, никто его не видит и не управляет ... а топливо-то уже тю-тю ... не то, чтобы совсем нет, но ОЧЕНЬ мало есть. Что делать? Чувствую, на пустом месте самолёт потерять можем. Аэродромные РЛС не помогут, даже если бы и на моём канале работали, пилот в круг встал, во всём сомневается, связь у него только со мной, но ГДЕ самолёт – я не знаю … Даю команду пилоту взять курс 90 градусов, включить сигнал «Бедствие» и шлёпать с этим курсом подальше от границы. Хорошо, что скрывать этот случай особый не стали, доложили на КП Минска, подключили КП Барановичи, лётчик «вырубил» один двигатель, экономя топливо, и дежурная смена Барановичей сумела самолёт обнаружить и посадить у себя … На этот раз «пронесло», но, сколько вот таких же «простых ситуаций» заканчивалось печально … блудили, падали, прыгали в надежде на русское «авось». О полёте с проверяющим На итоговой перед комиссией отдельной задачей стояла проверка методической подготовки. Погода "Бабьего лета" простая до невозможности ... воздух - аж звенит ... прозрачный, ясный и чуть голубоватый. Меня, как молодого инструктора, проверял из передней (инструкторской) кабины лётчик-инспектор Воздушной Армии. Шторкой оборудована только задняя кабина. Поэтому командир посадил меня на место пилота и приказал "показать класс". Понятно, что сделать это в закрытой кабине достаточно сложно при отключённых навигационно-пилотажных приборах, но при видимости естественного горизонта - вполне возможно. Размышляя о реальности поставленной задачи я пришёл к выводу, что шторка должна быть открыта для меня, а инспектор НЕ должен знать об этом. Как-то само собой сложился простой до примитивизма план: привязать к замку шторки карандаш из наколенного планшета, а сам карандаш вставить в замок вместо дуги шторки. Карандаш падает - шторка - открыта ... Просто? Проверяя оборудование перед полётом, я закрыл шторку, а инспектор её открыл из своей кабины. Закрыть её из своей кабины он НЕ может по конструктивной особенности. В полёте после уборки шасси и закрылков, как только мне приказали закрыться, я вставил в замок карандаш, через некоторое время он упал (проверяет, подумал я): - шторка открыта, - докладываю. - Закрывайся, - это инспектор - мне. Карандаш вставил. Отпилотировали мы с ним в зоне по дублирующим приборам, вывод из сложного положения отработали ... надо ли говорить, что при видимости горизонта моей задачей было НЕ пилотировать СЛИШКОМ "чисто", чтобы не заронить подозрений в инспекторскую душу. Пару раз он "открывал" шторку - проверял не по детски ... На посадочном я благополучно дошёл до дальнего, а затем стал плавно уклоняться вправо ... не показывать же инспектору посадку под шторкой ... не поверит. Перед ближним говорю: - шторка закрыта. - Нормально идёшь, - отвечает. Да я и сам вижу, что нормально, но что-то надо делать ... и метрах на пятидесяти я начинаю плавно добавлять обороты для ухода на второй круг (50 м. полосы нет, уходим на второй - правило такое). И тут карандаш упал: - полосу вижу, - это я инспектору. - Садись, - он - мне. Посадка с перелётом, но "в пределах допустимого". Зарулили. Командир нас встречает, инспектор перед ним только руки развёл ... Мама лётчика Она приехала в гости к сыну и стояла сейчас под самолётом, глядя в сторону аэродрома. Это ей сын так сказал стоять и смотреть. Самолёт был памятник – «Миг» на постаменте. Аэродром был слева, озеро – прямо перед ней, Дом офицеров – сзади, всё верно, только вот пришла она сюда рано, всё боялась пропустить тот момент, когда её сын должен будет пролететь здесь. Она ещё раз оглянулась на самолёт, на Дом офицеров и вроде успокоилась, всё правильно. Ну а то, что придётся немного подождать, так и это хорошо, можно постоять, подумать, вспомнить … Она была дочерью раскулаченного и «поражённого в правах» человека. Сына родила поздно, в 35 лет. Как-то всё не складывалось с молодыми людьми, … то ли она была с «запросами», то ли по жизни ей просто пока не встретился тот, кто своей любовью смог бы согреть её душу. Тяжёлые детские впечатления, смерть отца, отсутствие надёжной крыши над головой, необходимость полагаться только на себя и некоторая отстранённость от социальной жизни сделали её замкнутой, заставили спрятаться в «скорлупу» и лишь отличной учёбой и примерным поведением доказывать окружающим свою пригодность для власти рабочих. Её ответственность и профессионализм позволили ей занять должность заведующей контрольно-семенной лабораторией, но личная жизнь не складывалась никак. Отца своему ребёнку она выбрала вполне сознательно, следуя тому образу, который сложился в её голове, когда одинокими ночами она думала о сыне, который придаст смысл её существованию. Даже имя своему сыну – Гера, она выбрала заранее. Он должен был быть стройным и голубоглазым блондином, смышлёным и живым мальчиком. Вот таким она и увидела Михаила — своего будущего мужа. Он хорошо вальсировал, не пил и не курил, да и семья у него была отнюдь не рабоче-крестьянской. Ребёнок родился в мае, под цветение садов и пение птиц. Жили достаточно трудно, но и не бедствовали. Держали кур, кроликов, сажали картошку … Все так жили. Родилось ещё два мальчика, Андрей и Сергей. Михаилу дали двухкомнатную квартиру. Мальчики росли. В седьмом классе Гера написал сочинение на свободную тему о том, что он будет лётчиком. Его сочинение даже вывесили на стене с названием «Моя мечта». Тогда все мальчишки мечтали стать пилотами. Но у него получилось, и вот теперь она стояла на берегу озера и смотрела в ту сторону, откуда должен был прилететь её сын. Время она знала точно, погода была хорошая но всё равно самолёт в поле её зрения появился как-то неожиданно. Красивая серебряная птица летела низко и беззвучно. Грохот она услышала лишь тогда, когда самолёт пронёсся над озером. В наборе высоты сын покачал ей крыльями, она видела это. Ей хотелось всем рассказать о том, что это её сын пролетел сейчас, но рядом никого не было … Счастливая, не пряча слёз, шла она домой и мечтала о том, что сын когда-нибудь возьмет её с собой – В НЕБО.

Коростелев В.А.: Советские копейки Копейка – это спичек коробка Или два пёрышка со звездой, Ещё она может стать газировкой (Без сиропа, просто водой), Две копейки, попросту – «двушка», Без которой нельзя позвонить, А три – уже кваса мелкая кружка Или уже «с сиропом» попить, Четыре копейки – булочка с маком Или баковский презерватив, Пятак – понятно, для автомата, В метро проходишь, его опустив. Ещё пятак – пирожок с повидлом, Ну а бублик – уже за шесть. И, конечно, кваса пол-литра, Чтобы не всухомятку есть. На семь покупаем пачку соли Или тёплую булку французскую. А «фруктовое» вы не любите что ли? Значит, вы – дураки нерусские! Восемь копеек – кило картошки, А лучше – берёзовый сок вкуснячий, На девять – уже гуляем немножко: «Дружба» сырок берём однозначно. Десять копеек – сочок томатный Или билет на «Неуловимые», Ну, а одиннадцать – тут понятно: Это оно – эскимо любимое! Двенадцать копеек – пустая бутылка, Монпасье или яблочный сок, Тринадцать – батон (не руками, а вилкой!) Четырнадцать – «Прима» (не рано, сынок?) Пятнадцать – бутылка (уже молочная), «Полубокс» (причёска), беляшик, Шестнадцать – чёрный, буханка, точно! И молока пирамидка из ящика, .Семнадцать – сто грамм разливной сметаны. Восемнадцать – батон, это – проверено! Девятнадцать – пломбир, разлюбимый самый, А двадцать – из бочки стакан портвейна, Двадцать одна – сотня граммов «взлётной», Ситро в стекле – двадцать две копеечки, Ещё двадцать две – «Беломор» почётный (Купил, и кури себе на скамеечке). Столько же стоила кружка пива, А двадцать три – сосиски с капустой… Какой же парок от них шёл красивый, Сейчас бы съел, чтоб мне было пусто! Ну, напрягаем память бездонную: За двадцать четыре было чего-то? Помню! Литр молока бидонного, Его и сейчас иногда охота. Двадцать пять – билетик в кинушку На сеанс «до шестнадцати лет», Добавь копейку, бросай войнушку И лопай «усиленный школьный обед». Двадцать семь – «Крем-сода» и «Буратино», (Выпьешь бутылку, и жизнь – легка), За двадцать восемь – батонище длинный, Двадцать девять – сто «докторской» без жирка. Тридцать, которые два по пятнадцать – Что это было? Явская «Ява»? Память, кончай ерундой заниматься, Помнить всё это – просто подстава! Цифры советские, памяти пленники, Карандашом обслюнённым химическим Кто наносил вас на рваные ценники, Если вы вечными стали практически? Это же бред, это просто безумие: Спят Мелитополь, Ростов и Москва, Но разбуди хоть кого в полнолуние – Скажет, не думая: «три шийсят два!» Видел недавно Ефремова в телеке – Там, где Доронина пела ему, Гляжу, а на счётчике – тридцать копеек, Вспомнил все тридцать. Зачем – не пойму. Андрей Орлов

Elena: Не в рифму, но всё равно : какие были вкусные котлеты из НАСТОЯЩЕГО мяса по 6 копеек за штуку. А в 1947 году в Москве на углу Донской улицы и Выставочного переулка был ларёк, где продавали разливное пиво и квас, стояло на прилавке деревянное ведёрко с ЧЁРНОЙ икрой.Каждый сам мог зачерпнуть икорку специальной ложкой за определенную копеечную плату!!!........Вот такие приятные воспоминания.

Иностранец: Копирую сообщение со "Скитальца": Кому интересно. Крупнейшие библиотеки России совместно с Русским географическим обществом и др. создали сайт "Электронная память Арктики". Там выложены сканы сотен книг и карт по истории, географии, культуре Арктики, а также Сибири и Дальнего Востока России. Электронная библиотека Лично для себя нашел там очень много интересных материалов. Надеюсь, что и для других участников форума данная ссылка будет представлять определенный интерес.

Anatoly: ...книга Калачёва К.Ф. "В круге третьем" Конечно, это не исторический материал а взгляд автора, но прочитать стОит. http://anmal.narod.ru/kniga/soder.html А о точности высказываний автора на радиолюбительском форуме было такое: В главе 3 автор пишет: 3.3. Разработки, проведенные в 1941-47 гг............ Приведем такие данные о выпуске этой техники на промышленных предприятиях в период 1941-1947 гг............ 3. Завод № 209 НК судпрома в блокадном Ленинграде. Начиная с 1942 г. завод выпустил 56 аппаратов засекречивания, причем в основном это аппараты, имеющие шифрующие устройства со сложной механикой. А теперь приведу список того, что выпустил этот завод в период 42-45г.г.: 1942 : Узлы аппаратуры "Соболь-П" - 12 комплектов, Узлы шифрующей аппаратуры "Сова" - 60 компл. 1943: "Сова" - 20 компл, Полевой шифратор "МР" - 59 компл, Переносная шифрующая аппаратура "Волга" -2компл. 1944:Полевой шифратор "МР" -480 компл Переносная шифрующая аппаратура "Нева-П" -32 компл, " Волга-С" -2 компл, "Рубин" - 2 компл, " Х-11" - 11 компл. 1945: "Рубин" - 201 компл, "Кварц" - 28 компл, "Топаз" - 1 компл, "Соболь-Д" - 4 компл, "Кристалл" - 2 компл. И это написано человеком на основании архива завода. И все же книга, на мой взгляд, попытка рассказать хоть что-то о рождении ЗАС в СССР. 73!Anatoly

volhovm6: Книга про двухсотчика....

SAKVOIYG: Уважаемые ФОРУМчане!!! Только ,что прошел праздник,День военных водителей! Это стихотворение,Мой друг,поэт и песенник И.Сокало посвятил им! С ДНЁМ ВОДИТЕЛЯ! Сокало И.А Бача, дукан, Пули-Хумри Дорога впереди в крови Мы продвигаемся вперёд Нас сверху лупит пулемёт "Да, он когда же замолчит?"- Так мой родной УРАЛ урчит Война гори она огнём! И этот бой, как вещий сон Сопровождает жизнь, меня Вон позади горит броня И Мы в аду, зажаты в пробке Налью сегодня стопку водки Так помяну братьёв-водил Кто чашу полную испил Тот бой забыть увы нельзя Горит и плавится броня А Связь, как дикая орёт На помощь пацанов зовёт! Колонна дико огрызалась Ведь в западне она метелась Нам дух однако уступил И белый свет Нам был не мил Повсюду смерть витает рядом Мы своим маленьким отрядом Потери пацанов считали Тела по всюду собирали И вновь вперёд Мы уходили На свете братья есть водилы Так выпьем братья Мы за них За этих пацанов лихих Они горели брат в колоннах Им каждый камешек знакомый Где гибли пацаны-ребята Обыкновенные солдаты Здоровья пацаны желаю Вас в этот праздник позд 19:34 От себя добавлю,что наши водители ПВОшники охотно поддержат сказанное в стихотворении!

SAKVOIYG: Сегодня День военного разведчика,и не смотря на то,что власть планомерно уничтожает Армию,и втом числе Разведку,СПЕЦназ ГРУ,Я предлагаю на суд ФОРУМЧАН это стихотворение: В такой-то день не выпить - просто грех, Но не за тех, кто развалил Державу И кто попрал отцов и дедов славу, - Сегодня выпить надо не за тех... И не за тех, кто набивал мошну, Воруя всё, что под руку попало: Алмазы, нефть, леса, поля - всё мало Тем, кто такую промотал страну. В такой-то день не выпить - просто грех За тех, кто нашу сотворил ПОБЕДУ! За прадедов, отцов и наших дедов! По полной. Стоя. Молча. И за всех!!!

Леонов Д.Н.: Какая профессия самая престижная? В рекламе учебных заведений часто встречается фраза «престижная профессия». Выражение это настолько распространено, что никто не задумывается над его смыслом, обычно же расшифровывают так – востребованная и высокооплачиваемая профессия. На мой взгляд, определение неточное и неполное, под него, например, вполне подходит профессия сантехника: когда прорвёт трубу – очень востребована, а когда доходит до оплаты, выясняется, что ещё как высокооплачиваема. Но вот как-то не слишком престижна – мало кто мечтает о ежедневной установке унитазов и прочистке канализации. Получается, что «престижная профессия» - это некий идеал, часто недостижимый, как линия горизонта. Но как-то же общественное мнение безошибочно разделяет профессии на престижные и не очень. Очевидно, «престижная» - это та профессия, которую выбрал бы молодой человек, если бы не имел проблем с деньгами; имел бы возможность познакомиться со многими профессиями; не боялся бы конкурса и конкуренции при поступлении; знал бы о тенденциях развития страны и общества. Несмотря на жёсткие требования, такой круг молодёжи существует – это дети политической элиты страны. Конечно, в этом случае на выбор профессии сильно влияет желание родителей, впрочем, как правило, достаточно образованных и с широким кругозором. Но, кроме этого, при этом учитываются настроения всей политической элиты, поэтому можно говорить о тенденции. В средние века существовали традиционные профессии для детей элиты. На первом месте была профессия военного. Традиция эта было сильно укоренившаяся, если сын дворянина выбирал иную профессию, это считалось отклонением от нормы. В царской семье наследник престола автоматически становился командиром гвардейского Преображенского полка. Поэтому в 19 веке самой престижной профессией можно считать профессию военного. Но с оговоркой – крестьянский сын не смог бы стать офицером из-за своего происхождения, независимо от желания и таланта. В 1917 году старые традиции были упразднены. Но профессия военного по-прежнему оставалась в почёте. Это была и память о битвах гражданской войны, и ожидание новой войны. В 20-е годы самым почётным родом войск была кавалерия. Но уже в 30-е на первый план выходит авиация. В лётных школах занимаются сыновья Анастаса Микояна, Василий Сталин, Леонид Хрущёв, старший сын Н.С.Хрущёва. Вскоре после окончания Великой Отечественной войны начинается война холодная. Военные лётчики находятся на переднем крае противостояния, которое иногда переходит в воздушные схватки – при пресечении многочисленных нарушений границы, а вскоре и в корейском небе. Но политики уже знают – будущие войны будут вестись новым оружием. В 1947 году Ленинградскую военную академию связи заканчивает Серго Лаврентьевич Берия. Тема диплома – запускаемая с самолёта противокорабельная ракета. Новые возможности техники определяют возможности государственной политики, можно даже сказать, что генеральные конструкторы правили миром, от них многое зависело. В 1957 Сергей Никитович Хрущёв, младший сын Н.С.Хрущёва, пришёл на работу в ракетостроительное КБ Челомея. Со временем появлялись новые перспективные системы вооружения, но стремление детей руководителей государства работать в сфере научно-технических разработок оборонного значения сохранялось. Николай Дмитриевич Устинов, сын сталинского наркома и министра обороны СССР Д.Ф.Устинова, возглавлял НИИ, разрабатывавший лазерное и пучковое оружие. Центральный НИИ радиоэлектронных систем возглавлял Револий Михайлович Суслов, сын М.А.Суслова, главного идеолога партии. Сохранилась эта тенденция и в 80-е годах – в 1983 году Татьяна Борисовна Дьяченко (тогда ещё Ельцина, старшая дочь секретаря Свердловского обкома Б.Н.Ельцина) окончила факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ и пришла работать программистом в отдел баллистики КБ «Салют», где занималась космическими расчётами. Но новые времена изменили приоритеты – в 1994 году Татьяна Борисовна перешла на работу в московский филиал акционерного коммерческого банка «Заря Урала». Времена технократии – когда генеральные конструкторы определяют политику – прошли. Теперь миром правят люди других профессий, а технари лишь «выполняют заказы». Что же это за профессии, представители которых сейчас правят миром? Посмотрим на детей современной российской политической элиты. Дети Егора Тимуровича Гайдара (от второго брака): Пётр занимается бизнесом вместе со своей супругой, гендиректором компании; Павел учится в школе при Высшей школе экономики; дочь Мария от первого брака – координатор Молодёжного общественного движения «ДА!-Демократическая Альтернатива». Сын председателя Государственной Думы Б.В.Грызлова Дмитрий закончил Институт культуры, потом доучивался в Северо-Западной академии госслужбы. Сыновья С.Б.Иванова, заместителя Председателя Правительства РФ: Александр работает во Внешэкономбанке, Сергей – вице-президент Газпромбанка. Дочь экс-премьера М.М.Касьянова Наталья учится в МГИМО. Старший сын экс-премьера С.В.Кириенко Владимир окончил Нижегородскую высшую школу экономики, бизнесмен. Дочь Б.Е.Немцова Жанна окончила МГИМО, вице-президент по работе с клиентами управляющей компании "Меркури Кэпитал Траст". Сыновья директора ФСБ Н.П.Патрушева: старший Дмитрий – вице-президент банка ВТБ, младший Андрей – советник директора «Роснефти». Дочь А.П.Починка Ольга учится на общеэкономическом факультете Академии им. Плеханова. Дочь экс-мэра Санкт-Петербурга А.А.Собчака и депутата Госдумы Людмилы Нарусовой Ксения окончила факультет психологии МГИМО, телеведущая. Сын экс-премьера С.В.Степашина Владимир окончил университет экономики и финансов в Санкт-Петербурге. Дочь министра промышленности и торговли В.Б.Христенко Юлия работала ведущим специалистом юридического отдела «Севморнефтегаза», в 2004 году вышла замуж за Евгения Богданчикова — младшего сына главы «Роснефти» Сергея Богданчикова. Сын В.Б.Христенко Владимир в 2006-м, в возрасте двадцати пяти лет, возглавил совет директоров «ЧТПЗ-КТС» и наблюдательный совет MSA a.s., чешского производителя трубопроводной арматуры, который входит в состав «ЧТПЗ-КТС». Старший сын Б.А.Чубайса Алексей закончил факультет менеджмента Высшей школы экономики, поработал в московском Chase Manhattan, затем самостоятельно, без звонков отца, нашел себе работу в одном из московских депозитариев, дочь Ольга учится в финансово-экономическом институте. Как видим, профессии лётчика и секретного конструктора вышли из моды, теперь миром правят финансисты. Одно из следствий такого вывода – войны не ожидается, политики не толкают своих детей на путь военной карьеры. Следует ли немедленно бросать профессии врача и инженера и идти учиться на банкира? Я думаю – не стоит, каждый должен заниматься своим делом. Но определённые выводы о направлении государственной политики на ближайшие годы сделать можно. Дмитрий Леонов. Опубликовано в газете «Тень» №33, Октябрь 2008 года, 3 страница http://ten.nm.ru/3303.htm

Марат: Об одном очень необычном увольнении, где действующими лицами оказались офицеры радиотехнической батареи, гв.лейтенант Шамсутдинов и командир РТБ гв.капитан Резниченко....( с ними я и сейчас общаюсь по интернету) Это было летом 1976г........мои родители приехали в 1 дивизион меня навестить,будучи проездом через Москву... Я рано утром был в наряде,на посту, и сразу увидел их еще издалека через калитку наших ворот....Попросил их подождать часик,пока я сменюсь с поста и прибудут офицеры дивизиона.... Через час меня сменил на посту Сашка Рыжов, а я стал ходить рядом с воротами ,ожидая прибытия командира РТБ гв.капитана Резниченко... Вобщем отпустил меня капитан в увольнение,пообщаться с родителями......Мы сразу же ,недалеко от дивизиона расположились на травке.Помню,я спросил,привезли ли они "гражданку"? Выяснилось,что да,самую модную,что я носил на выход. После небольшого совещания родители решили остаться до следующего дня ,остановиться в деревне Воронки,что располагалась в 100 -200 метрах от дивизиона.Для этого надо было поехать в Москву,на Казанский вокзал,и поменять билеты(родители ехали из Питера в отпуск на родину в Ульяновскую область). Мы пришли в деревню,легко нашли избу,где можно было остановиться на постой...Там я с наслаждением надел модную гражданскую одежду... Так я оказался в Москве на Казанском вокзале...Москвой меня было не удивить,т.к. с детства я там бывал проездом каждое лето.....и неплохо знал город.... А днем вернулись в деревню Воронки.......вечер наступил быстро и мне надо было возвращаться в дивизион. По прибытии в дивизион я стал искать капитана Резниченкою Доложил ему......он спросил,где мои родители и я ответил,что остановились в деревне..... Тогда капитан сказал :"Можешь идти к родителям в деревню с ночевкой,я тебя отпускаю.Вернуться должен к утреннему разводу". Вот это да!!!! Это был классный подарок! Не ожидал! Ну,капитан,ты ,оказывается,отличный парень! (Капитану тогда было лет 26-27) Я коротко его поблагодарил и отправился к родителям...Было еще очень светло,даже солнце не зашло... Родители к этому времени там,где остановились на постой,в той же избе, познакомились с москвичами,которые приехали в деревню отдохнуть и навестить родителей... Так что,когда я вернулся, стол ломился от явств и выпивки...Все обрадовались и началось застолье...Я переоделся в "гражданку" и посидел немного за столом... Потом мне захотелось немного прогуляться по деревне в гражданской одежде...стемнело..и я направился к деревенскому клубу.... Рядом с клубом стояла компания молодежи,наверно москвичи,приехавшие в деревню к своим бабкам.Я подошел,познакомился с ребятами и девчонками ,представился,что тоже студент ,но из Ленинграда,волею судьбы служу в дивизионе,что рядом.Они сообщили мне,что солдаты дивизиона сейчас в клубе смотрят кино... Было забавно наблюдать со стороны,метров с 20-ти, будучи не узнанным,как ребята по окончании сеанса выходили из клуба,строились по команде....Дивизион ушел. Посещение деревенского клуба личным составом дивизиона было большой редкостью.... Молодые люди предложили мне прогуляться с ними до одной хаты,где сегодня молодежная вечеринка и танцы.....И я пошел с ними.. ...На одной из улочек деревни мы прошли через калитку в огород и направились к избе....веранда...и я вошел в комнату....звучала музыка,медленный танец,ничего конкретно не видно.....кто-то чиркнул спичкой или зажигалкой... То,что я увидел,привело меня в ужас!!!!! Пожалуй,лик Медузы Горгоны подействовал бы на меня менее устрашающе......в метре от меня,лицом к лицу ,прищурившись от вспышки, танцевал медленный танец в обнимку с девушкой...гв.лейтенант Шамсутдинов!!! Я на мгновение действительно окаменел при виде офицера нашей РТБ. Вспышка погасла......Я здорово испугался..Рубашка мигом прилипла к телу.....Бежать!!!!! Я мигом выскочил из хаты и направился к калитке.......и увидел через низкий забор,что по улице навстречу,направляясь к калитке, идет гв.капитан Резниченко!!! Он был одет в гражданское,но я его сразу узнал! Он,наверно, шел на вечеринку....Что делать?...обратно нельзя,вперед нельзя....Я сошел с тропинки,ведущей к избе,отвернулся,достал сигарету и склонившись,стал прикуривать от спички....Резниченко прошел мимо в метре от меня и вошел в избу....Я с разбегу перемахнул через забор,забыв про калитку , и побежал.....От ужаса наверно на какое-то время не мог здраво соображать....казалось ,что лейтенант Шамсутдинов с капитаном Резниченко преследуют меня по пятам...Я наверно в тот вечер,когда несся по улицам деревни,перескакивая через канавы и преодолевая другие препятствия,сдал все полагающиеся спортивные нормативы.... Но меня не узнали и не увидели! В этом я убедился,когда подбежал к избе и с опаской оглянулся....никого.... Утром я,попрощавшись с родителями,вернулся в дивизион,доложил капитану Резниченко о прибытии... Так бы все и закончилось,но я имел глупость рассказать о случившемся моему начальнику, офицеру наведения гв.лейтенанту Тарханову....не знаю,может он ревниво отнесся к тому,что Шамсутдинов и Резниченко погуляли с девчонками без него .....и вся эта история стала известна капитану Резниченко . Он через некоторое время ,увидев меня в курилке одного,подошел и сделал мне внушение на тему : "об умении держать язык за зубами". Тарханову я ,естественно, не сказал ни слова упрека,памятуя слова капитана....но тогда я на офицера наведения здорово обиделся.

SAKVOIYG: Петр Доценко. "Пускай галдят политики О статусе чеченском Мы никогда их не поймем - увы... А видел ли ты, друг, Глаза у офицерской Отрезанной ч головы? Пускай ч любят те, Кто здесь не побывали, И пусть погрязнут в этой суете... А видел ли ты, друг, Ту, голую, в подвале – Беременную, с колом в животе? Пусть Ковалевы разные Про нас помянут в книжках: Что мы мол, дескать, звери еще те... А видел ли ты, друг, Распятого мальчишку Прибитого гвоздями на кресте? Пусть скажут нам, что мы в Чечне Сгубили свои души, А Библия твердит - мол, не убей! А видел ли ты, друг, Отрезанные уши Висящие на нитках, как трофей? Пусть нам покажут фото Убитого ребенка И скажут, что Чечню Бомбили мы с тобой... А видел ли ты, друг, Сожженную девчонку – Ту, что была российской медсестрой. Как это все забыть. Чем нашу боль измерить. Я знаю, нас осудит Политиканов полк... А ты пойми, мой друг, И можешь мне поверить: Мы просто честно выполнили долг..."

Леонов Д.Н.: Похвалите/поругайте - название ещё не придумал.

volhovm6: Что ж вы делаете, суки, Лодку армии качая, Потирает некто руки, Ход «реформы» созерцая. То в контракт, то, вновь, к призыву, То сержант, то, вновь, сверхсрочник, Утопичны все позывы, А служить - никто не хочет. Раскачали лодку службы, Дыр в бортах напробивали, Водят с НАТО нынче дружбу, Офицеров сокращая. 20 лет "лапша", что скоро, Что - то новое поступит, ВВС летят под гору - Сердюков венков им купит. В ВВС и не осталось, Тех, кто воевать обучен, Да страна и не старалась Их учить на этот случай. Ей парады и рекорды Из говна, но вынь – подай, Разве мебельные морды, Знают что - то, кроме: - Дай ! И давно уже в потешный Превратился каждый полк, Новый облик шьют, канеШнА, Лишь в пиаре зная толк. Офицер живёт на нервах, Кроет матом службу прапор: Министерством правят стервы, Генералы служат в шляпах. Вы забыли «сорок первый» ? До Урала будем драпать ? Лишь бумажные резервы В тех реформах от сатрапов. Там приказ четырёхсотый Не спасёт уже державу, Не взлетит и каждый сотый Страшно древний, шЫбко ржавый. Рухлядь числится по штату, В ней исправность - "х.й десятых", Потирают руки Штаты: Поздно пить нарзан, ребята Величие Родины в ваших славных делах.

volhovm6: Два года срочной службы в московском округе ПВО - кладезь историй. После 6 месяцев учебки попадаю на боевой аэродром перехвата, на котором мне должно служить остальное время. Специальность - радиомеханик. Звание - младший сержант. Местом службы оказывается КДП (командно-диспетчерский пункт)- та самая будка, что торчит над полем вблизи ВПП (взлетно-посадочной полосы). На КДП постоянно находится какое-то командование, предупрежденный об этом - готовлюсь нести службу в постоянно-застегнутом состоянии. После месяца стажировки довелось заступить на первое самостоятельное боевое дежурство. Кроме прочего, принял по смене ящик с "ракетницей и боеприпасами к ней для подачи визуальных сигналов аэродромным службам в случае отсутствия радиосвязи". Сел обеспечивать связь - радиостанции протер, кабели подергал, произвел пылеудаление... И ночь прошла относительно спокойно. Наступило утро. Часов в 7 утра в мой бункер влетает взъерошенный старший смены с воплем: - Ты!!! Тут сидишь... А там, на ВПП черт-те что происходит!!! А ну - пулей, бегом, и чтоб через 3 минуты - ... Господи, думаю, это что же там такое? Ну и, конечно, выбегаю на поле. Мамочки - все поле аэродрома усеяно... коровами! Неслабое такое стадо, голов на 60. Гуляют себе, травку кушают... Бегу к старшему смены - делать-то чего? И откуда они? - Они сквозь нашу поломанную лет пять назад ограду проходят из совхоза соседнего. Их там почти не кормят - а у нас травка, керосином политая. Как накушаются - так и... срут прямо на ВПП! А вдруг боевая тревога? И как самолет с нашим летчиком по этой уделанной полосе взлетать начнет? Двигатели ведь все с бетонки ВСАСЫВАЮТ! Как ты думаешь, далеко улетит наш гвардейский перехватчик, если двигатели дерьмом набиты будут? - Вот берешь ракетницу, записываешь расход боеприпасов в журнал и идешь их пугать, пока с полосы и вообще - с аэродрома не уберутся. Стреляй прямо по рогам. Беру, пишу и бегу "стрелять коров". Вбегаю в середину стада и пытаюсь "угрожая словами" заставить коров уйти по-хорошему. Одновременно сдвигаюсь так, чтобы они убежали к краю аэродрома. А они смотрят на меня такими красивыми глазами... Рядом с ближней коровой такой умильный теленочек - не могу я в них стрелять! И выстрелил по-над рогами, едва не насильно. Грохот ракеты произвел на рогатых потрясающее воздействие: вертикальный взлет с поворотом в воздухе на 180 градусов сопровождался колоссальным опорожненнием кишечника всех коров без исключения! И сразу - максимальную скорость... И ошметки горячего... так и полетели в меня - еле увернулся! Но самое интересное произошло еще чуть позже: красная сигнальная ракета, опережая стадо, несущееся во весь опор, плавно повисла перед их мордами метрах в 3-5 от земли. При этом она выла и свистела, нещадно дымя (слишком низко оказалась от земли). Буренки, одновременно офигев от этого жуткого зрелища, резво подпрыгнули во второй раз! Поворот в воздухе - и все рога несутся прямо на меня... ...Я бежал как мог быстро, выковыривая не сгибающимися ледяными пальцами гильзу из ракетницы. Первый раз в жизни выстрелил из ракетницы - и гильзу расперло... А сзади топотало несущееся за мной стадо из 60 голов крупного рогатого скота. Расшвыривая свеже-собственный вал навоза. Второй выстрел я сделал на бегу, через плечо и в сторону, как заправский ковбой в вестерне. Они шуганулись в сторону и остановились. Все мы тяжело дышали... И тут я услышал (вторым, еще слышащим ухом) какие-то странные хлюпающе-воющие звуки со стороны КДП. Поворачиваюсь... Весь "личный состав дежурной смены", все согнуты пополам, морды красные, плача на выдохе от смеха, пытаются не упасть с крыши! Потом я узнал, что через такое "посвящение" проводили всех новеньких на объекте солдат и сержантов. отсюда

Онашвили Олег Георги: М-р Онашвили Олег Георгиевич Служба в в/ч 61772 1977-1991 Лукино Рожново Чкаловск Богородск Городец Закончил службу в должности старшего помощника начальника оперативного отдела Лукино командир п/п-к Сысоев Рожново командир п/п-к Сысоев п/п-к Пелешко Чкаловск командир м-р Чернышов Богородск командир п/п-к Грянко Я Лукино-Рожново командир стартовой батареи Чкаловск-Богородск начальник штаба зрдн

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! Сначала,Я случайно набрел на песню,не было известно кто автор слов,кто исполнитель.Но песня задела за живое,намертво зацепило! Сегодня ,Я публикую стихотворение,на которое легла музыка и появилась та самая песня: Евгений ПОПОВ. Я ЧЕЧНЮ ПОКИДАЛ… Печать E-mail Я ЧЕЧНЮ ПОКИДАЛ… Отстояли снега. Отшумели и ветры, стеная. Я Чечню покидал, как подранок-птенец на излет. Для кого-то война, словно тетка с блинами, родная. А кому-то она душу насквозь без промаха рвет. Время выгребло бег из резерва зачеркнутых клеток. Уже вечностью кажутся нам ожиданья часы. Что-то я не успел, не доделал, не спел напоследок. Но все это потом, после взлетной, крутой полосы. Будет помнится нам треск поленьев палаточных станов, Злая ругань стволов, вой моторов, и жалобный стон. То, что стало привычным, как полузакрытая рана Будет помниться нам не сейчас, а конечно, потом. Закружит нас полет над кварталами крыш и беседок. Без огней и тревог по-над пашней ночных облаков. Лишь вдогон полыхнет нам кровавой зарей напоследок Через рваный туман, рыжий свет нефтяных факелов. Ханкала май 2003г Автороом этих строк Является офицер СПЕЦназа,прошедший горячие точки,в том числе и Чечню,Евгений ПОПОВ.

Эстина: SAKVOIYG пишет: Отстояли снега. Отшумели и ветры, стеная. Я Чечню покидал, как подранок-птенец на излет. Для кого-то война, словно тетка с блинами, родная. А кому-то она душу насквозь без промаха рвет. Прекрасная песня и слова ранящие душу. Но при этом извечный вопрос, кому всё это надо было? И почему за эти страшные годы никто не ответил или хотя бы дали мужественную оценку той бездарности.

igor4101946: П О Э М А в честь 50-летия 1 Армии ПВО Особого Назначения МОСКВЫ ЧАСОВОЙ Тревожно в то время было, Войны ожиданье росло. Правительство твердо решило Усилить Войска ПВО! И было Постановленье В год пятьдесят второй… Ракетное объединенье С тех пор Москвы часовой! Ракетный заслон особый, Им путь был врагу закрыт. Была это первой проба, Первый ракетный щит! Но, чтоб ожила та сила, Щитом способная быть, Ракетчикам надо было Многое изучить! Была лишь одна возможность Освоить ценой трудов Ракетной техники сложность Без ВУЗовских докторов! Задач сознавая важность Все: офицер, солдат Ночами учили даже Секретных инструкций ряд! И всё же первому страшно Полку вести было «бой», Где был подполковник Черкашин Тогда командир молодой! Но расчёты сумели, Такое нельзя забыть, Разной сложности цели Вовремя поразить! С тех пор много песен спето, Много воды утекло, Менялись системы, ракеты, Штаты Войск ПВО! Солдаты полков, тем паче, До многое… Лишь одна Бессменной была задача, Она и сейчас важна! Нет большей для войск заботы: В дождь, мороз и метель, Могли б надёжно расчёты Врага уничтожить цель! Решает задачу эту Ракетных полков отряд, Глазами антенн ракеты Зорко в небо глядят! Дежурство несут как надо Ракетчики под Москвой… Армия школой кадров Стала для Войск ПВО! За годы вышло немало – Учесть нелегко сейчас- Полковников, генералов, Ракетчиков высший класс! Реформа больно ударила, Забот появилость немало, Не стало и Первой Армии, И Войск ПВО не стало. И всё-таки небо грустное, Бескрайнее и бездонное… Граница была воздушная Надёжно вся защищенная! Сейчас небесные дали С распадом Союза рассечены, Войска ПВО сокращались, Их слабость давно замечена. Цепь обороны нарушена, Многих звеньев не стало, Ослабла граница воздушная, «Дыр» в ней теперь не мало! Идут реформы в России, Не прошли и Армию мимо, Приказом слились две силы: ПВО с ВВС воедино! Труднее решать задачи Стало полкам, бригадам, Но воины в них не плачут, Службу несут, как надо! Разве виновны воины?! Новая техника! Где ты? Заказ на неё сверхсрочный, Нужных финансов нету. Горючего не хватает В стране, где сырья навалом, Лётчики, хоть летают, Но, до обиды, мало! Ученья и стрельбы то же Ждут в частях с нетерпеньем, Ведь тренажеры, всё-же Реальных стрельб не заменят! Трудностей в Армии много, Они её лихорадят, Реформы продлятся долго, «БГ» же сегодня надо! Но, как бы ни было сложно, Расчёты готовы к бою, Небо хранят надежно Мирное над Москвою! Комплексы боевые Стоят на подлёте к столице, Москва – это сердце России, Которому вечно биться! Сегодня полвека ровно Было бы Армии Первой, Но есть приемник достойный, Носитель традиций верный! Сегодня праздник едва ли Не самый памятный, все же: Для тех, кто её создавали, А также для тех, кто моложе! Здесь ветераны наши Ракетной Армии Первой, Их усилием ставшей Прославленной и примерной! Здесь те, кто сегодня служит, Полезно с ними общенье… Желаю успехов в службе, Здоровья всем и терпенья! Здесь – почетные гости: Разных КБ представители, Москвы и Московской области Армии покровители! С праздником тех, кто в зале, И кто в дежурных расчётах Хранит воздушные дали Надежно и днём, и ночью! Жизнь будет в войсках достойной, Власть Армию не забудет… Мой тост: «За успехи воинов, Кто Родине честно служит!» Ветеран Великой Отечественной войны и 1 Армии ПВО Особого Назначения полковник в отставке Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ. 26.10.2002 г. гор.Реутов П О Э М А «ЗАМ ПО ТЫЛУ» ЗАМЕСТИТЕЛЯМ КОМАНДИРОВ ЧАСТЕЙ ПО ТЫЛУ ПОСВЯЩАЕТСЯ (в связи с 50-летием 1 Армии ПВО Особого Назначения) Я бы не писал таких стихов, Если бы не сыпались упреки В адрес Тыла и тыловиков, И не справедливы, и жестоки! Суть их в том, что тыл – это обоз, Призванный в тени трудиться где-то, Строить, чистить, убирать навоз, Одевать, кормить зимой и летом. Думаю, что надо рассказать В чём она, работа тыловая. Тыл – это не только доставать, Тыл – это работа непростая! Я секретов вам не открываю, Я хочу вам искренне сказать, Что о людях тыла вспоминают, Если надо что-нибудь достать. Или сервис нужен для банкета, Да такой, чтоб ахнул даже Он, С коньяком, икрой, и чтоб при этом Непременно в ломтиках лимон! И тогда Хозяин может бросить Мол: «Неплохо нынче стол накрыт!», Из начальства рядом сесть попросит, И оно его благодарит! Ну, а зам по тылу с поварами Наблюдают с кухни до конца, Все ли там довольны за столами По рисунку каждого лица. А, порой, трапеза долго длится, Забегает часто за «отбой», Зам бы мог по праву удалиться Как и все, к семье своей, домой. Но нельзя. Хоть нет и запрещенья, Понимает каждый это Зам, Держит не приказ, а уваженье К командиру части и гостям! Сделал всё, что лучше не смогли бы. Только командир потом иной Вместо очень нужного «спасибо» Молча ретируется домой. А бывает – этого не скроешь, Не «спасибо», а ночной разнос, Медленно хранилище, мол, строишь, На казарму шифер не привёз. И припомнит все по тылу беды, А в конце вонзит ножом упрек: Вот, мол, зам по тылу у соседа, Как картинку сделал городок! И летят осколками упреки Раня душу Зама в поздний час. Он теперь от сна уже далёко, Проклинает должность каждый раз. Знает он все трудности прекрасно: Есть приказ, и просьба, и совет, Только Богу, и тому не ясно, Как построить, если денег нет? Как достать запчасти без наряда, Чайную в модерн разрисовать, Сколько обходить законов надо, Да, чтоб в главном, их не нарушать. Командир здесь Заму не подскажет, Хоть тужи о том, хоть не тужи, Зам по тылу учит самый важный Командир-учитель – это жизнь! Жизнь его бросает и качает, С шумом по течению несёт, Только очень редко поощряет, Чаще же кусается и бьёт. Бьёт за то, что грязные каптерки, Что забился где-то туалет, Стерлося клеймо на гимнастерке, Выключить забыли где-то свет. Хлоркой не засыпано в уборных, Не закрыты двери на чердак, Нет шкафов в каптерке к новой форме Или нет подстилки под тюфяк. Бьёт за то, что грязные бушлаты, Что пропал у воина ремень, Что без строя шествуют солдаты С нарушеньем формы каждый день. Что теплицы нету и в помине, Что свинарник портит внешний вид, Что нет рыбы свежей в магазине, Что цветник у штаба не разбит. Бьёт за то, что где-то батарея Замерзает, воздуха набрав, Что в казарме в два раза теплее, Чем по норме требует Устав. Что забор от старости склонился, Что гидрант пожарный «подкачал», Что свинарь в двенадцать заявился, Опорос удачный обмывал. Бьёт за то, что стройка не по смете, Что при кухне хилый огород, Что цветы повытоптали дети, Что забился где-то дымоход. Что шумят солдаты за обедом, Что кривые миски на столах, Что лежат куски большие хлеба, Как укор, у воинов в ногах. Бьёт за то, что кто-то не подстрижен, Что мундир кому-то очень мал, Что диетчик поваром обижен И кому-то сахар не додал. Что по плану сена не добрали, Что медпункт и старый и плохой, Что бычков не вовремя достали И пустили рано на убой. Бьёт за то, что холодно в квартирах, И за то, что уголь не таков, И за то, что нету на мундирах Разной канители и значков. Бьют за всё в инстанциях различных, А придёт пораньше, вдруг, домой, Там негрубо, вежливо, тактично Критикуют в плоскости иной. И за то, что дома не бывает, Что не ходит вечером в кино, Что детей совсем не замечает, Что приходит поздно и темно. Что не знает отдых в воскресенье, То «ЧП», то гости, то аврал… Что у всех на службе продвиженье, Что один он намертво отстал. Так он от рассвета до рассвета, Каждый год, пока не будет стар, Только и берёт всегда от лета На лицо открытое загар. Уезжают семьи к морю бойко, В одиночку, в обществе друзей, Зам по тылу лето – это стройка И других полтыщи мелочей. По жаре мотается до бреда, Разрешая споры на лету, Часто, как не странно, без обеда, Просолённый, выжатый, в поту. А когда подводятся итоги, Командир со штабом на виду, Только тыл метёт где-то дороги, Подрезает яблони в саду. Кашеварит, выдает мундиры, Сапоги, бушлаты и ремни… И несут подарки командиры Мимо тех, кто трудится в тени. Топают по лестнице служебной, Поднимаясь кверху по прямой, Только зам по тылу, как и прежде, До запаса в должности одной. Я уверен, разобраться смогут, Тыл оценят, как он заслужил, Потому, что жизнь наша в итоге По большому счёту – это тыл! Только совершенней и богаче, Только грандиозней и сложней, Я не мыслю Тыл другим иначе, Как борьба за счастье всех людей! Сложный труд во имя человека, Чтобы он богаче, лучше жил… Служба Тыла – то веленье века, Слава тем, кто представляет Тыл! За здоровье тружеников Тыла, За удачу в службе и успех, Чтобы жизнь поменьше бы всех била И была получше бы для всех! Московскому Округу ВВС и ПВО - 45 лет Тревожное время было - НАТО усиливал мощь. Правительство твердо решило Войскам ПВО помочь! В этот период тревожный Ясно было одно: Московское небо надежно Должно быть защищено. Чтоб слаженно и динамично Задачи решать П В О, Был создан округ столичный, - Воздушных границ часовой! Создан в короткие сроки, Память тот год хранит, Встал на дежурство Округ - Столичного неба щит! Не только неба столицы: Щит этот был не прост, Ему отвели границы Воздушные в тыщи верст. Чтобы задачу эту Округу выполнять Надо было ракеты Цель научить сбивать. Надо было, чтоб МИГи В ночное время и днем, В любую погоду, могли бы Встретить врага огнем! Надо было пилотов, Ракетчиков обучить, Чтобы на всех высотах Любую цель поразить! - 2 - Была лишь одна возможность: Освоить ценой трудов Новейшей техники сложность Без ВУЗовских докторов. Трудились воины до пота, “Освоим!”, - был войск ответ, И новые самолеты, Системы зенитных ракет! Работа кипела всюду: В разных штабах, войсках, - Технику было трудно Осваивать на местах. Учились на полигонах, За пультами Р Л С, Учились на аэродромах - Округ учился весь! Внедрялись рацпредложенья, Хоть этот процесс не прост, Эффект ракет примененья, Ракетоносцев - рос! Учились в войсках упорно, Росло мастерство в делах, И готовность, бесспорно, Частей П В О росла! И руководство в лицах За все держало ответ, Маршал П.Ф.Батицкий, Весь Военный Совет! Они утверждали планы, Вникали во все дела, И был контроль постоянный, И помощь от них была. - 3 - Военный Совет все годы Б Г держал в кулаке, С воздуха все подходы К Москве были на замке! Работа большая проделана - Усилен Москвы заслон, Заслуженно орденом Ленина Округ был награжден! С тех пор, как округ родился Сорок пять лет прошло, Техпарк его изменился, Штаты Войск П В О. Сменяли кадры, тем паче, Многое... Лишь одна Бессменной была задача, Она и сейчас важна! Сегодня эта задача Номер один, пока, Готовности эстафету Несут П В О войска! Дежурство несут, как надо, Учебы плоды видны, Округ стал школой кадров Для П В О страны! Вышло из войск немало Воинов - высший класс: Полковников, генералов, Что службу несут сейчас. Но многие, кто в фундамент Готовности боевой Вложили первыми камни, - Жизнью живут другой. - 4 - Одни в отставке, в запасе, Другим же - вечный покой! Но их имена украсят Историю П В О! Сегодня идут реформы, - Военная среди них, Режут штаты упорно, Не сняв задач боевых. Давно страдает снабженье, Пока не виден просвет, Стареет вооруженье,- На новое денег нет. Аэродромы безмолвны, Мертв самолетный парк, Летный состав условно “Летает” в классах пока. Сейчас не редкость картина: Все реже сигнал “на взлет”, В отсутствие керосина Теряет навык пилот. Трудное нынче время, Но с воинов спрос, как был, Идет работа, ученья, Проверка дежурных сил! По плану идет учеба, Задача частям ясна, В войсках все делают, чтобы Спокойно жила страна! У округа день рожденья, В войсках деловой настрой, Части, соединенья В готовности боевой! - 5 - Здоровья Вам и удачи! Сегодня можно сказать: Московский Округ задачи В готовности выполнять! П О Э М А в честь 50-летия 1 Армии ПВО Особого Назначения «ЗАМ ПО ТЫЛУ» Октябрь 2002 года пос. Северный - гор.Реутов ЗАМЕСТИТЕЛЯМ КОМАНДИРОВ ЧАСТЕЙ ПО ТЫЛУ ПОСВЯЩАЕТСЯ (в связи с 50-летием 1 Армии ПВО Особого Назначения) Я бы не писал таких стихов, Если бы не сыпались упреки В адрес Тыла и тыловиков, И не справедливы, и жестоки! Суть их в том, что тыл – это обоз, Призванный в тени трудиться где-то, Строить, чистить, убирать навоз, Одевать, кормить зимой и летом. Думаю, что надо рассказать В чём она, работа тыловая. Тыл – это не только доставать, Тыл – это работа непростая! Я секретов вам не открываю, Я хочу вам искренне сказать, Что о людях тыла вспоминают, Если надо что-нибудь достать. Или сервис нужен для банкета, Да такой, чтоб ахнул даже Он, С коньяком, икрой, и чтоб при этом Непременно в ломтиках лимон! И тогда Хозяин может бросить Мол: «Неплохо нынче стол накрыт!», Из начальства рядом сесть попросит, И оно его благодарит! Ну, а зам по тылу с поварами Наблюдают с кухни до конца, Все ли там довольны за столами По рисунку каждого лица. А, порой, трапеза долго длится, Забегает часто за «отбой», Зам бы мог по праву удалиться Как и все, к семье своей, домой. Но нельзя. Хоть нет и запрещенья, Понимает каждый это Зам, Держит не приказ, а уваженье К командиру части и гостям! Сделал всё, что лучше не смогли бы. Только командир потом иной Вместо очень нужного «спасибо» Молча ретируется домой. А бывает – этого не скроешь, Не «спасибо», а ночной разнос, Медленно хранилище, мол, строишь, На казарму шифер не привёз. И припомнит все по тылу беды, А в конце вонзит ножом упрек: Вот, мол, зам по тылу у соседа, Как картинку сделал городок! И летят осколками упреки Раня душу Зама в поздний час. Он теперь от сна уже далёко, Проклинает должность каждый раз. Знает он все трудности прекрасно: Есть приказ, и просьба, и совет, Только Богу, и тому не ясно, Как построить, если денег нет? Как достать запчасти без наряда, Чайную в модерн разрисовать, Сколько обходить законов надо, Да, чтоб в главном, их не нарушать. Командир здесь Заму не подскажет, Хоть тужи о том, хоть не тужи, Зам по тылу учит самый важный Командир-учитель – это жизнь! Жизнь его бросает и качает, С шумом по течению несёт, Только очень редко поощряет, Чаще же кусается и бьёт. Бьёт за то, что грязные каптерки, Что забился где-то туалет, Стерлося клеймо на гимнастерке, Выключить забыли где-то свет. Хлоркой не засыпано в уборных, Не закрыты двери на чердак, Нет шкафов в каптерке к новой форме Или нет подстилки под тюфяк. Бьёт за то, что грязные бушлаты, Что пропал у воина ремень, Что без строя шествуют солдаты С нарушеньем формы каждый день. Что теплицы нету и в помине, Что свинарник портит внешний вид, Что нет рыбы свежей в магазине, Что цветник у штаба не разбит. Бьёт за то, что где-то батарея Замерзает, воздуха набрав, Что в казарме в два раза теплее, Чем по норме требует Устав. Что забор от старости склонился, Что гидрант пожарный «подкачал», Что свинарь в двенадцать заявился, Опорос удачный обмывал. Бьёт за то, что стройка не по смете, Что при кухне хилый огород, Что цветы повытоптали дети, Что забился где-то дымоход. Что шумят солдаты за обедом, Что кривые миски на столах, Что лежат куски большие хлеба, Как укор, у воинов в ногах. Бьёт за то, что кто-то не подстрижен, Что мундир кому-то очень мал, Что диетчик поваром обижен И кому-то сахар не додал. Что по плану сена не добрали, Что медпункт и старый и плохой, Что бычков не вовремя достали И пустили рано на убой. Бьёт за то, что холодно в квартирах, И за то, что уголь не таков, И за то, что нету на мундирах Разной канители и значков. Бьют за всё в инстанциях различных, А придёт пораньше, вдруг, домой, Там негрубо, вежливо, тактично Критикуют в плоскости иной. И за то, что дома не бывает, Что не ходит вечером в кино, Что детей совсем не замечает, Что приходит поздно и темно. Что не знает отдых в воскресенье, То «ЧП», то гости, то аврал… Что у всех на службе продвиженье, Что один он намертво отстал. Так он от рассвета до рассвета, Каждый год, пока не будет стар, Только и берёт всегда от лета На лицо открытое загар. Уезжают семьи к морю бойко, В одиночку, в обществе друзей, Зам по тылу лето – это стройка И других полтыщи мелочей. По жаре мотается до бреда, Разрешая споры на лету, Часто, как не странно, без обеда, Просолённый, выжатый, в поту. А когда подводятся итоги, Командир со штабом на виду, Только тыл метёт где-то дороги, Подрезает яблони в саду. Кашеварит, выдает мундиры, Сапоги, бушлаты и ремни… И несут подарки командиры Мимо тех, кто трудится в тени. Топают по лестнице служебной, Поднимаясь кверху по прямой, Только зам по тылу, как и прежде, До запаса в должности одной. Я уверен, разобраться смогут, Тыл оценят, как он заслужил, Потому, что жизнь наша в итоге По большому счёту – это тыл! Только совершенней и богаче, Только грандиозней и сложней, Я не мыслю Тыл другим иначе, Как борьба за счастье всех людей! Сложный труд во имя человека, Чтобы он богаче, лучше жил… Служба Тыла – то веленье века, Слава тем, кто представляет Тыл! За здоровье тружеников Тыла, За удачу в службе и успех, Чтобы жизнь поменьше бы всех била И была получше бы для всех! Ветеран Великой Отечественной войны и 1 Армии ПВО Особого Назначения полковник в отставке Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ. 26.10.2002 г. Написано в 1962 году, гор.Реутов Московскому Округу ВВС и ПВО - 45 лет Тревожное время было - НАТО усиливал мощь. Правительство твердо решило Войскам ПВО помочь! В этот период тревожный Ясно было одно: Московское небо надежно Должно быть защищено. Чтоб слаженно и динамично Задачи решать П В О, Был создан округ столичный, - Воздушных границ часовой! Создан в короткие сроки, Память тот год хранит, Встал на дежурство Округ - Столичного неба щит! Не только неба столицы: Щит этот был не прост, Ему отвели границы Воздушные в тыщи верст. Чтобы задачу эту Округу выполнять Надо было ракеты Цель научить сбивать. Надо было, чтоб МИГи В ночное время и днем, В любую погоду, могли бы Встретить врага огнем! Надо было пилотов, Ракетчиков обучить, Чтобы на всех высотах Любую цель поразить! - 2 - Была лишь одна возможность: Освоить ценой трудов Новейшей техники сложность Без ВУЗовских докторов. Трудились воины до пота, “Освоим!”, - был войск ответ, И новые самолеты, Системы зенитных ракет! Работа кипела всюду: В разных штабах, войсках, - Технику было трудно Осваивать на местах. Учились на полигонах, За пультами Р Л С, Учились на аэродромах - Округ учился весь! Внедрялись рацпредложенья, Хоть этот процесс не прост, Эффект ракет примененья, Ракетоносцев - рос! Учились в войсках упорно, Росло мастерство в делах, И готовность, бесспорно, Частей П В О росла! И руководство в лицах За все держало ответ, Маршал П.Ф.Батицкий, Весь Военный Совет! Они утверждали планы, Вникали во все дела, И был контроль постоянный, И помощь от них была. - 3 - Военный Совет все годы Б Г держал в кулаке, С воздуха все подходы К Москве были на замке! Работа большая проделана - Усилен Москвы заслон, Заслуженно орденом Ленина Округ был награжден! С тех пор, как округ родился Сорок пять лет прошло, Техпарк его изменился, Штаты Войск П В О. Сменяли кадры, тем паче, Многое... Лишь одна Бессменной была задача, Она и сейчас важна! Сегодня эта задача Номер один, пока, Готовности эстафету Несут П В О войска! Дежурство несут, как надо, Учебы плоды видны, Округ стал школой кадров Для П В О страны! Вышло из войск немало Воинов - высший класс: Полковников, генералов, Что службу несут сейчас. Но многие, кто в фундамент Готовности боевой Вложили первыми камни, - Жизнью живут другой. - 4 - Одни в отставке, в запасе, Другим же - вечный покой! Но их имена украсят Историю П В О! Сегодня идут реформы, - Военная среди них, Режут штаты упорно, Не сняв задач боевых. Давно страдает снабженье, Пока не виден просвет, Стареет вооруженье,- На новое денег нет. Аэродромы безмолвны, Мертв самолетный парк, Летный состав условно “Летает” в классах пока. Сейчас не редкость картина: Все реже сигнал “на взлет”, В отсутствие керосина Теряет навык пилот. Трудное нынче время, Но с воинов спрос, как был, Идет работа, ученья, Проверка дежурных сил! По плану идет учеба, Задача частям ясна, В войсках все делают, чтобы Спокойно жила страна! У округа день рожденья, В войсках деловой настрой, Части, соединенья В готовности боевой! Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ, подполковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран Московского округа ПВО, ветеран 1 А ПВО ОсН гор. Р е у т о в, тел. 528-65-55 Июль 1999 года.

Леонов Д.Н.: Выложил две новые главы - Комплектование частей С-25 и Производство и монтаж оборудования С-25

volhovm6: ВОЕННАЯ ТАЙНА В армии я после стройбатовской учебки получил специальность сварщика и был направлен в батальон, который строил одну из многочисленных ракетных площадок в костромском лесу. Когда выпадали свободные минуты, вместе с другими солдатами пролезал под многослойным ограждением площадки (было наворочено много чего мудреного, но пока не задействованного: и звуковая сигнализация, и тончайшая паутина из прочного провода под напряжением, и просто "колючка") и шли в окружающий нас лес. Там было полно малины, черники, смородины. Вот так однажды, увлекшись поеданием сладкой черники, я убрел глубоко в чащу, потерял всякие ориентиры (что с меня взять - в степной зоне вырос, в Казахстане) и битый час бестолково метался по ставшему вдруг мрачным и быстро темнеющему лесу. Чувствую - заблудился. Сел на поваленную лесину, чуть не плачу. Вдруг слышу треск ломаемых сучьев, какое-то глухое позвякивание и старушечье бормотанье. Еще минута, и прямо на меня из густого ельника вышел… печальный телок с болтающимся на шее боталом. Его подгоняла хворостиной повязанная цветастым ситцевым платком бабка с хворостиной. Как же я ей обрадовался! -Бабуся, - завопил я, - милая, выручай! Заблудился вот. Тут где-то рядом часть моя находится. -Это какая? - спрашивает бабка. Я огляделся по сторонам и шепотом (военная тайна же, подписку с меня взяли о неразглашении) сказал: -54-я площадка, бабушка. Ты ее, конечно, не знаешь. Но недалеко от части трасса на Кострому… -Это "Рябчик", что ли? - хмыкнула бабка. Я остолбенел. Кроме цифровых кодов, ракетные площадки имели еще и вот такие названия. Наша 54-я называлась именно "Рябчик". Вот тебе и военная тайна! -Топай за мной, соколик! - проворковала моя спасительница, и я побрел за ней, как тот телок. Ну да черт с ней, с этой военной тайной. Главное, что благодаря бабусе на ужин я в тот вечер все же успел. ОТСЮДА

Коростелев В.А.: Сайты участников Форума МО ПВО Я не хочу рекламировать кого бы то ни было, тем более себя! Просто я решил создать такую тему и рассказать в ней более подробно об участниках нашего Форума МО ПВО. Что мы знаем друг о друге? Фамилию, имя и то не всегда. Большинство спрятались за Никами. А вместе с тем у каждого из нас своя жизнь, свои победы и поражения, своя точка зрения на события в стране и мире, на явления окружающей действительности, в общем, свой духовный мир. Там и свои увлечения, и мечты, и своя откровенность, и может, хитрость. Когда мы узнаем что-то из личной жизни человека, он нам становится ближе, родней. А это путь к пониманию. Выбрал несколько сайтов участников Форума. Представляю их Вам. Хочется, чтобы их авторы дополнили мое представление и сами рассказали о своих сайтах. Это только те сайты, ссылки на которые указали сами участники Форума в своих анкетах. Вполне возможно, что у кого-то их (сайтов) значительно больше. Расскажите о них! Обращаюсь к тем участникам Форума МО ПВО, чьи сайты я пропустил, напишите о них, дайте хотя бы ссылки! Ну а тем, у кого нет своих сайтов, советую их сделать. Это очень интересное занятие! Всех, кто посмотрит эти сайты, напишите свое мнение о них! 10 лет Юзеру! С компьютером я столкнулся уже на пенсии, когда пришел работать Оперативным дежурным в один московский ЧОП. Много моих знакомых моего возраста так и не захотели осваивать новую технику. Кто-то на старости спохватился. А я всегда был любопытным и любознательным. Днем смотрел как на на компьютерах работают сотрудники, ночью потихоньку без спроса учился сам включать, выключать, печать, копировать, смотреть фото и картинки, слушать музыку и т.п. Из-за того, что у нас не было Интернета (директор запретил), то компьютер был просто пишущей машинкой и проигрывателем музыки, фильмов. Мое освоение компьютера по ночам иногда приводило к тому, что система вдруг накрывалась медным тазом. Бывал скандал, но ребята восстанавливали комп. В офисном здании, где мы размещались, располагалось множество фирм-арендаторов. И в то время компьютерная техника развивалась быстро, бурно и арендаторы часто меняли, обновляли свои компьютеры, а старые выбрасывали на помойку. В результате у нас в коридорах скопилось множество системных блоков, мониторов, запасных частей, принтеров и т.п. Многие из них уже были разграблены, выпотрошены. Купить новый компьютер себе мне не позволяла пенсия и зарплата. И мне пришла в голову мысль собрать себе компьютер из этих помоечных. Я выбрал себе монитор большой, на 17 дюймов, по-моему, электронно-лучевой, с откидывающимся защитным стеклом, проверил его там, подключив вместо служебного и отпер этот гроб в руках из Москвы в Рузу. Дотащить монитор на 19 дюймов было не реально. Потом так же вывез после проверки несколько клавиатур, несколько мышей, кучу запасных деталей и сам системник. Жесткие диски стояли там, по-моему, на 9 Гб, на 20 Гб - уже считался хорошим приобретением. А я, лазая по помойке даже нашел на 27! Миловзоров Георгий Юрьевич gonzzo Ссылка на сайт здесь! К сожалению, сайт не открылся! Был выброшен сканер на А3. Но увезти его не стал, к нему не было специфичных кабелей. Дома я собрал комп. Примерно, как на фото, с горизонтальным системником. У нас в здании в обстановке большой секретности работала компания, которая выпускала СД -диски с программами и еще черт его знает с чем. Договорившись с ихними охранниками, я пришел и попросил записать мне и ОС, и Офис, и много других программ. Ребята хитро улыбались и спрашивали: Аеще чего-то хочешь? И я перечислял, немного смущаясь. Ребята мне сделали и денег не взяли. (я заметил в их офисе стояли шкафы с приводами и одновременно с одного диска записывалось на 50 или на 100 чистых дисков. Кроме того то ли они, то ли еще кто на помойку выбрасывали ящики с дисками, я подбирал некоторые, проверял и устанавливал себе. Встречались очень интересные, занимательные программы. Со временем комп обновлялся, как программы (ОС 96, 98 и т.п. вплоть до ХР), обновлял и железо. Я заметил, что не я один такой умный, многие с помойки таскали себе компы, а один паренек даже собирал компьютеры и продавал. Так постепено накапливался опыт. Дома захотелось интернета. Руза - это не только 101 км от Москвы, это еще и 2-я зона в интернет покрытии. Если тот же Домолинк, а тогда в Рузе кроме него никого не было, в Москве и других районах Подмосковья стоит 450 рублей в месяц, то у нас в Рузе 750. Один и тот же тариф. Первый свой интернет я подключил через мобильный телефон. Конечно, деньги он жрал немеряно. Потом я подключил Домолинк через ADSL. Блок фирма подарила мне бесплатно. Новый мир открылся мне: новости, кино, книги, песни, сайты. Я увлекся их созданием, мне было просто интересно их осваиваивать. Каждый сайт я создавал на новой платформе. Я просиживал да сейчас просиваю днями у компьютера. С годами я купил новый комп, принтеры и сканеры, колонки и монитор, обновил ПО. Виктор Мечиславович Крук администратор официального сайта ветеранов гвардейского зенитно-ракетного ордена Ленина Путиловско-Кировского полка ПВО особого назначения. Ссылка на сайт здесь! Сайт рассказывает об истории прославленного полка, о его солдатах и офицерах. На нем много документов, фотографий, огромный Форум. Поваренков И.А. adm14dpvo администратор сайта 14-ой дивизии противовоздушной обороны. Ссылка на сайт здесь! Очень интересный сайт об истории соединения, о частях и гарнизонах дивизии. Имеет свой Форум, Дневник, Гостевую книгу и Каталог статей, а также свою Книгу.. Земляк Владелец сайта в журнале "Самиздат". Ссылка на сайт здесь! На сайте много произведений "Земляка"в самых разных жанрах, объединенных лозунгом: В голове у меня кипятятся мозги.... Ерохин Александр Фёдорович volhovm6 Ссылка на сайт здесь! Елисеев Вячеслав Иванович elislav Ссылка на сайт здесь! Добротный сайт, классический. Посмотрите! Коростелев Виктор Авенирович Люблю себя за красоту и скромность.... Я имею много сайтов, перечислять их здесь - займет много места. Вот только последние: МОЕ ВРЕМЯ Ссылка на сайт здесь! или вот "Пенсионер Коростелев В.А." Ссылка на сайт здесь! У Александра Федоровича много сайтов и страниц. Это и фотостраницы, и видеоархивы по истории ПВО, и новостные страницы. Очень много интересного! Рекомендую!

volhovm6: Как то сделал сайт для своего выпуска, получилось для многих... ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ Еще веду страничку такую Армия в России

Коростелев В.А.: Головинский Владимир Васильевич ПИНОЧЕТ Ссылка на сайт здесь! Огромный информационный исторический портал, здесь есть и проблемы современной армии. Головинский В.В. является руководителем большого информационно-образовательного портала PHAETHON Ссылка на сайт здесь! Образование и карьера, ИТ, Интернет, Software, Экономика & финансы, Занимательные новости, Вуз, Карьера, ЕГЭ, Наука, Интернет, Работа, Деньги, Жизнь, Здоровье, Психология, Экономика и многое другое вы найдете здесь...

volhovm6: Очень много интересного материала, сайтов, фильмов с участием Дмитрия Леонова..., всегда показываю их товарищам по службе... например ЭТОТ

Коростелев В.А.: После службы уцелело часть моих армейских записных книжек и рабочих тетрадей, конспектов занятий. И это после нескольких переездов и неоднократных "чисток" моего архива женой! Когда это было тяжелой обязанностью, нудной работой. Сейчас вспоминается с теплотой, какой-то необъяснимой ностальгией! 1. 2. 3. 1. Вот начало списка руководящих документов. (спрашивали при проверках, при зачетах и т.д.) 2. Вверху часть указаний командующего армией, внизу известная Директива Д-8/ОСВ (помните, двери, входы, люки и т.п.) 3. Указания командующего (доводились под запись на совещаниях офицеров - у нас по четвергам!) 4. 5. 4. Обязанности дежурного по полку. (Всякие другие. Спрашивали при заступлении в наряд, при инструктаже, при зачетах, контрольных, на строевых смотрах и т.д.) 5. Я возглавлял народный контроль! Уцелела запись в докладу.

Вице-Председатель: Коростелеву В.А. С большим интересом просмотрел "раритет"! Нужно всем нам покопаться в "служебных записках", думаю, много исторического можно найти... вплоть до дисциплинарных карточек! Кому из участников "слабо" выложить? Отсканирую свою "Учётную карточку члена КПСС" в ответ на Ваше сообщение...

Смирнов Игорь Павлов: С удовольствием читаю материалы, расположенные на вашем сайте. Всякий раз как бы возвращаюсь во времена молодости! Я, полковник Смирнов Игорь Павлович, службу начинал в 717-м полку особого назначения (В.Ч. 52031). Затем служил в Сары-Шагане (1966- 1975 г.г.), преподавал в Пушкинском училище и в Калининской Академии. Последние 12 лет занимаюсь литературой. Имею скромный самодельный сайт. Там все мои литературные труды. Естественно, многие касаются армии, в ней прошли лучшие годы жизни! Кого интересуют мои статьи и рассказы, обращайтесь на сайт. Конечно, там есть рассказы и о службе под Москвой и на полигоне. Думаю, кому-то это может быть интересно! Адрес http://igorpavlovitch.narod2.ru/ почта smirnoffrus@rambler.ru Ещё раз благодарю организаторов этого сайта! Если хотите, могу посылать свои рассказы и статьи для размещения на вашем сайте. Остаюсь, несмотря ни на что, русским офицером и патриотом!

Леонов Д.Н.: Виктор Пелевин. Зенитные кодексы Аль-Эфесби. Из сборника "Ананасная вода для прекрасной дамы". Лично мне внушило и доставило.

Марат: Приказ о демобилизации Наш призыв ноября 1977г

Коростелев В.А.: Екатерина_Чайка Всегда найдётся тот, кто бросит камень, И в спину выстрелит, и выдаст за пятак… И, по привычке, заправляет этим фарсом Какой-нибудь заезженный дурак. Приметы времени… Печальные мотивы. Без веры в Бога, только в денег власть. И танцы на кресте, и свастика на спинах - России ниже некуда упасть. Так странно жить в стране бессрочной комы, Где слово «Честь» забыто навсегда. И Родина, в угаре самогонном, Вжилась навечно в роль продажного мента. Здесь нет законов. В фавОре фальшь и трусость. «Молчанье – золото» - девиз на времена! И раболепство с лизоблюдством… узколобость, Как наша главная национальная черта. Люблю тебя, убогая Россия! За что?.. Не знаю… Но не в этом суть. С поклоном к предкам, с верою в Мессию… И пониманием, что время не вернуть. © Copyright: Чайка Екатерина Хабаровск, 2012 Свидетельство о публикации №11204288840

Коростелев В.А.: Мой земляк, курянин Павел Клоков, ведет авторскую колонку в Железногорской газете "Эхо недели". На новости он откликается стихами. Вот из последних его публикаций: Мониторинговое агенство NewsEffector и Фонд региональных исследований «Регионы России» составили рейтинг счастья 100 российских городов. Людям задавали вопросы о материальном положении, экологии, благоустройстве, общих ощущениях. Курск оказался самым несчастным в Черноземье - на 62-ой ступени. На пике счастья, как выяснилось, жители Грозного. Серебро у Тюмени, бронза досталась Казани. В самом хвосте российского счастья - Братск, Южно-Сахалинск и Чита. И снова бой! Разладица и страсти. От нищих у церквей и до элит, мы ждем и верим - скоро будет счастье. Но с ним, увы, сегодня дефицит. Устав от обещаний и от фальши, крича о том, что надо жить без пут, народ пошел на митинги и марши, но там подавно счастья не дадут. Оно уже который год пылится под папками проектов и программ, и даже научилось ночью сниться, особенно курянам, то есть — нам. Другое дело, в Грозном - тишь да сласти! Любой абрек с замашками ферзя. Им там Аллах выписывает счастье, и по-другому, видимо, нельзя. На вышине серебряной ступени все люди, поголовно (даже рвань!), не зная сами, счастливы в Тюмени. В полшага от нее идет Казань. Хотя и нам не надо бы так охать, у нас еще приличные места... У нас тут соловьи! У нас тепло хоть... Не Южно-Сахалинск и не Чита. Не надо бегать в поисках участья. (У нас в бюджете нет такой графы, как нет графы на наше с вами счастье, а также счастье Братска и Уфы...). Пора уже развеять эти мифы - про то, что нам как будто нелегко. Подумаешь, лекарства и тарифы! Подумаешь, бензин и молоко!.. Подумаешь, учебники не дали!.. (Михайло Ломоносов и без книг, пока другие ждали и роптали, в Москву сбежал - вот это ученик!). Не надо про дороги нам утробно кричать, считая ямки во дворе. А, может, мы хотим так! Нам удобно ремонтом заниматься в ноябре... А, может быть, нам нравится доклады сидеть и слушать, точно сказки Гримм, про наше счастье, пенсии, зарплаты и то, что мы разруху победим. Чего нам сокрушаться? Всё - по плану. Ну вот каток накрылся, наконец! (Дворцы, простите, нам не по карману... И кто это придумал про Дворец?!). У нас есть поликлиники, больницы... Подумаешь, что очередь, зато, пока стоишь в ней, можно научиться азам борьбы и, в частности, дзюдо. Проблемы разрешатся, был бы метод (у нас он показателен и прост). К примеру, как вам нравится вот этот почти всегда закрытый экопост? Вздохнули облегченно наши власти. Но делать измеренья не с руки... Иначе наше маленькое счастье уйдет в Тюмень от страха и тоски. Тут надо тонко, мудро и резонно. К примеру, чтоб народ не уезжал, не весь перрон, а сделать - полперрона! (И сверху написать - «ЖД-вокзал»). Не надо обвинять нас в показухе и верить на скамейках в болтовню. У нас все хорошо. Любые слухи теперь мы будем резать на корню. И фонды ваши эти, и агентства уже не знают сами, что смолоть. У нас есть всё - возможности и средства. А где найти их - ведает Господь. Павел Клоков, "Эхо недели". Эхо недели

SAKVOIYG: Добрый День уважаемые ФОРУМчане!!!! В соцсетях много наших сослуживцев и их родственников,вот и сегодня,Я предлагаю на ваш суд стихотворение,которое написано в честь родителей проходивших службу на "УДАЛЬЦЕ" я хочу, что бы все прочли стих, который я написала своему папе и всем, кто носит или когда-либо носил погоны. Отцу... Пусть ты служил не в высшем чине- Погоны гордо ты носил И,молодость отдав России, Ты ничего не попросил, Ты верным был её солдатом В любые дни и времена, Ты был ей мужем, сыном, братом И отдавал себя сполна. Сменялись власти, поколения, А ты служил своей стране, Чтоб Русь не пала на колени, Русь, утопавшая в войне. Хоть было время вас топтали Отчизны верные сыны, Но вы душой не предавали Своей растерзанной страны. И вот, она воспряла снова Твоя родная сторона И, молодости уступая слово, Виски покрыла седина. А ты своей отчизне верен В те времена, да и теперь, И ты душою не поверил, Что ныне ты пенсионер. Хранишь шинель ты в память внукам, Но в стороне ты быть не рад... Нет, не спроста, не из-за скуки Ты встал бы снова в строй солдат! Все, кто честно служил своей Родине, на чью долю выпали испытания лихих 90-х. В.Коростелев: чуть подправил форму, не изменяя ни одной буквы. Может так лучше..

Марат: ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ...

SAKVOIYG: Уважаемые ФОРУМчане!!! Случайно нашел в ИННЕТЕ стихотворение и предлагаю ВАМ!!! В переходе, замерзая, Со слезами на глазах Он цветок купить пытался, В кулаке зажав пятак. Продавщица оскорбляла, Обзывала, унижала, А потом за пятачок Сломанный нашла цветок. И дрожащею рукою Старичок мимозу взял, Он с униженной душою Тот цветок к груди прижал. Он хотел жену больную Тем порадовать цветком, Оказался в женский праздник Он с одним лишь пятаком. И от хамства и от боли По щеке сползла слеза. Мы б хотели лучшей доли Для седого старика. Из толпы один мужчина Продавщицу пристыдил, Бросив ей рубли под ноги, Все мимозы закупил. Протянул цветы в корзине, Торт, шампанское купил И сказал: "Иди к любимой!" И рукой глаза закрыл. Знаю,что вроде ьбы не ко времени,до 8 Марта ещё долго! Да ведь в душу как заноза влезло!!!

SkArpioN: С сайта Одноклассников: Он убегал… В него стреляли люди… Проваливаясь лапой в рыхлый снег, Волк твёрдо знал: спасения не будет... И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК… А в этот миг за сотни километров, Был в исполненье смертный приговор… Девчонка малолетняя там, где-то, Уже четвёртый делала аборт… Малыш кричал!!! Но крик никто не слушал… Он звал на помощь: «МАМОЧКА, ПОСТОЙ!!! Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным!!! Дай мне возможность жить!!! Ведь я живой!!!» А волк бежал… Собаки глотку рвали… Кричали люди пьяные в лесу… Его уже почти совсем догнали… Волк вскинул морду и смахнул слезу… Малыш кричал, слезами заливаясь… Как страшно НЕ РОДИВШИСЬ УМЕРЕТЬ! И от железки спрятаться пытаясь, Мечтал в глаза он маме посмотреть. Вот только «маме» этого не нужно… Не МОДНО стало, видите ль, рожать… Она на глупость тратит свою душу… Своих детей «не в падлу» убивать… А волк упал без сил… Так было надо… Он от волчицы ВАРВАРОВ увёл… Одна она с волчатами осталась, Когда он на себя взял приговор… Собаки рвали в клочья его тело! Но только душу волчью не порвать!!! Душа его счастливой мчалась в небо!!! РАДИ ДЕТЕЙ ЕСТЬ СМЫСЛ УМИРАТЬ!!! И кто, скажите, зверь на самом деле? И почему противен этот век??? А просто ЧЕЛОВЕЧНЕЕ НАС ЗВЕРИ… И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК!!!

volhovm6: 10-летний мальчик - Лев Протасов из Екатеринбурга в прошлом году написал стихотворение, которое вызвало бурю эмоций у читателей.Вы его прочитайте не спеша, а потом поразмышляйте: на каких книжках, игрушках, фильмах, мультиках, надо воспитывать своих детей, чтобы они в 10 лет писали такие шедевры, имели такой высокий уровень осознанности в своей жизни и ощущали личную ответственность за судьбу своей Родины? Мал ещё, но рассудить я в силе, И никто меня не упрекнёт —Нет страны, прекраснее России !Этот вывод знаю наперёд! Вырасту — поезжу я по миру. И уверен, к берегам Родным, Будет тяга непреодолимой, Хоть откуда — но вернусь я к ним! Потому, что Русский я по Духу! Потому, что Русь — моя Земля! Потому, что Мать моя — Славянка И меня в России родила! Потому, что здесь мой дом и школа! Дед, Отец и все мои друзья, Русская, любимая Природа, Речь родная, здесь моя Семья! Потому, что Прадед мой по крови За Россию нашу — в землю лёг! Подвиг наших воинов-героев Знаю — помнит не один народ! От чумы коричневой всю Землю Русские солдаты сберегли. Не подвластен подвиг их забвенью. Поклонюсь им в пояс до земли! «Псы» сейчас на Мать-Россию лают Вместе с ней я эту боль приму. Вырасту, окрепну, возмужаю И тебе, Родная, помогу! Ты сейчас немного приболела, Ничего, Россиюшка, крепись! Как и прежде на меня надейся, Не сдавайся, Матушка, — держись! Встанешь ты — великой и могучей, Расцветёшь, как яблонька весной! Для меня ты будешь самой лучшей! Самой ненаглядной и Родной!

englin: где можно написать о блоккаде Ленинграда воспоминание и стихи. Суважением Энглин

Вице-Председатель: englin Пишите сдесь

Председатель: Леонид Еремин Всю службу за исключением командировок прошел в одной части Это под Свердловском. Знаменитой по сбитому У-2.И не жалею об этом времени ЛЕОНИД ЕРЁМИН Председателю Мы родились, когда все было в прошлом, Победе нашей не один десяток лет, Но как нам близко то, что уже в прошлом. Дай Бог вам, ветераны, долгих лет! И каждый год душа болит, рыдает, Когда нам память выдает слова. Дух праздника в воздухе витает, А на глазах печали пелена. Спасибо вам, что мы войны не знали, Что мы не слышим шума страшных лет, Что вы нам жизнь своею жизнью дали! Дай Бог вам, ветераны, долгих лет! Пусть помнят все про подвиг вашей жизни, Пусть люди помнят ваши имена. И пусть умолкнут войны, что есть в мире В тот день, когда черемуха цвела. Да, - это праздник вашей седины, Вы пережили много бед. Поклон нижайший, до самой земли, Дай Бог вам, ветераны, долгих лет! 26 дек 2009 Леонид Еремин Пусть под небом предрассветным На минуту Вам взгрустнется: Год уходит незаметно И обратно не вернется. Меж годами нет границы Потому, что в каждом годе Счастье старое хранится, Счастье новое приходит. Мы желаем Вам добра, Доли схожей с полной чашей, Чтобы все было в жизни Вашей Завтра лучше, чем вчера! Леонид Еремин Пусть светит солнце в мирном небе И не зовет труба в поход. Чтоб только на ученьях солдат В атаку шел вперед. Пусть вместо взрывов гром весенний Природу будит ото сна, А наши дети спят спокойно Сегодня, завтра и всегда! Здоровья крепкого и счастья Всем тем, кто мир наш отстоял. И кто его сегодня охраняет И кто сполна долг Родине отдал! Леонид Еремин День Победы — праздник всей страны. Духовой оркестр играет марши. День Победы — праздник седины Наших прадедов, дедов и кто помладше. Даже тех, кто не видал войны — Но ее крылом задет был каждый, — Поздравляем с Днем Победы мы! Этот день — для всей России важный. С праздником !

Anatoly: Директор пишет: В урне валялся скомканный и уже даже заплёванный его эскиз! Директор пишет: Конечно, возмущению командира полка не было предела! А я с этого момента я впал у него в высочайшую немилость. Да, такого "папа" не забывал никогда По поводу его гаража - все же раскопал очевидцев. И правда, никто из коллег не захотел помочь в тушении. Немногие, очень немногие могут сказать про Сачавского хорошее. БОльшая часть и его коллег и срочников была откровенно рада, если удавалось подставить "папу". Поганая, но правда..

volhovm6: Не помешала бы тема о союзе ветеранов войск ПВО, о его работе, встречах... создадим?

Иностранец: Директор пишет: Выпускников вузов, в которых была военная кафедра, призывали в армию после окончания учебного заведения уже в качестве офицеров, Те же, кто оканчивали вузы, в которых отсутствовала военная кафедра, отправлялись служить в армии солдатами, но тоже только после того, как они заканчивали учёбу. И в том и в другом случае срок службы составлял два года. По крайней мере во время моей службы выпускники ВУЗов, где не было военной кафедры, служили солдатами или сержантами только по году. Два года служили те, кто по каким-то причинам не получил диплома о высшем образовании. Выпускники же военных кафедр действительно служили офицерами по два года.

Эстина: По мотивам русского фольклора и творчества Леонида Филатова) В царстве хищников и злюк жил сердитый военрук. Так и звали военрука по-военному — Сердюк. Но за пять недолгих лет он продул авторитет. Батальонами искали — никакого толка нет. Побежал Сердюк к царю, помоги, мол, мне, горю: -Хочешь, руку поцелую? Хочешь, чаю заварю?.. Ты пойми, ведь я не знал, что получится скандал. И теперь меня, как бабу, так и тянет на вокзал. Отвечал коварный царь, мол, мозги мне тут не парь: -Я давно с тобой задумал… А уже, дружок, ноябрь. Так что ты не обессудь, хочешь, выпей что-нибудь. Но, пожалуй, лучше сразу — либо уксус, либо ртуть. Закричал Сердюк: - Постой! Как же так, ведь я же свой! Помнишь, вместе на параде?.. Помнишь, дачу под Москвой? Не хотел напоминать, но ты вспомни, чей я зять!.. По знакомству-то хоть можно военрукам помогать?.. Царь, вскочив, как на пожар, отпарировал удар: -Информацией владеем, так что ты фильтруй базар. У меня друзей не счесть, своя крыша тоже есть. Да и тот, о ком ты чешешь, никакой тебе не тесть. Жалко всхлипнув, военрук прошептал:- Такой ты друг! Чем хоть я тебя расстроил? Ну скажи, с чего бы вдруг?! Царь, утратив интерес, скучно молвил:-Вот же бес. Мы, чтоб всё это загладить, пригласили МЧС. Вся стратегия на слом, а ему — хоть сапогом. Ты всю нашу оборону превратил в публичный дом! У одной пятьсот колец, в центре города — дворец… Ты давно у психиатра на приеме был, подлец? Хочешь, глянем в ноутбук, в твиттер там или фейсбук, Только тот тебя не хает, у кого нет глаз и рук! Мне такая белена и задаром не нужна. У меня на энтом фоне разболелася спина. Так что всё, бросай невест… Надоело, вот те крест! В наших тюрьмах (это к слову) еще много койко-мест. Плащ-палаткой, как актёр, военрук слезу утёр, Та секунду повисела и упала на ковёр. -Знаешь, царь, а я устал, сколько я ни мухлевал, То укор, то замечанье, и теперь такой финал. Сам подумай и увидь, как мне тут руководить. Я ведь даже не военный, чтоб как следует сердить! Но и то, припрятав пыл,наше войско сократил, И в юдашкинскую форму, между прочим, нарядил. Если так порассуждать, военруком может стать Хоть Серёжа, хоть Алина, хоть племянница, хоть зять! Царь, нахмурившись, в ответ военруку дал совет: -Уходи, не то тебя я раздербаню как бюджет! Подведу под трибунал и отправлю за Урал, Чтобы ты с царём так больше никогда не рассуждал. И вот тут уже Сердюк, испугавшись, сделал крюк. И куда сбежал, неясно, но, скорей всего, на юг. Изловить бы Сердюка да отвесить тумака! И под суд отдать народу — только чтоб наверняка. Но у нас спокон веков нет суда на Сердюков.

Anatoly: Elena пишет: Может быть, для доброго , благородного дела всем " сложитьтся"? Об этом пока и думать рано. В силу того, что одним из видов деятельности у нас с женой в ИП прописано "допечатная подготовка, дизайн, фотосъемка и обработка материала..." я знаю, о чем говорю. "Перегнать" в программу верстки, вычистить хайрез у иллюстраций и, собственно, собрать книгу - это дело рутинное и не столь долгое. Получить ISBN, что желательно, и выполнить обязанность по отсылке обзательных экземпляров - тоже не громадные суммы и время. Основное съедает печать и послепечатная обработка. Даже учитывая партнерские отношения с печатниками есть минимум рентабельности: можно и один экземпляр прогнать офсетом и переплести в кожу, только вот цена будет... Поэтому есть минимальные тиражи, которые позволяют говорить о приемлемой цене за экземпляр. И, соответственно, если не "отбить" затраты на тираж, то позволить автору без особого ущерба дарить его книги. Просто в прошлом году печатали книгу стихов (автор ну очень хотел книгу) и получил огромное разочарование от того, что эти пачки у него так и не распроданы, а дарить - ему хоть как-то отбить тираж надо. Вот и попал человек вместо радости на стресс. Так что, уважаемая Елена Александровна, пока рано говорить о "шапке по кругу". А вот собрать в электронную книгу возможно и на энтузиазме. Вице-Председатель пишет: рецензия на очерк Да это уже переросло рамки очерка. Эта серия воспоминаний уже тянет на повесть. И что сказал автор? А он сказал, что в волшебном мешке еще есть сюрпризы!! Бум ждать!

Elena: Уважаемый Anatoly ! Время летит быстро. Истинная история собирается по крупицам, благодаря живому слову очевидцев тех или иных событий...Если труд А.С.Лебедева "тянет на повесть", то он, очень желательно, должен быть напечатан ! ДЛЯ ПОТОМКОВ! Скажу о моём отце. Гвардии полковник А,С.Ждан-Пушкин был участником трёх воин : Финской, Великой Отечественной и Японской. Он написал много интересных очерков, которые читали его современники. Но : они не были опубликованы..... Остался только один опубликованный очерк о Финской войне - " С боем через водные преграды"( он есть в интернете).

Вице-Председатель: Elena пишет: Остался только один опубликованный очерк о Финской войне - " С боем через водные преграды"( он есть в интернете). Героям забытой Финской войны посвящается С боем через водные преграды Лейтенант А. Ждан-Пушкин Дорога вьется по скату гряды холмов. Влево — широкая лощина. На карте она обозначена, как мокрый луг, по середине которого вырисовывает свои голубоватые извилины маленькая речушка. Но это только на карте. Сейчас эта широкая равнина покрыта метровым снеговым покровом. Кое-где грязные пятна с желтоватыми краями — следы разрывов снарядов. Недалеко от того места, где по карте должно быть болото, распластался громадный самолет с подломанным крылом. Лучи заходящего солнца окрашивают стекла кабины в багряный цвет. Это — подбитый нашими славными летчиками вражеский бомбардировщик. К самолету протоптана дорожка. Много любопытных прошло к нему. Черным, желтеющим по краям штрихом пролегла она по девственной белизне снега. Но люди, пробирающиеся к самолету, почему-то предпочитают целину. Высоко поднимая ноги, проваливаясь по пояс в снег, они идут туда, делая смешные движения неловкого пловца, собирающегося плыть, и... не дойдя, поворачивают обратно, к дороге. Начало марта, мороз, а под снегом — вода, которая пропитывает и съедает его толщу. Сверху безбрежная снеговая поверхность, а внизу — жидкая желтоватая каша. Снег не держит, и люди проваливаются по пояс в ледяную воду. Только дорога, идущая по окраине ската, еще суха. Финны открыли шлюзы Саймаанского канала, чтобы широким водным поясом охватить Выборг и этим остановить безудержный порыв бойцов Красной Армии. Части героической 123-й дивизии сосредоточиваются для перехода в наступление. После короткого отдыха на станции Сяйние дивизия получила новый боевой приказ: обойти Выборг с правого фланга, перерезать все железнодорожные магистрали, связывающие Выборг с Кексгольмом, Антреа, Сердоболем, пересечь Саймаанский канал, прижать остервенелого врага к Финскому заливу. Задача ответственная, нелегкая, но воодушевление бойцов и командиров было исключительным. Прорыв укрепленного района, близость Выборга, уверенность в близком полном разгроме финской армии толкали людей на новые отважные дела. Движение происходило быстро и планомерно. Далеко позади остались станции Сяйние, Сурперо, еще переход — и дивизия прорвется к Тали — большой железнодорожной станции, связывавшей центральную Финляндию с ее северо-восточным фронтом. И вот — вода... Ночь. В небольшом домике на скате холма расположился штаб полка. Тщательно завешаны окна. У стола, при свете двух фонарей, склонился над картой майор Рослый — командир полка. Двадцать дней непрерывного движения вперед! Двадцать дней напряженнейших боев, когда, казалось, вот-вот захлебнется наступление. Белофинны прилагали все усилия, чтобы остановить полк, вырвавшийся клином вперед, смять его. В один из этих дней они бросили против полка свои отборные части с танками в яростные контратаки. Но все вражеские попытки задержать продвижение полка разбились о стойкость его славных воинов. Полк с честью несет свое знамя вперед. Неужели силы природы заставят полк остановиться? Неужели вода остановит наступление, даст время белофиннам укрепиться на новых рубежах? Этого не может быть! Приказ выйти к Саймаанскому каналу должен быть выполнен во что бы то ни стало. Впереди, у станции Тали — межозерное дефиле. Река. Два моста — железнодорожный и на шоссе. Финны, по всей вероятности, их взорвали или взорвут. Лед на озерах взорван. Справа соседняя дивизия, натолкнувшись на сильное сопротивление, продвинуться не может. Слева соседний полк задержался перед широкой лощиной, залитой водой. Впереди высота «Подошва», ее штурмует с правого фланга полк нашей дивизии. Полк тоже задержался. Водное поле. Командир дивизии приказал нам утром форсировать переправу... Непрестанно стучат телефоны: — Вода подходит к укрытиям танков... — Вода подходит к полковой артиллерии... — Дорога в низинах перед 3-м батальоном заливается водой. Вода прибывает... Рослый хмурится, приказывает собрать комбатов. Развернуты карты. Лица у командиров суровы, брови сдвинуты. Рослый объясняет боевую задачу: 3-му батальону с утра выйти на высоту «Подошва», 1-му развернуться влево и занять исходное положение западнее школы, близ станции. 2-й батальон пойдет во Втором эшелоне за 3-м. Начальнику инженерной службы произвести разведку дороги. Выставить посты наблюдения за прибывающей водой. — В этой низине и здесь, — карандаш Рослого отчеркивает на карте участки дороги, — устроить из ельника гати. Взять для этого два взвода приданной саперной роты... Командиры поднимаются. — И самое важное, товарищи командиры, — заключает Рослый, — обогреть бойцов. Использовать для этого сараи и дома, а если надо, — построить шалаши из ельника. В домах у печей просушить валенки, портянки... Забота о бойцах не дает Рослому спать. Через час он идет проверять размещение батальонов. Разместились в общем удачно. Огни тщательно замаскированы. Красноармейцы сушатся. От шинелей, ватников, валенок идет густой пар. Обсушившийся уступает место товарищу. Несколько красноармейцев, должно быть из архангельских, спустились к водному полю, окунули в воду валенки. На валенках тотчас образовывается ледяная корка. Над архангельскими смеются: — Вы бы, браточки-зимогоры, и носы заодно ледком подковали. — Так-то лучше! Вода через корку не пойдет! Всем советуем!.. — отвечают деловито архангельские. Заметив командира полка, красноармейцы приглашают его к огню. Рослый говорит: — Новая преграда, товарищи. Вода. Красноармейцы перебивают: — Сквозь огонь, товарищ майор, прошли, а воду-то уж как-нибудь одолеем... Этим, подлюга, не возьмет... — Весенняя вода — не осенняя... Старая пословица, — настороженно замечает кто-то. — Пословица-то старая, — отвечают ему, — да не про нас она. Кровь разгорячена. А разгорячи ты у человека кровь — ничто нипочем ему. Многие из бойцов уже спят. Потолковав с людьми во всех батальонах, командир полка подходит к наблюдательным постам. Ночь ясная, морозная, над полем клубятся испарения. Хорошо бы наступать сейчас, когда уровень воды еще не так высок, но это невозможно. Подробности обороны противника не выявлены. Высота «Подошва», хотя и вовсе рядом, но кто знает, как укрепился там коварный враг. В дымке испарений темнеют высокие гранитные скалы, расселины между ними, лес. И тут, конечно, не без надолб и проволоки. Действует разведка — к утру все станет ясно... Утро. Положение действительно прояснилось: «Подошва» оплетена несколькими рядами колючей проволоки, опоясана надолбами; в расселинах между гранитными скалами — артиллерия, минометы, пулеметы; за отдельными камнями и на деревьях — «кукушки»-автоматчики. Не суйся, как говорят, в воду, не узнав броду. Отлично. Значит, разговор будет несколько иной... Вал смертоносного огня. На каждую клетку высоты «Подошва» — снаряд, мина, авиабомба. А белофинны кричат в рупоры: — Москали! Не суйтесь! Перетопим! — Спета ваша песенка, — спокойно замечают красноармейцы. Вчера еще белый искрившийся снег превратился за ночь в кашицу, местами вода выступила высоко поверх дороги; саперы подвезли гати, начали крепить переправу. Одна за другой открывают огонь финские пушки. Сыплют очередями и минометы. Разрывы снарядов и мин высоко взметывают пропитанный водой снег. Вот дружно заговорили и наши батареи. Летят на высоту «Подошва», в расселину, мины. Высота обволакивается черным дымом. Глыбы гранита откалываются, оползают в воду; падают деревья, срезанные минами и снарядами. По воде гулко разносится скрежет металла, взрывы потрясают окрестность. Огонь с нашей стороны так силен, что заметно, как у «Подошвы» покачивается волнами снежная кашица. А молодцы-саперы все гатят и гатят дорогу. Враг уже не решается беспокоить их. Вот саперы у надолб. Артиллерийский огонь прекращается, над высотой «Подошва» хозяйничают «ястребки». Они расстреливают уцелевших на высоте белофиннов. Проходит еще полчаса. Саперы дают сигнал: переправа готова. Первыми переправляются танки, за ними — цепочкой бойцы. Артиллеристы, обеспечивая переправу, снова бьют по высотке. Все дальше и дальше углубляются танки, бойцы, минометчики. Проходит еще полчаса, и «Подошва» — наша! Слева ее охватил один полк, а справа — другой. Первая водная преграда преодолена с честью. * * * В штаб дивизии сообщили, что с наступлением темноты 6 марта занята станция Тали. Перед полком майора Рослого командование дивизии поставило в эту ночь такую задачу: наступать на Портинхойкка — Юливеси, что в 8–10 километрах от станции Тали. Исходное положение — железнодорожное полотно станции. Рассвет. Батальоны вытягиваются из леса на дорогу. Саперы за ночь отлично поработали: две длинные гати обеспечивают проход. Впереди 3-й батальон. Его ведет капитан Кельманзон. Полагаясь на сообщение, полученное в штабе дивизии относительно занятия одной из наших частей станции Тали, Кельманзон уверенно ведет свой батальон через поляну, в проход между надолб, мимо танков. Танков что-то много. Почему они здесь, а не на станции Тали? Но, видя хлопочущих около машин механиков, Кельманзон решает, что танки, видимо, вышли на заправку... Батальон по узкой тропинке между проволокой взбирается на крутой скат поросшей лесом высоты. Высокая каменная гряда. Скат ее покрыт валунами. Батальон принимает вправо. Слева развертывается 1-й батальон. У каменистой гряды — штаб, связисты. Немного впереди — окопавшиеся в снегу бойцы. — Какого полка? Бойцы ответили. — Как? А станция Тали? — недоуменно спрашивает Рослый. В это время совсем близко с воем разорвалась минометная очередь противника, вторая — ближе, третья — еще ближе... Противник прощупывает лес. Он бьет по высоте, где скопилось уже пять батальонов. И откуда бьет? Со станции? Да, со станции! Как громадным гребнем, водит он разрывами снарядов своих двух батарей по высоте «Подошва». Вот тебе и занята станция Тали! Вот тебе и исходное положение! Его, оказывается, приходится брать с бою. Рослый быстро перестраивает батальоны в боевой порядок, приказывает артиллеристам открыть по станции ураганный огонь. А вода между тем поднималась с каждой минутой. Она вышла из канав, перехлестнула шоссе, подошла совсем вплотную к полотну дороги. Переходить по гати было уже трудно. Но и возводить новую гать было некогда. Выбивая белофиннов из-за камней, 3-й батальон стал продвигаться вперед по пояс в воде. Справа впереди — 8-я рота, командует ею старший лейтенант Скрябин. Дерзко действуя, рота вышла почти к самой опушке леса, вплотную подходившего к станции. Впереди — полукругом поляна, в центре этой поляны — вокзал, железнодорожные службы. Противник выследил Скрябина и открыл по опушке леса яростный артиллерийский огонь. Скрябин не растерялся. Мужественный, испытанный командир крикнул: «Рота-а, за мно-о-ой!». Он выбрасывается вперед и увлекает за собой всех бойцов. Одним броском преодолевает рота узкую часть поляны, и вот уже она у полотна железной дороги, в штабелях шпал и дров. Противник бежит от станционных домиков. Тяжелый взрыв содрогает землю. Летят вверх обломки взорванных мостов. — Собаки. Успели-таки взорвать... — ворчит Скрябин, разглядывая из-за штабеля обломки двух мостов через стремительную, ревущую речку. * * * Наступают сумерки. Противник неотступно бьет из орудий по станции Тали и переправе через реку, где уже неутомимо работают саперы, заготовляя строительный материал для возводимого вновь моста. Прибывает батальон танков. Командир батальона старший лейтенант Макаров является к Рослому. Помещение командного пункта — бетонный погреб, в левой его половине — узел связи, за перегородкой направо — штаб. Наступил решительный момент. Белофинны бьют как раз по мосту. А с высоток за мостом воздух прошивают пулеметы. Пули, визжа, то отлетают от камня, то поднимают фонтанчики серой ледяной воды. Иногда вскрикнет сапер, роняя топор в воду, и отползает раненый. Командир саперной роты Шитов подбодряет людей, но падает и он, раненный в голову. Разрывы двух снарядов начисто сносят уже положенные прогоны — начинай снова. Вода, точно в остервенении, бьет по обломкам мостов, разрушает их. Противник сосредоточил весь огонь на этом узком участке строительства переправы, а нашей артиллерии нет — она где-то застряла, направляясь в обход. — Сколько у вас танков? — обращается вдруг Рослый к Макарову. — Двадцать семь, — отвечает тот. — Двадцать семь? Да это же силища! — восклицает вдруг взволнованно Рослый. — Двадцать семь танков, — значит двадцать семь пушек! Вот вам и артиллерия! А ну-ка, выводите танки к холмам перед переправой и открывайте огонь из всех пушек по противоположному берегу. Расстрелять пулеметы противника! Понятно? — Понятно, — отвечает Макаров и добавляет с улыбкой: — Если еще и 54 моих пулемета поработают, то это будет совсем как раз... Через пару минут мощные танки, урча, разворачиваются и уходят в сумерки. Они остановились полукругом у переправы. Вращаются башни, нащупывая противника. Проходит еще немного времени, и на противоположном берегу — фейерверк разрывов. Несмолкаемая трескотня 54 пулеметов. Под несущимся в воздухе потоком свинца и стали перебираются по скользким обломкам моста бойцы 3-го батальона. Срываясь, кое-как перебираются они по обледеневшим бревнам на противоположный берег, устремляются по круче и яростно гонят врага. За 3-м батальоном перекатывается 1-й. К утру противоположный берег прочно занят. Противник продолжает громить переправу. Но уже работает наша артиллерия, принуждая замолчать батареи финнов. Майор Тимофеев — начальник инженерной службы дивизии — кинул на строительство моста весь свой саперный батальон. Мост должен быть готов как можно скорее, нужно перебросить танки, артиллерию. Дальше за рекой — небольшой лесок и широкая снежная равнина. Вправо — озеро. Лед его сверху залит водой. Дорога идет вдоль озера, изредка ныряя между холмами и прорезая небольшой лесок. По этой дороге, держась ее узенького полотна, — только одной повозке проехать, — ползут связисты. Впереди — мостик через канаву. Мостик взорван, а канава — это бурлящий трехметровый поток воды. С дороги не сойти. Пули изредка взвизгивают справа и слева и даже откуда-то сзади. Это противник, сдержав наступление соседней дивизии, бьет по прорвавшемуся вперед нашему полку. Связисты выбились из сил. Четвертый раз наводят они линию, иногда по пояс в воде — по дороге линию вести нельзя. И только начальник связи Епишин начинает докладывать Рослому: — Связь с батальоном налаж... — как рррах, рррах, рах, и Епишин, не окончив доклада, устремляется на узел связи. Через минуту оттуда несется брань: — Опять, черти, порвали... — Ты, Епишин, лучше уж не докладывай, — шутит первый помощник начальника штаба. — Пока не хвастаешь, связь кое-как работает, а как только похвастал, — раз, и порвали... Епишин в отчаянии опускается на нары, затем вскакивает и, проклиная воду, лед, белофиннов, бежит на линию. Этот беззаветно отважный человек не спит уже третьи сутки. Батальоны продвигаются все вперед и вперед. Станция Тали далеко позади. Позади форсированные вброд канавы, речки, поляны. Вода доходит временами до плеч, нужна быстрая остановка и обязательно в лесу: обсушиться, обогреться. Ни артиллерии, ни танков нет, они застряли на станции из-за строительства моста; здесь на выручку пришли минометы. Они движутся вслед за пехотой. Они удобны, нетребовательны: небольшое укрытие, и огневая позиция минометов готова. Не раз они выручали героические батальоны. Небольшая высота к северо-западу от станции. Из-за уцелевших цементных фундаментов сгоревшей деревушки финны открыли по батальонам губительный огонь. Бойцы залегли вдоль дороги. Вода засасывает. Надо немедленно ликвидировать огневые точки противника, заставить его отойти. Разведка выявила огневые позиции минометов противника. Расположение пулеметов опытный командир минометного взвода Кондратьев определял «на слух». Подготовка данных проста. В воздухе свистнула первая мина, за ней вторая, третья. Минометчики засыпали «гостинцами» позиции врага. Дальнейшее движение батальонов было обеспечено. * * * Вечер. Солнце бьет по зеленой гряде высокого сосняка, к которому вьется топкая дорога. Кругом вода. Мокрые, озябшие бойцы устали. Лес — это отдых. Костры, чаёк, ужин... Но в лесу белофинны. Очереди из автоматов поднимают всплески воды. Надежды на теплый ночлег мало. — Танки! — вдруг крикнул кто-то. — Наши танки! Да, это действительно были наши танки. Поднимая гусеницами вихри воды, они быстро мчались на выручку пехоте. Тяжелые, грозные, они проходили, как мощные ледоколы, — такой необычной была для них дорога. — Архипов, не иначе, — оживились бойцы. — Ишь, как лупит. Знает, когда подоспеть. Не доехав до сосняка, Архипов сворачивает с дороги и катит в лес целиной, обдавая бойцов каскадами брызг, — прямо туда, откуда особенно крепко бил из автоматов и пулеметов враг. За ним устремилась и вся его танковая рота. С победным криком рванулись в лес за танками батальоны. И вот он, желанный отдых: костры в оставленных финнами укрытиях, белый клубящийся пар от просыхающих ватников, шинелей, валенок, белья, веселые шутки, смех. Кого знобит — заставляют плясать. Пляшет. Закон войны: и не умеешь — да пляши! Не взял собака-белофинн минами, фугасами, надолбами, водой не возьмешь! Ничем не возьмешь! Еще два с половиной дня, вплоть до 12 часов 13 марта, шла вперед через водные преграды победоносная 123-я дивизия. Враг заминировал дорогу. Не помогло! Враг устраивал засады — выбивали! Враг оставлял на пути «кукушек» — дело уже привычное: снимали. Застревали в пути пушки — их заменяли танки. Застревали танки — выручали минометы. Все преодолели воины Красной Армии, — решительные, отважные, готовые во имя Родины на любой подвиг. Полный текст читать здесь

SAKVOIYG: Чечня долго еще будет отдаваться болью в сердцах ЛЮДЕЙ!!! Случайно,Я наткнулся на песню,песню написанную ребятами СПецНазовцами! Вот ее текст: Перевернута земля, по борту течет струя, снег сочится, жизнь моя цвета алово, смолкла рванная стрельба, черных гор стоит гряда, БТР сгорел дотла, весь без малого. А ведь ехали домой, до сторонки до родной, все потрепаны войной, покалечены. злого рока поворот завершил гранатомет, с гор ударил пулемет пулей меченной. Припев : А я же сам нарисовал солцне мелом на броне, крупной буквой написал, "не стреляй конец войне", но не кончена стрельба и никто не слышит нас, отступать ни как нельзя , потому что мы спецназ! Значит будем воевать, пацанов же не бросать, автомат беру стрелять духов поделом, слышу санькины слова- "погарела вся братва" но сдаваться никогда Саня мы в двоем Вот уже который час босмачи штурмуют нас БТР с надписью спецназ держит на смерть пост будут бится до конца два израненных бойца дома вспомните друзья поднемите тост! Припев: А я же сам нарисовал солцне мелом на броне, крупной буквой написал, "не стреляй конец войне", но не кончена стрельба и никто не слышит нас, отступать ни как нельзя , потому что мы спецназ! Думаю вряд ли кто останетца безразличным!!!

Anatoly: Директор пишет: Сашу Лебедева будем печатать. То есть делом займёмся. И это правильно! УглУбим и усилим дОбычу нефтИ! (с) М.С.Г. По спорному вопросу: Саквояжу явно по****, как там с орфографией . Зато на скандал не поведусь!! И? Правильно! Ожидаемая и спланированная Саквояжем реакция Директора. Уж очень стильно песня изложена. И кто провокатор-скандалист? Ох, сдается мне, что это не Директор! Чуть углУбим(с): а ведь сколько мы с Дутловым (Скорпионом) ругались, но потом он научился пользоваться проверкой "букав", благо сейчас это легко. И Михаил потом сам писал, что и "базаров" меньше и мысли выражены точнее.

Elena: ПАПЫ ВСЯКИЕ НУЖНЫ,ПАПЫ ВСЯКИЕ ВАЖНЫ !!!(И с ошибками в тексте и без них) А я, хочу выразить благодарность НИКОЛАЮ НИКОЛАЕВИЧУ за то, что он нашел и опубликовал на Форуме очерк моего отца - "С боем через водные преграды". Очерк лейтенанта был опубликован и читается, как овоспоминание о финской войне. А вот воспоминания полковника о ВОвойне и о Японской войне, к сожалению, не были опубликованы и не сохранились.....

Elena: Прочитав опубликованную Саквояжем ПЕСНЬ О СПЕЦНАЗЕ, я вспомнила картину П.Пикассо - "Герника", глядя на которую видишь весь ужас войны.И меньше всего думаешь о том- правильно ли в этом жутком хаосе воспризведены предметы? И, читая ПЕСНЬ О СПЕЦНАЗЕ, перед глазами встаёт картина беспощадной войны и МУЖЕСТВА ЛЮДЕЙ !!!!! Но, уж никак, не не ошибки в тексте..... Деликатно - можно было указать на орфографические ошибки в ЛС!

SAKVOIYG: Уважаемые Форумчане! Дорогая баба ЛЕНА!!!! Тов.ОФИЦЕРЫ! Большое спасибо ВАМ за оценку текста песни,особенно ВАМ баба ЛЕНА! Для очень умных :ССЫЛКА http://kiwi.kz/watch/esy2cbj7o9u3/ И КОД РОЛИКА:<iframe title="Kiwi player" width="640" height="385" src="http:/ ТЕКСТ ПЕСНИ СКОПИРОВАН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ! Я не имею таких полномочий,заниматься правкой авторского текста! К сему ЧЕСТЬ ИМЕЮ!!

SAKVOIYG: Любая война это боль,кровь,слезы и ПАМЯТЬ!!! Память не дающая покоя ни днем не ночью!Предлагаю вам дорогие участники форума пройти по ссылке и посмотреть видео Сергея Тимошенкою Вот ссылочка:http://video.mail.ru/mail/ahima1/43/1614.html

SAKVOIYG: SAKVOIYG пишет: Любая война это боль,кровь,слезы и ПАМЯТЬ!!! Память не дающая покоя ни днем не ночью сл. и муз. С. Тимошенко, г. Омск Dm Gm Снова пальцы на струнах и голос немного дрожит A7 Dm Позади та страна, что лежит меж горами седыми Но в ушах моих выстрел последний всё также звучит, Словно только вчера мы вернулись оттуда живыми Cm D7 Gm И, пускай, моих слов не понять тем, кто продал страну C F A7 Не они ведь домой возвращались на крыльях «тюльпана» Dm Gm Только я не для этих козлов свою песню пою, A7 Dm А для вас, уцелевших в огне ветеранов Афгана Никогда не забыть, мужики, нам погибших ребят Тех, что грудой гробов прилетели в Союз из Афгана Ведь они нам в глаза с обелисков солдатских глядят Это с ними мы брали в горячих песках караваны припев (переход в тональность Em) Десять лет той войны превратились в афганский излом И вернулись домой пацаны на протезах, в колясках Интернациональный свой долг под душманским огнём Мы кому отдавали тогда, до сих пор мне не ясно припев Для тех,кому слова ЧЕСТЬ ,РОДИНА,Армейское братство не пустой звук! Кому знакомо чувство состраданья!

Иностранец: Наконец-то образовалось немного времени, и появилась возможность написать несколько слов. Во-первых, хочется поблагодарить автора и соавтора «Записок лейтенанта» за замечательный рассказ. Надеюсь, что на этом повествование еще не закончится. Во-вторых, есть пара замечаний по фактам, приведенным в разделе, описывающем полигон: Помимо плановых стрельб, полигон регулярно проводил испытательные пуски опытных образцов ракет. … Удобно расположившись в кузове своего ЗиЛа, я смотрел на позицию пятого взвода, откуда обычно производились пуски «изделий». Здесь у меня есть некоторые сомнения в том, что испытательные пуски производились с пятого взвода, поскольку этот взвод был изначально «заточен» под изделия с СБЧ, разработка их новых модификаций, насколько я знаю, была прекращена уже в начале 70-х годов. Последняя, по-моему, была 218 (217Т). Кстати, когда во время моей службы производилась модернизация ПУСов под новые типы ракет, на пятом взводе этих работ не производилось. Поэтому, хотя оборудование взвода и позволяло запускать обычные борта, я все же сомневаюсь, что это делалось. По крайней мере, весной 1973 года позиции пятого взвода на полигоне по сравнению с другими, были, можно сказать, девственно чистые. Наиболее обгорелые (хотя и подкрашенные) были позиции четвертого и десятого взводов. Кстати, не знаю, байка это или нет, но ветераны нам рассказывали о таком случае. Во время установки ракеты на пусковой стол, один из номеров расчёта не смог найти алюминиевую «боевую чеку», закрепляющую стаканы опорных болтов, и вставил вместо неё гвоздь. Когда ракета стартовала и из сопла двигателя вырвалось бушующее пламя, оно не смогло через соответствующий механизм перекусить этот гвоздь. Два стакана из четырёх не раскрылись и не освободили от захвата болты. И ракета взлетела вместе пусковым столом, вырванным из земли. Это не совсем байка – я своими глазами видел развороченную четвертую позицию второго взвода (первая позиция на второй дороге) с вырванным столом и лежащим невдалеке расплющенным рассекателем. Правда, нам это объяснили недостатками обслуживания позиции перед стартом. Что же касается гвоздя вместо чеки, то это точно байка. Начнем с того, что найти на дивизионе гвоздь была уже большая проблема, тем более, подходящего диаметра. Если мне не изменяет память, чека была где-то 1,5 – 2 мм в диаметре и длиной сантиметров 5 – таких гвоздей тоже еще надо было поискать!

RevALation: Благодарю за замечания и охотно их принимаю. Но на позиции пятого взвода тогда запускали ракеты 5Я25. Это точно. Потому, как ПУ были в хорошем состоянии, нежели другие.Через пару лет мы ими уже стреляли ими во время инспекции.

SAKVOIYG: Уважаемые ветераны,офицеры и прапорщики!!! Вы,чья служба РОССИИ выпала на 80-90годы,эта песня посвящается ВАМ! Просто хорошая песня. Господа офицеры двадцатого века, Что в конце девяностых сорвали погон... Где корабль? Где состав? Чтоб отсюда уехать, И в кого нам послать свою пулю вдогон Кровь пролили сполна.И ничем не измерить Горечь наших потерь, тяжесть нашей вины И кому же теперь мы обязаны верить Что России штыки, как и прежде, нужны Годы прожиты зря, ну, а судьбы России Их решили без нас, так бывало не раз Мы за службу свою ничего не просили Так за что же господь нас карает сейчас Мы теряем в строю боевых офицеров, Жизнь свою прожигаем в кабацком дыму... Неужели так дёшево стоила вера, И святая присяга не нужна никому? Мы устали внимать словесам демагогов, Кто за тридцать монет продал совесть и честь. Верьте мне, господа, бог накажет их строго, Если только, конечно, на свете бог есть... Вячеслав, просто Вячеслав. А вот тут можно её послушать. http://www.youtube.com/watch?v=MJqXPXU6oCE

volhovm6: " Пройдут года и много вёсен сменится. Но словно песню, спетую в строю, Солдат молоденький в пилотке новенькой Ты вспомнишь молодость свою. " М. Львовский музыка Вл. Шаинского Астраханские пыльные степи; жара, По ночам комариный звон. Не успели уснуть, как опять нам пора Собираться на полигон. Там солдатским потом пропитан песок, Там растёт один молочай. Там ночами от холода ломит висок. Там одна лишь отрада - чай. По мишеням стреляем, прервав их полёт, Мы на встречных бъём и в догон. Тот, кто не был в степи, никогда не поймёт, Как нас вымотал полигон. Эшелон под парами. Прощай, полигон ! Не гляди на нас свысока... Генеральские звёзды на крылья погон Заслужил командир полка. "..полк, в которм я служил в 66-м - 68-м годах, располагался рядом с деревней Нудоль, Клинского района. Это был 713-ый зенитно-ракетный полк Московского округа ПВО..." Михаель Мац

RevALation: В Санкт-Петербурге группой авторов издана книга "История войск ПВО в последние годы существований СССР" с 1991 по 2010" Кому интересно - цена около 400 рублей.редкое издание. Часть первая. Звоните 89055255417. Чем быстрее - тем лучше.

SAKVOIYG: Может не совсем в тему,но мне понравилось!!! Моль пожилая с видом мрачным Жевала шарф неаппетитный - Он был колючий и невзрачный И, как назло, совсем не сытный. Ей было горько и обидно – Муж не купил хозяйке шубу. И моль, в годах весьма солидных, Об жёсткий шарф ломала зубы. А так хотелось угоститься Ей мягкой, вкусной чернобуркой, Нежнейшей норкой насладиться, Песцовой шёлковою шкуркой. Да хоть каракулем почавкать, Не говоря уж о мутоне! Ведь так недолго и зачахнуть При этом скудном рационе! И моль, кляня скупых людишек, А также мех ненатуральный, Решила сгрызть вещей излишек В шкафу у парочки скандальной. Пока супруг скакал козлёнком, Спасаясь от ударов скалки, Моль изжевала две дублёнки И шарф, невкусный, как мочалка. Три шапки, три пальто, перчатки И тестя валенки до кучи, А также две каких-то тряпки, Халатик тёщин самый лучший, Лениво съела через силу Парик и шерстяную юбку... Так моль жадюгам отомстила За то, что, не купили шубку. Надеюсь,что многие в доволь насмеются!!! Спасибо МИШЕ Дутлову!!!

Криницкий Яков: Программа о 26 годовщине пролёта немецкого пилота- любителя Матиаса Руста, ставшего поводом для разгона руководства МО СССР и Войск ПВО вызвала много неоднозначных мнений. Мне, как участнику передачи, много пришлось выслушать таких мнений от своих коллег, сослуживцев, знакомых. Кто-то не смог посмотреть эту передачу 5 июня, когда её показали по каналам Россия-1 и РТР- Планета. Но можно посмотреть её по ссылке: http://www.youtube.com/watch?v=GJrcCoRpmzI События того далёкого, но памятного дня, всплывают в памяти тех, кому Голубь мира принёс огромные страдания...

RevALation: Да, действительно - без поддержки "изнутри" вряд бы все это произошло. И потом: после корейского сбитого самолета, когда "верхушка" приказала его сбить. а потом, когда поднялся шум, струхнула и все свалила на летчика, у людей повернулось сознание. это явление продолжалось и потом, когда армия по приказу сверху стреляла в людей, а потом на съездах депутатах допытывались: кто же дал команду? И вывод: опять армию подставили...

Связист: Чего то я не слышал, чтоб отдавший приказ об открытии огня по корейцу генерал Корнуков сваливал на летчика. А уж Руста из-за общей неорганизованности пропустили и нечего искать поддержку "изнутри"

RevALation: Корнуков? Что-то про него в то время, когда шумиха была никто и не вспоминал. На пресс - конференции было заявлено, что летчик запросил КП об открытии огня и в этот момент "связь прекратилась". Поскольку Боинг уходил за кордон "я принял самостоятельное решение" . Его наградят орденом и все покроется завесой молчания. А сейчас все герои. Неорганизованность? А когда она была? 22 июня 1941 года ? На провокацию не поддаваться? Все оперативные названивали в Москву - как быть? Руст летел через порядки ржевского корпуса. В торопецком полку в это время шла окружная проверка. Командир просил разрешения сбить цель. НИЗЗЯ! - сказали проверяющие. Обстреляли только условно - фотоконтролем. Каждый надеялся, на соседа. 6-я армия - на ржевский, ржевский - на 1- армию. У этих столичных уже стояли под Рузой и Нарофоминском первые С-300 ПТ (Терентьев, Пахолок) мы переучивались с ними еще за 6 (!) лет до полета Руста. Ну и что? Придумали в оправдание, что... не было практики! Ну, паркетные, понятно. Они и сейчас такие.

Anatoly: RevALation пишет: Все оперативные названивали в Москву - как быть? RevALation пишет: Командир просил разрешения сбить цель RevALation пишет: уже стояли под Рузой и Нарофоминском первые С-300 ПТ И под Клином. И все запросы "вышестоящего" уходили в тину. До момента, когда "стрелять в спину" - в направлении Москвы. RevALation пишет: Ну, паркетные, понятно. Они и сейчас такие. Именно. Они ж не будут ответственность брать. А вдруг? Нееее... Мы... подумаем! И решим!

Связист: 1. ни 54 корпус ни 6 армия так толком и не передали цель 2 му корпусу ни МОПВО 2. это какие же все оперативные звонили в Москву и кому? 3. Чего это там видели если цель 8255 почти до посадки руста таскалась по всей территории 2 корпуса. 4.1 армия не видела такую цель, поскольку ей задача на ставилась, , да и в силу некоторых причин и не могла обнаружить малоскоростную цель Дополнение по корейцу: 6.17. КП: 805, наблюдаете противника? 805: Наблюдаю. КП: Вас понял, ... ничтожить! 805: Повторите! 6.18. КП: 805, цель нарушила государственную границу. Цель уничтожить. 805: Выполняю. КП: 805, АНО горит у цели? 805: Да, АНО горит... мигалка горит. КП: Понял. КП: 805, дайте мигание огнями. КП: 805, кратковременное мигание огнями. КП: 805, принудите к посадке на наш аэродром! (Эта команда отменяет предыдущую, на уничтожение цели. - И. Н.) 805:... у меня ПР горят уже! КП: 805? 805: Отвечаю, ответил 805. 6.20. КП: 805, предупредительную очередь из пушечного вооружения! 805:... Надо подходить к нему! Выключаю захват, подхожу к нему. КП: Очередь пушечную дайте! КП: Предупредительную очередь из пушек! КП: 805-му! Выполняйте! 805: Сбросил захват, даю очередь из пушек. КП: Выполнили стрельбу, 805? 805: Так точно, выполнил. КП: Наблюдаете цель? 6.21. 805: Да, подхожу к ней, подхожу ближе. КП: Вас понял. 805: Цель снижается, я уже подошел к ней на удаление где-то 2 километра. КП: Цель снижается? 805: Нет, идет на 10 тысяч. ""

adm14dpvo: 1. ни 54 корпус ни 6 армия так толком и не передали цель 2 му корпусу ни МОПВО Неужели? Вот фрагмент доклада командира 46 ртбр п-ка Сидоренко: В 16 час. 00 мин. ст. пом. нач. РИЦ капитан Мажуть по телефону ЗАС доложил майору Касьянину («Зарево») о выдаче ему цели № 8255 и своих истребителей. Он их в АСУ и по радио получал. В 16 час 46 мин. позвонил майор КАСЬЯНИН, уточнил местоположение цели № 8255 и сказал, что Ст. Русса наблюдает цель своими средствами (5Н84) и сообщил о том, что на перехват цели вылетел истребитель № 0547 с аэродрома Хотилово. "Зарево" - 2 корпус, если кто забыл

Связист: Неужели? Дальнейшие подъемы истребителей в 15.54 и 16.25 с аэродрома Лодейное Поле были осуществлены по ложной цели – метеообразованиям и были бесполезны, так как цель в это время находилась в другом районе. В 16.30 командующий 6-й ОА ПВО лично информировал ОД КП МО ПВО об обстановке. По этой информации в 16.32 были включены РЛС 2266-го ртб (Старая Русса), переведены в готовность № 1 дежурные экипажи на аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей МО ПВО к обнаружению цели не привел, так как их вывод осуществлялся в район ложной цели – предположительно метеообразований Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/8935 И чего же тогда передали?

Заправщик: Еще немного про "это дело". Июнь 74-го. На "Комбинате" (вч 020...) была какая-то срочная работа (я был деж. по роте, поэтому был в казарме). Оба расчета - по Г и О - которым через полтора месяца ехать на полигон на Балхаш, выполняли эту работу. Закончили работу и выходили через КПП №4 "Комбината", где располагалась наша пож.часть(Алексей знает). У пожарки водитель грузового ЗиЛ-130 вызвался их подвезти (ЗиЛ и водитель были из другой части, находились в пожарке в командировке). Поздняя ночь, наши - уставшие, голодные, хотелось быстрее попасть "домой". Решили воспользоваться предложенной услугой, хотя был строгий запрет пользоваться попутным транспортом, только пешком. Но в темноте ребята не заметили, что водитель под "этим делом". Поехали быстро, с ветерком. Наши в открытом кузове. Не доезжая метров 200 до КПП городка, водила - резко по тормозам, машина - юзом, кювет и перевернулась вверх колесами. Почти всех бортами прижало к земле. Благо, место болотистое и никого не раздавило-не расплющило. Хорошо, что рядом еще были остатки стройбата( у них на глазах все произошло) и стройбатовцы быстро помогли выбраться нашим из-под машины. Но без травм не обошлось и, даже, очень серьезных. Сильнее всех пострадал КРИВЕГА, парень с Украины. Ему бортом раздавило грудь. Еле спасли его в нашем госпитале.(Алексей наш госпиталь знает). Спасибо огромное пожилому полковнику-хирургу. Через несколько месяцев КРИВЕГУ комиссовали. Остальных пострадавших тоже в госпиталь. Тут все и завертелось! Что делать? Командировка на носу, срыв боевой задачи целого Соединения. А как быть с заданиями "промышленников"? Ситуация! Быстро был найден выход: прочти всех со стационарных средств перевели на подвижные.(На стационаре потом будем наверстывать). И пошли тренировки, практически КАЖДЫЙ день, по полной программе, включая работу с "продуктом"(КРТ). А на дворе лето, а ты в защите часами. Потом комиссии, экзамены... Досталось нам тогда здорово! Что потом стало с тем поддатым водителем-солдатиком - не знаю. Выходит, никто ничего не понял. Мой рассказ для автора рассказа от 16.06.13. Следующий раз мне что, так и спросить:"А если бы ты вез патроны?"

volhovm6: okinawa пишет: СОВЕТСКИЕ ВОЙСКА ПВО В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ СОЮЗА ССР-СПРАВОЧНИК.СПБ 2013. А содержание и скачать где?

ANDRYHA: Я не лентяй и не подлец, Я не ликую на несчастье. Мне только нужно, наконец, Понять в судьбе своей участье. Во мне живут два человека, Одно лицо, но две судьбы. Непримиримые полвека, Никак не могут без борьбы. Одна судьба, с душой поэта, Она лирична и добра. Я благодарен ей за это, Что никому не делал зла. Вторая дерзкая, криклива, Как будто проклята была. Мне трудно с ней. В ней всё игриво, Она меня внутри рвала! С той доброй, сразу я слабею, Любой подвинуть норовит. Я всех вокруг себя жалею, Не замечая злых обид. С крикливой становлюсь коварен, И рубануть могу с плеча. За это ей не благодарен, Сколь подставляла меня зря. Всю жизнь противоречья скачут, Бушуют пламенем во мне. Когда смеюсь, то горько плачу, Когда рыдаю, сладко мне. Как дальше жить? Мне нет покоя. Как примирить разлад в себе? Что ж, видно ангелу не стоит, С чертёнком жить в одной судьбе. Вот так всю жизнь со мной и будет, Наверно, так же и уйду. Не укротив душевной бури, Я тихо, сам в себе, умру.

ANDRYHA: УБИТЬ И РАЗРУШИТЬ - ПРОЩЕ ПРОСТОГО. РОДИТЬ И СОХРАНИТЬ - СЛОЖНЕЕ. Григорий Кожан. Охотникам Рано утром, на рассвете, Всё в лесу ещё во сне. Только лишь осенний ветер, Гонит листья по земле. Холода не подступили, Лишь туманом всё плыло. Как прекрасно, в этом мире, Тихо, сытно и тепло. Звери спят и дремлют птицы, Им наверно снятся сны. Тихо в логове волчицы, У поваленной сосны. Но однажды всё взорвётся! Стуком, криком, лают псы! Сердце зверя так сожмётся, От предчувствия беды. Начинается охота! Жертву строго обложив, Загоняют от болота, И не важно, кто тут жив. Никого не пожалеют, Ни волчицу, ни волчат, Что в норе от неги млеют, Уничтожить их хотят. Вот, от логова уж близко, Слышен хриплый лай собак. Понимает всё волчица, Не спастись уже никак. И глядели не моргая На неё её щенки. Всё от страха понимая, Запищали от тоски. Отсидеться не удастся. Не укроет их нора. Надо как-то выбираться, Ведь опасность так близка. Уже чует их волчица, Разъярённых свору псов. Запах пороха не снится, Он знаком ей с давних пор. И решенье вдруг созрело: - Я запутаю следы, А волчат пока оставлю, Спрячу в глубине норы. Закопала их в подстилку. На прощанье в темноте, Как бы каждому шепнула: -Не грустите обо мне. Вы сидите только тихо, И не выдайте себя. Может быть, минует лихо, Вместе нам никак нельзя. И по- волчьи, неумело, Улыбнулась, чуть рыча, Облизнула слёзы нежно, С глаз испуганных волчат. И рванула, на свободу Лёгкой тенью из норы. Уводя подальше свору От поваленной сосны. Жизнь, наполненная смыслом Выжить всем врагам назло. Не поддаться страшным мыслям, Сдать без боя, что дано. Она, путь не избирая Уносилась дальше прочь, Словно ветер обгоняя, Чтоб щенкам своим помочь. Но погоня продолжалась! Свора гонит по пятам. Что ещё ей оставалось? Где надежда тут иль там? Пересечь осталось поле, Там спасительный овраг. И гнала её лишь воля. Скоро выдохнется враг. Полыхнули на опушке Страшным пламенем флажки. А надежды на спасенье, Ей казались так близки. Долго, продолжалась травля. Хрип в груди раздался вдруг. И завыла так волчица, Что затихло всё вокруг. Всё! Дорогу перекрыли. Обложили, наконец. Тут от страха псы завыли, Буд-то чувствуя конец. Развернулась, в жизнь поверив, И казалось ей самой, Нет сильней на свете зверя, И рванула первой в бой! Заскулили, завизжали Окровавленные псы. В клочья шкуры затрещали. Кто сбежал, поджав хвосты. Не оставив им надежды, Билась насмерть мать щенят. И подумала: Как прежде, Может, вырвусь я опять? Смело псов одолевая, Боль не чувствуя от ран, Злобно рвя собачью стаю, Вдруг решилась на таран. На последний. Без сомнений! Сил осталось на рывок. Обезумила от крови, Ей бы воздуха глоток! Ну, пора! Должна пробиться! Псов сметая на пути, Из последних сил волчице, Удаётся вдруг уйти! И уже совсем не много. Бой за ней! Повержен враг! За флажки махнет без страха, В тот спасительный овраг! Но, из ружей дальнобойных, Пуля тяжестью свинца, В грудь вошла, ударив больно И, не долго до конца. И застыв, собачья стая, Словно кодекс надо чтить, Честь, и смелость уважая, Не смогла её добить. К югу с грустью полетели, Ровным строем журавли. На прощание, отпели, Словно бросив горсть земли. И с тоскою умирая, Долг свой, выполнив сполна, Лишь глазами провожала Журавлиный клин она. Подойдя, к ней осторожно, Ткнул стволом её стрелок. Но увидев взгляд жестокий, В страхе отошёл чуток. Он стоял, держа на взводе Дальнобойное ружьё. И прицелился бы вроде, Но, не выстрелил в неё. И стоял он ухмыляясь, Над поверженным врагом. А волчица, задыхаясь, Лишь молила об одном. Чтоб закончились быстрее Её муки, и сейчас, Не таким она хотела Свой увидеть смертный час. На стрелка смотря устало, Как бы силилась сказать: -- Ты попробуй в одиночку, Без ружья меня достать. Ты сразись со мною честно, Там посмотрим, кто кого. Что ж, с тобою видно тесно, В этом мире нам давно. Скажешь, у тебя же когти, Очень острые клыки, И не чувствуешь ты боли, Если раны велики. Я, могу тебе дать фору, Раз боишься выйти так. Можешь взять с собой для битвы, Свой охотничий тесак. Теперь шансы уровнялись. Что ж ты трусишь, ну, смелей! Чтобы в схватке мы обнялись, Спор закончить наш скорей. Но стрелок не выйдет биться, Не к чему ему резня. Подло он добьёт волчицу, С дальнобойного ружья. И не будет угрызений В его совести друзья. Тварь трусливая не может, Шагу сделать без ружья! Ну, так кто ж из них зверюга, Душегуб, с гнилой душой. Пусть в глазах стоят волчата, Не дождавшись, мать домой. От себя хочу добавить. Если б только бог дал мне, Ситуацию исправить. Изменить всё на земле. Поменял бы их местами. Зверь с ружьём, охотник гол. Пусть дрожит он под кустами Как загонят его в дол. Псов обложит его стая, Пуля свистнет у виска, С болью тело разрывая Выстрел, из ружья стрелка. Я хочу вам всем напомнить, Ваша участь решена. За такое вас не пустят Даже в ад, наверняка. Пусть остаток жизни праздной, Вас преследует во сне, Молчаливый взгляд отважный, Морды волчьей на стене. Может жалость в вас проснётся? И решитесь навсегда, На крючок ружьё повесить И, не трогать никогда!

ANDRYHA: Я ХОЧУ СКАЗАТЬ ЭТО ЛЮДЯМ. Григорий Кожан. Одноклассникам Шёл к отцу, на день рожденья Нёс в руке букет гвоздик. Даже не было сомненья В том, что ждёт меня старик. Самому уже полтинник, Но скачу как молодой. Словно предки умирая, Сил мне отдали с лихвой. Ну, так что ж, какие годы? Это только полпути. И какие там невзгоды Предстоит ещё пройти? Никогда никто не знает Где закончу свой поход. Только кто-то видно свыше Может знать судьбы исход. Хочет, щёлкнет пальцем громко, И подарит долгий путь. А прогневавшись на что-то Может всё перечеркнуть. Так, проснёшься ранним утром И поймёшь, судьбу кляня, Как же жаль, что жизнь промчалась. Зря, пришпоривал коня. Говорил отец мне в детстве: -Ты взрослеть не торопись, Жизнь и так летит как птица, В детстве лучше задержись. Много ль сделаю? Не знаю. Про себя не мне судить, И стуча в ворота рая Не хотелось бы скулить. Чтоб пустили в это место, Нужно сильно заслужить. Дети, чтоб не осудили, Надо правильно прожить. Тихо брёл я по аллее Под багрянцем сентября. Мысли те, что одолели, Видимо, гоню я зря. Тут меня вдруг осенило! Сколько ж лет прошло с тех пор? Сердце как-то защемило, Словно чей-то был укор. Одноклассники, родные, Жизнь сурова, но нельзя, Не увидеться нам ныне, Думал я, а может зря Закружило в круговерти Разбросало, кто куда. Как обнять хочу Вас « черти» Да услышьте Вы меня! Так пройдя ещё немного Взгляд ловлю знакомый я. Вижу, грустно улыбаясь, Вовка смотрит на меня. Сердце сильно застучало. Вот так встреча, боже мой! -Здравствуй Вовка,- прозвучало, Но язык стал как чужой. Не услышал я ответа, Не узнал меня мой друг. Может кара мне за это, Что я предал дружбу вдруг? Мы, расстались незаметно, Как-то так, само собой. Растворилась жизнью дружба, А клялись ведь головой. Виновато отвернувшись, Поднимаю я глаза. Вижу.Что это? Виденье? Таня смотрит на меня. Глянул дальше, здесь Серёга, Колька, Ольга, все друзья. Кто собрал сюда вас братцы? Шутка злая, что ли чья? Огляделся я туманно, -Неужели жив лишь я? Быть вам вечно молодыми, Мои милые друзья. В одночасье всех увидел, По аллее проходя. Шёл к отцу, на день рожденья, А тут, встретились друзья. Батя мой давно в могиле, Каждый год сюда хожу. В сентябре, на день рожденья, Я гвоздики приношу.

ANDRYHA: СОН ИЛИ СНОВИДЕНЬЕ? Григорий Кожан Ехал я как то на своей машине с работы, домой. Был уже поздний вечер. В тот день, мой начальник подарил мне коробку конфет, привезённую им из-за границы. Хорошие такие, дорогие. Еду, да всё поглядываю на лежащую рядом на сиденье красивую коробку. На очередном перекрёстке, не удержался, взял, да и открыл конфеточки. Загорелся зелёный. Я быстро отправил одну вкуснятину за щёку. О боже! Какой же у неё ароматный вкус! Хрум! И тут же, чуть не подавился, от мысли о ноль промилле. А тем временем по рту растекалась сильно пахучая, слегка горьковатая жидкость. Ром – как приговор засверлило в мозгу. Затем, немного поразмыслив, не удержался и насладился второй. – Ну, сколько там рома, грамма два, не больше. А сколько нужно мне, сто килограммовому, чтобы запьянеть? Таких коробок пятнадцать, наверное, – подумал я и, отправил в рот третью. Ну не могу удержаться. Не вкус, а райское наслаждение! И вот это наслаждение прерывает полосатая волшебная палочка. Она, указав на меня, приказала причалить к бордюру. Слушаю и повинуюсь. Тут же у моей двери возникнул волшебник, хозяин этой замечательной палочки. Пробормотав себе под нос скороговоркой какое-то мне непонятное заклинание, теперь уже внятным языком, промолвил, – А разрешите-ка полюбопытствовать на ваши водительские, так сказать, документики. – А, пожалуйста, – ответил я кудеснику. Долго рассматривая и принюхиваясь, только, что на зуб не попробовав, он как-то странно всё к моему окошку нагибался, да всё на мои конфеты пялился. – Хочет, наверное? Видно, бедненький голодный, – уловив его взгляд, я на всякий случай прикрыл крышечкой коробку. – Ну что, – обратился он ко мне, наконец, прочитав по слогам моё имя и отчество, – Выпиваем за рулём? Я оглянулся в салон своей машины и, убедившись, что нахожусь тут в гордом одиночестве, спросил его, – С кем? – Умничать заканчиваем. Запашок, однако, имеется, – с каким-то ликованием, объявил он мне приговор. – Да что вы. За рулём никогда! – отпарировал я, подумав, что конфеточки сейчас выйдут мне боком. Кудесник порылся у себя в сумке и, достав оттуда волшебный приборчик, предложил в него дунуть. – О! Результат на лицо! – засуетился он, доставая из сумки, протокол, – Про ноль промилле, слышали? А говорите, что за рулём никогда! И на старуху бывает проруха! – Погодите, погодите, – взмолился я, – Это, видимо от конфет. Они с ромом, что ли? Не будете же вы меня за конфеты наказывать? Меня Дмитрий Анатольевич ими угостил. Вот и не смог удержаться, чтобы не попробовать их, да ещё из таких рук, – начал заливать я, не понимая сам, что это на меня нашло. – Что за Дмитрий Анатолич? – продолжая писать протокол, спросил меня кудесник. Я, многозначительно задрав к небу глаза, дал ему понять, что за Анатолич. – Ладно, заливать-то! – не поверил он. Потом на всякий случай добавил, – При случае, передай ему от меня привет и скажи, что подставил он тебя, с конфетами. Ха-Ха! Понимая, что для меня сейчас всё закончится плохо, решаюсь на последнюю попытку, – А скажите, пожалуйста, на вас тоже распространяется закон о ноль промилле? – А як же! Закон обязателен для всех! – отшутился кудесник. Я, выждав паузу, отвлекая его внимание разговорами о тяжёлом и трудном житие, вдруг неожиданно предложил ему угоститься конфеточкой от Анатолича. Тот, машинально взял да и отведал. Хрум! Услышал я и, сразу перехватив инициативу, перешёл в нападение! – Ну, вот теперь и вы дуньте в свой волшебный приборчик! – заржал я. – Это зачем? – ещё не понимая, что произошло, поднял он на меня удивлённые глаза. – Как зачем? – продолжал гоготать я, набирая наобум какой-то телефонный номер, – А как же ноль промилле? Вы выпили сейчас ром, однако! До него дошло, наконец, и он спросил, – Куда звоним? – В Службу собственной безопасности, мой друг, – серьёзно ответил я. – Мы, что уже друзья? – начал свирепеть кудесник. – Так пили же вместе! Почему бы и нет! – засмеялся я. Вдруг, забегав глазками, кудесник начал рвать протокол на мелкие кусочки. Затем глянул на меня потухшим взглядом, где я безошибочно прочитал, – Ну ты и гад! Я ликовал! – Да гад. Только от гада слышу! – подумал я. Кудесник, как побитый, сел в свой волшебный, мигающий автомобиль и с буксой сорвался с места. А я дальше куда-то всё еду и еду! Открыв глаза, я поёжился и подумал, – Приснится же такое? А почему бы и нет? Ведь глупостям у нас нет предела, как впрочем, и глупого беспредела хватает!

ANDRYHA: НАКАЗАНИЕ ЗА ДОРОЖНУЮ ЛЮБОВЬ. Григорий Кожан Как-то по молодости произошёл с моим другом Генкой вот такой случай. Вернулись мы домой, по весне, после службы в армии. Загуляв без забот на всё лето, устали. Устали от непрекращающихся ни на день пьянок, девок, танцев в ДК. Пора было остановиться и подумать о дальнейшей жизни. А так как мы с Генкой в армии служили водителями, то и работу, стало быть, решили искать по профессии. Обойдя все окрестные городские предприятия, ничего интересного, для себя, красивых и могучих, не обнаружили. Всё вокруг какая-то рутина. Самосвалы, краны, стройки, карьеры – ну неинтересно. Тьфу! Совсем отчаявшись, вдруг случайно наткнулись на наклеенное, на фонарный столб, объявление. В нём говорилось, что вновь образованное предприятие ведет набор водителей для работы на междугородних линиях, а впоследствии, особо отличившиеся, смогут перейти и на, международные. Загранка! Это как раз было то, что нужно. Прихватив с собой, все имеющиеся на тот период документы, отправились на следующий день по указанному адресу. Нас там “ ждали “ с распростёртыми руками. Вредная, толстая, да ещё с усами тётка многозначительно подняв карандаш в руке и показывая, почему-то на потолок, стала нудно рассказывать, что да как. Оказывается, чтобы сесть работать на фуру, нужно поначалу нам, сопливым шоферишкам, отпахать на яме как минимум полгода и то, как начальство посмотрит. Почесав затылок, Генка согласился. Глядя на него, дал согласие и я. Хихикая над тёткой, из отдела кадров, которая оформила нас на работу, мы отправились искать механика Петровича. Им оказался вполне приличный дядя, лет так пятидесяти и как потом мы узнали, отставной офицер. Кстати, как только он узнал, что мы недавно из армии, так сразу заявил, что берет над нами шефство и, уже в скором времени сделает из нас “ЧЕЛОВЕКОВ”. Так оно и произошло. Нам так хотелось в загранку, что мы совсем не валяли дурака, а наоборот, делали всё, что скажет Петрович. Даже, скрипя зубами, мы делали, как считалось, самую для нас унизительную работу – подметать двор автобазы. Полгода пролетели как один день. Мы были молоды и полны решимости прямо сейчас рвануть в бой. Ну, просто буксовали на месте, и это обстоятельство было замечено начальством. Да и водители со стажем, чьи машины мы ремонтировали, начали про нас потихоньку капать Петровичу, что, дескать, ребятки не плохие и пора их уже проверить настоящим делом – дальнобоем. Наконец этот счастливый день настал. Мы надолго запомнили его торжественность. Петрович толкнул лаконичную, из четырёх слов, речь и пустил по- отечески слезу. Старший диспетчер Лариса, вручила нам первые путевые листы. Сам директор предприятия вручил лично, символические ключи от КАМАЗОВ. Маленький митинг получился. Все кого в этот момент отловили, для массовости, хлопали в ладоши и поздравляли нас. Наконец нам объявили гос.номера наших грузовиков и, Петрович, по военному, отдал команду,– По машинам! С тех пор прошло десять лет. Мы, с Генкой поработав некоторое время в паре с более опытными водителями, наконец, и сами стали считаться на предприятии опытными. А дальше, покатились наши стёжки – дорожки, наматывая километры по необъятным просторам нашей Родины. Наш экипаж уже считался одним из лучших на автобазе. А Петрович, гордился нами и всем говорил, – Сказал, что сделаю из них “ЧЕЛОВЕКОВ”! Сказал – сделал! Нам нравилась наша трудная и в то же время интересная работа. За окнами тягача пролетали, то бескрайние заволжские степи, то белоснежные хаты-мазанки, доброй красавицы, хлебосольной Украины. Минск, Ленинград, Махачкала – когда ещё успеешь за свою жизнь увидеть столько новых мест и хороших людей. И всё это наша работа, одним словом – дальнобойщики! Очень скоро в нашей стране начались перемены. Если раньше в рейс ездили обязательно со сменщиком, то теперь, чтобы хорошо зарабатывать, начали работать по одному. Наш экипаж, к сожалению, распался. Мы начали работать на разных машинах и виделись теперь очень редко. Я в Киров, Генка в Донецк. Такова жизнь дальнобойщика. Но наша дружба, была по-прежнему крепка. Мы радостно общались при профилактическом ремонте, да при коротком отдыхе между командировками. Однако, при всём этом, мы с Генкой ухитрились даже жениться в один день! Нам устроили комсомольскую свадьбу в столовой автобазы. Петрович, конечно же, был на свадьбе посажённым отцом, сразу у обоих. Всё предприятие гудело на полную катушку. Что и говорить, жили очень дружно. Затем, как и полагается, родились дети. У меня сын, а у Генки дочь. Ну не поверишь! И они родились с разницей в один день. Вот дела! Тогда, акушерка из роддома, которая была родом из Ташкента, в шутку, окрестила их Тахиром и Зухрой. При этом всё твердила, при выписке, что мы обязательно должны породниться, поженив в будущем наших детей. А что! Мы не против такого дела. Не на шутку, так и решили! На этом, рассказ о нас можно было бы и закончить. Но! Самое интересное только начинается. Как- то раз, узнав, что мне предстоит рейс в город Горький, Генка нашёл меня в диспетчерской. Я уже оформлял командировку, когда он влетел туда как ястреб, расталкивая народ. – Саня! Ты я слышал в Горький идёшь? Погоди оформлять! – Ты чего Ген? – спокойно ответил я, – Остынь. – Да ты не понял, – продолжал верещать Генка. – Мне, вот как туда нужно, – провёл он ладонью по горлу, – Давай поменяемся. А, Сань? Я ему стал объяснять, что уже все документы оформил. Генка рухнул на колени на глазах всех присутствующих. Мне стало стыдно за него, что я не выдержал и заорал, схватив за рукав его куртки, пытаясь поднять с колен, – Ты чего Генка! С ума спрыгнул? Да ради бога! Только отвяжись от меня конь окаянный! Все знали, что мы как братья и часто при встрече дурачимся. Инцидент не удался и многие, кто при этом находился там, усмехнувшись, продолжили заниматься своими делами. – Пошли к старшему диспетчеру, непутёвый – вздохнул я. По дороге Генка мне объяснил, что под Горьким живут родственники его жены, которым они купили стенку и, сломали уже голову, как им теперь её доставить. А тут такой случай представился! Зайдя в кабинет Ларисы, стали наперебой объяснять ситуацию. Мы уже заранее знали, что сейчас в нас полетят папки с её стола, что она заголосит, как оперная дива. Но мы так же знали, что на самом деле, она добрейшей души женщина. Просто – одинока. Ну, а кричит так, для кайфа. С нами иначе нельзя, можем распуститься! В конечном итоге, мы переоформили командировки. Генка рванул в Горький, а я в Брест. Кстати, давно хотел посмотреть на Брестскую крепость. Спустя четыре дня, я уже был дома. На моём тягаче меняли редуктор заднего моста, который загудел по дороге из Бреста. Генка ещё не вернулся, и я скучал, покуривая, в курилке. К середине рабочего дня, наконец--то он торжественно въехал на автобазу. Почему торжественно? Да потому, что и он, и я всегда в таких случаях начинали громко изображать марш << Прощание Славянки>>. Это было нашим чудачеством. Некоторые стали нам подрожать, но мы сразу на полном серьёзе это дело пресекли. Это наша фишка – просьба не повторять! Что характерно, всё это с пониманием было одобрено Петровичем. Он на базе авторитет, да впрочем, ни кто и не возражал. Я сиял как лампочка в торшере. – Сейчас Генка приведет командировочные дела в порядок, – подумал я, – И мы, захватив моих домашних, отправимся к ним в гости. Это я так подумал, но тут случились непредвиденные обстоятельства. Вместо того чтобы поздороваться, обняться с другом, Генка, не поворачивая головы, продефилировал мимо меня, какой-то странной походкой. – Что за дела! – рассердился я и рванул за ним. Настигнув его в коридоре раздевалки, окликнул его. Но Генка так же странно отпрянул в сторону и зашипел. Зло так зашипел, – Не подходи ко мне! Я протянул руку, чтобы поздороваться. Но он отшатнулся от меня ещё дальше. – Тебя какая муха укусила? Что это ты как прокажённый шарахаешься?– начал тоже злиться я. – А ты, как догадался? – продолжал шипеть Генка. Я понял, что назревает ссора, которые у нас случались, конечно, но были большой редкостью и то, не больше чем на час. – Ген, я тебе, что уже не друг? – Да пошёл ты! – обозлился в конец Генка и я увидел, что у него на глазах навернулись слёзы. Он всегда был очень впечатлительным. Но сейчас я понял, что с ним случилась беда. Генка так бабахнул за собой дверью раздевалки, что с потолка посыпалась штукатурка. – Ну и дела! – успокаивал я себя, зная его как облупленного, – Через час успокоится и сам всё расскажет. Но этого не произошло. Спустя час, я забеспокоился. А тут ещё, один автослесарь, подойдя ко мне, спросил, – Санёк. Что-то там Генка в раздевалке как будто рыдает? Случилось чего? – А хрен его знает! Рычит как собака, бросается! – ответил машинально я и, бросился к другу. Генка сидел на лавочке у окна и внешне походил на взъерошенного и обиженного ребёнка. Я тихо подошёл к нему сзади и положил руку на его плечо. Он резким движением скинул её. Я опять положил. Его плечо дёрнулось, но уже не так сильно и моя рука осталась на месте. – Чего тебе? – подавленным голосом спросил он. Я сел верхом на лавку к нему лицом и, прямо глядя ему в глаза, с жёсткой ноткой сказал, – Ну, чего нюни распустил? Что произошло? Давай колись. Одна голова хорошо, а две лучше. Не впервой. Прорвёмся, Ген! Генка, глубоко вздохнув, достал из пачки сигарету. Я её выхватил из его руки, указав пальцем на плакат, висящий на стене. Он достал другую и, разминая её пальцами, рассказал мне странную, на его взгляд, историю, которая с ним произошла. Ничего странного я в ней не усмотрел. История как история. Такое часто случается с нашим братом – дальнобойщиком. Подсадил попутчицу. За разговором о том, да сём случилось у них трали-вали. – Видимо зацепил Генка, – подумал я, – А то, что так убиваться? Но было очевидно понятно, что он чего – то не договаривает. – Ладно! Всё понятно, – начал я его успокаивать, – Держись дружище. Неразрешимых проблем не бывает. Справимся и с этой! Но Генка не повеселел, а наоборот, насупился ещё больше. – Правда? – с надеждой в глазах, спросил он. – А ты думал, что я тебе друг только водку пить? – Ты главного не знаешь, – совсем подавленным голосом сказал Генка. Но я его уже не слушал. А выходя из раздевалки, приказал сидеть здесь, никуда не ходить и не с кем не разговаривать. – Ты куда сорвался? – крикнул он мне. – К Петровичу! Отпрошу нас с обеда. Вернусь, пойдём решать твою проблему, – и, чтобы не обижать друга, сразу поправил, – Нашу, нашу проблему. Бегом, взлетев на второй этаж здания, я просто вломился в кабинет Петровича. У него, в это время, происходило какое–то совещание, с механиками автобазы. Вздрогнув, от неожиданности и увидев моё разгорячённое лицо, он вскипел, швырнув об стол карандаш, – Тебя, что стучаться не учили? Видишь, я занят?! – Петрович! – взмолился я, – Дело не терпит отлагательства! Выйди на секунду. Пожалуйста! – Да, что стряслось? Говори здесь. Я молчал и только сопел, глядя на него в упор. Наступила пауза. Один из механиков встал и, сказал, – Ладно, мужики. Пойдём, перекурим. Саня просто так просить не будет. Видимо действительно подпёрло. Механики, загремев стульями, дружно вышли из кабинета. – Ну! – глянул строго на меня Петрович, – Чего хотел? Я быстро, как отцу родному, рассказал про то, что Генка сам не свой. Что ним, что-то происходит и ему надо как-то помочь. – А, что случилось-то не пойму? – недоумевал Петрович, – Чем помочь-то? – Да, сам не пойму! – слукавил я, – Отпустил бы ты нас до завтра, чтоб разобраться, что к чему. – И это всё? Да нет проблем, шуруйте! Я- то думал, – сказал с облегченьем Петрович, выливая остатки воды из графина в стакан. Вернувшись в раздевалку, я объявил Генке, что нас отпустили до завтра. Потом предложил, взять бутылочку водочки и пойти в пельменную. Там можно спокойно обсудить возникшую проблему. – Я никуда не пойду, – сказал, как отрезал Генка, – Мне теперь нужно думать, как дальше быть. Ленка узнает, сразу на развод подаст и из дома погонит. Ты же знаешь, мне без них не жить. Какая тут водка! – В вине истина. Кто-то из великих людей сказал, – настаивал я. Тут до меня дошло, как током шарахнуло! Генка всё это время, как-то украдкой почёсывал в паху. Я заржал от радости, – Ген! А твоя проблема не такая уж и страшная. А я-то дурак, сразу не догадался. Разве это проблема? Всё это исправляется за два – три дня. Правда, без бритья не обойтись. И тут ты прав – Ленка просечёт сразу. Блин! А если ещё и с моей Наташкой споются, то тогда точно нам, каюк. Поэтому, я что подумал. А не обратиться ли нам к нашему другу, Фиделю? Он сейчас в венерическом диспансере медбратом работает. Накроем ему поляну и без регистрации паспорта, всё сделают. Придётся раскошелиться, не без этого. – Да заткнёшься ты, наконец! – завизжал Генка, – Всё, намного, хуже, чем ты думаешь! От этих слов я снова стал серьёзным, – А чего там? Сифон? Трепак? – Не знаю. Но чувствую, что мне конец, – голосом умирающего, сказал Генка. Затем встав с лавки, добавил, – Иди за мной. Сейчас сам всё увидишь. Я послушно проследовал за ним. Мы зашли в туалет. Проверив все кабинки и, убедившись, что ни кого нет, Генка, встав спиной к окну, расстегнул пуговицу на штанах. Я замер в ожидании того, что может последовать далее. Он резким движением скинул их до колен. То, что я увидел, повергло меня в шок! Все Генкины интимные достопримечательности, по цвету, были похожи на яйца дрозда. Всё там было покрыто коричневыми точками и кое-где уже появились маленькие язвочки, которые видимо сильно зудели и чесались, принося Генке нестерпимые муки. – Не хрена себе! – присвистнув, выпалил я. – Всякого я повидал. Но такого!? Чтобы лучше рассмотреть, я присел перед Генкой, на корточки и, в этот момент, сзади, скрипнула дверь. По моей спине пробежал холодок! Медленно подняв голову, я увидел ужас, застывший в Генкиных глазах. Понятно, что моя поза, ничего хорошего напомнить не могла, кроме одного. Что называется – приплыли! Дальше, ещё хуже. После того, как щёлкнула ручка туалетной двери, раздался звон разбитого стекла. У меня по спине пробежал второй холодок. Генка как заворожённый потянулся за штанами. Я продолжал сидеть перед Генкой и ноги мои стали ватными. После некоторой паузы, раздался подавленный голос Петровича, похожий на астматический приступ, – Нет, я знал, что вы дружите, но не до такой же степени! Мне тут бля ещё гомиков на базе не хватало! Вы, что совсем уже охренели? Я, конечно, всё могу понять, но зачем этим заниматься здесь? Ты же просил отпустить вас! Как просил! Да что вы здесь устроили, мать твою? Выйдя из оцепенения, я встал и повернулся лицом к двери, прикрыв собой Генку. Глянув на Петровича, мы поняли, что убили старика. Возле его ног валялись осколки от кувшина, с которым он пришёл за водой. А сам Петрович, застыв, стоял в позе просящего, что-то у людей, медведя из зоопорка. Его руки были вытянуты вперёд, ноги немного согнуты в коленях и, кажется, что он сейчас, как подкошенный, рухнет на пол. На лице застыла жуткая гримаса. Надо было срочно разрядить затянувшуюся паузу, чтобы Петровича не хватил инфаркт или ещё хуже, инсульт. – А ты, что подумал Петрович? – задал я глупый вопрос, хотя отчётливо понимал, что должен подумать человек, увидев такую сцену. – Я же говорил, что у Генки проблема, – онемевшим языком оправдывался я. – Теперь я вижу, что у вас за проблема! – начал потихоньку оттаивать Петрович. Генка, со спущенными штанами, зажав голову руками, сполз по стенке на пол. Петрович, всё ещё ошарашенный, тем, что увидел, медленно приблизился к нам. Затем грубовато отстранив меня рукой в сторону, обратился к Генке, – А ну Генк, покажи-ка, что у тебя там? Генка встал и теперь сам Петрович подсел на корточки, надевая очки. – Вот это да! Ну, Генка! Это где же тебя угораздило так вляпаться? – вглядываясь в Генкину жуть, проблеял он. – А я что говорил? – ехидно сказал я, кашляя, чтобы не засмеяться, глядя на Петровича. – Да-а, – вставая с корточек и, с умным видом добавил, – Я, когда служил во Вьетнаме, что-то подобное видел. Если мне не изменяет память, то всё это похоже на Гонконгский сифилис. Да-а. А ты Ген, штаны то одень, одень. Зайдёт кто, позору не оберёшься. Что делать думаете? – А что тут думать. В диспансер надо идти, – деловито заявил я. – Ага! И тут же мне бумага оттуда на стол. Порядка, не знаете что ли? – возразил Петрович, – А потом и Ленку с дочкой туда же! И тебя, обормота, я отправил бы тоже туда, – досталось и мне. – А меня - то чего? – обиделся я. – А, чтоб дурака из меня не делали. Ворвался как шалапай. Отпусти Петрович! Отпусти! Вам, что Петрович, шут гороховый или враг, какой? Я сейчас до выяснения болезни, формально должен Генку от работы отстранить. Нет, чтобы пришли как люди, поговорили. – Стыдно, – сказал Генка. – Стыдно на работе такой хренью заниматься, – школил Генку Петрович, – Даю один день, чтобы всё прояснить. Больше от Ленки и начальства я тебя прикрыть не смогу. И чтоб машины мне все свои продензифицировали, а то выгоню в слесаря на яму, к чёртовой матери. И здесь всё приберите. Что за стёкла тут набили. За вами уборщиц тут нет. Выходя из туалета, буркнул, не поворачивая головы, – Какие там средства будут нужны, ко мне тихо зайдёте. И уже из коридора донеслось, – И графин мне новый, чтоб купили завтра! Я воду люблю пить! Застегнув на штанах пуговицу дрожащими руками, Генка, достал из кармана пачку сигарет. Вытащив из неё одну, протянул мне. Я хотел было её взять, но неожиданно для себя, отдернул руку назад, виновато глядя, в сторону от Генки. – И ты туда же, скотина! Хорошо! Всё правильно. Я теперь заразный. Со мной теперь и здороваться никто не станет. Так мне и надо! – заметался по туалету Генка. – Если узнают об этом все, на автобазе, я с собой что-то сделаю! – взревел он, как раненый зверь. – Тише ты! Не ори! – опомнился я, – А то и в самом деле кто услышит. Давай, возьми себя в руки, и погнали к Фиделю. Наш одноклассник, Фидель, был очень хорошим парнем. В детстве над ним многие издевались из-за смешного имени. Но только не мы с Генкой. Бывало, часто дрались с пацанами из-за него, так как он всегда был хилый и забитый. Конечно, был соблазн его тоже подразнить, но мой отец как-то мне объяснил, а я потом Генке, что он в этом не виноват. Это его родители зачем-то дали ему такое дурацкое имя, словно не понимали, на что обрекают его детство. Уж больно они были в восторге от героя Кубинской революции. Ещё батя мне сказал, что мы сами будем герои, если станем его защищать. Мы, последовали его совету и уже очень скоро никто в школе, да и во дворе, не смел его, дразнить. Все знали, что будут иметь дело с нами. Фидель был нам очень благодарен за это. Его родители часто ездили по работе за границу и, в знак дружбы, он всегда дарил нам всякие диковинные, заграничные штучки, на зависть другим. Когда мы стали юношами, то его имя, неожиданно для всех, стало даже приносить ему успех. Уже на нашу зависть, у него не было, из-за этого, отбоя от девчат. Даже в медицинское училище, его приняли с каким - то восторгом. Правда, в армию Фиделя не взяли, по состоянию здоровья. Хотя и ходили, про него, всякие слухи, что не взяли из-за имени. Он два года подряд пытался поступить в первый мединститут, но оба раза провалил экзамен. Сейчас, готовится к третьей, как он говорит, последней попытке. Почему-то он вбил себе в голову, что хочет стать именно венерологом, поэтому и работает в диспансере, по специфике. Вообще, странный он человек, впрочем, как и вся его семья. Но, не смотря, ни на что, наши отношения с ним остались самыми тёплыми. И вот теперь мы решили обратиться к нему за помощью. Фидель, друг! Он должен помочь спасти Генку. Прокравшись из туалета на улицу, мы тенью прошмыгнули через проходную и, почти бегом, направились в диспансер к нашему другу. Генка, правда, периодически забегал в какой нибудь подъезд или за кусты, чтобы почесать мучающую его проблему. При этом жутко матерился, проклиная какую-то Жанну Николаевну, училку хренову. Я догадался о ком идет речь. Это та самая попутчица, от которой Генка заразился. Так с горем пополам добрели до нужного нам места. Генка присел на лавку в сквере, а я направился к Фиделю. Но, перед тем как пойти, я отломил палочку от ветки берёзы и дал её Генке. – Это ещё зачем? – А это очень удобная штука, Ген. Можно не снимая штаны, незаметно ей почесать. Генка хотел заорать на меня, но, оглядевшись по сторонам, злобно бросил чесалку мне вдогонку. Зайдя в здание диспансера, я тут же наткнулся на дежурную, которая никого не пропускала без регистрации паспорта. Особое внимание она обращала на молодых людей. Естественно и меня не обошла, этим самым, вниманием. – Куды прёшь!? Не видишь написано, что только с паспортом. – А я и не болен вовсе, – спокойно, чтобы её не злить, ответил я. – Все вы так говорите. Заразу всякую цепляете, а мы лечи вас потом! Выслушав лекцию о половом воспитании, я всё-таки постарался, как можно спокойнее, попросить её, – Спасибо вам, конечно, за разъяснения, но я не проверяться. Мне бы Фиделя позвать, если можно. – Конечно нельзя! – завопила дежурная, – Вам тут, что дом свиданий, что ли. Тут люди работают, а не болтаются в рабочее время, как некоторые. – Злой ты Морозко! – сострил я и попятился к двери, потому что дежурная, схватив швабру, угрожающе вскочила со своего места. Выскочив на улицу, я отправился к Генке. Из-за двери диспансера всё ещё раздавались вопли дежурной, в мой адрес. – Там цербер Ген. В лоб не пройти, – сказал я, присаживаясь рядом. – Всё! Пошли отсюда. Со стыда тут сгоришь сидеть, – прошипел Генка, вскочив с лавки. – Нет Ген, погоди. Проблему надо решить сегодня. И кроме Фиделя, никто по-тихому этого не сделает. Понял? – возразил я, схватив за полу его куртки, усадил на место. – А-а! Прикоснулся всё-таки ко мне! Всё, теперь и ты зараза ходячая. – Ну вот. Уже лучше, – засмеялся я, – Раз вернулся юмор, значит оживаешь. Подождём немного, там смотришь, что-то и придумаем. Ждали не долго. К диспансеру подъехала санитарная машина и, сам Фидель вышел на улицу, неся в руках круглые, металлические, блестящие банки. Мы радостно окликнули его, замахав руками. Не обращая на нас внимания, он направился к машине. Открыв её дверь, скрылся за ней. Мы с Генкой переглянулись и, я рванул к машине, боясь, что вдруг он нас не заметил и сейчас уедет. Но, в следующий момент, я увидел кулак, показавшийся из-за двери машины. Он явно был адресован мне. – Всё в порядке, – с облегченьем подумал я и вернулся к Генке, пояснив ему, – Всё видит кубинец! Сейчас будет. Генку колбасило от переживаний и он курил одну сигарету за другой. Фидель, погрузив банки в машину и отдав водителю какие-то бумаги, направился к нам. – Привет прокажённые! – оригинально поприветствовал он нас. – А ты откуда уже узнал?– напрягся Генка. – А, что я должен узнать? – Всё нормально, Фидель. Привет. Это сейчас у Гены с юмором туго, – успокоил его я. - Я, чувствую, что не просто так вы ко мне, собаки, пожаловали на работу, – в своей манере, зло буркнул Фидель. – Правильно чувствуешь, Фидя! Чутьё тебя не подвело. Ты заразу за километр должен чувствовать, – начал я интриговать Фиделя, а заодно и злить Генку. – Я тебя убью сейчас! – заорал Генка и вскочил с лавки . – Фу! Сидеть! – крикнул на Генку Фидель, – Чё у вас стряслось, придурки? – Сам ты придурок! – обиделся Генка и повернулся к нам спиной. – Отойдём в сторонку, Фидя, – предложил я, – а то вдруг покусает, а ты лучше меня знаешь, бешенство не лечится. – Почему не лечится? Сорок уколов в живот и всего дел то, – поддержал мою остроту Фидель. Затем, выдернув у меня изо рта сигарету, чем причинил мне боль, оторвав кусочек кожи с губы, растоптав её, сказал, – Ну ладно. Я на работе. Чего у вас? Если трепак, то вечером ко мне домой. Лошадиной дозой с одного раза всё уладим. Ну, а если сиф, то по- тихому, не получится. Всё! Арривидерче! Я пошёл. – Видишь ли, Фидя. У Гены не похоже ни на то, не на другое, – взяв его под локоть, начал объяснять я, – его бы доктору показать, но через заднее крыльцо. Я думаю, что доктор не пожалеет о том, что увидит. Ну и не бесплатно конечно. Ты же должен нас понять, что регистрация паспорта пока исключена. – Вы, что уроды! Это же подсудное дело! Я в тюрьму не хочу из-за вас, – замахал руками Фидель. – Ты Фидя сейчас сам понял, что сказал? Глянь на Гену. Глянул? А теперь иди и думай, как помочь другу, который за тебя не побоялся бы, сесть в тюрьму. Не ожидал я такого ответа от тебя. Видно жить слюньтяем, твоё второе счастье, – не на шутку начал злиться я. – Да пошли вы. Козлы! Ещё угрожать будут, – обидевшись, крикнул Фидель и, направился в свой диспансер. Затем, уже на ходу, крикнул, – Сидите здесь уроды! Я скоро! – Вот так–то, оно лучше. А то заладил, понимаешь, тюрьма, тюрьма, – обратился я к Генке, похлопав его по плечу, – Держись Ген, скоро станет легче. – Ага! Или наоборот, всё дерьмово, – всхлипнул Генка. Примерно минут через двадцать, на первом этаже, с торца здания, распахнулось, наполовину закрашенное белой краской, окно. В нём появился знакомый силуэт, который махнул нам рукой. Мы сорвались с места и, как воры, оглядевшись по сторонам, одним махом заскочили внутрь. Это был мужской туалет. Затем мы осторожно, чтобы не нарваться на дежурную, прошли по боковой лестнице на второй этаж и, не останавливаясь, сразу зашли в кабинет Главного врача. Фидель был в хороших отношениях с ним, поэтому ему удалось уговорить его инкогнито осмотреть лучшего друга детства. / продолжение следует /

ANDRYHA: НАКАЗАНИЕ ЗА ДОРОЖНУЮ ЛЮБОВЬ. Григорий Кожан / продолжение / – Ну-с, молодые люди! Кто из вас страдалец за любовь? – спросил, очень пожилой, скорее даже совсем старенький, доктор. – Если вы сейчас имели ввиду, кто тот дурак? То это я, – как- то даже смело, заявил Генка. – Ну, что ж. Самокритика – это уже похвально. Спускайте штанцы, – и, переведя взгляд на меня, спросил, – Ну, а вы сударь, что ко мне? – Я так, для поддержания, – отвечаю. – Для поддержания чего? Штанов? Не обижайтесь батенька, шучу, – захихикал, старорежимный на вид, старичок. Встав из-за стола и прихватив с собой огромную лупу, он подошёл к Генке. – Ну-с. Посмотрим, обладателем чего вы стали? Он долго рассматривал через лупу, обладателем чего там стал Генка. Затем, надев хирургические перчатки, что-то всё щупал, да надавливал, заставляя Генку морщиться от боли. После этого снял перчатки и, как я подметил, без всякой брезгливости, двумя пальчиками бросил их в ведро. Наконец отойдя к окну и достав папиросу, прикурив её, выпустил колечком дым, по блатному, что меня сильно удивило. Затем сказал, – Ну, что дорогуша. Скажу честно. Я в профессии пятьдесят три года. Могу без анализов определить практически любое венерическое заболевание. Но вот ваш случай, признаюсь, особенный. Даже и не знаю, что сказать. Нашей науке, ваше заболевание похоже неизвестно. Я могу допустить, что это какое-то кожное заболевание и, по-видимому, иностранного южного происхождения. И самое плохое, что лечить его следует, как показывает медицинская практика, в той стране, откуда произошёл вирус. А венерического, я у вас, ничего не обнаружил. – Значит прав Петрович! Это из Гонконга, – вставил я, и тут же услышал грохот за спиной. Это рухнул на пол Генка. После хорошей дозы нашатыря, он, открыв глаза, с надеждой спросил, – Что ж мне теперь делать, доктор? – Для начала вы батенька должны вспомнить, где и с кем пребывали в последнее время. Служите-то кем? – Дальнобойщик я, – сказал Генка, поднимаясь с нашей помощью с пола. – Дально, чего?– удивлённо переспросил старый доктор. – Водитель значит, шофёр,– подсказал я. – А скажите милейший, в Азию тоже мотаетесь?– всё уточнял врач. – Бывает. Только в Среднюю Азию. Не дальше,– с надеждой опять подсказал я, надеясь, будто там такого не подцепишь. – Знаете,– задумавшись, сказал доктор, – Что - то подобное я в своей практике уже видел, будучи с инспекцией, кажется, по сталинским лагерям. Заключённые, что-то тогда делали с собой, чтобы откосить от невыносимого труда. Занятие сие было очень опасным. За членовредительство – расстреливали. Но мы тогда так и не смогли определить и объяснить начальству, что это за заболевание. Как они это с собой делали – осталось загадкой. Позже я, правда, о чём-то вроде бы догадался. Но, это было так давно, что уже и не вспомню. М-да. Что ж. Прошу молодой человек, – доктор показал рукой Генке на дверь, – Пожалуйте к дерматологу. У нас, вам проверяться, причины нет. Я полез в карман за деньгами, но старик взмолился, – Батенька! Я вас умоляю. Я ничего такого ещё не сделал, чтобы получать вознаграждение. И потом, друг Фиделя, для меня святое. Прошу, прошу вас молодые люди. И пожалуйста, обратно очень осторожно, тем же путём. Очень осторожно. Не подведите. И мы не подвели. Тем же путём, мы оказались на улице. Поблагодарив Фиделя и, пообещав ему магарыч, уселись на лавку в сквере. Прощаясь с нами, Фидель сказал, что хотя по их части, скорее всего, всё нормально, проблема осталась. Доктор, через нашего друга, посоветовал обратиться к кожнику, да как можно быстрее. А самое главное – не мешало бы найти, так называемый, очаг заражения. А точнее, учительницу из Владимира, ту самую Жанну Николаевну. После тайного визита к доктору, Генка заметно повеселел. – Вот, понял Ген. Не имей сто рублей! И жена твоя теперь, тебя не гнать будет, а жалеть, – с чувством победителя сказал я. – Ага! Сковородой, по моей тупой башке, моя Ленка меня пожалеет! Если бы старик мне справку дал, тогда другое дело. А так, нет, не поверит. Ах Жанна, змея Николавна! Найду!? Убью! – ерепенился Генка. – Ген. А сколько лет - то училке? Собой - то хоть, хороша? – Хороша змеюга, – мечтательно закатил глаза Генка, – А лет ей около пятидесяти наверное. Но не поверишь, какая кудесница, зараза. – Вот ты дал Ген! Она же тебе в мамки годится, – удивился я. – Ха! В мамки! Видел бы ты её, сам бы не устоял, – воскликнул Генка и странным голосом, по-доброму продолжил, – Я её нечаянно за коленку тронул, а она возьми да и запылай как огонь. Раскраснелась. Волосы свои рыжие распустила. Да руку свою как запустит ко мне. Я чуть руль не выпустил. Прижалась, дрожит вся и шепчет на ухо, что я очень хороший мужчина и, что должен ей помочь. А сама гладит меня, ласкает, что в глазах темнеть начало. Я встал на обочину и, отстранив её, спросил, чем же я должен ей помочь. А сам чувствую, что тоже задышал как конь, после скачки. А она мне говорит, глубоко дыша, – Ну, что ж тебе дурачок объяснять-то всё надо. Видишь, одинокая училка иссохла вся, мужика хочет! Генка вдруг замолчал, задумался и закурил. – Ну! А дальше-то что? – не терпелось мне. – Что, что, – продолжил Генка, – Как кошка дикая метнулась на спальник и разделась за одно мгновенье. Тело у неё было прекрасное. Лобок рыжий – огнём пылает и манит. Груди полные, упругие. Лежит и меня за руку тянет к себе. А запах. Какой запах от неё исходил! Я такого от баб никогда не чувствовал. Пахло от неё каким-то хлебом печёным. Я сразу и одурел. Я поймал себя на мысли, что сам взволнованно заёрзал по лавке от Генкиного откровения, – Ты чего это Ген. Прямо как Толстой шпаришь. Эко, как она тебя торкнула! Генка вздохнув, добавил, – Ну, вот я и помог ей. Не удержался. А вышло вон что. А как удержишься? – А потом что? – не унимался я. – А что потом! Потом известно, что. Голова кругом от блаженства. Такая она тёпленькая, да умелая оказалась, что сознание моё помутнело. Полежали мы так немного, крепко обнявшись и, она говорит мне, – Милый. Мне нужно, какую-то тряпочку чистую. Я понял для чего, не маленький. Но огляделся и понял, что где её взять-то, чистую. Потом сообразил. Открыл аптечку и достал широкий бинт. Отмотал ей метра два, ну и себе тоже. Потом оделись, поворковали немного, да дальше покатили. Я её в запале спросил, что ещё бы встретился при случае. Но она отказалась. На объездной трассе, во Владимире, поцеловала меня крепко в губы, поблагодарила и выскочила, сказав, что приехала. Я как пёс довольный, хвост трубой, погнал дальше. Только вот на подъезде к Ногинску, у меня как начало жечь всё огнём меж ног, что я завыл, тоже как пёс. И не столько от боли, сколько от досады! Надо же. Один раз соблазнился и, сразу в точку. Глянул, что у меня там и очумел. Схватил канистру с водой, да в ближайшие кусты – отмываться. А как только мыть начал, то жечь ещё сильнее начало. Тогда заскочил в кабину, достал из бардачка бутылку водки и попробовал промыть ей. Паника у меня началась. Понимаешь? Зажмурился и плеснул. От моего воя, как мне показалось, замолчали собаки в соседней деревне, что была за оврагом. Так вот с перекошенной рожей и приехал на базу. Вот тебе и училка младших классов! – Да-а! – с сочувствием протянул я, – Действительно. Вот дела. Хотел бы я на эту Жанну Николавну взглянуть. Надо найти её, да прижать за эти самые, её упругие груди. Что ж она творит. Мужика взяла и наградила. А ещё учительница. Всё Ген. Надо ехать искать её. Выясним, чем она больна. Может она знает чем лечиться теперь, а то и милицией пригрозим. Никуда не денется. Надо Петровича попросить командировочку на пару дней во Владимир оформить. Он должен понять. – Где искать-то её там? – возразил Генка, – Был бы адрес? – Если не обманула, что учительница, то проще простого, – уверенно заверил я Генку, – Ну, а если обманула? Тогда у местных “плечёвок” поспрашиваем, нет ли такой тётки, среди них. День клонился к вечеру, и пора было идти по домам. Известие, что нет “венеры”, успокоило нас. Хотя, как сказал доктор, проблемы остались. Первая – это открутиться Генке от приставаний жены. Её мы решили обыграть с помощью алкоголя. Получить взбучку за пьянку, в данной ситуации, лучше, чем раскрыть сейчас карты. Вторая – показаться Генке, дерматологу. Там тоже строгие правила. Да и знакомых, как назло, у нас там нет. Могут, и скорее всего, пригласят всю Генкину семью тоже провериться. Тогда, всё равно припрут к стенке, чтобы Генка признался, откуда зараза. Тут и самим милицией попахивает. Третья – теперь уже, из принципа, найти эту училку и устроить ей хорошую трёпку. Утром я первым делом пришёл к Петровичу и успокоил его, сообщив, что у Генки не обнаружили “модного “ заболевания. Зато нашли кожное что-то и, скорее всего он возьмёт больничный. – Ну! Слава богу! Передай ему, чтоб лучше там лечился. И если, что надо, то пусть не стесняется, – обрадовался Петрович и тут же дал мне указание, – Так! А ты милок, во Владимир сегодня после обеда отправляйся. Трактор для СМУ №8 привезёшь. От такой неожиданности, я чуть в обморок не упал. Ну, надо же! Вот это удача! Бывает же такое?! Петрович, увидев, что я побледнел, кинулся поначалу ко мне, потом к своему столу и тут же, – Где мой графин? Воды! А когда обернулся, то меня уже след простыл. Я бежал в диспетчерскую и кричал, – Во Владимир! Блин! Во Владимир! Петрович медленно опустился на свой стул. Выдохнув, нервно сломал пополам карандаш, а затем крикнул в распахнутую дверь кабинета мне в след, – Баламут! После этого улыбнулся, закурив свой любимый “БЕЛОМОР “и, выпустил тонкую струйку белого дыма в потолок. В тот день Генка переполошил всю городскую больницу. Такого там не видели никогда. В кабинете дерматолога собрался консилиум. Срочно, на машине скорой помощи, был доставлен из диспансера врач, по просьбе главврача городской больницы. Зайдя в кабинет дерматолога, старичок в белом халате, приложил палец к своим губам, показывая Генке, чтобы тот не болтнул лишнего. Генка почти незаметно кивнул головой. Конспирация! Понимать надо! Уже очень скоро, Генка почувствовал себя там лишним. Врачи галдели, спорили, что-то доказывая друг другу, то и дело, листая толстую чёрную книгу. Старичок в белом халате, что-то тоже пытался втолковать дерматологу. Только Генка стоял у стены, как скелет в школе, на него никто не обращал уже внимания. Все были заняты обсуждением диагноза. Потом вдруг все одновременно затихли, и дерматолог вынес свой приговор: СРОЧНАЯ ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ! В ОТДЕЛЬНЫЙ БОКС, ИНФЕКЦИОННОГО ОТДЕЛЕНИЯ!!! Как гром среди ясного неба, словно кувалдой по голове. Естественно по Генкиной. Он интуитивно рванул из кабинета, но не успел. Бдительные врачи как будто ожидали от Генки таких действий. Они дружно навалились на него и при этом, нервно так все кричали, кроме старичка, – Вы что, хотите, чтобы в городе эпидемия началась?! Прекратите сейчас же вырываться! Мы вас сейчас с милицией отправим в больницу! И только старичок шептал Генке на ухо, – Батенька. Не упрямьтесь. Я вас уверяю, что через пару дней вас отпустят. Сдадите анализы и, всё прояснится. Поверьте мне. Генка после этих слов как-то сразу обмяк и прохрипел, – Давайте жандармы, видите уже. И тут по всей больнице услышали как Генка, очумевший от происходящего с ним, запел, – Вставайте товарищи, все по местам. Последний парад наступает. Врагу не сдаётся наш гордый Варяг, пощады никто не желает! Люди, сидевшие в коридоре, с ужасом вжались в свои стулья, думая, что ведут под руки сумасшедшего. И так, Генку замели! Ему выдали пижаму и поместили в отдельный бокс. Он, тут же сдав, все полагающиеся анализы, стал ждать своей участи. Вся больница уже гудела о якобы, странном пациенте, с каким - то жутко заразным африканским заболеванием. Я тем временем, подготовил свой тягач к поездке. Нужно было уже выезжать, но Генка не появлялся. Прождав около часа, я решил по дороге заскочить в больницу, в надежде застать Генку там. Обойдя все этажи, я так и не нашёл своего друга. А мне так не терпелось сообщить ему о предстоящей командировке во Владимир. Нам даже и ничего и придумывать не пришлось для этого. Всё решилось само собой. Генка скажет жене, что нужно срочно ехать в поездку и мы тогда, возможно, найдём эту бедовую тётку. Но этому было сбыться не суждено. От врача, у которого был Генка, я узнал, что его положили в больницу, до выяснения причин заболевания. Наш план трещал по швам. Я попросил разрешения у врача, позвонить на работу. Сообщив Петровичу про Генку, я попросил зайти к его жене, чтобы та не волновалась. Она сейчас поверит только Петровичу, если он деликатно всё объяснит, где её муж и, что с ним произошло. – Почему именно я должен разгребать ваше, дерьмо?! – визжал в трубку Петрович, – Обделаются, и сразу за Петровича прятаться! Сколько я ещё должен, вас прикрывать? – Я уже в пути. Ты же сам меня торопил. – Торопил, торопил! Да торопил. Ладно, зайду уже. И учти. Это в последний раз, – постепенно сбавляя тон, ответил Петрович. Я ехал и обдумывал, как мне теперь без Генки, искать эту училку. Что я о ней знал? Ну, хотя бы то, что она учительница. Хорошо. А сколько школ во Владимире? Сейчас лето, каникулы. Кого в школе найдёшь? Вероятно, нужно будет обойти все. Что ещё? Да! Она огненно – рыжая. Возраст тоже известен. Учит младшие классы. Вот, пожалуй, и всё её досье. – Что ж Саня! В путь! Да сопутствует мне удача, – подумал я, поднажав на педаль газа. К концу дня я прибыл на место. Найдя улицу Тракторную, где находится завод, подъехал к отделу сбыта. Контора работала до шестнадцати часов, поэтому груз теперь получать только утром. Поставив свой тягач с полуприцепом на площадку около завода, я отправился на поиски женщины. Шансов, найти её в этом большом городе, у меня было не много. Можно сказать, что ноль процентов. И всё же надежда умирает последней. Да ещё есть хороший девиз: “ Кто ищет, тот всегда найдёт“. Объехав на общественном транспорте пол - города и, побывав в нескольких школах, я совсем сник и потерял уже надежду, что найду её. Мои ноги гудели и отваливались от усталости. Я присел на площади на лавочку отдохнуть. Напротив, находилось здание Горкома Партии. Рядом с ним, на аллее были установлены в ряд портреты, видимо передовиков производств города. Перекурив, я решил пройтись и посмотреть на местных героев, а потом отправиться в сторону тракторного завода. Проходя, мимо портретов, у меня вдруг подкосились ноги. На меня улыбаясь, смотрела она! Прав Генка! Мимо не пройдёшь! Сразу почему-то поймёшь, что она. Читаю: “Учительница, завуч. Школы № 5. Павлова Жанна Николаевна. Депутат Городского совета “ – Не хрена себе! – Вырвалось у меня вслух, ---------------------------- Да! Только Гена мог вляпаться такую историю!У меня, почему – то, отпало желание разыскивать эту женщину. Я почувствовал, каким – то звериным чутьём, что встреча с ней ничего хорошего не сулила. Но, проблема с Генкиной болезнью оставалась и, её надо было как-то решать. Я устроился в гостиницу “ Владимир " . На третьем этаже был отличный люкс. Там и решил остановиться на пару дней. Номер, как мне показалось, был просто класс. Правда, стоил он десятку за сутки, против трёшки в обычном. Это было дороговато. Но, большие дела требовали больших жертв! Он состоял из трёх комнат. Одна комната была спальня. Во второй был полностью сервированный зал. Там стояла стенка, типа горки, которая была просто напичкана хрусталём. Из третьей комнаты можно было попасть на балкон, который выходил на фасад здания. Прихватив с собой бутылочку водочки, из соседнего магазина, разложив домашние припасы, я удобно устроился в зале номера. Выпив пару рюмок и посмаковав закуской, вышел на балкон покурить. Глядя на красивый, древний город, в мою голову полезли всякие неприятные мысли. Что – то мне стало немного страшно искать депутата городского совета. Мало того. Как я буду предъявлять ей претензию по поводу болезни моего друга? Загребут! Как пить дать, загребут в кутузку! А там скажут, как же я посмел обвинять в таком члена партии, депутата и просто заслуженного человека! Ага! Им, что не понять, что этот депутат и член партии, просто женщина. Самая обычная. Которая по ночам, положив свой парт. билет в шкафчик, так же как и все простые женщины, раздевается до гола и хочет обычных земных утех с мужчиной. И, эта Жанна Николаевна, не исключение. Вон, что учудила у Генки в кабине! Выпив ещё, для смелости, я решил прогуляться по городу, а заодно и прозондировать обстановку. Спустившись на первый этаж, я решил в первую очередь пообщаться с администратором гостиницы. Надо всё выяснить про эту Жанну. Раз она депутат, то про неё наверняка тут знают всё. Администратором гостиницы оказалась очень даже хорошенькая женщина. Поговорив с ней о том, да о сём, я, к своему удивлению, выяснил, что она родом из подмосковной Опалихи. Земляки! Это всегда сближает вдали от родных мест. Выяснив про некоторых общих знакомых, я решил перейти в атаку. Очень аккуратно и осторожно спросил, про эту училку. Как же мир тесен! Моя землячка рассказала про неё, даже больше, чем я ожидал. Оказывается. Дети моей собеседницы, как раз учились у этой самой Жанны Николаевны. Много лестного в тот вечер я услышал об этой женщине. А так же, узнал, что она давно уже вдова. Её муж был офицером и на каких – то учениях трагически погиб. Даже язык не поворачивался обвинить её в том, что произошло. Что-то здесь было не так. Но то, что случилось, то случилось. И как теперь это всё понять? Оставалось только одно. Выяснить у моей собеседницы, где найти эту женщину и, поговорить с ней. В конце нашего разговора, администраторша спросила меня, - А зачем вы ищете Жанну Николаевну? Мне пришлось соврать, - Да, попросили привет от её старого знакомого передать. Ну, вот и всё. Где её искать я теперь знал. Ещё я узнал, что по городу, поползли слухи, что появилась какая – то неизлечимая зараза. А самое главное, что исходила она от той самой учительницы. Депутата городского совета! Так же как и у нас, в городе Владимире, началась паника. Многие жители, при появлении какого – то прыщика, тут же бежали в больницу. Местные врачи разводили руками, не понимая, что происходит. Здесь тоже никто не смог поставить правильный диагноз. Я попробывал представить себе, как в этом городе " ждут и любят " моего Гену. Потому, решил не испытывать судьбу. Утром следующего дня, получив груз на тракторном заводе, отправился в обратный путь. Домой. За двести километров пути, я о многом передумал. Училка, со слов моей землячки, просто эталон советской эпохи. Генку, тоже можно назвать примерным семьянином. Откуда же всё это взялось? Я смотрел на, набегающую на меня, дорогу и голова моя шла кругом. Как я не пытался объяснить происходящее, ничего не стыковалось. Короче, возвращался домой ни с чем. И вот тут, я понял. Героически бросившись на город Владимир, как на амбразуру, с решимостью порвать всех там за друга, в сущности, оказалось не так - то просто. На минуту я представил себе, как бы начался наш разговор с этой женщиной. Уважаемый в городе человек может с полной уверенностью заявить, что её заразил какой – то шоферюга. Тогда вопрос, - А при каких обстоятельствах это произошло? Если верить рассказу Генки, а я уверен в честности моего друга, то, как бы и сама эта дамочка сыграла, можно сказать, ведущую роль в этом запутанном деле --- Кто кого заразил? Вот в чём вопрос! – пришли на ум знаменитые строки из Шекспира. Шекспир Шекспиром, а вопросов много. - Приеду домой, возьму Генку за шкибон и выясню, всё ли он договаривает. Что – то здесь не то. Что – то не то! Вернувшись в родной город, я узнал, что Генка ещё больнице. И хотя ничего у него не нашли, все анализы оказались идеальными, отпускать явно не собирались. К нему никого не пускали. Даже жена разговаривала с ним через оконное стекло. Прошла неделя. Наконец-то, Генку отпустили. Вся его страшная болезнь, как неожиданно появилась, так же и неожиданно и исчезла. Как будто ничего и не было. Вот чудеса! Только остался какой - то странный осадок в душе от всего этого. Как же так. Наш город был просто на грани объявлении эпидемии. Во Владимире тоже переполох! И тут на тебе. Как ничего и не было. Я рассказал Генке о своей поездке во Владимир. Так же подробно, как смог, и о беседе с землячкой. Ну и дела! Бывает же такое?! Очень скоро эта странная история стала забываться. Генка, как и раньше, слыл примерным семьянином, и теперь шарахался, как прокажённый, от всех на свете женщин. И только мне эта история не давала покоя. Как – то однажды, я помогал Генке перебортировать колесо на его тягаче. Мы так активно этим занимались, что даже не заметили сразу, что по моей руке струёй течет кровь. - Сань! – вскрикнул Генка, - Гляди! Что с рукой? - Да, придавил чуть монтажкой об диск. Где у тебя аптечка? - Только кольцо подцепил, не могу отпустить. Полезай в кабину. Она за спальником на стенке. Сам справишься? - Да, пустое. Без проблем. Открыв бак, я сунул туда пораненную руку. Соляра убивает все микробы. Так нас учили старые водители. Вытерев насухо руку чистой тряпкой, я забрался в Генкину кабину. Открыв аптечку и взяв сначала вскрытый бинт, отложил его в сторону. Затем вскрыл другой пакет и, уже начав бинтовать руку, вдруг обратил внимание на одно обстоятельство. В Генкиной аптечке я обнаружил то, что безошибочно указало мне на причину его болезни. - Ген! Ты в аптечку свою хоть иногда заглядываешь? Тут у тебя бардак! - Да хрен с ней, с аптечкой! Что в неё заглядывать, если нужды нет. - Ох, не скажи, Ген! Хочешь, я тебе сейчас, как Дерсу Узала, расскажу, чем вы с училкой были больны. Генка швырнул на землю, со звоном, монтажку, - Ты опять за своё! Мы же договорились, что больше об этом не говорить. - Видишь ли, Ген! Всё тайное когда – то становится явным. Хочешь, я тебе на все сто скажу, что было? - Достал, - начал было обижаться Генка, но потом вдруг сказал заинтересованно, - Ну, давай! Валяй! - А виновата во всём, - внимательно разглядывая содержимое аптечки, начал я свою победоносную речь, - Ха! Виновата во всём марганцовка! - Не понял! – вскрикнул Генка, вскочив на подножку кабины. - Только дурак не поймёт, - сказал деловито я, - Смотри сам! Видишь? Пузырёк от марганцовки пустой. Пробочка почему – то открылась и вся марганцовка просыпалась. Теперь смотри на бинт. От него ты отматывал тогда? Если от него, то он весь пропитан марганцовкой. Теперь представь, как таким бинтом, да на влажную кожу. Да ещё в таком месте! Ох, бедная Жанна Николавна! Я бы тебя убил за такой садизм! Спасает тебя лишь одно, что ты урод, и себя не забыл по - мучать. Генка заскулил как щенок и сполз по двери на землю. Зажав голову руками запричитал, - Какой же я идиот! Как же я сразу не догадался? Слышь, Сань! Ты только никому не говори. Ладно? Особенно Фиде. Он же меня как лягушку, на опыты заберёт. Блин! Какая – то марганцовка, а сколько крику было. Семью чуть не потерял! - Да, Ген! Какая – то марганцовка, - задумчиво произнёс я. На этом наверное пора поставить точку в этой истории. Эта история произошла на самом деле с моим другом. Случилась она очень давно и вспомнил я о ней как – то случайно. Хотите -верьте, хотите нет. Только повторять Генкин случай не советую. Ну, а если не верите, то… Потом обижайтесь только на себя! Так, что мужики! Проверяйте по - чаще свои аптечки! Не дай бог вот так. И хорошо, что всё так закончилось, а то врачи хотели у Генки даже ампутировать кое-что. Марганцовка – дело серьёзное и даже иногда опасное! ХРАНИТЕ МАРГАНЦОВКУ В СБЕРЕГАТЕЛЬНОМ СОСУДЕ!

volhovm6: Будучи курсантами что только не придумывали! Так например, что бы позвонить в другой город из обыкновенного телефона - автомата установленного территории училища делали так - просверливали в двухкопеечной монете отверстие, привязывали на суровую нить что бы использовать её несчетное количество раз. Далее, опускали такую монетку в автомат, набирали номер телефона Горьковского корпуса ПВО \не всем известный конечно\ , отвечали девушки-телефонистки - "Булат слушает.." Насколько можно огрубевшим голосом говорили - "Соедените с Амбушюром ! ".. Отвечал телефонист в Городецкой бригаде и тогда просили его набрать городской номер и соеденить.. Связь всегда была надежной и круглосуточной! И так можно было звонить практически в любой город Спасибо связистам что не отказывали..

umbon: Довелось мне прочесть интереснейшее стихотворение одного выдающегося поэта, публикующегося на сайте Стихи.ру под именем Слава Краснер. Вот оно: Вторая Мировая 1.09.1939 - 2.09.1945 Тридцать девять – дата непростая, Для планеты важная она! (Началась Вторая Мировая, Самая ужасная война)! В сентябре, пропахнувшем цветами, (Дети в школу начали ходить) СССР и Гитлер возжелали Пополам Европу распилить! Полюбовно всё обговорили, Что кому достанется потом, И свои народы натравили На других людей со всех сторон! СССР дарил Адольфу дружбу, Хлеб и сталь фашистам посылал! Ну, а Гитлер (сволочь и подлюка!) На друзей, как гнусный враг напал! Убивал бы он своих евреев, Гомосеков гробил и цыган, Не утратил бы от нас доверие, А навечно был бы наш друган! Нет, он с нами поступил нечестно, И его теперь не любим мы! (Всей Земле давно уже известно - - СССР хотел сожрать весь мир!) Миллионы жизней загубили Сталин, Жуков, Гитлер и война! Горько мне, что многие забыли Для чего затеялась она! Мирового жаждали господства ПаханЫ из двух подруг - соцстран! Но не доказали превосходства, Хоть пролИли крови океан! Понял я, что в жизни не бывает Справедливых и священных войн, Ну, а если кто-то так считает – Сам себя обманывает он! Ссылка на оригинал: http://www.stihi.ru/2012/06/29/9517 Вэб-копия произведения здесь: http://www.peeep.us/a6fea88b Впечатлило. Но ещё сильнее впечатлила одна из бесед под этим "шедевром". *** Рецензия на «Вторая Мировая» (Слава Краснер) Извините, но Вы не правы.Да была война, да Сталин и Гитлер пролили море крови, но нельзя всех мазать чёрной краской. При чём здесь Жуков ? И ещё тысячи генералов и офицеров? Ну никак не ожидал от Вас такого однобокого подхода. Старый Ворчун 2 25.02.2013 12:22 Не понял я вас - кого я "всех мажу чёрной краской"? Я описАл конкретное событие, три фамилии мною названо, где тут тысячи генералов и офицеров? Давайте будем реально смотреть на вещи - по вине жукова, бывшего начальником генштаба в 1941, в плен попали четыре миллиона солдат Советской Армии. Именно он отвечал за планы по действию армии во время военных событий. Этот человек, которого сталин выгнал с должности начштаба(поздновато, конечно), посылал на смерть сотни тысяч граждан СССР своими бездарными приказами, помогая тем самым гитлеру уничтожить как можно больше солдат СА. Он лично убивал(не бил) офицеров, если был не в духе. Он известен, как герой, только из написанных за него мемуаров, он не выиграл НИ ОДНОГО сражения, а только загубил сотни тысяч, а то и больше - это факты, но о них мало кто говорит, прикрываясь пафосом и криками про какую-то победу(при погибших сорока(!) миллионов граждан страны! Для него грабилось добро со всей Европы эшелонами. Вы пишите - при чём здесь жуков, очень даже при чём! Слава Краснер 25.02.2013 18:52 Давненько я такой патетической патетики не слыхал! Человек, который говорит про победу при погибших сорока миллионах граждан страны - по меньшей мере заблуждается! Я пишу о Второй Мировой войне, которую начали гитлер и сталин вместе! Это ФАКТ! Гитлеровская германия получала от СССРа зерно(при том, что граждане СССР страдали от голода(русские в том числе)), сталь и ещё много чего - опровергни мои слова! Гестаповцы проходили стажировку в НКВД, учились эффективному уничтожению людей! - опровергни! Лётчики Люфтваффе проходили стажировку на аэродромах СССР. Опровергни! Это факты! Фотография совместного парада вермахта и Советской Армии не фотошоп! Может быть, дружба фашистской германии и ссср - это самоидентифекация твоя, но не моя! Проснись, пора уже, кроме расплывчатых криков про Великую(по количеству погибших из-за бездарного командования) и про сакральные победы (фальшивые сакральные символы для здравомыслящих людей), все-таки реально мыслить! Врали нам всю жизнь "военные" историки от КПСС, НО, тот, кто ищет, тот всегда найдёт правду, которую не спрятать за фальшью помпезных парадов! P. S. Нету тебя в моём чёрном списке, всего там семь человеков, но не ты! Слава Краснер 11.03.2013 21:24 Заявить о нарушении правил *** Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/02/25/5901 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/960ec8f0 (символы "*" при вводе ссылки в адресную строку браузера следует поудалять). "НО, тот, кто ищет, тот всегда найдёт правду, которую не спрятать за фальшью помпезных парадов!" Так сказал талантливейший поэт и историк Слава Краснер. Полностью согласен! А тот, кто сам не найдёт в силу отсутствия соответствующих талантов и возможностей, тому Виктос Суворов подскажет, он же Вова Резун. Но это явно не про Славу. Уверен, что такой выдающийся человек все "факты" сам в государственных архивах откопал, без чьей-то сторонней помощи. Гляди, как разошёлся товарищ! Выложил очередной пасквиль на собственную страну - и половодье эмоций прёт! Обидели, не согласились с выдающимся стихо! Немного "обломали" человеку радость: не настолько сильный позитивный эффект произвело "гениальное разоблачение", как хотелось бы. Только радоваться особо нечему. В те времена, когда преисполненные патриотизмом граждане писали тысячи и тысячи книг про героизм своих Великих Соотечественников, про Победу, завоёванную ценой их жизней, подобное "сенсационное открытие" ещё могло сделать человеку карьеру и имя на предательстве собственной страны и истории. Так оно и произошло с вышеупомянутым Суворовым-Резуном. Теперь же в наше прошлое налито столько грязи, столько хулы присутствует в художественной литературе и в СМИ в отношении Людей, которым все мы обязаны жизнью без оков, что эта мелкая тридцатишестистрочная бяка абсолютно не котируется! Виктор Суворов был пионером масштабного умышленного целенаправленного загаживания истории ВОВ, да и, по моему мнению, литературный талант у него явно присутствует. А на сизифов труд адептов Резуна (типа фигуранта настоящей статьи) мне смотреть, откровенно говоря, и смешно, и противно. Что же касается литературного таланта Славы Краснера... Давайте ради интереса попытаемся оценить степень художественной ценности представленного стихотворения. непростая - мировая г она - война н цветами - возжелали кп ходить - распилить гг обговорили - натравили гг потом - сторон кп дружбу - подлюка кп посылал - напал гг евреев - доверие кп цыган - друган нечестно - известно г мы - мир кп загубили - забыли гг война - она н господства - превосходства г соцстран - океан бывает - считает гг войн - он кп Из восемнадцати представленных в стихотворении рифм: восемь грамматических, пять из которых - глагольные (грамматические глагольные рифмы помечены буквами "гг", остальные грамматические - буквой "г"); шесть, в которых слова рифмуются так же, как "кирпич" и "паровоз" (помечены буквами "кп"); две одинаковых рифмы "война-она" и "она-война" (помечены буквой "н"). Эти рифмы - заезженные и неоригинальные, которые в изобилии встречаются в художественной литературе. Кроме того, их можно условно считать грамматическими, ибо местоимение и существительное - родственные части речи, и здесь они представлены в одинаковой грамматической форме. Вот, как-то так... Я свою оценку написанному давать не буду. Пускай каждый сам для себя определит степень литературной ценности предложенного "шедевра". Равно как и уровень мыслительных способностей и степень порядочности его автора. P.S. Сдаётся мне, что выдающемуся автору выдающегося стихотворения доводилось-таки читать творения Суворова-Резуна. Только ничегошеньки из написанного там современный поэт-компилятор не понял. Вот он пишет: В сентябре, пропахнувшем цветами, (Дети в школу начали ходить) СССР и Гитлер возжелали Пополам Европу распилить! Полюбовно всё обговорили, Что кому достанется потом, И свои народы натравили На других людей со всех сторон! Мне тоже доводилось в своё время прочесть несколько резуновских книг. Так вот. Суворов НИКОГДА В ЖИЗНИ не писал о том, что Сталин с Гитлером хотели разделить Европу! Более того, такой мысли я не встречал ни у одного мало-мальски серьёзного исследователя Второй мировой! Да это и в принципе было невозможно, ибо цели и ценности у двух вождей были совершенно разные! Первый боролся за идею Мировой революции и освобождение народов Земли от гнёта буржуазного элемента, а второй - за очищение планеты от "неполноценных" народов и заселение её немцами. Правда, часть представителей мирового сообщества Гитлер всё же хотел оставить в живых, но ровно столько, чтоб хватило для обеспечения нужд германского народа в качестве бесплатной рабочей силы. По версии, предложенной Суворовым, Сталин хотел использовать фюрера лишь для того, чтобы сокрушить империалистические режимы ведущих европейских стран, а впоследствии напасть на Германию и, освободив Европу от фашизма, навязать ей социализм. НИ О КАКОМ разделе Европы и НИ О КАКОЙ ДРУЖБЕ НА ВЕКА там речи не шло! Возжелав полить грязью собственную страну, "глубокоуважаемый" Слава написал ещё большую галиматью, чем сам британский писатель-перебежчик Владимир Резун. Написал глупо, безграмотно и неправдоподобно!

umbon: После окончания авиационной академии в середине 2000-х годов лейтенант Трубников прибыл для дальнейшего прохождения службы в одну из подмосковных воинских частей. Проучившись пять лет в военном ВУЗе, он искренне считал, что его в армии уже ничем не удивить. Но уникальная (можно сказать, авторская) методика вывоза мусора в той части оставила в его сердце неизгладимые впечатления! Казалось бы, что может быть уникального в технологии вывоза мусора? Вполне обычная картина: подъехала спецмашина, подцепила манипулятором контейнер за борт, опрокинула его в отверстие в кузове, высыпала содержимое, поставила на место и поехала дальше. Но гарнизон в то время такой продвинутой техникой (разработки годов этак 70-х), увы, не располагал. Зато в его автопарке были обычные бортовые самосвалы. И для возможности использования этих машин в качестве мусоровозов в части, в которую посчастливилось попасть лейтенанту Трубникову, была разработана особая методика. Суть её состояла в следующем. Инженерами части были разработаны и изготовлены две уникальные идентичные металлоконструкции, представляющие собой длинные полые профили с квадратным сечением (проще говоря, квадратные железные палки), оснащённые особым приспособлением – прямоугольной металлической планкой, приваренной к концу конструкции и выступающей в сторону примерно на 10 сантиметров. Самосвал приезжал в основном раз в неделю. На организацию вывоза мусора выделялось 6-8 офицеров. Когда самосвал подъезжал, два офицера забирались в кузов, вооружившись совковыми лопатами. Остальные офицеры брали указанные выше приспособления и цепляли выступающими планками за заднюю часть кузова машины на определённом расстоянии друг от друга. В результате получались своеобразные направляющие. После чего эти люди брали мусорный контейнер, ставили его на направляющие и под массу весёлых фразеологических оборотов и междометий заталкивали его под углом вверх в кузов самосвала. Два офицера, находящихся в кузове, принимали контейнер и лопатами выгребали из него мусор. После чего контейнер с высоты кузова самосвала с сильным грохотом скидывался на землю. Затем по той же методике определяли в кузов «мусоровоза» содержимое остальных трёх контейнеров. Методика поистине уникальная, не правда ли? Будь командир той части поэнергичнее, он вполне мог бы оформить на неё авторский патент и продавать за хорошее вознаграждение для использования в других частях и учреждениях Министерства обороны. Тут можно добавить лишь то, что офицеры, участвовавшие в этом мероприятии, были не только лейтенантами и старлеями, многие из них имели воинское звание «майор», а некоторые даже воинское звание «подполковник» (для справки: по войсковым меркам того времени майор - это командир учебной роты, заместитель командира (а иногда и командир) батальона; подполковник - командир отдельного батальона, заместитель командира полка, начальник штаба полка). Ну, и ещё была одна интересная мелочь. Солдат – водитель «мусоровоза» - принимал активное участие в этом торжественном мероприятии крайне редко. В подавляющем большинстве случаев он сидел в кабине машины, умиротворённо покуривая, и ждал, когда ему дадут команду ехать. А однажды самосвал приехал за 10 минут до обеденного перерыва. В результате водитель рядовой Пришвин был отпущен на обед в столовую, а офицерской «погрузочной команде» во главе с майором Решетниковым было приказано по отлаженной технологии загружать мусор в машину. И в этом нет ничего удивительного. Солдат в армии – это святое! И не дай Бог он останется без обеда! Это жуткий прецедент! Помимо Устава, солдата защищает целая куча общественных организаций, например, широко известный Комитет солдатских матерей. Любое незаконное притеснение солдата со стороны офицера может перерасти для последнего (да и не только для него, но и для его начальников разного уровня) в серьёзную проблему, вплоть до уголовной ответственности. У российского солдата есть один святой закон, который гласит: война войной, а обед – по распорядку. А офицеры вполне могут и без обеда работать, если есть такая необходимость. То есть, «терпеть тяготы и лишения военной службы», как предписывает Устав… ...Приходят молодые лейтенанты в часть для дальнейшего прохождения службы, водят их по корпусам, показывают продвинутую компьютерную технику, газовую систему пожаротушения, дизельный генератор, обеспечивающий недельную автономную работу части в случае перебоев электропитания... Но главное достижение инженерной мысли, можно сказать, главную гордость части - методику вывоза мусора - почему-то не показывают... Наверное, это должно быть для вновь прибывших офицеров сюрпризом, которым они смогут в полной мере насладиться уже в процессе службы. Чтобы сами, без указания на то руководящего состава части, смогли оценить всю мощь и прелесть этой поистине уникальной технологии.

umbon: -Людмила Ивановна!.. Эх, Людмила Ивановна!.. -Да я уж сорок лет Людмила Ивановна, ну и что? -Ну ты! Не даёшь студентов - не надо! Но правда дороже! -Какая правда?! -Да ты на себя в зеркало-то посмотри! Сорок лет!!! Да тебе больше двадцати шести в жизни не дашь!!! Диалог сантехника Борщова и мастера Востряковой из кинофильма Георгия Данелия "Афоня". ПРЕДИСЛОВИЕ Есть на сайте Стихи.ру автор, опубликовавший под именем Галкин Юрий Анатольевич http://www.stihi.ru/avtor/juriygalkin более 200 произведений, приблизительно половина из которых - стихи на исторические и военные темы. По утверждению данного автора, в его стихах "содержится практически вся славная военная история русского государства с чётко выдержанными историческими фактами". Насчёт не свойственной другим авторам полноты освещаемых исторических событий, представленных в его стихах, в принципе, можно согласиться. Действительно, лично я не встречал ни одного автора, породившего такое большое количество стихов на исторические темы (мои размышления касаемо причин, по которым поэты воздерживаются от написания стихотворений подобного стиля, я планирую представить в своих следующих публикациях). Хотя, даже в этом вопросе употреблённое Галкиным слово "вся" заставляет насторожиться и задуматься о возможной переоценке данным автором своих литературных заслуг. Ну, да ладно. Как я уже говорил выше, с тем, что количество произведений впечатляет, в целом я согласен. Но вот насчёт утверждения Галкина касаемо чёткой выдержанности исторических фактов, да и вообще качества его стихов - вопрос весьма интересный. Я в своё время провёл немало исследований по данной теме, написал по их материалам ряд статей и пародий, но давайте до поры до времени про них забудем и просто посмотрим, какие отзывы пишут на произведения Юрия Анатольевича другие авторы. Заходим на его авторскую страничку и смотрим полученные рецензии. Далеко ходить не будем, возьмём две крайние (на момент 10-04 16.02.2013г по московскому времени). Написаны они одним и тем же автором, и содержание их следующее: *** Рецензия на «Вторая ударная 1942г» (Галкин Юрий Анатольевич) сильно... очень сильно с теплом, Марина Григорьева 15.02.2013 19:55 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/02/15/12026 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/6fb7ed81 *** *** Рецензия на «На войне как на войне 1943г» (Галкин Юрий Анатольевич) чтоб так писать надо быть широко эрудированным человеком и в истории, и в технике и в военных действиях разбираться. спасибо с теплом, Марина Григорьева 15.02.2013 19:53 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/02/15/11981 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/2cfec7ce *** В качестве мелкого примечания хочу сказать, что вэб-копии я публикую на случай удаления по какой-либо причине того материала, на который ссылаюсь в статье. По техническим причинам публиковать прямые ссылки на копии не представляется возможным, поэтому при вводе ссылки в адресную строку браузера символы "*" следует поудалять. Итак, входящие рецензии подтверждают утверждение Галкина о чёткой выдержанности исторических фактов. В частности, автор Марина Григорьева в своём отзыве высоко оценила его эрудицию и компетентность и в вопросах истории, и в технических вопросах, и в вопросах касаемо ведения боевых действий. Действительно, сам Галкин о себе и о своих стихах может написать что угодно, но мнение другого человека, так сказать, незаинтересованного лица - это уже что-то! Что ж, давайте и мы с вами попробуем ознакомиться с произведением, получившим столь высокую оценку. ЧАСТЬ 1. НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ Итак, рассматриваемое нами произведение, написанное автором Галкиным Юрием Анатольевичем, называется "На войне как на войне 1943г". Оригинал: http://www.stihi.ru/2012/02/04/10490 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/5fab1707 Нетрудно догадаться, что название произведения (с добавлением временной привязки) заимствовано из одноимённой повести Виктора Курочкина и снятого по ней в 1968 году режиссёром Виктором Трегубовичем одноимённого фильма, повествующих о буднях экипажа самоходной артиллерийской установки во время Великой Отечественной. Имеет ли галкинский стих какие-либо общие мотивы с вышеуказанными произведениями искусства? Учитывая использование их названия в заголовке своего стихотворения целиком, можно предположить, что Юрий Анатольевич написал пародию на известную книгу и фильм. Хотя своё стихотворение "На войне как на войне 1943г" автор отнёс к разделу гражданской лирики, да и фраза "на войне как на войне" после выхода на экраны вышеуказанного фильма стала крылатой. Например, у известного барда Александра Розенбаума тоже есть песня с таким названием. В общем, чтобы разобраться в этом, надо прочесть галкинское произведение, чем мы сейчас и займёмся. Итак, переходим по ссылке и видим преамбулу, объясняющую читателю, какого рода события освещены в данном стихотворении: "Эта не выдуманная история, была рассказана пленным немцем, очевидцем этого события. И публиковалась в 60годы в газете «Правда»."(с) Сразу оговорюсь, что грамматических (особенно пунктуационных) ошибок в данном произведении - несметное множество! Поэтому их разбор, за исключением особо ярких, я опущу ввиду рутинности и неинтересности сего действа. Для примера напишу только, как согласно правилам русского языка должны выглядеть два процитированных выше предложения: Эта невыдуманная история была рассказана пленным немцем - очевидцем этого события. И публиковалась в 60-е годы в газете «Правда». Значит, Юрий Анатольевич решил поведать миру в стихотворной форме какую-то реально произошедшую историю, про которую когда-то даже была статья в газете. Что ж, весьма интригующе! Читаем далее: "В Европе весна сорок третьего года, В Баварии лагерь для пленных солдат, Снаряды пришли с директивой завода, Опробовать в деле фугасный заряд."(с) Начало и вправду впечатляет. Юрий Анатольевич переносит нас во времена весны сорок третьего года, где, очевидно, и произошла история, о которой писала газета "Правда" и которую он решил нам пересказать. Также логично предположить по временной привязке, что речь пойдёт как раз о той самой Великой Отечественной войне, о которой и был написан одноимённый роман и снят одноимённый фильм. Но вот что любопытно, почему-то по мнению Галкина весна 43-го года именно в Европе. А в остальном мире, интересно, какой сезон какого года? Может, осень 1917-го, а, может, лето 3875-го до нашей эры? А, может, и вовсе зима 2013-го? Думаю, на данный момент каждый может додумать это сам, как ему больше нравится. А потом при случае попросить ответа на сей весьма сложный вопрос у самого Юрия Анатольевича. Но это-то ладно. Интересно ещё другое. В Европе, по мнению Галкина, весна 43-го, а в Баварии - лагерь для пленных солдат! О как! В огороде бузина, а в Киеве дядька. Шли два чукчи: один быстро, а другой налево. А вы, товарищи солдаты, будете копать траншею от бордюра и до обеда. Подобные фразы, в которых люди пытаются сопоставить несопоставимые категории, хороши для прапорщиков российской армии, но никак не для мало-мальски серьёзных литературных деятелей. Хотя, Бавария тоже часть Европы, и весна 43-го её, по-видимому, тоже не обошла стороной. Так что, исходя из сложного галкинского предложения, будем считать, что в Баварии, в отличие от Европы, присутствуют сразу два явления: и весна 43-го, и лагерь для пленных солдат. Было сложно понять Юрия Анатольевича, но с этим мы вроде с грехом пополам разобрались. Идём дальше: "Эсесовцев строй за шеренгою пленных, Гестаповский вышел вперёд генерал, «Механик-водитель мне нужен военный, Который «как лев» против нас воевал». Стоит паренёк невысокого роста, Громаду гестаповца видит в упор, С чумазым лицом, испещрённым коростой,- В словах переводчика весь приговор."(с) Надо полагать, приговор "в словах переводчика", вынесенный, по всей видимости, этому самому пареньку, будет описан в следующей строфе. До этого мы дойдём. Хотелось бы, конечно, понять, кто именно "с чумазым лицом, испещрённым коростой": паренёк невысокого роста, гестаповец или переводчик, но поскольку из конструкции галкинского предложения может следовать любой из трёх вышеуказанных вариантов, это мы пока тоже додумаем сами кому как нравится. Для развития сюжета гораздо важнее не обладатель чумазого лица, а этот самый приговор, зачитанный, насколько я понимаю, переводчиком пареньку. К нему и перейдём: "«Маршрут для тебя обозначен флажками, Стрелять будут наши, по вашей броне, Задача твоя управлять рычагами, Сегодня ты будешь опять на войне»."(с) Да, переводчик и вправду зачитал, как пишет Галкин, именно весь приговор, а не его часть. Наверное, он это сделал потому, что приговор очень короткий (всего четыре строчки) и дробить его на части, зачитывая по строчке в день, особого смысла не было. Что ж, вполне логично! Чувствуется рука мастера! Но почему Юрий Анатольевич постановку боевой задачи окрестил приговором, пока не ясно. Возможно, поймём это по мере дальнейшего прочтения. Здесь гораздо больший интерес вызывает вот что: для чего немцам понадобилось испытывать фугасные снаряды на броне, когда их основное предназначение - стрельба по небетонированным оборонительным сооружениям и деревокаменным огневым точкам, то есть, окопам, дзотам и т.п.? В принципе, при отсутствии бронебойных снарядов фугасные снаряды могут применяться и против бронированной техники, но их боевая эффективность в этом случае намного ниже бронебойных! Так зачем их испытывать на броне, если они для её поражения не предназначены? Об этом, наверное, знают только бестолковое руководство фашистской Германии и поэт Юрий Анатольевич Галкин. А как управлять рычагами? Этот вопрос тоже довольно сложный. Как управлять техникой посредством рычагов, педалей, кнопок и т.п. понятно всем, но как управлять самими рычагами... Возможно, давать им голосовые команды: "Вперёд!", "Вбок!", "На первую передачу переключись, о рычаг!"... Возможно, как-то иначе, я в вопросах управления рычагами не компетентен. Об этом тоже спрОсите при случае у Галкина. Давайте лучше прочтём тот самый приговор: "Родная броня новой «тридцать четвёрки», Россией пахнуло, ком в горле засел, И вспомнил берёзы родимой сторонки, И в щель амбразуры ландшафт оглядел."(с) Насколько можно понять, немцы приказали русскому пареньку вести по маршруту их танк, с помощью которого они будут испытывать новые фугасные снаряды на трофейной технике. И ему настолько жалко было стрелять по родному советскому танку Т-34, что данная боевая задача для него прозвучала, как приговор. Соизмеримы ли душевные страдания человека от осознания необходимости уничтожить танк, хоть и родной, но неодушевлённый, с переживаниями от зачитанного ему приговора, скажем, к лишению свободы сроком на один год или несколько лет, судить не берусь. Душевная организация у всех людей разная, и на войне тоже есть лирики. Так что эту тему я опущу. А вот насчёт щели амбразуры поговорить стоит. Для начала неплохо было бы узнать, что думают по поводу слова "амбразура" авторитетные источники, например, Большой толковый словарь русского языка. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт. Итак: АМБРАЗУРА - отверстие в стене оборонительного сооружения или бронебашне для ведения огня и наблюдения. То есть, амбразура - это щель в башне бронемашины (например, танка) для ведения огня и наблюдения. И откуда у этой самой амбразуры, то есть щели, есть ещё какая-то щель - опять совершенно неясно. Видимо, это что-то сродни песне певицы Чичериной: "У неба есть небо, у моря есть море, у ней - никого." А у щели есть щель. Ну да, ну да... "Белая скатерть, разбитые блюдца..." Галкин сочиняет, читатели смеются. ...Ну всё, посмеялись - хватит, идём далее: "Не видно нигде бронебойных позиций, Сильна маскировка,- «Эх ёшь твою мать», Вот там за бугром тень на землю ложится, «Была, не была»,- «не впервой пропадать»!"(с) Военного термина "бронебойные позиции" не знаю ни я, ни военные энциклопедические словари, ни даже Яндекс с Гуглом. По ходу дела знает его только Галкин. Да ещё, видимо, даже знает, как их правильно маскировать, чтоб не видно было. Юрий Анатольевич внёс столько нового в современное военное искусство, что если бы наш бездарный Генштаб знал про такой талант и применил его наработки на практике, то, думаю, весь мир уже давно плясал бы под нашу дудку. Он даже колёсные корабли изобрёл, но об этом расскажу как-нибудь в другой раз. А последняя строчка обсуждаемой строфы наводит на мысль, что сейчас начнётся какое-то серьёзное действо. Смотрим: "Мотором взревел танк, сорвавшийся с места, Прямою наводкой ударил заряд, Ушёл в рикошет – всплыли мать и невеста, «Вперёд на таран пока немцы молчат»! Предельную мощь, в вираже выжимая, Неистово танк землю брюхом пахал, По борту огонь, - "засветилась вторая", И эту с окопом механик сравнял. В низину по балке машину выводит, Но дизель заглохнул, стоят шатуны, Запасы горючего все на исходе, И лают овчарки с любой стороны."(с) Так и есть! Тут Юрий Анатольевич поймал кураж, и его понесло! Он начал писать в привычном ему стиле: бой, накал, эмоции! Я сейчас очень натурально представляю, как из-под галкинского пера с неистовой скоростью одна за другой вылетают строфы! При таком неожиданном приходе (я бы даже сказал, бесцеремонном вторжении) Музы думать совершенно незачем: стихи сочиняются сами собой! Надо только сидеть и записывать продиктованные вдохновением строки. Что Галкин и делает. Танк сорвался с места и помчался, заряд ударил прямой наводкой, куда-то отрикошетил (видимо, в какой-то водоём, раз в результате взрыва поднялись такие волны, что на поверхность всплыли две утопленницы - чьи-то несчастные мать с невестой), а сам танк пошёл на таран, цепляя днищем землю. Дальше ещё интереснее: по борту танка открыли огонь, какая-то "вторая" засветилась (интересно, но я не помню, когда засветилась "первая": видимо, что-то пропустил), и механик тут же её сравнял с окопом (наверное, чтоб светом через щель амбразуры глаза не слепила). Потом, не дожидаясь, пока засветится "третья", механик заблаговременно вывел бронемашину по балке в низину: там он в безопасности, свет "третьей" дотуда не добьёт. Но вот беда: кончилось горючее, шатуны встали (и поршни тоже, наверное), дизель заглохнул, и машина дальше не едет (касаемо слова "заглохнул", не удивляйтесь: у Галкина много авторских неологизмов в стихах). Да ещё вдобавок надоедливые овчарки разлаялись "с любой стороны". Прямо как в песенке из знаменитой комедии: Неплохо очень Совсем без жены, Гораздо лучше С любой стороны. Да, нелегко пареньку: "вторые", "третьи", "пятые", "десятые" там всякие слепят, овчарки с любой стороны лают... Кошмар! Вот это экшн так экшн! Прочесть такое - и год в кино ходить не захочется! Великолепное произведение! Яркое, выразительное и натурально-красочное! ...Ну, а чем же всё-таки дело кончилось? Смотрим: "И встреча вторая с большим генералом, Разгневанным крайне развязкой конца, С Советским героем преданием стала, Рассказанным устно о духе бойца. Кричал генерал, вскинув ствол автомата, «Ты лучший танкист, «разрази мою мать», Но здесь ты умрешь безымянным солдатом, Чтоб некому было тебя вспоминать». "(с) В общем, развязка этой истории чётко не обозначена. Сказано только про то, что у кого-то "развязался конец", чем был крайне разгневан большой генерал (тот самый гестаповец, наверное), и что встреча этого генерала с советским героем (надо полагать, тем самым пареньком-механиком, спасавшимся под лай овчарок с любой стороны от ослепления "вторыми" и "третьими") стала преданием о духе бойца, кем-то потом рассказанным устно. По крайней мере насколько это можно понять из текста этого самого устного предания, пересказанного Галкиным в письменном виде, в котором запятые стоят, где не надо, а где надо - их нет. И напоследок непонятно зачем уже после того, как эта история стала преданием, тот самый вражеский генерал решил вспомнить о ней и поорать на отважного советского паренька, пригрозив ему безвестной смертью. Видимо, Галкин две последних строфы просто перепутал местами. Если галкинский шедевр кратко пересказать в прозе и отбросить все содержащиеся в этом творении явные нелепости и абсурд, то получается примерно следующее: В 43-м году в Баварию в лагерь для пленных солдат прислали снаряды нового типа с приказом испытать их на советской трофейной технике. Построили пленных в одну шеренгу, вышел немецкий начальник и потребовал выделить ему из их числа хорошего механика-водителя. Ему указали на одного паренька. Вывел генерал его из строя и приказал управлять вражеской бронемашиной, а именно, вести её по размеченному маршруту. А немецкие стрелки будут в это время из бронемашины вести огонь по мишени - трофейному советскому танку Т-34. И когда переводчик зачитал советскому танкисту этот приказ, он настолько расстроился из-за необходимости участвовать в уничтожении родного танка, что вместо указанного маршрута погнал свою бронемашину по каким-то буеракам, низинам, канавам и т.п. и колесил таким образом до тех пор, пока не кончилось топливо. Причём его эти манёвры сопровождались какими-то невероятными эффектами, наблюдавшимися вокруг. А потом он вылез из танка, немецкий генерал его подозвал и говорит, мол, ты - отличный танкист, но участь твоя - умереть здесь, в безвестности, и я об этом позабочусь. И теперь история о храбром советском танкисте, не пожелавшем уничтожить родную "тридцатьчетвёрку", передаётся из уст в уста. Суть стихотворения становится понятной только после очень внимательного прочтения, осмысления и разбора, подобного описанному выше. При первом беглом прочтении не ясно ничего - сплошные сумбур и невнятность. Само же описание подвига безграмотно и абсурдно как с военной, так и с и технической точки зрения. С точки же зрения грамматики русского языка данный стих ничем не отличается от остальных галкинских творений: оценка - твёрдое "два" по программе пятого класса российской средней школы. Речевые ошибки (например, использование слов в несвойственных им значениях) тоже налицо (овчарки у Галкина лают с любой стороны). Логические ошибки - ну куда же Юрий Анатольевич без них-то! У него последовательность изложения материала как всегда сверхлогична и строго починена причинно-следственным механизмам: вначале история произошла, и её потомки передают друг другу в устном виде из поколения в поколение, а потом гестаповский генерал решил вернуться в прошлое и поорать на советского танкиста, угрожая ему расправой. А про общие, а не сугубо предметные абсурдные высказывания (типа всплывших матери с невестой), я думаю, и говорить не стоит: тут всё понятно без слов. Поэтому, мне кажется, этот галкинский стих вполне можно считать пародией (причём, весьма бестолковой) на известные одноимённые роман и фильм, посвящённые мужеству советских танкистов в Великой Отечественной войне. Поскольку на серьёзное описание какого-то подвига данный шедевр явно не тянет. Лично я к жанру гражданской лирики подобную кривую поделку не отнёс бы никогда в жизни! И тут возникает один интересный вопрос... ЧАСТЬ 2. СЕКРЕТ УСПЕХА Так в чём же секрет успеха галкинских стихов и признания его литературного таланта? Почему люди пишут на подобные "шедевры" положительные рецензии? Всё просто. Для того, чтобы это понять, разберём пример написания хвалебных отзывов Галкину, представленный в предисловии к данной статье. Во-первых, как видно, первая рецензия Галкину автором Мариной Григорьевой была написана 15.02.2013 в 19:53, а вторая - 15.02.2013 в 19:55. Максимально возможная разница по времени между написанием двух рецензий - 2 минуты 59 секунд. То есть, после нажатия на кнопку "Опубликовать" под собственноручно написанной рецензией на стихотворение Галкина «На войне как на войне 1943г» Марина Григорьева за столь короткое время успела сделать следующее: вернуться на авторскую страницу Юрия Анатольевича, кликнуть по его другому стихотворению «Вторая ударная 1942г», прочесть его, нажать на кнопку "Написать рецензию", написать эту самую рецензию (правда, очень короткую: пять слов) и нажать на кнопку "Опубликовать". Я провёл эксперимент: пять раз попытался искусственно проделать подобную процедуру (правда, стих не читал, просто прокручивал). Мой рекорд - 18 секунд. Причём я заранее знал, какой текст рецензии буду писать, и не думал над ним. То есть получается, что даже при идеальных условиях, если Марина Григорьева написала свою первую рецензию на первой секунде 53-й минуты, а вторую - на последней секунде 55-й и вторую рецензию писала без раздумий, то получается, что на прочтение стихотворения из 32 строк у неё было порядка 2 минут 40 секунд. Можно ли за такое время вдумчиво прочесть стихотворение и дать ему объективный отзыв? Сомневаюсь... Кроме того, насколько можно понять из рецензии автора Марины Григорьевой, она не является компетентным специалистом в военной и технической сфере, а потому не может понять всю степень абсурда галкинских изысканий в этой предметной области. "Почему она никак не отметила всю остальную нелепицу и безграмотность?" - спросите вы. А я отвечу. Во-первых, авторы данного литературного сайта, как это ни парадоксально, не обязаны разбираться даже в сфере литературы и русского языка. Писать здесь дозволено что угодно и кому угодно, и Юрий Анатольевич Галкин - ярчайший тому пример! Главное, чтобы не нарушались правила сайта и законодательство Российской Федерации. Но к автору Марина Григорьева, думаю, это не относится, тут другое. Дело в том, что, как было указано выше, она, наверное, просто не вчитывалась в галкинский стих. "А зачем тогда написала отзыв?" - спросите вы. И на этот вопрос есть ответ. Дело в том, что Галкин незадолго до этого написал отзыв на её стихотворение. Вот текст этого отзыва и ответа на него: *** Рецензия на «Памяти Поэта» (Марина Григорьева) Марина Григорьевна замечательная память о замечательном человеке. Спасибо Вам. В ранних стихах писал и я о нём, но как-то не ярко и буднично. А в зрелом возрасте как-то забыл и перешёл на военную тему. Пожалуйсто почитайте. Может и Вы измените свой взгляд. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 14.02.2013 19:17 благодарю, Юрий Анатольевич, за отклик и приглашение, непременно посмотрю. с теплом, Марина Григорьева 15.02.2013 19:47 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/02/14/13146 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/5adea437 *** Вот и всё. Этим всё сказано. Марина Григорьева написала рецензию Галкину приблизительно по той же причине, по которой мастер Вострякова дала студентов-практикантов сантехнику Борщёву в знаменитом советском фильме. Мотивация действий кукушки и петуха, мастерски описанная Иваном Андреевичем Крыловым, увы, была, есть и будет. И, кстати, что интересно, Юрий Анатольевич стих Марины Григорьевой тоже наверняка не читал, только глянул мельком. Что, в принципе, неудивительно. Галкину, судя по содержанию его "творческой полемики", явно неинтересно читать чужие стихи, а рецензии он пишет именно для того, чтобы получить ответные хвалебные отзывы на свои собственные гениальные творения и тем самым потешить своё гипертрофированное самолюбие. Смотрите сами. Прочитав стих, Юрий Анатольевич даже не смог правильно прочесть имя автора, назвав его Мариной Григорьевной. Опечатка? Возможно. Как и в слове "пожалуйсто". Если человек допускает такие опечатки, то, вероятнее всего, он находится в состоянии изменённого сознания, например, сильного алкогольного опьянения. А в таком состоянии, как вы понимаете, вдумчиво прочесть стих практически невозможно! К тому же в этом стихотворении Марины Григорьевой упоминается про наличие в Москве непропорционального количества кавказцев, и, если бы Галкин прочёл стих до конца, то, как человек, давно известный своими ярко выраженными ксенофобией и национализмом, он, думаю, не упустил бы возможности порассуждать на излюбленную тему. Цель написания этой галкинской рецензии указана им же в трёх последних предложениях, и эта самая цель была Юрием Анатольевичем с блеском достигнута к его несказанной радости. И ещё есть один момент. Галкин подобные рецензии в ожидании ответных отзывов на свои вирши пишет многим авторам просто так, но именно Марину Григорьеву он осчастливил своим вниманием не случайно. Дело в том, что она недавно написала положительную рецензию на пародию на галкинский стих "Кавказ 1914г", созданную вашим покорным слугой. Вот этот отзыв: *** Рецензия на «Летняя песня» (Юрченко Павел) и не говорите, у нас тута столько шедевров понаписано, что сайт со скрипом работает, вот два дня вообще висел и не открывался - этто точно отт того, что все ломанулися в Народные, тута и здеся, куда ни глянь - сплошные номинанты Марина Григорьева 13.02.2013 14:04 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/02/13/7243 Копия: http://www.p*e*e*e*p.us/75728366 *** Таким образом, выдающийся пиит решил изменить мнение Марины Григорьевой о своём творчестве, подсунув для прочтения вместо явной кривизны кривизну завуалированную. "Но почему на странице Юрия Анатольевича практически все отзывы хвалебные? Неужели галкинские стихи не читали люди профессиональные и компетентные в военных, литературных и исторических вопросах?" - спросите вы. Да читали, читали. И рецензии писали. Читал его стихи и учитель, переводчик и лингвист Алекс Дайхес, и Константин Присяжнюк, занимавшийся изучением истории Русско-Японской войны, и многие другие. Только отзывы этих людей с гениальной галкинской страницы удалены, а сами рецензенты "сидят" в чёрном списке маститого литератора. Чтобы никто и ничто не могло потревожить его невероятное тщеславие, прикрывающее полную никчемность и некомпетентность! Желаю удачи, друзья мои! P.S. После прочтения настоящей статьи Галкин Юрий Анатольевич несколько переработал свой стих про отважного танкиста и разместил его здесь: http://www.stihi.ru/2013/03/11/5925 . Всем, кто в детстве любил играть в игру "Найди десять отличий", представленную в журналах "Мурзилка" и "Весёлые картинки", очень рекомендую ознакомиться с данной версией бессмертного шедевра и сравнить её с "классической". На мой взгляд, довольно увлекательное и познавательное занятие!

umbon: Вместо эпиграфа. Приходят три еврея в православную церковь, подходят к священнику: -Батюшка, мы хотим стать русскими и креститься в православную веру! Дай нам, пожалуйста, русские имена! -Ну, хорошо, дети мои. Ты, Мойше, будешь Мишей, вроде, похоже. Ты, Гирш, будешь Гришей, вроде, тоже похоже. А ты, Сруль… А ты, пожалуй… Будешь Акакием. Хоть и не похоже, зато смысл одинаковый. Народное творчество. Есть в российской армии такое средство индивидуальной защиты как общевойсковой защитный комплект (ОЗК), предназначенное для защиты человека от отравляющих, биологических и радиоактивных веществ. Представляет собой набор верхней одежды, надеваемой прямо на штатное военное обмундирование, и состоит из плаща, чулок-сапог и перчаток. Изготовлен из специальной прорезиненной ткани. Надеваться ОЗК может двумя способами: в виде комбинезона и в виде плаща. В случае, когда необходимо надеть ОЗК в виде комбинезона, подаётся команда: «Общевойсковой защитный комплект надеть!» А как быть, если ОЗК необходимо надеть в виде плаща? Для этой цели в Вооружённых Силах Российской Федерации есть замечательная команда: «Плащ в рукава, чулки, перчатки надеть!» …Глубина смысла фразы «плащ в рукава» с точки зрения русского языка очень впечатляет! Как это понимать? Фраза «руки в рукава» никаких вопросов не вызывает, всё предельно ясно, но «плащ в рукава»… Как можно засунуть плащ в рукава?.. Вопрос очень и очень интересный… Есть и другая очень интересная крылатая армейская фраза, прописанная в Уставе: «никак нет». Использовать её предписано руководящими документами в случае необходимости дать официальный отрицательный ответ на официальное обращение командира (начальника) или старшего. Возникает вопрос, опять же с точки зрения русского языка, неужели частицы «нет» недостаточно для формирования полноценного отрицательного ответа? Какая необходимость присовокуплять к ней отрицательное местоимение «никак»? Тем более в армии всё время борются за краткость и ясность. А что может быть короче и яснее, чем слово «нет»?.. По поводу этой фразы преподаватель русского языка одной из военных академий, отвечая на вопрос одного из курсантов, сказала следующее: «Так сложилось исторически». Да, интересные они, эти военные фразы… Лишённые всякого здравого смысла… Зато суть их понятна каждому российскому военному!

Лапшин: С удовольствием прочитал сообщения в "литературке" Подзабыли мы наших писателей. Тупо смотрим "зомбоящик", где поносят наше наследие! А прекрасное историческое томится в "чуланах" Спасибо umbon -напомнил, что есть выстраданные строки Ветераны-пишите о БЫЛОМ! Спасибо!

umbon: Осел останется ослом, Хотя осыпь его звездами; Где должно действовать умом, Он только хлопает ушами. Державин Г.Р. "Вельможа" Приходит чукча в магазин и говорит: -Однако, дайте мне ту гармошку. Ему в ответ: -Чукча, иди отсюда! Чукча идеально выучил русский, избавился от акцента, приходит снова и говорит: -Дайте мне, пожалуйста, вон ту гармошку. Ему снова в ответ: -Чукча, ну тебе же сказано, иди отсюда! Чукча сделал пластику лица, оделся в костюм, от русского не отличить! Приходит снова в магазин и говорит: -Уважаемый товарищ продавец, будьте так любезны, дайте мне, пожалуйста, вон ту гармошку! Продавец: -Ну чукча, ну ей-богу надоел! Ну сколько можно твердить: и-ди от-сю-да! -Но как Вы узнали, что я чукча??? -Потому что это не гармошка, а батарея. Народное творчество. Довелось мне в один прекрасный день ознакомиться с гениальным произведением об Отечественной войне 1812 года "Бородинская битва 26 августа 1812г" http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718 , написанным выдающимся современным баталистом Галкиным Юрием Анатольевичем (копия произведения по состоянию на 27.01.2013г: http://www.p*e*e*e*p.us/c8e53807 , ссылку необходимо вводить в адресную строку браузера без символов "*"). Этот шедевр исторической батальной поэзии сразу привлёк моё внимание яркостью описания событий, потрясающей точностью исторических фактов и необыкновенной грамотностью с точки зрения русского языка. Правда, глубина мысли в изложенном материале настолько высока, что с первого раза до конца прочесть этот выдающийся стих я не смог: мой скудный мозг не выдержал такой нагрузки. Но даже части прочитанного мне хватило для написания трилогии "Гений пера и мысли", посвящённой этому произведению и его автору. Тем не менее со временем посредством нечеловеческих усилий мне удалось-таки дочитать до конца сей шедевр, и я для себя открыл такие глубины мысли, заложенные в нём, какие не под силу понять не только простому смертному, но, думаю, даже маститому учёному-филологу. Особого внимания заслуживают восемь гениальных строк из вышеупомянутого стихотворения, которые по состоянию на 23.03.2012г. выглядели так: Кутузов встал: « Раевский в центре, На левый фланг Багратион, Уваров с Платовым в резерве. Барклаю правый отведён». «Наш враг французский император, С ним Даву, Нея и Мюрат, С ним «Старой гвардии солдаты», Какие всё и всех крушат». Надо сказать, в отличие от значительной части галкинского "Бородина" эти восемь строк до настоящего времени не претерпели никаких изменений и доработок... за исключением одной строки. Но зато КАКОЙ строки! И КАКИЕ изменения! Важнейшие! Это строка про французских маршалов. Как видим, в представленном выше фрагменте она выглядит так: "С ним Даву, Нея и Мюрат," (мониторинг от 23.03.2012г) Читатели Галкина, которые хоть изредка посещали в школе уроки истории, недоумевали, откуда в конкурсном стихотворении, которое Юрий Анатольевич считает лучше стихотворения Лермонтова "Бородино" (см. статью "Чистосердечное признание баталиста"), взялась никому не известная девочка Нея. Но по прошествии некоторого времени (причин и подробностей сего свершения не знаю) в данной строчке произошли авторские изменения, и всё встало на свои места. Выглядеть она стала так: "С ним Даву, Ней, Жюно, Мюрат," (мониторинг от 11.09.2012г) Оказывается, в образе загадочной феи Неи гениальный баталист представил себе знаменитого наполеоновского маршала Нея, всю жизнь хранившего в сердце верность своему императору и казнённого после Ватерлоо за государственную измену. Плюс выдающийся автор ввёл в повествование, и так перенасыщенное фамилиями, ещё одного французского полководца - Жюно. Но на этом серьёзная работа маститого литератора над своим гениальным стихотворением не закончилась. С подсказки автора Стихиры Адольфа Зиганиди (http://www.stihi.ru/rec.html?2012/10/21/4992 , копия: http://www.p*e*e*e*p.us/3822f31e) выдающийся баталист решил, что неплохо было бы ликвидировать пробел в своих школьных знаниях касаемо особенностей расстановки ударений во французских фамилиях, и для правильного звучания имени заслуженного полководца поменял местами двух маршалов. После чего вышеупомянутая строчка стала выглядеть так: "С ним Ней, Даву, Жюно, Мюрат," (мониторинг от 23.10.2012г) На этом гениальный историк и литератор счёл свою работу над этой весьма сложной строчкой завершённой и полностью выполненной. И вправду, получилось просто великолепно: ударения в норме, правописание фамилий верное, даже и придраться не к чему! Чувствуется рука мастера! Только вот... Окунул я на время своё сознание в прошлое и представил русский военный штаб 1812 года. Сидят военачальники: Кутузов, Багратион, Раевский, Дохтуров, Милорадович... В общем, вся командная элита нашей армии. Обсуждают план генерального сражения под Москвой. И тут Кутузов встаёт и начинает в рабочей обстановке говорить пламенные пафосные речи. И не просто говорить, а ещё и с перечислением фамилий французских маршалов, пришедших вместе с Наполеоном на русскую землю! Реалистично выглядит? Для того, чтобы более органично почувствовать всю степень галкинской гениальности, давайте представим заседание ГКО в 41-м во главе со Сталиным. Враг на ближних подступах к Москве. И вот сидят в большом кабинете Сталин, Шапошников, Жуков, Ворошилов, Молотов и прочие и обсуждают глобальный план отражения нападения. Анализируются доклады об обстановке: под Волоколамском насмерть стоят панфиловцы, под Каширой самоотверженно сражаются кавалеристы генерала Белова, ценой собственных жизней преграждающие врагу путь к столице нашей Родины... И вдруг встаёт Сталин и начинает своих тупых маршалов знакомить с их противниками, говоря, что, мол, наш враг - Адольф Гитлер, а с ним Гудериан, фон Бок, Манштейн, Гот, плюс где-то там ещё Кейтель с Йодлем в штабе в Берлине сидят и какие-то коварные планы против нас придумывают. А ещё есть Геринг, Гиммлер, Борман и иже с ними. Фамилий этак двадцать вождь на память озвучил. А фон Бок в свою очередь, посмотрев на Москву в бинокль, собрал своих офицеров и генералов и говорит им, что наш враг - Иосиф Сталин, а с ним Жуков, Рокоссовский, Конев, Шапошников, Василевский, а также Ерёменко, Лелюшенко, Доватор и командир полка 316-й стрелковой дивизии полковник Копров. И вы, товарищи немецкие командиры, запомните эти фамилии, а перед боем сдадите мне экзамен на их знание. Кто не сдал - расстрел. Вот такая вот картина вырисовалась у меня в голове после прочтения вышеуказанного фрагмента галкинского шедевра. А, может, Галкин писал не про штаб, а про выступление Кутузова перед войсками? А почему бы и нет? У Юрия Анатольевича ход мыслей очень мудрёный, его сразу не поймёшь. У него одна мысль перепрыгивает на другую весьма резво, как блоха на свежую собаку. Ведь в строфах, в которых описывается выступление Кутузова, упоминания про штаб нет, оно есть в предыдущей строфе. А что? Вполне правдоподобно. Вышел Кутузов перед войсками, раскидал по-быстрому задачи своим полководцам, кого направо, кого налево, кого по фронту, а потом начал держать речь перед солдатами для поднятия боевого духа. И говорит: "Воины, наш враг - французский император, а с ним Ней, Даву, Жюно, Мюрат". Потом решил, что солдатам перед боем мало фамилий, и пустился перечислять командиров пониже, потом ещё ниже, пока не огласил весь список. А в конце - ну, с Богом, ребята, воюйте! И тут мне снова представился образ Сталина на трибуне Мавзолея на параде 7 ноября 1941 года в осаждённой Москве. Выступает Сталин перед войсками и говорит: "Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! Наш враг - немецкий фюрер, а с ним..." И пошло-поехало!.. Да... Что тут ещё сказать... А и говорить ничего не надо, можно просто послушать и посмотреть выдержку из речи Сталина, реконструированную замечательным советским режиссёром Юрием Озеровым, современные технологии это позволяют сделать прямо сейчас: http://www.youtube.com/watch?v=D7mDA_VWPio&feature=youtu.be А заодно и посчитать, какое количество гитлеровских военачальников Иосиф Виссарионович перечислил для поднятия боевого духа войск. Но и это ещё не всё. Какое Галкин имеет право в своём "Бородине" цитировать слова Кутузова в виде прямой речи?!! Это ведь не вымышленный литгерой, а реально живший человек! Откуда выдающийся баталист взял эту цитату?! Не иначе, как из своей головы, утруждать на продуктивную работу которую он упорно не желает, предпочитая подпитываться хвалебными рецензиями несведущих обывателей, значительная часть которых (уверен) и вовсе не вчитывается в его стихи. Не говоря уж о том, чтобы их осмысливать и анализировать. А если это и вправду слова Кутузова - пускай укажет источник заимствования. Подобные "приблизительные реплики по теме" должны оформляться в виде косвенной речи, но никак не прямой. Я не спорю, в своё время редактор "Красной звезды" Кривицкий сам придумал слова политрука Клочкова "велика Россия, а отступать некуда", но тогда для этого были очень веские основания - поднять боевой дух и отбить страшного врага! Хотя, сейчас у Юрия Анатольевича тоже имеется веское основание для вкладывания в уста великих полководцев бредовых речей: более красиво и изящно вложить в головы читателей свой абсурд и получить неописуемое наслаждение от хвалебных рецензий на свои кривые тексты. Подводя итог, могу сказать одно: сколько чукча ни одевайся... Ой, о чём это я? Не то. Сколько баталист ни правь свои строки, глупость и абсурд никуда не уйдут. Они как лежали на поверхности, так и лежат. Я ни в коем случае не принижаю достоинств Юрия Анатольевича, более того, я уверен, что человек он не бесполезный и у него определённо есть какие-то таланты. Только к литературной деятельности они, увы, не имеют никакого отношения... Желаю удачи, друзья мои!

umbon: В гарнизоне, где дислоцируется несколько авиационных частей, проходил развод наряда. Как и положено, построился личный состав, заступающий в караулы, в гарнизонные патрули, на КПП и на прочую суточную гарнизонную службу. Дежурный по гарнизону принял доклад, как водится, со всеми поздоровался и поручил помощнику проверить готовность к несению службы личного состава, заступающего в патрули, а сам пошёл проверять караульных. Помощником дежурного заступал капитан Лопатин. Офицер он был в гарнизоне новый, переведшийся с должности командира роты находившегося неподалёку недавно расформированного батальона спецстроя. И ему, по всей видимости, не было известно, что на разные маршруты патрулирования заступают офицеры из разных частей. -А почему Вы… без ремня? – спросил он, выдержав паузу, у начальника первого патруля. -Потому, что нам начальник штаба сказал строиться без ремней, - ответил начальник первого патруля. -А почему он… в ремне? – снова выдержав паузу, задал вопрос Лопатин начальнику первого патруля, указывая на начальника второго патруля. -Слушай, почему ты в ремне? – спросил начальник первого патруля у начальника второго патруля. -Потому, что нам начальник штаба сказал строиться в ремнях, - ответил начальник второго патруля. -Потому, что им начальник штаба сказал строиться в ремнях, - повторил его слова начальник первого патруля, обращаясь к капитану Лопатину. -А-а… понятно…, - протянул помощник дежурного по гарнизону, и, постояв ещё секунд десять, пытаясь проанализировать полученную информацию, с задумчивым видом пошёл дальше вдоль строя...

umbon: Ты вышел из дома, пошёл, спотыкаясь, Туда, где Лукавый сбивает с пути, Туда, где не ждут тебя Счастье и Радость, Туда, куда не за чем вовсе идти. Но ты ведь упрям, и в угоду надежде На грабли вставать ты готов вновь и вновь, И ты за любовь всё отдашь, как и прежде, Но помнишь ли ты, что такое Любовь?.. _____________________________________________ Любовь, как камень на душе, Ты не живёшь, ты погибаешь, И ты не человек уже, Ты сам собой не управляешь! …И вот, изрезав руки в кровь И, изорвав свою одежду… Но хватит! Так не будет вновь! Не будет так, как было прежде! Не нужен вам слуга страны – Ищите тех, кто поприличней! Нужны вам Родины сыны, Кому Держава безразлична? Вам нужно, чтобы был богат? Извольте! Дефицита нету! На подлость, каинство, разврат Уж нынче сняты все запреты! И мало тех, кто не предаст Отчизну в трудную минуту, А, кто в кровать, увидев раз, Запрыгнет – пруд пруди повсюду! И тех, кто обещанья-лже Притащит, чтоб добиться тела, Полным-полно... Но мне уже Всё это жутко надоело!.. Да-да, кто обещанья-лже Притащит, чтоб добиться тела... Любовь, как камень на душе... Но ты сама того хотела! Живите, вам сполна воздать Господь за правду постарался, А я умел лишь только лгать, Таким, увы, я и остался. _____________________________________________ Да, лжец я, и, право, готов наказанье Свое пред людьми, не скорбя, понести, Но мне не подвластно предательства знамя, И душу свою не стараюсь спасти. И пусть я живу в вечной лжи и пороке, Но чист пред собою средь сумрачных дней. И лучше я буду навек одиноким, Надежду чем дать нелюбимой своей! И главное, вроде, не слеп, не контужен, Забочусь, служу, сочиняю, пою, Но видно в морали сей вовсе не нужен Стал тот, кто не предал Отчизну свою! Увы, захлестнула корысти лавина Всех тех, кто рождён нам потомство дарить, И наша вторая, увы, половина Не нас, а комфорт свой решила любить. И ей всё равно, кто и что вытворяет, Ей нужно, чтоб были доход и успех, И, нас покидая, она чётко знает, Что мы по природе своей не из тех. _____________________________________________ Не торгаши мы, не таксисты, Мы душу делу отдавали! И в том и есть вся наша сила, Что Совесть мы не потеряли! Что мы честны, в нас нет снобизма, Что мы не предали Державу!.. И мы с огромным оптимизмом В сердцах храним Отчизны славу!!! _____________________________________________ ...Где дома стоят в полутьме ночной, Говорил о том я о сём с тобой, И глаза твои грели сердце мне... Это было всё словно в сладком сне...

umbon: В военной авиационной академии, в учебном корпусе факультета за вторым курсом курсантов было закреплена аудитория, в которой они занимались самостоятельной подготовкой в специально отведённые для этого распорядком дня часы: с 15-00 до 18-00. Кроме того, имущество данного помещения находилось на материальном учёте на одной из кафедр факультета, где приказом начальника кафедры был назначен ответственный за помещение офицер. А утром во всех учебных помещениях корпуса шли занятия под руководством преподавателей, при этом аудитории распределялись между пятью курсами курсантов и четырьмя курсами слушателей по весьма сложному алгоритму, который был известен только великому сборищу одарённых и ответственных людей, выполнявших сложнейшую работу по составлению расписания занятий, именуемому учебной частью факультета. Начальником сего исполнительно-законодательного факультетского органа был целый подполковник, причём, что вызывало особое восхищение, женского пола. Вот такая вот интересная система. И в один прекрасный день, придя на самоподготовку в свои, так сказать, родные пенаты, где за год обучения всё стало до боли знакомым, курсанты увидели нечто выпадающее из привычной унылой атмосферы праздника трёхчасового принудительного коллективного сидения в замкнутом пространстве, приводящего, по мнению большого начальства, к гиперэффективной закачке великих знаний в курсантские головы. Дело в том, что самый первый стол, соотношение сторон рабочей поверхности которого было приблизительно семь к одному (длинный и узкий, проще говоря), был сплошь усеян целой кучей очень любопытных надписей. Каждая написанная фраза была весьма лаконична, но при этом очень содержательна и ёмка по смыслу. И судя по тому, что в качестве объектов анализа личностных морально-нравственных качеств в данных текстах выступил весь руководящий состав первого курса курсантов, определить подразделение факультета, с которым утром проводились занятия в данной аудитории, для второкурсников не составило большого труда. Особо жёсткой критике со стороны начинающих психоаналитиков подвергся заместитель начальника первого курса майор Вольнов. Мало того, что для обозначения его личности было использовано огромное количество иносказательных имён, в курсантском простонародии именуемых кличками, так ему в вину, помимо низких морально-нравственных качеств, ещё вменялась и нетрадиционная сексуальная ориентация. По прошествии часа самоподготовки внезапно открылась дверь, и на пороге аудитории появился тот самый главный фигурант настольного литературного творчества, да не один, а со свитой в составе двух ещё не успевших отъесться перловкой и сечкой курсантов в новых камуфлированных хлопчатобумажных полевых армейских костюмах, язычковые погоны которых находились не сверху на плечах, а висели по бокам. -Встать! - скомандовал командир второй учебной группы младший сержант Светиков. - Товарищ майор, второй курс... -Отставить... - не дослушав доклад, ответил Вольнов и задумчиво посмотрел на пришедших с ним курсантов. - Ну, показывайте, где этот стол. -Вот, тарищ майор, - дрожащим голоском пискнул один из курсантов, указывая на тот самый стол, превращённый в коллективный дневник. -Так... Интересно... Проведя за пару минут первичное изучение поверхности стола, майор Вольнов оторвал-таки взгляд от интересующего объекта и, выведя наконец свой мозг из состояния замкнутых мыслительных процессов, забравших на себя на некоторое время весь его (мозга) ресурс, только сейчас заметил, что в помещении, кроме него и его свиты, находится более тридцати стоящих курсантов второго курса во главе с командиром учебной группы. -Прошу садиться, тарищи курсанты, - сказал майор и, обращаясь к Светикову, продолжил. - Значит, так, товарищ младший сержант, скажете ответственному по данному помещению с кафедры, что мы с разрешения начальника факультета забираем этот стол в казарму... И, тщательно выговаривая каждый слог (видимо, для особо непонятливых, а может, желая показать, какое умное слово он знает), с особым выражением продекламировал: -На ЭКС-ПЕР-ТИ-ЗУ! А затем, как бы поясняя смысл столь сложного слова, уже спокойным тоном добавил: -Чтобы по почерку определить, кто это писал. Вам ясно? -Так точно, тарищ майор! - ответил командир группы. -Всё! - отрезал Вольнов. - Ну, взяли и понесли! Тут два пришедших с замначкурса курсанта взяли стол с двух узких сторон и вынесли его за дверь. Майор Вольнов гордо проследовал за ними. Надо сказать, что казарма находилась в четырёх автобусных остановках от учебного корпуса, и путь этой троицы лежал через весьма людный город федерального значения. Сидевшим в тот незабываемый день в аудитории курсантам второго курса, которые и так в течение минут двадцати после произошедшего события не могли вымолвить ни слова от смеха, потом не раз представлялась картина в виде двух зелёненьких камуфлированных тощих курсантов, несущих по улицам мегаполиса длиннющий письменный стол, и гордо идущего сзади майора с осознанием всей важности возложенной Родиной и собственным чувством долга на него миссии по выявлению хоть и юных, но весьма опасных преступников с литературным уклоном. Чем закончилась эта весьма сложная работа, организованная заместителем начальника первого курса и проведённая под его чутким руководством, до сих пор доподлинно никому не известно. Поговаривала курсантская молва, что экспертиза, проведённая маститыми экспертами-почерковедами - выпускниками военного авиационного технического училища курсовыми офицерами первого курса лейтенантом Кулдановым и капитаном Домбровским, желаемых результатов не принесла, и фигуранты организованной преступной группировки своими силами выявлены не были. Приглашать более видных экспертов (мирового уровня) в помещение казарменной сушилки для одежды, куда был отправлен на временное хранение вещдок после неудавшейся экспертизы, по всей вероятности майор Вольнов не захотел (видимо, из соображений гордости и сохранения чести своих опростоволосившихся специалистов-криминалистов, чтоб прибывшие мэтры лишних вопросов не задавали, мол, почему сами не смогли), а транспортировать в экспертную организацию данный стол не было возможности ввиду его солидных габаритов. ЗИЛок начальник автослужбы академии выделять для этих целей по неведомой причине категорически отказался (тут усматривается явный саботаж со стороны начальника транспортного цеха, и совершение бартерной сделки с использованием расчётной единицы в виде поллитровой тары, наполненной прозрачной жидкостью, с наклеенной на горлышко акцизной маркой майор Вольнов счёл нецелевым расходованием личных средств). Поэтому, скорее всего, эта опасная организованная преступная группировка попала под вынужденную амнистию, но тем не менее, благодаря решительным действиям майора, ей пришлось уйти в подполье и не светить больше столь ярко и дерзко свою преступную деятельность, ограничившись разрозненными надписями в академических туалетах. Но это всего лишь версии и домыслы, а как оно было на самом деле - кто его знает, кто знает...

umbon: Офицер Вооружённых сил Российской Федерации... 2003 год... Высшее образование, новые погоны с двумя горящими золотом звёздами, выпуск из академии... Впереди светлая беспечная жизнь, всеобщая любовь граждан, как своего защитника... Как человека, который не позволит их родную землю не только топтать вражьему сапогу, но и нацелить на неё ядерные ракеты супостатов, тщательно... нет, скорее, весьма неумело замаскированных под друзей. А неумение заключается в том, что любой здравомыслящий человек, не пропивший до конца от безысходности свои мозги, чётко понимает что к чему, а проявить смекалку для более тщательной маскировки своих планов потенциальным противникам одурманенный деньгами и идеями лёгкой наживы разум не позволяет. К тому же красивая синяя форма, удостоверение личности, дающее право бесплатного проезда на городском общественном транспорте, и... выполнение широкого спектра задач по благоустройству части, входящих в стандартные обязанности разнорабочего. Не нужны нашей армии солдаты-воины, не хотят их нагружать боевой подготовкой. Что, в принципе, неудивительно: ведь по телевизору чётко сказали, что американцы теперь - наши друзья и партнёры, что воевать больше не с кем. Зато рабочая сила стране нужна всегда, а бесплатная рабочая сила - тем более! Вот и ходят рядовые российской армии в большинстве своём по территории гарнизона не с автоматами, а с граблями и мётлами. А в тех частях, в которых штатным расписанием не предусмотрено солдатских должностей, для выполнения подобных задач вполне подойдут и люди со звёздами на погонах. А почему бы и нет? Анатомия человека от воинского звания не зависит. К тому же офицер, в отличие от солдата, пять лет учился в высшем военном учебном заведении, поэтому в случае необходимости его можно загрузить и более сложными хозяйственными задачами. Повседневная деятельность российского офицера изобилует разнообразием: уборка территории, погрузка мусора, покраска бордюров, прополка травы, перманентные работы по ремонту и модернизация части, включающие строительство беседок для организации досуга местного командования и прибывающего в расположение вышестоящего начальства, но исключающие приведение в порядок находящегося в аварийном состоянии служебного корпуса... Да, ещё офицер Российской армии получает денежное довольствие - целых 4500 рублей в месяц! Вроде бы ничего хорошего, ведь так? Да нет, не так. Всё дело в том, что офицеры, проходящие службу в наших Вооружённых силах, хоть и одеты в одинаковую форму, но судьбы и мотивация своей деятельности у них разные. Есть среди них люди, являющиеся детьми весьма умных и уважаемых родителей, которые в бытность развитого социализма, в те времена, когда армия ещё была нужна своей стране, поступали на военную службу, но во времена развала и предательства собственного народа собственными же правителями быстро нашли своё место на руинах разрушенной и истерзанной некогда великой страны изменниками, предавшими её. Эти уважаемые папы в то время, когда растерявшийся от предательства народ ходил по соседям и занимал... нет, не деньги, а свёклу, морковку и картошку, чтобы приготовить суп... Так вот. Они в то время открывали строительные фирмы, торговые точки и выкупали по дешёвке у Министерства обороны ангары под временное хранение товара, привезённого на военных самолётах из Китая, для удобства последующей транспортировки этого добра на местные рынки. И такие умные люди прекрасно понимали, что пускать своих детей в свободное плавание в избавившейся от коммунистической диктатуры стране небезопасно, ибо наряду с доступностью лёгкой наживы были также открыты все шлюзы для морального и физического уничтожения генофонда российской нации посредством массового распространения алкоголя, никотина, наркотиков, а также западной молодёжной субкультуры в сфере музыки, литературы и других "культурных" институтов, предполагающей употребление указанных выше средств обеспечения человеческих радостей и земного счастья. По сему, не находя более достойного альтернативного варианта, эти заботливые родители пристраивали своих чад за деньги в высшие военные учебные заведения, не спросив на то их желания. И, надо сказать, таким молодым офицерам обычно не особо претило для разнообразия пару-тройку раз сходить потолкать руками мусорные контейнеры или перетащить несколько сейфов, покуда подрядчики их родителей заканчивают ремонт здания видеопроката или магазина, купленного сыну для того, чтобы он занимался поистине важным и нужным стране и её гражданам делом. К тому же дети они обычно послушные: сказал папа потерпеть месяцок - значит, так тому и быть. А уж вопросы организации грамотного увольнения из рядов Вооружённых сил решены давно и проблемой для юного лейтенанта не являются. Были и другие офицеры, добровольно пришедшие в своё время в ряды Вооружённых сил. Далеко не каждый человек, имеющий обширный багаж школьных знаний, имел такой же багаж материальных средств для обучения в ВУЗе, расположенном в крупном городе, удалённом от его постоянного места жительства. Ведь мало того, что необходимо где-то жить, нужно ещё и что-то кушать, и что-то надеть на себя. И юноши ради получения высшего образования охотно идут на два года тягот и лишений казарменного быта в обмен на относительно комфортную жизнь на старших курсах. У этих людей, в отличие от вышеописанной категории, возникает-таки серьёзная трудность в армии, но лишь одна: как можно скорее уволиться с военной службы по окончании учёбы. При отсутствии денег и уважаемых в капиталистическом обществе родителей зачастую им это удаётся сделать далеко не так быстро и просто, как везунчикам от рождения, но... Как говаривал Конфуций, желание найдёт тысячу возможностей... Ну, да ладно. Поговорили об умных людях и будет с них. Не всем же в конце концов суждено было родиться умными. В любом обществе есть и откровенно глупые люди, и среда курсантов высших военных учебных заведений - не исключение. Есть в этой среде жутко недалёкие и не подкованные в житейском плане люди, поступающие в военные ВУЗы лишь потому, что их отцы, деды, прадеды либо другие родственники отдали свои лучшие годы службе в Вооружённых силах своей страны, или не было у них таких родственников, но эти люди по какой-то неведомой нормальному человеку и не поддающейся анализу с позиции здравой логики причине видят в деле защиты Родины своё истинное предназначение. И они не покидают корабля при первом же шторме, а зашивают порванные паруса, ремонтируют поломанные мачты и искренне надеются, что придёт-таки к ним настоящий капитан, который будет понимать, куда следует вести полуразрушенный корабль, а главное как это делать. И вот живут эти люди, гребут вёслами против течения что есть сил, устают, таскают мусорные контейнеры в части, метут плац, переносят металлические сейфы из одного помещения в другое, но... Но есть у этих людей один день в году, когда они забывают про все эти унижения и понимают, что служат всё же не зря: Девятое Мая, День Великой Победы Великого советского народа над фашистской Германией! В этот день офицеры с самого утра одеты не в камуфляж, а в красивую парадную форму с золотыми погонами, они приходят на парад, строятся в несколько шеренг, слушают выступление начальника гарнизона, смотрят на пришедших ветеранов, отвоевавших им и всем остальным их согражданам право жизни без оков, затем проходят торжественным маршем. После парада многие офицеры выдвигаются на главное место народных гуляний страны, покупают несколько букетов цветов, находят в толпе пожилых людей в советской военной форме, спасших Великую страну от лютого врага, и дарят им эти цветы с искренними словами благодарности... Затем офицеры просто гуляют по парку. Девушки проходят мимо и дарят им улыбки, молодые люди смотрят на них с восхищением, а бабушки и дедушки, воспитанные на советских идеалах, глядя на этих офицеров, говорят друг другу, мол, какие они у нас красивые, и счастливые, и богатые... И слава Богу, что хоть нашим внучкам довелось по-человечески пожить и послужить своей стране без лишений и невзгод, если нам не довелось... Хотя мало кто из них знает, что на самом деле представляет из себя жизнь современного офицера Вооружённых сил...

umbon: "Штыки ломались и затворы" Галкин Ю.А. "Бородинская битва 1812г" Иногда, читая литературное произведение на историческую тему, просто диву даёшься, насколько мастерски автор проработал его до мелочей. И начинаешь понимать, что знаменитый кэмероновский фильм, в котором даже плечики для одежды имели надпись "Titanic" - не что иное, как дешёвая поделка по сравнению с настоящими шедеврами искусства. Подобное чувство, словно морская волна, захлёстывает особенно сильно, когда окунаешься в прочтение батальных поэтических творений выдающегося мастера слова современности Галкина Юрия Анатольевича http://www.stihi.ru/avtor/juriygalkin . Его произведения, по праву считающиеся бесценным культурным наследием мировой литературы, настолько качественно проработаны и выверены, что я не перестаю восхищаться, представляя образ этого человека, часами, днями и неделями просиживающего в архивах и неустанно пополняющего свои знания в области истории и военного дела. Одним из наиболее значимых и масштабных исторических батальных произведений является поэма Юрия Анатольевича, посвящённая героической борьбе российского народа против французских оккупантов в Отечественной войне 1812г. Называется она - "Бородинская битва 1812г" http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718 . Прочитав в своё время это произведение, я был настолько впечатлён, что написал трилогию "Гений пера и мысли". В данном литературном осмыслении творчества выдающегося баталиста приведено множество бесед и высказываний гениального литератора, поражающих своей меткостью и глубиной мысли. Одним из самых ярких диалогов явилась полемика Юрия Анатольевича с автором Стихиры Олегом Вяткиным касаемо весьма любопытной строчки в одной из версий "Бородина", претерпевшего с момента публикации на сайте множество значительных и незначительных изменений и правок. Эта беседа в полном объёме представлена во второй части трилогии, после публикации которой Юрий Анатольевич предпочёл выбросить из вышеупомянутого диалога ряд своих гениальных постов. В данной статье я приведу текущую версию той полемики со ссылкой на неё, а также со ссылкой на её веб-копию, сделанную мной на случай внезапного пробуждения желания у выдающегося баталиста заняться новой чисткой. Итак: *** Рецензия на «Бородинская Битва. 26 августа 1812г» (Галкин Юрий Анатольевич) Здравствуйте,Юрий Анатольевич! Стхотворение понравилось обстоятельностью изложения, много ярких картин, передающих батальные особенности того времени. "Штыки ломались и затворы" - затворов в то время еще не было! все огнестрельное оружие заряжалось с дула. С уважением и пожеланием дальнейших успехов! Олег Вяткин 12.05.2011 11:09 Спасибо Олег за подсказку.Вашу информацию проверю и приму меры в соответствии с обстоятельством.Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 12.05.2011 18:52 *** Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2011/05/12/4375 Копия: http://www.peeep.us/f3771f03 Как видим, Олег Вяткин дал оценку гениальной строке выдающегося автора с точки зрения исторической достоверности, мы же попробуем дать оценку оной фразе с точки зрения физической состоятельности. На минуту представим, что в 1812 году действительно было автоматическое оружие, и французы с русскими из окопов лупили друг по другу короткими и длинными очередями. В качестве примера гипотетического русского оружия с затвором образца начала 19 века возьмём известный любому советскому и российскому мужчине, не уклонявшемуся от срочной службы в рядах Вооружённых сил, автомат Калашникова АК-47. Как известно, затвор автомата представляет собой цельнометаллическую стальную деталь, откуда возникает вопрос: КАК хотя бы теоретически можно её СЛОМАТЬ??? Более того, этот самый затвор находится внутри затворной рамы (тоже, кстати, цельнометаллической), а сама затворная рама вместе с затвором находится внутри металлической ствольной коробки, закрытой отъёмной крышкой! О как! И как, скажите на милость, можно сломать этот затвор? Служил ли Юрий Анатольевич в армии? Разбирал ли автомат? Говорит, что служил, но... Можно ли в это поверить теперь?.. Не берусь со стопроцентной уверенностью судить, насколько Галкин хороший баталист, но однозначно могу сказать, что фантаст он отменный! Известная армейская шутка про поломанный лом в произведениях Юрия Анатольевича обрела реальные черты. Ну, да ладно. Мы даже можем представить, что какому-то идиоту-французику, напившемуся шампанского, взбрело в голову на поле боя разобрать свой автомат, вынуть затвор и попытаться его сломать. Пускай так. Но дело в том, что длина этого самого затвора едва ли достигает 10 сантиметров, сечение же его тонкой части имеет не менее сантиметра в диаметре. Я указал приблизительные параметры "на глаз" по зрительной памяти разбираемого мной реального образца в курсантские годы, кому будет интересно эти данные уточнить - обратитесь к компетентным источникам. Так вот. Мало того, что для осуществления поломки затвора человеку не за что ухватиться (короткий больно), так, согласно простейшей классической механике, для того, чтобы приложенной силы человеческих мышц хватило преодолеть предел прочности стали сантиметрового сечения, плечо (длина затвора) должно быть намного длиннее десяти сантиметров! А в случае, описанном выдающимся баталистом современности, руки француза, заработавшего алкогольный делирий, должны быть сопоставимы по силе с руками терминатора Т-101, мастерски сыгранного "железным Арни". Фантастика, да и только! Читал ли Юрий Анатольевич учебник по физике за седьмой класс? Возможно, и листал когда-то, но размышлениями, подобными приведённым в данной статье, свой мозг явно не загружал. И вот теперь сижу я и думаю, где же это Юрий Анатольевич видел поломанные затворы? И нахожу лишь один ответ: наверное, в своих фантастических грёзах, сидя на берегу того болота, из которого барон Мюнхгаузен вытаскивал себя за волосы... Желаю удачи, друзья мои!

umbon: Земля кружится, как волчок, в режиме бесконечном, И цель её – до бесконечности кружиться. И все, живущие на ней, планете нашей вечной, Имеют цели и желанье их добиться. И цели у людей, живущих на планете, Бывают разные и странные порой: Кому-то нужно, чтобы были счастливы их дети, Кому-то нравится свобода и покой. Но нету хуже ничего на этом белом свете, Чем то, когда нет цели пред тобой. Когда встречаешь на Земле закаты и рассветы Лишь ради галочки, предписанной судьбой! Когда живёшь ты и не знаешь, для чего всё это, Что хочешь ты от жизни получить. Когда лишь тьма перед тобой, и ты не видишь света, Живёшь лишь для того, чтоб просто жить! И не находишь ты себе ни места, ни покоя, Ни радости, ни счастья ни на грамм! И понимаешь ты тогда: лишь собственной рукою Ты сможешь цель себе создать назло врагам! Ты сможешь грусть свою раскрасить яркой свежей краской И ощутить, как жизнь прекрасна и светла! И пусть смеются, называя это всё лишь сказкой, Но цель твоя – творить хорошие дела!

umbon: Посвящается прекрасной девушке с именем Богородицы “Я придумал это, глядя на твои Косы, кольца огневеющей змеи, На твои зеленоватые глаза, Как персидская больная бирюза.” Николай Гумилёв Её не полюбить ну просто невозможно! Она светла, как день, прекрасна и нежна! И, видно, послан мне был дар небесный Божий, Что на пути моём вдруг встретилась она! Её весёлый смех, как плеск журчащей речки, Её душа чиста, как девичья слеза, И волосы, как шёлк, спадают ей на плечи, И манят глубиной прекрасные глаза! Хоть знаю я, что мы не будем с нею вместе, И то, что не её романа я герой, Она во мне звучит прекрасной нежной песней И в сердце навсегда останется со мной! Я знаю, что такие чувства уж не в моде, Но не нарушу я её святой покой!.. Прекраснее цветок, растущий на природе, Чем в вазе, сорван нелюбимою рукой.

umbon: В военной авиационной академии в аудитории разбили стекло. Недостаток заметили вовремя, доложили своевременно, как водится, по команде. Прошла неделя, но так никто и не сподобился поменять. И вот в этой аудитории идут занятия, преподаватель в чине полковника читает курсантам лекцию. И тут открывается дверь, и заходит проверяющий - сухопутный штабной "краснопогонный" генерал. Преподаватель подаёт команду: -Встать! Смирно! Товарищ генерал-майор! С личным составом курсантов третьего курса третьего факультета проводятся занятия по теоретической механике. Руководитель занятия полковник Петров! Генерал говорит: -Вольно... Так... А почему у вас курсанты на занятиях в шинелях? -Так, товарищ генерал, холодно! Стекло в помещении разбито, неделю назад доложили о необходимости замены - результата нет! -Ну, вот у вас, авиаторов, так всегда... Как будто бы не военные, только и умеете что жаловаться. Взяли бы и сами поменяли! Тут полковник говорит: -Понял, тарищ генерал! И, обращаясь к курсантам: -Так, товарищи курсанты, все встали - и за мной на склад МТО, получаем стекло и стеклорез, а также молоток, гвоздодёр и гвозди, и идём менять стекло! Генерал слегка опешил и говорит, обращаясь к полковнику: -Подождите, а как же лекция? -Лекция? Ах, да, лекция... Ну, что ж... А лекцию, в таком случае, пускай стекольщик прочтёт...

umbon: Прости, что я не добежал До вражеского дзота, За сто шагов в прицел попал Чужого пулемета. Прости за то, что в том бою Не думал о тебе... В чужой стране, в чужом краю, На выжженной земле. Я жизнь любил, как никогда, В походах ли, в атаках... Моя звезда, твоя беда - Поправка к зодиаку. Прости за лучшие года, Возможные с другим... Прости за то, что никогда Никто неповторим. А тот студент, соперник мой - Очкарик, книгочей... Прости его, что он живой, А я уже ничей. Не доискаться до причин, И смыслы бытия, Прости, что первенец твой сын, Похож не на меня. Когда придут мои друзья Покаяться за брата, Прости их, нежная моя, Они не виноваты. Что не спасли, не сберегли, Поверь, не их вина. Они свершили, что могли, Но верх взяла война. В одной шеренге с ними я Под пулями душман Ходил в атаки за тебя В стране Афганистан, И свято верил в тот народ, Который защищал... Прости мне вражий пулемет, И что не добежал. Краткая биографическая справка. Игорь Николаевич Морозов (род. 22 мая 1951 года, Москва) — поэт, композитор, ветеран афганской войны, офицер отряда «Каскад-4» Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР, полковник КГБ в отставке.

umbon: Старый армейский анекдот в моём вольном пересказе. Так уж вышло, что в одном небольшом городке, более того, в одной гостинице и, как это ни странно, даже в одном номере встретились три приехавших в командировку офицера. Службу они проходили в разных частях и, что интересно, в разных видов Вооружённых Сил: один пехотинец, другой моряк, а третий – лётчик. Компания подобралась весёлая и дружная, к тому же никто из них не был связан жёстким обетом «сухого закона». Поэтому первая неделя этой командировки пролетела очень быстро, оставив после себя богатое наследие в виде мясных обрезков, рыбных ошмётков, стола, обильно политого шпротным маслом, перемешанным с драгоценной для русского человека бесцветной жидкостью, досадным образом не попавшей в рот, а также десятка прозрачных бутылок с длинным горлышком и несметного количества коричневых бутылок поменьше с наклеенной бумажкой в виде полумесяца с незатейливой надписью «Ячменный колос». Как вы уже могли догадаться, в голову каждого из них стала приходить мысль о том, что неплохо было бы это добро определить в специально предназначенное для него место. В результате вечерком собрались наши офицеры вокруг стола и стали решать, как это сделать лучше всего. Первым взял слово пехотинец: -А давайте сделаем, как это делается у нас, в пехоте. Все поели, попили, потом дружно собрались и все вместе всё за собой убрали! Как вам такой вариант, мужики? -Вариант, конечно, неплохой, - ответил моряк. - Но мне кажется, что всё же лучше сделать, как обычно делают у нас, на флоте. Каждый день назначается дежурный, все посидели, выпили, покушали, а он потом всё убирает. На следующий день назначается другой дежурный, ну, и так далее, по кругу… -Да, мужики, это всё, конечно, хорошо, - вступил в разговор лётчик. - Но мне всё же кажется, что лучше всего это делается у нас, в авиации: кому надо – тот и убирает! На том и порешили.

Анатолий: 28 декабря 1945 года 5-й корпус ПВО убыл в Москву, где приступил к несению боевого дежурства по противовоздушной обороне столицы. В состав корпуса в то время входили 3 зенитные артиллерийские дивизии (12 зенитных артиллерийских полков), зенитная прожекторная бригада (3 зенитных прожекторных полка), бригада ВНОС (2 полка ВНОС), полк связи и полк аэростатов заграждения. Кстати, все праздничные салюты, производимые в столице в 1946–1948 годах производились зенитной артиллерией 5-го корпуса ПВО. После окончания Великой Отечественной войны руководством государства принимается решение о создании противовоздушной обороны Урала, который к тому времени стал важнейшим промышленным центром Советского Союза. Наряду с предприятиями оборонного комплекса, которые были построены здесь в довоенный период – Свердловский Уралмашзавод, Нижнетагильский Уралваганзавод, Челябинский тракторный завод, сюда в начале Великой Отечественной войны были эвакуированы свыше 700 заводов, часть из которых так и осталась на Урале. Уральский приборостроительный завод, основанный в 1918 году и до осени 1941 года базировавшийся в Москве, являвшийся первым в Советском Союзе заводом по производству гироскопических систем и навигационных приборов для авиации, прибывший в Свердловск в 1941 году, выпускал продукцию по основному профилю для самолетов Красной Армии. Предприятие «Пневмострой-машина», которое было основано в 1915 году как Московский аэрозавод, 6 ноября 1941 года прибыло в Свердловск, а уже 27 декабря на нем была изготовлена и отправлена на заводы-смежники, первая партия винтов для боевых самолетов. Многие заводы Урала, не являвшиеся до войны оборонными, во время войны стали выпускать военную продукцию. Так, Златоустовский металлургический завод стал основным производителем конструкционных авиационных сталей. На оборону стали работать Магнитогорский, Нижнетагильский, Чебаркульский металлургические заводы, Синарский трубный, Первоуральские новотрубный и старотрубный, Ревдинский, Каменский, Верхне-Салдинский заводы цветной металлургии, Уральский алюминиевый, Соликамский магниевый и многие другие заводы, производившие листовой прокат, профили, прутки, трубы, литье, изделия из алюминиевых и магниевых сплавов. Значительный вклад в обеспечение оборонной промышленности внес Свердловский завод резинотехнических изделий. Металлургический завод имени Серова в 1941 году в кратчайшие сроки освоил выпуск сортовой стали для изготовления гильз цилиндров авиадвигателей. Так, в декабре 1946 года в Свердловск из Одессы прибыл 736-й отдельный зенитный артиллерийский полк среднего калибра, которым командовал полковник Алейников И.П. Необходимо отметить, что полк имел славные боевые традиции, пройдя дорогами войны от Украины до Румынии. Сформированный в апреле 1941 года в Харькове полковником Чернявским В.В., он четыре года вел непрерывные бои с авиацией противника, принимал участие в обороне Харькова, в Сталинградском сражении и Курской битве. Полк закончил войну в мае 1945 года, прикрывая от налетов нефтяные прииски в Плоешти. Открыв боевой счет в 14 сентября 1941 года под Харьковом, где артиллерийским огнем были сбиты 2 немецких самолета Хе-111, за время боев полк уничтожил 65 самолетов противника. Кстати, в 1943 году 736-й озап СК входил в состав Саратовско-Балашовского дивизионного района ПВО. Полк уже к весне 1947 года заступил на боевое дежурство. Огневые позиции дежурных батарей находились на территории Уралмашзавода и завода им. Калинина, в аэропорту «Уктус» и на берегу озера Шарташ. В это же время в г. Троицк Челябинской области прибывает 381-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион среднего калибра под командованием подполковника Андрющенко, сформированный в мае 1940 года в Сухуми и прошедший с боями до Венгрии. В Пермь из Вильнюса прибыл 38-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, которым командовал майор Хоружий С.Ф., сформированный в августе 1941 года в Иваново и закончивший Великую Отечественную войну в составе 5 корпуса ПВО на прикрытии переправ через Одер. В июне 1948 года Политбюро ЦК ВКП (б) и Совет Министров СССР определили новую структуру системы и Войск противовоздушной обороны. Округа и армии ПВО расформировывались и на их базе создавались районы ПВО. В соответствии с этим решением в январе 1949 года из Москвы в Свердловск прибывает управление 5-го корпуса ПВО, на базе которого было начато формирование оперативной группы Уральского района противовоздушной обороны. Ее командующим (командиром 5-го зенитного артиллерийского корпуса) в августе 1949 года назначается генерал-майор артиллерии Бондаренко Михаил Трофимович. Одновременно из Каунаса сюда прибывает 306-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион среднего калибра, под командованием подполковника Левшунова Я.Р. Дивизион был сформирован в ноябре 1943 года в Брянске и в годы войны прикрывал от ударов с воздуха железнодорожный узел и аэродром Брянск, город Белосток, железнодорожный узел и мост через Неман у Гродно. Из Вильнюса в Магнитогорск, на прикрытие Магнитогорского металлургического комбината им. Сталина прибыл 24-й гвардейский отдельный зенитно-артиллерийский дивизион малого калибра, которым командовал гв. подполковник Маташ К.К. Личный состав дивизиона мужественно и самоотверженно сражался с врагом в Сталинграде, защищая ставшие известные всему миру заводы «Баррикады», «Красный Октябрь», Сталинградский тракторный завод, прикрывал от налетов немецкой авиации железнодорожные узлы Лида и Вильнюс. С января 1949 года все зенитные артиллерийские части, находившиеся на Урале, были переданы в подчинение оперативной группы Уральского района противовоздушной обороны. Кроме того, в ее состав вошли 5-й полк ВНОС, дислоцировавшийся в г. Сталинабад, в составе 50-го (г. Ош) и 56-го (г. Керки) батальонов ВНОС, а также 101-й отдельный радиотехнический батальон ВНОС (г. Орск) и 97-й отдельный радиотехнический батальон ВНОС (г. Мары). 101-й отдельный радиотехнический батальон ВНОС был сформирован в ноябре 1941 года в Казани и принимал активное участие в Великой Отечественной войне, обеспечивая информацией части истребительной авиации и зенитной артиллерии Горьковского, Киевского и Курского корпусных районов ПВО. Кроме того, с октября 1944 года по июнь 1945 года, дислоцируясь в районе Кобрина и Бреста, посты батальона отбили 15 нападений немецких диверсионных групп, польских и украинских националистов. В г. Орск батальон прибыл в июле 1949 года из Пинска. Части истребительной авиации были представлены 101-й истребительной авиационной дивизией, которая была сформирована в конце 1949 года в Троицке (412-й и 385-й истребительные авиационные полки). Командиром дивизии был назначен генерал-майор авиации Лопатко А.А. Организацию связи оперативной группы осуществляли прибывший из Москвы вместе с управление 5-го корпуса ПВО 29-й отдельный батальон связи и 897-я отдельная рота связи. На основании Директивы начальника Генерального Штаба Советской Армии от 7 декабря 1950 года № орг/3/397203 и Директивы начальника Главного Штаба войск ПВО от 9 декабря 1950 года № орг/1/655372 1 января 1951 года управление 5-го зенитного артиллерийского корпуса ПВО было переформировано в управление командующего войсками ПВО Уральского района II категории. Командующим был назначен Герой Советского Союза генерал-лейтенант Щеглов Афанасий Федорович, Членом Военного Совета полковник Лазарев Александр Павлович, начальником штаба – полковник Григорьев Михаил Михайлович. В 1952 году формируются новые зенитные артиллерийские полки: 416-й в Глазове, 435-й в Свердловске-44, 408-й в Кыштыме, 426-й в Каслях, а в Свердловске создается 1307-я армейская артиллерийская база. В Нижнюю Туру из Мурманска в 1954 году прибыл 389-й Краснознаменный зенитный артиллерийский полк, который за годы Великой Отечественной воны уничтожил 37 самолетов противника. В Магнитогорск прибыл 503-й, в Нижний Тагил 507-й, а в Свердловск 505-й зенитные артиллерийские полки. Особо отличился в боях 505-й зенитный артиллерийский полк, который за полтора года участия в этой войне уничтожил 9 американских самолетов F-86. В целях совершенствования системы управления противовоздушной обороной региона в 1954 году формируются две зенитные артиллерийские дивизии. В Магнитогорске – 77-я зенитная артиллерийская дивизия, в которую вошли 70-й гвардейский зенитный артиллерийский полк, сформированный на базе 24-го отдельного гвардейского зенитно-артиллерийского дивизиона, 788-й зенитный артиллерийский полк и 503-й зенитный артиллерийский полк. Командиром дивизии назначается полковник Некрасов. А в Кыштыме – 28-я зенитная артиллерийская дивизия под командованием генерал-майора артиллерии Ангелова. С 1952 года авиация Уральского района ПВО начинает осваивать реактивные самолеты истребители. Первыми поднялись в воздух на реактивном самолете МиГ-15 заместитель командира 412-го истребительного авиационного полка подполковник Гребенников и командир авиаэскадрильи майор Левша. В 385-м истребительном авиационном полку первым на реактивном самолете вылетел командир полка подполковник Петров П.О. К концу 1953 года полки 101-й истребительной авиационной дивизии полностью перевооружились на самолеты МиГ-15. В июле 1952 года, под Пермью, на аэродроме Б. Савино была сформирована 87-я истребительная авиационная дивизия в составе 763-го, 764-го и 765-го истребительных авиационных полков. Командиром дивизии стал полковник Елагин Николай Михайлович. На ее вооружение поступили самолеты-истребители Миг-15. Уже 8 апреля 1953 года здесь поднялся в воздух первый реактивный самолет-истребитель. В 1952 году 5-й радиотехнический полк ВНОС убыл из состава Уральского района ПВО. На смену ему в Троицке к январю 1953 года формируется 51-й радиотехнический полк ВНОС, имевший в своем составе 4 отдельных радиотехнических батальона ВНОС. В июне 1954 года в соответствии с решением Совета Министров СССР и ЦК КПСС вместо районов противовоздушной обороны в приграничной полосе и в глубине территории СССР восстанавливались оперативные объединения (округа и армии) и оперативно-тактические соединения (корпуса, дивизии ПВО), включавшие в свой состав все рода войск противовоздушной обороны. На основании Приказа Министра Обороны СССР от 14 июня 1954 года Уральский район ПВО II категории был реорганизован в Уральскую армию ПВО. К этому времени в составе армии было 2 зенитные артиллерийские дивизии (12 зенитных артиллерийских полков и 3 отдельных зенитно-артиллерийских дивизиона), истребительный авиационный корпус (2 истребительные авиационные дивизии – 6 истребительных авиационных полков), радиотехнический полк ВНОС, отдельный батальон связи и 2 отдельные роты связи, а также части и подразделения обеспечения. С 1957 года начинают переучивание на зенитную ракетную технику и зенитные артиллерийские части Уральской армии ПВО, и уже с 1958 года в армию поступают зенитные ракетные комплексы. В состав армии входят зенитные ракетные части, в том числе и создаваемые вновь за счет перевооружения авиационных, танковых и артиллерийских частей. В 1959 году в Уфу прибывает старейшая зенитная часть страны - 244-й гвардейский полк, ведущий свою историю с 1918 года. Эта часть воевала в годы Гражданской войны, а с 1939 года стояла на обороне неба Москвы. В годы Великой Отечественной войны полком было уничтожено 30 и повреждено 106 самолетов противника. В Кирове на базе 355-го зенитного артиллерийского полка и 129-ой гвардейской трижды Краснознаменной орденов Суворова и Богдана Хмельницкого отдельной пушечно-артиллерийской бригады резерва Главного Командования была сформирована 101-я гвардейская зенитная ракетная бригада. В Ульяновске на базе тяжелого танкового полка формируется 534-й гвардейский Смоленский Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого зенитный ракетный полк. В Пензе формируется 512-й Калинковичский ордена Кутузова III степени зенитный ракетный полк. Он принял наименование бомбардировочного авиационного полка, который дислоцировался в Одессе. За годы Великой Отечественной войны полк прошел боевой путь от Сталинграда до Берлина, совершив 2167 боевых вылетов, уничтожив 16 самолетов, 236 танков, много другой боевой техники и живой силы противника. Зенитные ракетные бригады формируются в Свердловске (позднее управление бригады было переведено в г. Березовский Свердловской области), Кыштыме, Нижнем Тагиле, Златоусте. Весной 1960 года в г. Стерлитамак из Бакинского округа ПВО прибывает 264-й зенитный ракетный полк. Освоив зенитный ракетный комплекс С-75. Первым начальником зенитных ракетных армий был назначен генерал-майор артиллерии Ершов Г.И. Уже весной 1959 года зенитные ракетные части армии подверглись инспекторской проверке Главнокомандующим Войсками ПВО страны Маршалом Советского Союза Бирюзовым С.С., на которой они получили высокую оценку. На основании Директивы заместителя Министра Обороны СССР и Главнокомандующего Войсками ПВО страны от 24 марта 1960 года Уральская армия ПВО с 10 апреля 1960 года преобразована в 4-ю отдельную армию ПВО. В состав армии вошли 19-й и 20-й корпуса ПВО. 19-й корпус ПВО образуется в Челябинске. Его командиром назначается полковник Савинов Федор Иванович, начальником политического отдела - полковник Челматкин Георгий Сергеевич, начальником штаба – генерал-майор авиации Цыганов Евгений Терентьевич, В составе корпуса были 28-я зенитная артиллерийская и 101-я авиационная дивизия. 20-й корпус ПВО формируется в Перми. Его первым командиром стал полковник Коломиец Михаил Маркович, начальником политотдела – полковник Ремизов Дмитрий Арсентьевич, начальником штаба – полковник Стучилов Александр Иванович. В своем составе корпус имел 87-ю истребительную авиационную дивизию и 77-ю зенитную артиллерийскую дивизию. В 1963 году в Куйбышеве на базе расформированного 25-го отдельного корпуса ПВО создается 28-я дивизия ПВО, которая входит в состав 4-й отдельной армии ПВО. Командиром дивизии назначается полковник Коцько Иван Терентьевич. Вместе с ней в состав армии вошли 681-й истребительный авиационный полк (Йошкар-Ола) и 683-й истребительный авиационный полк (Бобровка). В 1965–1968 годах на вооружение зенитных ракетных войск поступают зенитные ракетные комплексы С-200. Уже в 1967 году 6 зенитных ракетных частей заступают на боевое дежурство на новой технике. Одними из первых новый комплекс освоили 57-я зенитная ракетная бригада (Березовский) и 101-я зенитная ракетная бригада (Киров). Наряду с совершенствованием вооружения росло и боевое мастерство ракетчиков, техническая и тактическая подготовка командного состава. Подлинными мастерами ракетного боя были Герой Советского Союза полковник Михайлов А.Я., полковник Семенов С.В., полковник Репин И.С., которые умело обучали подчиненных. Боевой расчет дивизиона успешно провел стрельбы, поразив 2 мишени и получив оценку «отлично». Через год в аналогичных условиях отлично выполнил боевую задачу личный состав 2-го зенитно-ракетного дивизиона 294-го зенитного ракетного полка под командованием подполковника Гарника В.К. За успехи в боевой подготовке Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 года орденами Красного Знамени были награждены 70-й гвардейский (Магнитогорск), 512-й (Пенза) и 736-й (Березники) зенитные ракетные полки, а 244-й гвардейский зенитный ракетный полк (Уфа) награждается Памятным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР. Истребительная авиация армии последовательно осваивает новые типы реактивных самолетов: МиГ-17, МиГ-19, Як-25. Личный состав осваивал полеты в сложных метеоусловиях, повышал свою классную квалификацию. К концу 1959 года из 286 летчиков 274 были классными специалистами, из них 77 человек имели 1 класс, 87 – 2 класс. В 1960-1962 года году на вооружение истребительных авиационных полков армии поступают сверхзвуковые истребители перехватчики Су-9 и МиГ-17ПФ. На оперативно-стратегических учениях «Радуга», проводимых в мае 1962 года под руководством Министра Обороны СССР, личный состав 763-го истребительного авиационного полка успешно справился с задачей перебазирования на один из аэродромов Московского округа ПВО под Ярославлем. В середине 60-х годов в Казани и Ирбите формируются школы младших авиационных специалистов, которые неоднократно признавались лучшими в Войсках ПВО страны. В 1965–1968 годах истребительные авиационные полки армии получают и успешно осваивают самолеты Су-15 и Як-28П. Первыми освоили взлет и посадку на грунтовом аэродроме на сверхзвуковом истребителе Су-9 заместитель командующего армией по авиации Герой Советского Союза генерал-майор авиации Колядин В.И. и командиры истребительных авиационных полков подполковники Гречишкин М.Л. и Звыков А.Г. Совершенствуя свое боевое мастерство, летчики отрабатывали способы ведения боевых действий на малых и предельно малых высотах. Так в 1965 году на учении «Низина» высокое боевое мастерство показали капитаны Мирошниченко Л.М., Скоромный В.А., Евреинов И.С., которые успешно атаковали цели на высоте 100-150 метров. Особенно высоких показателей в боевой подготовке добился 764-й истребительный авиационный полк (Б. Савино), которым командовал полковник Пастухов Г.П. Здесь в 1965 году 11 отделений, 19 экипажей, 5 звеньев, 6 групп и одна авиаэскадрилья стали отличными. Летом 1965 года три истребительных авиационных полка армии впервые в истории истребительной авиации на самолетах Су-9 совершили маневр на полигон Красноводск, где выполнили 45 стрельб днем и ночью по радиоуправляемым мишеням, а в 1967 году уже семь истребительных авиационных полков армии на полигоне Красноводск успешно выполнили 77 стрельб. С 1967 года организуется постоянное боевое дежурство истребительной авиации на северном направлении, для чего на аэродром Комсомольский перебазируется эскадрилья самолетов Як-28П и создаются пункты наведения авиации Инта и Березово. В 1968 году высокую выучку летный состав армии показал в ходе проводимых Министром Обороны СССР учений «Арктика-68», когда все воздушные цели были перехвачены на заданных рубежах. На вооружение поступали радиолокационные станции П-2, П-3, П-8 и другие. Полное оснащение войск ВНОС радиолокационными системами привело к образованию в 1952 году радиотехнических войск ПВО. Силы наземных средств радиолокационного обнаружения, находившиеся в частях истребительной авиации ПВО на основании Постановления Совета Министров СССР от 15 декабря 1951 года и в соответствии с Директивой Военного Министра СССР от 15 января 1951 года были переименованы в радиотехнические войска ВНОС, а в 1955 году в связи с окончанием замены постов наблюдения радиотехническими подразделениями на внутренней территории страны РТВ ВНОС согласно Директивы Главного Штаба ВС СССР переименованы в РТВ ПВО страны. Осваивая новую радиолокационную технику, расчеты радиолокационных станций постоянно совершенствовали свою боевую выучку. Об их профессиональном мастерстве свидетельствует такой пример. 11 мая 1954 года личный состав радиолокационного поста Арамиль обнаружил и обеспечил проводку самолета Ли-2, потерявшего ориентировку в районе Свердловска. В сложных метеоусловиях, когда у самолета заканчивалось горючее, он потерял радиосвязь с землей. Однако, благодаря грамотным действиям операторов РЛС П-3 сержантов Лебедева С.И. и Могамошвили Г.Т., руководимых командиром радиолокационного поста лейтенантом Пестряковым Т.Ф., удалось обеспечить успешное завершение полета. Радиотехнические войск армии уверенно осваивали новые образцы радиолокационной техники, такие как П-10, П-20. С 1956 по 1960 годы в Уральской армии ПВО формируются радиотехнические части в Бобровке, Серове, Орске, Троицке, Перми и Печоре. Особенно сложно проходило формирование на базе радиотехнических подразделений, прибывших из Баку, 82-го радиотехнического полка (Серов). Его подразделения развернулись в северных районах Свердловской и Тюменской областей. На новых местах дислокации подразделений не было пунктов управления, помещений для личного состава, укрытий для материальной части. Все это приходилось создавать своими руками. В трудных условиях, не имея опыта строительства, личный состав работал по 12-14 часов в сутки. В результате все поставленные задачи были выполнены в срок и полк приступил к несению боевого дежурства. В подразделения и части поступала новая техника. Так, только с 1965 по 1969 год радиотехнические войска армии получили 140 радиолокационных станций различного назначения: П-12НП, П-15Н, П-14, радиолокационные комплексы П-95 и П-80, высотомеры ПРВ-9, ПРВ-11. Совершенствовалось мастерство специалистов радиотехнических войск. В мае 1962 года в ходе оперативно-стратегических учений, впервые в истории радиотехнических войск, в нашем объединении был использован подвижный радиолокационный резерв, позволивший значительно усилить радиолокационное поле на направлениях наиболее вероятных ударов воздушного противника. В ходе этих учений личный состав радиолокационной роты Ак-Булак совершил 600-километровый марш с боевой техникой по безводной Тургайской степи, вышел в район предназначения, развернул технику и в точно поставленный срок приступил к выполнению боевой задачи. К 1964 году 100% офицеров радиотехнических войск стали классными специалистами, из них 80% – специалистами 1 и 2 класса. Проведенные организационные мероприятия, освоение новой техники и совершенствование боевого мастерства позволили к 1968 году увеличить протяженность проводки маловысотных целей до 30%. В связи с поступлением на вооружение зенитных ракетных частей ЗРК С-200, в зенитных ракетных полках формируются группы зенитно-ракетных дивизионов, переформируется ряд частей. На вооружение истребительных авиационных полков поступают самолеты МиГ-23 и МиГ-25. В Печоре на базе 55-го отдельного радиотехнического батальона формируется 200-й радиотехнический полк, 82-й радиотехнический полк (Серов) преобразуется в 94-ю радиотехническую бригаду. Основной особенностью развития зенитных ракетных войск стало дальнейшее поступление в них зенитных ракетных комплексов С-200. К 1976 году в состав армии входил более 40 дивизионов С-200. Одновременно командные пункты зенитных ракетных частей оснащались аппаратурой автоматизации АСУРК-1п. Проводилась работа и по улучшению тактико-технических характеристик ЗРК С-75. Все это увеличило возможности частей зенитных ракетных войск по ведению борьбы с самолетами-носителями ракет «воздух-земля» до рубежей их пуска. Развертывание позиций дивизионов С-200 происходило в удаленных от населенных пунктов, лесистых и заболоченных местностях, что потребовало большого объема инженерных работ. В сложных условиях находился 391-й зенитный ракетный полк, который передислоцировался в район г. Печора, где практически все сооружения и позиции предстояло строить на новом месте. Однако все дивизионы в установленные сроки заступили на боевое дежурство. Совершенствовалась организация несения боевого дежурства, готовность дежурных сил зенитных ракетных войск ежемесячно проверялась полетами контрольных целей. Росло боевое мастерство личного состава. На протяжении 8 лет выполнял стрельбы на полигоне только на «отлично» 416-й зенитный ракетный полк, пять лет подряд – 57-я и 63-я зенитные ракетные бригады, традиционно отлично стрелял 534-й зенитный ракетный полк. В 1974 и в 1978 году зенитные ракетные части армии добились эффективности выполнения боевых стрельб 1,0. В частях авиации армии велась настойчивая работа по сокращению сроков приведения в боевую готовность, планомерно наращивалось количество боеготовых экипажей, осваивались новые аэродромы рассредоточения и взаимодействия. Высокую выучку экипажи истребительный авиационных полков показали в ходе учения «Арктика-74». Из года в год высоких показателей добивался 764-й истребительный авиационный полк. В 1972 году он освоил авиационный ракетный комплекс перехвата МиГ-25П. Первым вылет совершил командир полка заслуженный военный летчик СССР полковник Пастухов Г.П. В 1977 году полк был награжден Вымпелом Министра Обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». К концу 1976 года 412-й истребительный авиационный полк освоил самолет МиГ-23. Взамен устаревших радиолокационных станций на вооружение поступают помехозащищенные комплексы 5Н87, радиолокационные станции П-37, мобильные РЛС П-40, радиовысотомеры ПРВ-13, ПРВ-9. Всего в 70-е годы из промышленности в части армии поступили свыше 200 образцов радиолокационного вооружения, что позволило на 75% обновить технику РТВ армии. В 1970 году на командном пункте армии разворачивается и с 1 января 1972 года заступает на боевое дежурство автоматизированная система управления «Алмаз». Совершенствовалась и группировка радиотехнических войск. Заслуживает уважение и преклонения мужество и стойкость воинов радиотехнических войск, проявленные при освоении горных позиций на Уральском хребте. В сложнейших климатических условиях была построена высокогорная позиция радиолокационной роты Чистоп на отметке 1 292 метра. Высокое мастерство и выучку показывали воины радиотехнических войск на различных учениях и при проведении боевых стрельб на полигонах, когда благодаря их грамотным и уверенным действиям успешно поражали воздушные цели зенитные ракетные и истребительные авиационные полки армии. 4-я отдельная армии ПВО всегда занимала достойное место среди других объединений Войск противовоздушной обороны страны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1974 года за большие заслуги, проявленные в боях по защите Отечества, успехи в боевой подготовке 4-я отдельная армия ПВО была награждена орденом Красного Знамени. В 80-е годы продолжает совершенствоваться организационная структура, вооружение и техника, боевое мастерство воинов объединения. В 1983 году на вооружение истребительных авиационных полков поступает авиационный ракетный комплекс перехвата МиГ-31, который первыми освоили летчики 763 истребительного авиационного полка (Комсомольский). На вооружение зенитных ракетных частей в 1984 году поступил зенитный ракетный комплекс С-300. Первыми этот комплекс освоили воины 57-й зенитной ракетной бригады и 134-й зенитной ракетной бригады. В начале 90-х годов, в ходе реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации, значительному сокращению подверглись части всех родов войск армии, и общая их численность уменьшилась более чем два раза. Вместе с тем, в результате распада Советского Союза 4-я отдельная армия ПВО оказалась приграничной. В декабре 1994 года 4-я отдельная армия противовоздушной обороны была преобразована в 5-й отдельный корпус ПВО, а в 1998 году в результате реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации и создания на базе Войск ПВО и Военно-воздушных сил принципиально нового вида Вооруженных Сил Российской Федерации – в 5-й отдельный корпус Военно-воздушных сил и противовоздушной обороны. За образцовое выполнение воинского долга и обеспечение обороноспособности страны, а также в связи с 60-летием личному составу 5-го отдельного корпуса ВВС ПВО 5 июня 2000 года распоряжением Президента Российской Федерации № 195-рп была объявлена благодарность. В соответствии с Директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 30 ноября 2000 года с 1 июня 2001 года управление 5-го отдельного корпуса ВВС и ПВО переформировано в управление 5-й Краснознаменной армии Военно-воздушных Сил и противовоздушной обороны. В состав объединения вошли новые части, расширился круг задач, стоящих перед личным составом. Состав 4-й отдельной армии ПВО, в/ч 10866 (штаб - г.Свердловск) в 1960-1980-е гг. - 390 сап (обслуживал управление армии) – Кольцово (г.Свердловск); - 845 уч.зрп - г.Верхняя Пышма; 19-й корпус (г.Челябинск): 1. 28-я зенитная артиллерийская дивизия: - 37 зрбр, в/ч 31768 – г.Новоуральск (Свердловск-44): ----- п.п-ник Новиков – ЗРДН Полдневая (на 1 мая 1960 г.): ----- п.п-ник Любин – ЗРДН оз.Щелкунское ----- ЗРДН - 139 зрбр – г.Златоуст - 70 гв.зрп – г.Магнитогорск - 244 гв.зрп – г.Уфа - 264 зрп – г.Стерлитамак - 370 зрп - г.Казань - 503 зрп – г.Челябинск - 568 зрп – Тоцкое - 596 зрп – г.Орск (Оренбургская обл.) - 35 ртбр – г.Челябинск - 37 ртп – г.Орск - 51 ртп – г.Троицк 2. 101-я авиационная дивизия (г.Троицк): - 412 иап, в/ч 64211 - п.Домбаровский - 385 иап 20-й корпус, в/ч 30145 (г.Пермь), позывной "Полоса": 1. 77-я зенитная артиллерийская дивизия: - 57 зрбр – г.Свердловск, позднее г.Берёзовск Свердловской обл. (на 1 мая 1960 г.): ----- м-р Воронов – 2-й ЗРДН Косулино ----- к-н Шелудько – ЗРДН Монетный ----- м-р Шугаев – ЗРДН Ст. Решёты ----- м-р Смирнов – ЗРДН Широкая Речка - 63 зрбр, в/ч 61885 – г.Нижний Тагил - 101 гв.зрбр – г.Киров - 294 зрп – г.Ижевск - 389 зрп – г.Нижняя Тура - 416 зрп – г.Глазов - 426 зрп – г.Касли Челябинской обл. Полк был сформирован в 1952 г. Впоследствии передислоцирован в г. Пермь? На карте позиционного района 52-рд от 1964 г. с сайта Михаэля Хольма уже есть 4 ЗРДН под Пермью. Т.е. это в/ч 28060 (управление - р-н совхоза Мотовилихинский), позывной «Сифон»? - 736 зрп, в/ч 42377 – г.Березники, позвыной «Соната» - 36 ртбр – г.Каменск-Уральский - 47 ртп – п.Большое Савино (г.Пермь) 2. 87-я истребительная авиационная дивизия: - 763 иап - п.Комсомольский-2 (п.Югорск-2) ХМАО - 764 иап, в/ч 31533 - п.Большое Савино, г.Пермь - 765 иап, в/ч 40374 - Салка, р-н г.Н.Тагила. 28 дивизия, г.Куйбышев (сформирована в 1963 г. на базе 25 отдельного корпуса ПВО): - 134 зрбр – г.Куйбышев - 511 зрп – г.Энгельс - 512 зрп – г.Пенза - 534 гв.зрп – г.Ульяновск - 560 гв.зрп – г.Балаково - 784 зрп – г.Сызрань - 44 ртбр – г.Мирный (Куйбышевская обл.). - 681 иап, в/ч 40365 - Данилово, р-н Йошкар-Олы, - 683 иап, в/ч 40367 - Бобровка, р-н Куйбышева Кроме того на территории 4-й отдельной армии ПВО в Печоре располагалась авибаза цетрального подчинения (аэродром рассредоточения и подскока, так же там базировался 144 оапдрло. http://balancer.ru/s...atsiya-pvo.html http://www.russianar...hp?topic=6552.0 http://nnm.ru/blogs/...hast_kraynyaya/ http://mukden39.naro...isk_pvo_strani/ http://www.warheroes...php?f=3&t=12274

umbon: Эта байка была однажды рассказана одним очень уважаемым профессором математики курсантам одного из высших военных авиационных учебных заведений. Знаменитый математик Адамар в студенческие годы был весьма своенравным юношей. Причём это своенравие граничило с наглостью. Он просто отвратительно вёл себя на лекциях: крутился, громко разговаривал, смеялся и всё время перебивал профессора. Однажды профессор, решив проучить зазнавшегося студента и сбить с него спесь, оставил Адамара после занятий и дал ему решать задачу, явно не для студенческого уровня подготовки. Адамар сел напротив профессорского стола, подумал где-то часа полтора и даёт профессору листик с решением. Профессор с ироничной улыбкой взял лист с предложенным решением, и... Не поверил своим глазам! -Потрясающе! Невероятно! В это просто невозможно поверить!!! – воскликнул изумлённый профессор. - Решение абсолютно верное! Я эту задачу год решал! Не-ве-ро-ят-но!.. Я потрясён! Я ставлю Вам «пять»! На что Адамар, устало поглядев на профессора, ответил: -Профессор… Я всегда говорил, что Вы – дурак…

umbon: Ничто не вечно на планете, И жизнь у нас всего одна, Но нам судьбой на этом свете Стезя особая дана! Нам не дано сидеть на тронах, Нелегким выдался наш век, Но пронесли мы на погонах Свой титул вечный «Человек». Мы не цари, и мы не боги, Дано ошибки нам свершать. Бог дал волненья и тревоги, Чтоб нашу волю искушать. Но на таких, как мы, держался Всегда и держится наш мир. На тех, кто чувствам не поддался, Не потерял ориентир! На тех, кто сохранить стремился Страны величье в трудный век, Со своего пути не сбился, Прославив титул «Человек»!

umbon: Я снова думал, в памяти храня Страницы жизни своего народа, Что мир не знал еще такого дня, Как этот день — семнадцатого года. Он был и есть начало всех начал, И мы тому свидетели живые, Что в этот день народ наш повстречал Судьбу свою великую впервые; Впервые люди силу обрели И разогнули спины трудовые, И бывший раб — хозяином земли Стал в этот день за все века впервые; И в первый раз, развеяв злой туман, На безграничной необъятной шири Взошла звезда рабочих и крестьян — Пока еще единственная в мире... Все, что сбылось иль, может, не сбылось, Но сбудется, исполнится, настанет!— Все в этот день октябрьский началось Под гром боев народного восстанья. И пусть он шел в пороховом дыму,— Он — самый светлый, самый незабвенный. Он — праздник наш. И равного ему И нет и не было во всей вселенной. Сияет нам его высокий свет — Свет мира, созидания и братства. И никогда он не погаснет, нет, Он только ярче будет разгораться! 1956г.

umbon: Часть 1. Об исторических батальных произведениях Вызывают Рабиновича на партсобрание и говорят: -Рабинович, Вы очень похожи на Ленина! Это аполитично! Уж постарайтесь как-нибудь изменить свою внешность! -Ну, бородку я, допустим, сбрею. А умище-то куда девать?.. Народное творчество — Хлопец, наверно, на Клязьме застрял, — густым голосом отозвалась Настасья Лукинишна Непременова, московская купеческая сирота, ставшая писательницей и сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж». М.Булгаков "Мастер и Маргарита" Однажды один из моих знакомых авторов сервера Стихи.ру порекомендовал мне прочесть стихотворение, посвящённое Бородинской битве (http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718), создатель которого утверждал (по словам того моего знакомого автора), что это его творение может составить конкуренцию стихотворению Лермонтова "Бородино" в отношении освещения темы Бородинской битвы в художественной литературе. Текст данного произведения я процитирую здесь (согласно п.1 ст. 1274 Гражданского кодекса РФ допускается свободное использование произведения без согласия автора, но с указанием имени автора и источника заимствования в информационных, научных, учебных или культурных целях). Знаю, что прочесть это до конца хватит сил и терпения далеко не у каждого, да это делать вовсе и необязательно. Для того, чтобы составить общее представление об этом шедевре, достаточно прочесть пару-тройку строф. Земля хранитель вечной славы, Могил села Бородино, Здесь две Великие державы, Прославить разом суждено. Игра судьбы по мановенью, Одной магической руки, Итог громадного сраженья, В ничьей,- чего не изреки. Французский штаб, играют нервы, Не в духе был Наполеон, «Кто в этой битве будет первый»? «Конечно Я, – а может он»... Наш русский штаб, в войсках маневры, «Ну, с Богом, к ротам господа», «И личной славой беспримерной», «Не поступимся никогда», Кутузов встал: « Раевский в центре, На левый фланг Багратион, Уваров с Платовым в резерве. Барклаю правый отведён». «Наш враг французский император, С ним Даву, Нея и Мюрат, С ним «Старой гвардии солдаты», Какие всё и всех крушат». Ней шёл в ручей и через балку, Прямой наводкой, целя в строй, Бьёт батарея, в поле свалка. И закипел фронтальный бой: В лес Шевардинский пробиваясь, Летит в редут - за рядом ряд, Как снежным комом разрастаясь, «С железной конницей» Мюрат. Атака с флеш Багратиона, Сошлись на сабли и штыки, И к нам фортуна благосклонна, У берегов Москвы – реки. В каре бил штык, и залп заряда, На поле корчатся враги, Капрал кричит: «Равненье ряда», И их затопчут сапоги. Волна бойцов редеет в драке, Большим числом чужой мундир, И направление атаки, Сменил французский командир. Прошла стена, кругом затишье, Разбит обоз, пробита грудь, Убитый конь ломает дышло, В руке тесак кривай чуть – чуть. Фельдфебель сел,тихонько стонет, Шрапнелью вскрыта голова, Раскрытым ртом он воздух ловит, И давит терпкие слова. На бок завалена подвода, Под ней навечно – бы уснуть,- Но жизни требует природа, И в этом видно наша суть. Вновь ломим натиском француза, Успешно бьётся авангард, Курганный холм, на нём Кутузов, Фельдмаршал всем,- и всем солдат. Сюда на холм французы лезли, Круша прикладом и штыком. Наш центр, выстояв на месте, Почти, что выбит целиком. На правом фланге всё спокойно, Барклай уверенно стоит, И в бой идут шеренги стройно, Никто из битвы не бежит. На левом фланге катастрофа, Французы ринулись стеной, «Упорству нашему голгофа,- Не помогает и Святой». Сражён в бедро боец отважный, Ведь дьявол многолик с лица, Багратион,- обоз фуражный, Свидетель твоего конца. Среди своих Бертье и Даву, Артиллерийский всюду гром: «Знамён немеркнущую славу, Здесь Бонапарту поднесём». Штыки ломались в час суровый, Сбивались руки до костей, И бил прицельно град свинцовый, Во фланги конных егерей. Луга пестрят огнём рубина, Бурея в сохнущей крови, Господь! – здесь павших половина, - Одесский полк благослови! У Колочи песок завьюжил, На скулах ходят желваки, Наш левый фланг атаку сдюжил, Сомкнув шеренги у реки. Дрожит земля, и час победы, Колеблем «чашею весов», Босых, до пояса раздетых, Раевский водит удальцов. Четыре штурма батареи, Отбито с нашей стороны, Враг выдыхаясь на пределе,- Такой ни как не ждал войны. Разбив гусар, затем казаков, Своих оплакивал Мюрат, Полки австрийцев и поляков, Теперь уж точно знают ад. «Но прут как с рога изобилья», Солдаты армии чужой, Редут захвачен, и стихийно, Уже стихал фронтальный бой. Закат принял свою окраску, Усталость валит с ног бойца, Испуга нет, «лишь злая маска», - Решимость драться до конца. И знай француз,в них жив Суворов, Ночь бивуака скоротать, В рассказах старых гренадёров, Отцов победы вспоминать. Враг на исходную отходит, Вечерний стелется туман, Наш егерь штуцера не взводит, И не стреляет в басурман. Команду Высшему составу, Фельдмаршал к ночи отдаёт: «Окончить битву за державу», - Пусть это армию спасёт. Не мог придти от изумленья, В себя, на утро Бонапарт, К нему с тех пор как наважденье, Шёл исторический закат… Галкин Юрий Анатольевич "Бородинская битва 1812г" (версия от 23.03.2012г.) Ознакомление с этим стихотворением вдохновило меня на написание рецензии, которая породила полемику с его автором. Данная полемика мне показалась настолько интересной, что я решил написать эту статью. Привожу наш диалог дословно: *** Здравствуйте, уважаемый Юрий Анатольевич! Мне один автор этого сайта порекомендовал прочесть это Ваше стихотворение. Стихотворение очень интересное! Ознакомившись с ним, у меня возник к Вам один вопрос: Вы и вправду считаете, что это Ваше стихотворение сопоставимо со стихотворением Лермонтова "Бородино"? Заранее спасибо за ответ! С уважением, Павел. Павел Юрченко 23.03.2012 22:03 Уважаемый Павел. В моём стихотворении слог Михаила Юрьевича и мой идентичны. Так-как именно он является моим кумиром в поэзии. Другое дело изложение сюжета, и историческая точность. Свой стих я излагал с оглядкой на его "Бородино", чтобы не у кого не возникло подозрение в плагиате. Что значительно затрудняло мою задачу. Между тем Ваш вопрос очень странный. Свой ответ я оставлю у себя. А Вы попробуйте ответить на него сами. Как и другие авторы и читатели. Между тем к Вам у меня также возник вопрос: " А с чего Вы взяли, что я сопоставляю свой стих с Лермонтовым"? Не написать "Бородино" я не мог, как впрочем и "Полтаву", и другие значительные военные события. Вам как человеку в погонах это должно быть хорошо понятно. Война народа, это моя главная тема. А свой стих "Бородино" говоря между нами я и не думал приурочивать не к каким датам. Это получилось спонтанно. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 24.03.2012 09:19 Я прошу прощения, если чем-то Вас обидел или как-то некорректно выразился, я себе такой цели не ставил, правда! Просто по поводу сопоставления Вашего стихотворения с лермонтовским мне сказал автор, который и порекомендовал ознакомиться с данным Вашим стихом. Я ничего не имею против сюжета и тематики, наоборот, я считаю, тема очень нужная и актуальная! Но, я думаю, если у Вас возникает желание приблизиться к классикам и сделать по-настоящему качественное стихотворение, а не "кустарщину", то Ваше произведение нуждается в серьёзной доработке. Дабы не быть голословным, покажу на простом примере. Вот, не заглядывая в даль, возьмём хотя бы первую Вашу строфу. Вот Вы пишете: "Земля хранитель вечной славы, Могил села Бородино," То есть, поскольку в Вашем изложении земля - хранитель вечной славы, значит, Бородинское сражение уже состоялось, и земля теперь хранит славу тех дней. То есть, описывается сражение в прошедшем времени. А далее Вы пишете: "Здесь две Великие державы, Прославить разом суждено." То есть, две державы ещё только суждено прославить, то есть, Бородинское сражение ещё не состоялось, оно ещё только будет. Получается явное временнОе несоответствие, а это, с точки зрения литературы, - логическая ошибка. Гораздо логичнее и правильнее было бы написать "прославить БЫЛО суждено", чем "прославить разом суждено". Ну, и далее. Совершенно непонятно, зачем Вы две части этой строфы, две независимых мысли объединили в одно сложное предложение и разделили запятой. Две первых строки первой строфы - описание славы, величия, можно сказать, вводное лирическое отступление. А две последние строки - описание фактических событий, что на этом месте было суждено прославиться двум великим державам. В этом случае с точки зрения выразительных средств русского языка следует не соединять эти два предложения в одно, а после двух первых строк поставить вместо запятой точку, а лучше многоточие. Дальше идти не буду, достаточно разбора первой строфы для иллюстрации и обоснования моего мнения. Ну, и плюс, я считаю, если автор хочет писать профессионально, то произведение следует также привести в соответствие с грамматическими правилами русского языка, а у Вас пунктуация, увы, кое-где серьёзно "хромает". Я думаю, что из этого стихотворения может получиться очень хорошее произведение, но надо серьёзно работать. Если чем обидел - извините. Я понимаю, что "незваный гость хуже татарина", но я просто хотел помочь, а не каким-то образом обидеть Вас. С уважением, Павел. Павел Юрченко 24.03.2012 09:49 Павел спасибо за замечание. Я не имею желания объяснять обращение автора к чему либо, к людям или Земле как к одушевлённому предмету . А уж тем-более оправдываться. Ваше мнение как и некоторых других, меня не огорчает. Если стих плох, стоит-ли вообще он внимания? Да плюнте на него. А помощи мне не надо. Я не гибну и не пропадаю. А вам желаю создать нечто подобное. А не заниматься пустословием. И серьёзно доработайте свои стихи. На этом прощайте. Ответ не нужен. Галкин Юрий Анатольевич 24.03.2012 14:46 *** Помимо сказанного выше, также хочу обратить внимание читателя на то, что это произведение имеет одну интересную особенность: после каждой (абсолютно каждой!) строки в этом шедевре обязательно стоит какой-нибудь знак препинания (в основном, запятые). Помимо яркого и достоверного описания исторических событий и поразительной логической связки мыслей, автор также показал себя новатором в области разработки правил пунктуации для произведений в стихотворной форме. Ну, вот, собственно, и всё. Вроде писал вежливо, культурно, без какого-либо сарказма и стёба (кстати, про повтор однокоренных слов "славы" и "прославить" я вообще не стал писать), но автора, претендующего на "идентичность со слогом Лермонтова", почему-то моя рецензия и замечание к ней как-то расстроили, даже ответа моего послушать не захотел. Просто вежливо попрощался, но в этом красивом поэтическом (почти лермонтовском) прощании я почувствовал какую-то щемящую тоску и обиду на бездарных авторов, пытающихся разбирать произведения классиков современной литературы. Единственное могу добавить, что, предлагая мне "серьёзно доработать мои стихи", данный мэтр современной поэзии не опустился до того, чтобы хотя бы с одним из них ознакомиться. Да и зачем классику это делать? Он же профессионал, причём с огромным опытом, ему прочтение для дачи оценки не требуется. И, чтобы понять такую априорную оценку моего творчества опытным специалистом, подумайте сами: разве может человек, "занимающийся пустословием", написать что-то стоящее, то есть, создать "нечто подобное" прочитанному и не оценённому им шедевру великого литературного баталиста? Конечно же нет... P.S. Кстати, у меня есть огромная просьба ко всем неравнодушным читателям этой статьи, которым не чуждо милосердие и человеколюбие, помочь её бестолковому автору понять смысл некоторых гениальных высказываний великого мастера пера и мысли, дословно приведённых в этой статье: 1. "В моём стихотворении слог Михаила Юрьевича и мой идентичны." 2. "А свой стих "Бородино" говоря между нами я и не думал приурочивать не к каким датам. Это получилось спонтанно." (здесь меня интересует контекст: "к чему" это было сказано). 3. " Я не имею желания объяснять обращение автора к чему либо, к людям или Земле как к одушевлённому предмету ." (здесь меня интересует то же, что и в п.2). Всем заранее огромное спасибо!

umbon: Часть 2. От Лермонтова к Пушкину Приходит мужик в Союз писателей и говорит, мол, хочу к вам писателем устроиться. Его спрашивают: -А Вы Пушкина читали? -Нет. -А Лермонтова? -Нет. -А Толстого? -Нет, не читал. -А как же Вы хотите у нас работать? -Ну, я ведь к вам не читателем, а писателем устраиваться пришёл. Народное творчество "В моих стихотворениях содержится практически вся славная военная история русского государства с чётко выдержанными историческими фактами." Галкин Ю.А.(о своём творчестве) Однажды мне довелось ознакомиться с одним произведением автора сайта Стихи.ру, посвящённым событиям Отечественной войны 1812 года http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718 Впечатления, полученные от его прочтения, вдохновили меня на написание критической статьи "Об исторических батальных произведениях". Решив очередной раз получить удовольствие от прочтения замечательного произведения, породившего вышеуказанную статью, я зашёл на страницу автора и с удивлением обнаружил, что моя рецензия на стихотворение и порождённая ею полемика были удалены. Я, пребывая в состоянии некоторой растерянности от увиденного (а, точнее, от неувиденного), решил ознакомиться с рецензиями других авторов, написанными на это поистине выдающееся произведение. Некоторые особо понравившиеся рецензии и ответы автора на них я решил опубликовать и проанализировать здесь. Поскольку рецензии и замечания авторским правом не защищены и являются открытой полемикой, доступной всем для прочтения, а не личной перепиской, я считаю, что имею полное юридическое и моральное право их здесь дословно процитировать. Для удобства восприятия начало и конец каждой полемики я буду отделять тремя "звёздочками". Итак: *** Рецензия на «Бородинская Битва 1812г» (Галкин Юрий Анатольевич) Здравствуйте,Юрий Анатольевич! Стхотворение понравилось обстоятельностью изложения, много ярких картин, передающих батальные особенности того времени. "Штыки ломались и затворы" - затворов в то время еще не было! все огнестрельное оружие заряжалось с дула. С уважением и пожеланием дальнейших успехов! Олег Вяткин 12.05.2011 11:09 Спасибо Олег за подсказку.Вашу информацию проверю и приму меры в соответствии с обстоятельством.Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 12.05.2011 18:52 Да Олег похоже не было.Но я думаю это не так важно.Михаилу Юрьевичу похоже простили,что у него Багратион полковник.Может и мне простят? Галкин Юрий Анатольевич 12.05.2011 19:15 В общем-то неточность мелкая! Но как бывший военный заметил сразу. В принципе стиха это не портит! С уважением! Олег Олег Вяткин 12.05.2011 19:26 А что значит крылатое Пушкинское выражение:"Сдаётся пылкий Шлипинбах" Хотя сдался Роос.Это покруче будет.Но всё равно спасибо за искренность.Буду думать. Галкин Юрий Анатольевич 12.05.2011 19:34 *** Тут величайший баталист всех времён и народов решил блеснуть историческими знаниями. И только теперь я понял, почему своё произведение, написанное "идентичным лермонтовскому" слогом, литературный гений современности всё же ставит на ступеньку выше стихотворения Гения русской поэзии XIX века. Дело в том, что, как выяснилось из беседы автора и рецензента, Лермонтов, в отличие от гениального современного поклонника его творчества и продолжателя его традиций в литературе, не обладал достаточными историческими знаниями, понизив в своём произведении Багратиона до чина полковника. Но благодарные потомки (в том числе и автор исторически верной версии "Бородина") его великодушно простили. Вот оно, оказывается, в чём дело! Что ж, имея всё же некоторые сомнения в лермонтовской некомпетентности в области истории, пришлось мне немного "полазить" по первоисточникам, свериться, так сказать. Для начала посмотрел дословно (хоть и помню со школы наизусть, но мало ли), что именно Лермонтов пишет про полковника в своём стихотворении "Бородино": И только небо засветилось, Все шумно вдруг зашевелилось, Сверкнул за строем строй. Полковник наш рожден был хватом: Слуга царю, отец солдатам... Да, жаль его: сражен булатом, Он спит в земле сырой. И молвил он, сверкнув очами: "Ребята! не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой, Как наши братья умирали!" И умереть мы обещали, И клятву верности сдержали Мы в Бородинский бой. Больше никакого упоминания о полковнике я в этом стихотворении Лермонтова не нашёл. Скажите мне на милость, скажите хоть кто-нибудь, где здесь хоть одно явное (или хотя бы неявное) указание на то, что этот полковник - это Багратион??? Только разве что тот факт, что он был убит, указывает на схожесть с образом Багратиона. Так на Бородинском поле полегло множество людей, в том числе и полковников! В стихотворении Лермонтова, в отличие от обсуждаемого творения, где фамилии сыплются, как из рога изобилия, вообще нет упоминания ни об одном конкретном историческом лице! Там описан героизм русского народа! Показан яркий образ русского командира - полковника! Объясните мне, неумному человеку, откуда тут взялся Багратион? Может, я и вправду что-то недопонимаю?!. По ходу дела в голове у нашего современного литературного мэтра, как писал тот же Лермонтов в этом своём стихотворении, "смешались в кучу кони, люди"... А заодно и Багратион с образным полковником воедино слился. И, кстати, что интересно. Багратион, как известно, был смертельно ранен осколком снаряда, а полковник у Лермонтова - "сражен булатом", то есть, чем-то колюще-режущим. Что, в принципе, неудивительно: раз Лермонтов, по авторитетному мнению гениального литератора, взялся писать "Бородино", не сочтя нужным проштудировать историю тех событий, и потому не знал даже чинов известных исторических персоналий, откуда же ему было знать обстоятельства их гибели на поле боя? Но вот вопрос: почему великий баталист, великодушно простив Михаила Юрьевича за некомпетентность, принял этого лермонтовского полковника именно за Багратиона, а не, скажем, за Тучкова, который погиб от картечи? Видимо, про такого генерала наш выдающийся современник просто-напросто ничего не слышал. Но, оказывается, это были ещё, так сказать, "цветочки". Как выяснилось, некомпетентным историком является не только Лермонтов, но ещё и Пушкин. Чего не скажешь об авторе лучшего произведения о Бородинской битве. Данный автор утверждает, что некто Шлипинбах, упомянутый Александром Сергеевичем в каком-то его крылатом выражении, где-то, по-видимому, воевал, но в плен не сдавался, как об этом сказал Пушкин. И вместо Шлипинбаха на самом деле в плен сдался некто Роос. Основываясь на знаниях, полученных в школе, путём несложных умозаключений мне удалось-таки установить, что то "крылатое выражение" Пушкина, о котором упоминает гений пера и мысли, является строчкой (хоть и искажённой) из поэмы Пушкина "Полтава". Что ж, придётся свериться и с ней: Пальбой отбитые дружины Мешаясь, падают во прах. Уходит Розен сквозь теснины; Сдается пылкий Шлипенбах. Как видно, никакого Шлипинбаха у Пушкина нет, есть Шлипенбах. Далее смотрим Википедию: Вольмар Антон фон Шлиппенбах (швед. Wolmar Anton von Schlippenbach; 1658 — 1739) — генерал-майор (1701 год). Участник Северной войны 1700—1721 годов. Командовал шведскими силами в Лифляндии и Эстляндии в 1701—1703 годах. Эстляндский вице-губернатор с 1704 года. Руководил шведами в сражениях с русскими войсками при Эрестфере (1702) и Гуммельсгофе (1702). Попал в русский плен после битвы под Полтавой. В 1713 году вступил в русскую армию, где дослужился до чина генерал-лейтенанта, получил поместье в Курляндии и титул барона. "Попал в русский плен после битвы под Полтавой." Значит, всё-таки попал! Тут, правда, Александр Сергеевич, не имея возможности ввиду значительного временного разноса бытия спросить на то разрешение у величайшего литератора и историка XX-XXI веков, всё же позволил себе допустить один маленький огрех: в фамилии Шлиппенбаха не дописал одну букву "п". Но, как бы это сказать, иностранные фамилии можно интерпретировать по-разному на русский язык, тем более правила русского языка того времени значительно отличаются от современных. Думаю, наш современный классик всё же будет снисходителен и, как и Михаила Юрьевича за "полковника", всё же простит Пушкина за эту досадную недоработку. Но, как ни крути, ни верти, никакого Шлипинбаха нет ни у Пушкина, ни в Википедии. Ну, да ладно, Википедию вряд ли можно считать достоверным источником, ибо статью там может редактировать каждый желающий и умеющий это делать (в том числе и, теоретически, наш великий баталист). Обратимся к Большой советской энциклопедии: Шлиппенбах (Schlippenbach) Вольмар Антон фон (1650 — 1739), шведский генерал. Из дворянского лифляндского рода. В начале Северной войны 1700—21 командовал шведскими войсками в Лифляндии, в 1701—02 потерпел поражение при Эрестфере, Гуммельсгофе и около Дерпта (Тарту). В Полтавском сражении 1709 состоял при фельдмаршале К. Г. Реншильде и был послан им к отряду генерала Рооса, который задержался у редутов, а затем был окружен конницей А. Д. Меншикова и взят в плен во главе с Ш. В 1715 перешёл на русскую службу, был произведён в генерал-лейтенанты, получил поместье в Курляндии и титул барона. Был членом Военной коллегии и в 1718 членом Верховного суда. "В Полтавском сражении 1709 состоял при фельдмаршале К. Г. Реншильде и был послан им к отряду генерала Рооса, который задержался у редутов, а затем был окружен конницей А. Д. Меншикова и взят в плен во главе с Ш." Вот оно как, оказывается. Попал-таки в плен, проклятый! Теперь ещё раз вспомним реплику классика современной литературы: "А что значит крылатое Пушкинское выражение:"Сдаётся пылкий Шлипинбах" Хотя сдался Роос.Это покруче будет." Да, Шлипинбах, возможно, никогда в плен и не сдавался, с этим, увы, не поспоришь. Только вот... Только вот про такого исторического персонажа, кроме гения батального жанра, увы, вряд ли кто-нибудь знает. Мы ведь в отличие от него, великого историка, к архивам не допущены. И пушкиноведением в отличие от него тоже профессионально не занимались, поэтому "крылатое выражение" Пушкина, в котором этот Шлипинбах упомянут, тоже, увы, не знаем. А вот Шлиппенбах, упомянутый в широко известной поэме Пушкина, сдался в плен под Полтавой, что подтверждают авторитетные источники. Всё нормально, всё хорошо. Всё понятно. Лермонтов с Пушкиным, взявшись писать исторические произведения, не сочли нужным свериться с авторитетными источниками и исказили историческую правду. Но одно обстоятельство меня всё же немного удивило. Почему единственного гениального автора, изложившего в своём творении исторические события с точностью, близкой к идеальной, не смущает факт упоминания в своём произведении про не существовавшие в то время затворы? Почему он считает, что это обстоятельство "не так важно"? Но потом, немного подумав, я всё же нашёл ответ на свой вопрос. Видимо, гении на такие несущественные мелочи внимания не обращают, они мыслят глобально! А затем, возможно, вздумав написать что-нибудь про "Стояние на реке Угре" 1480 года, автор упомянет, что хан Ахмат на танке приехал, но разве это важно? Главное, что этот хан там был. А остальные мелочи гениев не волнуют, пускай эти мелочи разбирают "пустословы" типа автора данной статьи, если им больше заняться нечем... Ну, и, подводя логический итог вышесказанному, я приведу ещё одну рецензию на этот шедевр, породившую полемику. Правда, в полном объёме я эту полемику цитировать не буду ввиду того, что значительная её часть не представляет никакого интереса. Все желающие ознакомиться с ней целиком могут это сделать на авторской странице литературного мэтра. Уверен, эту рецензию, в отличие от моей, он не удалит! Итак: *** Рецензия на «Бородинская Битва 1812г» (Галкин Юрий Анатольевич) Уважаемый Юрий Анатольевич! Возможно, как немногие, я могу оценить это Ваше стихотворение, т.к. Бородино - родина моих предков по матери. Всё, что связано с этим местом,для меня святее святых. К тому же я поэтесса и могу сказать, что Ваше стихотворение это - конкурсное. Обязательно выставьте его на конкурс. Следующий год - Бородинский. Конкурс литературный на тему Бородинскую, наверняка, уже объявлен. Желаю Вам победы! Только не поленитесь выставить! Редко кто так напишет, в уверенности говорю Вам. А если для чтения со сцены, то кульминативно - отрывок из последней части, особенно эффектно прозвучит уже со сцены. Спасибо. С преклонением Людмила Межиньш 2 23.07.2011 12:05 Видите, успокоиться не могу. Прочла комментарии Ваших друзей, они молодцы, высказали очень дельные замечания. Не поленитесь довести стихотворение до поправок, имеющих значение. Я-то в военных значениях не разбираюсь, но мало ли в чем еще. Пожалуйста, пусть это стихотворение живет дальше! Пусть его прочтут на Бородинском поле в 200-летие Бородина. Возможно, там и увидимся. С уважением Людмила Межиньш 2 23.07.2011 12:12 Людмила,первое я не умею отсылать на конкурс,напишите как.И второе главное,сейчас не тот поэт кто пишет хорошо,а тот поэт кто пишет плохо,умея при этом лебезить.Я не умею.С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 23.07.2011 14:04 *** Ну вот, очень верная рецензия! Я тоже, как и вышеуказанный рецензент, "успокоиться не могу"! Действительно, "редко, кто так напишет"! Золотые слова! Поэтому у меня есть огромная просьба ко всем неравнодушным к литературе людям, не желающим допустить потери великого культурного наследия: научите выдающегося поэта, который пишет хорошо, но не умеет лебезить, отправлять произведения на конкурс. Причём не на какой-нибудь любительский литературный конкурс Рунета, а на настоящий профессиональный литературный конкурс! Пускай редакторы-приёмщики хотя бы на несколько часов улучшат своё унылое настроение, ибо до экспертов данный шедевр явно не дойдёт. Хотя им тоже не всегда весело, и почитать такое было бы очень кстати! Только вот на Бородинском поле на 200-летие, я думаю, читать данное произведение искусства не стоит: вряд ли простой люд, имеющий весьма поверхностные познания в области литературы и истории, поймёт всю глубину мысли и исторической точности и вряд ли по достоинству оценит умение автора красиво и грамотно изложить материал... P.S. Для интересующихся не только литературой, но ещё и медициной, приведу две справки из области психиатрии и общей психологии: 1. Графомания [греч. graph; — пишу, mania — безумие, страсть, влечение] — непреодолимая страсть к сочинительству у человека, лишенного необходимых для этого способностей. А.В. Петровский Ссылки: ; Раздел 3. Психические свойства, процессы и состояния Яндекс.Словари›Общая психология. Словарь 2. Мания величия (также мегаломания, от греч. — очень большой, или преувеличенный и — душевное расстройство) — тип самосознания и поведения личности, выражающийся в крайней степени переоценки своей важности, известности, популярности, богатства, власти, гениальности, политического влияния, вплоть до всемогущества. В психиатрии не считается отдельным расстройством психики, но рассматривается как симптом психического расстройства при маниакальном синдроме, либо как составная часть симтомокомплекса паранойи. (Заимствовано из Википедии). Дальше думайте сами.

hakkapeliittaa: Миша, береги нервы . Банить тебя никто не собирается. Только матом не ругайся пожалуйста!

Заправщик: Согласен, SkArpioN, юноша достал уже с первой "публикации". Теперь его не читаю и Вам советую делать так же.

Лапшин: Заправщик Читайте сберкнижку на ночь-приобщайтесь к ВЫСОКОМУ! Миша SkArpioN -у тебя про ПАНЦИРЬ С1 лучше получалось... Что случилось? Производство свернули?

Заправщик: А тут и чёрт из табакерки тут как тут. Зачистку проводит, чистильщик вы наш,Лапшин. Сегодня пятница -"шофёрский день", не отвлекайтесь.

umbon: Часть 3. Черчилль отдыхает "Написано для тех кто любит и уважает Россию как самую Великую державу мира.С её одаренным и уникальным народом." Галкин Ю.А.(о своём творчестве) В своё время мне довелось прочесть на сайте Стихи.ру одно гениальное стихотворение, посвящённое Бородинской битве: http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718 Анализируя прочитанный материал и рецензии на него других авторов, я написал две статьи: "Об исторических батальных произведениях" и "От Лермонтова к Пушкину". Скажу тем, кто не счёл нужным ознакомиться с этими статьями, в чём состоит суть вопроса. Тот автор утверждал, что его стихотворение сопоставимо с лермонтовским "Бородино" (в частности, он говорил об идентичности его слога лермонтовскому), но только в его (вышеупомянутого автора) творении лучше выдержана историческая точность событий. Почитав рецензии других авторов, написанных на это произведение искусства, и авторские ответы на эти рецензии, я смог, кроме сходства автора по слогу с Лермонтовым, также найти в нём много общего и с другой известной исторической личностью - сэром Уинстоном Черчиллем, который, как известно, славился своими афоризмами. Сентенции гения современной литературы, породившего лучшее художественное произведение об Отечественной войне 1812 года, на мой взгляд, не уступают афоризмам Черчилля, но они более меткие, точные, глубокие, бьющие, как говорится, не в бровь, а в глаз! В силу того, что этих выражений, которые, я уверен, в недалёком будущем станут крылатыми, гениальным баталистом современности сказано великое множество, я не буду все их здесь цитировать. Приведу лишь те, которые мне показались наиболее яркими и интересными. Все они заимствованы из полемики автора, порождённой рецензиями на его выдающееся произведение "Бородинская битва 1812г". Сразу оговорюсь, что цитировать эти гениальные высказывания я буду дословно, в строгом соответствии с авторским написанием, поэтому на пунктуацию и орфографию внимание не обращайте. Гениев такие мелочи, как запятые и двоеточия, мало интересуют, они мыслят глобально. Вот и вы попытайтесь оценить прежде всего глубину мысли выдающегося литератора и историка. Часть гениальных высказываний я позволю себе прокомментировать "в скобочках", а великий смысл, незаурядную яркость и поразительную меткость остальных пускай оценит сам читатель. Ну, поехали: "В понедельник к тебе приду,а пока некогда по времени." (по мнению автора данной статьи, человек, которому некогда по времени, является инвалидом по голове). "Людмила может и не течёт под лежачий камень вода.Наверное Вы и правы.Да только мои стихи пока что только купить предлагали,и всё.А меня в них сделать к примеру корректором." (очень хотелось бы посмотреть на человека, возжелавшего купить этот шедевр, кроме того, очень впечатляет уровень грамотности "корректора"). "Вашу информацию проверю и приму меры в соответствии с обстоятельством." (без комментариев). "И второе главное,сейчас не тот поэт кто пишет хорошо,а тот поэт кто пишет плохо,умея при этом лебезить.Я не умею." (тут интересна логика великого литератора: сказав о своём неумении "лебезить", он так и не объяснил рецензенту, плохо он пишет, по его мнению, или хорошо). "Михаилу Юрьевичу похоже простили,что у него Багратион полковник." (это великий литератор пытается анализировать стихотворение Лермонтова - единственное произведение о Бородинской битве, способное, по мнению гениального баталиста, конкурировать с его творением - на предмет достоверности изложенной в нём информции). "А что значит крылатое Пушкинское выражение:"Сдаётся пылкий Шлипинбах" Хотя сдался Роос.Это покруче будет." (а это литературный мэтр пытается разбирать состоятельность Пушкина, как историка). "В моём стихотворении слог Михаила Юрьевича и мой идентичны." (это, наверное, самое яркое высказывание гениального автора с точки зрения логики и глубины мысли: получается, что, по словам мэтра, в его гениальном произведении присутствуют два "слога": Лермонтова и его собственный. Но самое интересное, что эти два "слога" - идентичны. О как!). "Французы думают по другому. Но я ближе к Вам,хотя истина между." (это ответ на реплику рецензента о том, что, по его мнению, в Бородинском сражении победил Кутузов, а не была "ничья", как считает гениальный литератор). "Вика желательно чуть,чуть попонятнее выражаться,но я Вас понял со всей глубиной.Спасибо." (без комментариев). "Евгений скоро и Сталин,и Гитлер покажутся нам безупречно святыми людьми." (здесь представляет особый интерес словосочетание "безупречно святыми"). "Алексей думаю что нет, "ничья" это как-то спортивно звучит. Плохо к битве гармонирует." (а здесь - последнее предложение). "Я писать об этой битве не хотел в своё время,т.к. Лермонтова считаю лучшим поэтом в мире.Но видно время подошло." (видимо, гений современной литературы решил, что пришло время создать нечто более грандиозное и величественное, чем лермонтовское творение, что он с блеском и сделал). Ну вот. Такие вот мысли рождаются в голове у гениев, а впоследствии излагаются на бумаге. Почитав высказывания великого литератора, я понял, что он написал очень верную преамбулу к своему творчеству. Проанализировав глубину и меткость его фраз, я окончательно убедился, что в России действительно есть "одаренный и уникальный народ", как об этом и сказал выдающийся баталист. Напоследок процитирую одну любопытнейшую рецензию на это масштабное историческое произведение: Рецензия на «Бородинская Битва 1812г» (Галкин Юрий Анатольевич) Достойный Стих Достойного гражданина. Это можно включать в школьные учебники. С праздником. Христос Воскрес! Владимир Давыденко 25.04.2011 23:30 Если мне вдруг при жизни будет суждено стать свидетелем того, что пророчество данного рецензента сбылось, и это выдающееся творение современного гения батального жанра включат в школьные учебники, я, умирая, буду завещать своим детям лишь одно: перевести своих внуков и правнуков на домашнее обучение. Но это, наверное, единственный случай, когда я искренне рад, что чудеса на этом свете всё же случаются крайне редко...

umbon: Уважаемый SkArpioN ! Сердечно благодарю Вас за проявленное внимание к моему скромному творчеству! Вы совершенно правы, форум посвящён МО ПВО. Но видите ли в чём дело, мне кажется, на вещи нужно смотреть несколько шире. Приведу Вам пример из своего курсантского прошлого. Наша академическая казарма, как и вся академия, была посвящена учёбе и службе в интересах Военно-воздушных сил. Но, тем не менее, в ней была ленинская комната, в которой находились совершенно не нужные, следуя Вашей логике, для службы и учёбы телевизор, музыкальный центр, библиотечка с художественной литературой и даже аквариум с рыбками. И что самое интересное, за всё время моей учёбы никто не задавался вопросом, кому это нужно и выгодно. И таких примеров - куча! У нас в части, надо сказать, тоже есть так называемая комната истории, своеобразный мини-музей, в котором, среди прочего, имеется и художественная литература. И в подразделениях есть библиотечки. Если честно, мне казалось, что подобные вещи разъяснений не требуют... И заметьте, уважаемый коллега по форуму, я свои публикации не размещаю в сугубо тематических ПВО-шных разделах, я их размещаю в подтеме "Литературная страничка (стихи, рассказы, воспоминания)" темы "Обзоры, статьи и публикации в периодической печати и сети Интернет". И все мои публикации не просто соответствуют тематике данного раздела, более того, по всей вероятности, он был именно для публикации подобных текстов и создан администрацией форума, подобно ленинской комнате в казарме нашими академическими командирами. Ну, а если Вам по какой-либо причине не нравятся мои публикации, то, думаю, Вам следует воспользоваться мудрым советом участника с ником Заправщик и просто-напросто не читать их. И будет Вам счастье! Ещё раз спасибо за внимание!

umbon: Случается, слышу, в столице гуляя: «Андрей, ты не прав! Ты, Ленок, не права!» Мы фразы порой в суете оброняем, Но это всего лишь пустые слова… А думал ли кто-нибудь, в лжи упрекая Своих оппонентов иль лучших друзей, О том, что есть правда, он сам-то хоть знает? Имеет ли право судить он людей? Возможно вполне, кто-то искренне верит, Что он понимает, в чем правды той суть. На то его право, но вряд ли сумеет Он «правдой» своей мудреца обмануть. Сказал фараон, упомянутый в песне,* Что правда одна! Не согласен я с ним! Я думаю, вряд ли кому-то известно, Где правда, где ложь, где огонь, а где дым. Иначе б правдивый огнем своим вечным Жег душу лжеца изо всех своих сил, А лжец в свою очередь дымом кромешным Правдивому душу терзал и травил. И были бы мы на две группы разбиты, Друг к другу лишь ненависть в сердце тая, Иль были б друг другом навек позабыты, Но правда у каждого в жизни своя! И я не правдив, это все лишь виденье, Обманчиво счастье бывает порой. Но я не смогу получить наслажденье, Отняв у другого без грамма сомненья Все то, что построил своей он рукой! И я не смогу, как бы я ни старался, Построить свой дом на земле не своей. Наверно, лжецом суждено мне остаться, Пусть так, но не в силах предать я людей! Да, лжец я, и, право, готов наказанье Свое пред людьми, не скорбя, понести, Но мне не подвластно предательства знамя, И душу свою не стараюсь спасти. И пусть я живу в вечной лжи и пороке, Но чист пред собою средь сумрачных дней. И лучше я буду навек одиноким, Чем буду я жить против правды своей! …Я слышу, бывает, в столице гуляя: «Андрей, ты не прав!» И смешно мне порой. Ведь каждый лишь сам себе правду рождает, Лишь нЕ жил в раздоре он сам бы с собой. *У популярной советской и российской рок-группы Наутилус Помпилиус есть песня "Тутанхамон", в которой есть такие слова: "Правда всегда одна" - Это сказал фараон. Он был очень умён, И за это его называли - Тутанхамон.

umbon: Послесловие автора -Алло, это прачечная? -Х..чечная!!! Это Министерство культуры! Народное творчество "На смену коммунистам Шариковым пришли демократы Галкины." Егоров Ю.Н.(творческий псевдоним - "Безымянная Тетрадь") В своё время мне довелось на сайте Стихи.ру ознакомиться с творчеством одного автора, пишущего батальные стихи на исторические темы. http://www.stihi.ru/avtor/juriygalkin В силу того, что автор этот весьма плодовит, мне было, как говорит тот автор, "некогда по времени" ознакомиться со всеми его творениями. Но, прочитав один его шедевр "Бородинская битва 1812г" http://www.stihi.ru/2011/04/23/8718 , я провёл небольшое исследование особенностей творчества данного автора, которое отразил в трилогии "Гений пера и мысли". Поскольку великий литератор, породивший целую серию исторических произведений, после написания мной рецензии на его творение не располагал к дальнейшему общению со мной (см. часть 1 трилогии), я не счёл обоснованным с моральной точки зрения написание ему сообщения, содержащего ссылки на посвящённую ему трилогию. Но, тем не менее, у меня было непреодолимое желание это сделать! И удобный случай для этого подвернулся достаточно быстро. Гениальный баталист решил-таки простить одного из "завистливых и бездарных авторов", не оценившего по достоинству его творчество, и даже написал рецензию на одно из стихотворений того автора. И я попросил последнего под этой рецензией в замечании дать ссылки на мою трилогию великому литературному мастеру. Ответ певца истории земли Русской не заставил себя долго ждать. Мне удалось-таки сохранить эту переписку для потомков, пока модераторы сайта не успели её удалить. Вот она: *** Рецензия на «Отречение» (Дианитка) Дионитка привет. Спасибо что меня не забываешь. На меня давай не обижайся, я бываю иногда не объективен да и груб. Но оценивая свои поступки объективно, признаю и ошибки. Давай дружить. Тема и слог твой мне по сердцу. А признаю что к тебе был не прав. С уважением Юрий. Стих изумителен. Я в восторге! Галкин Юрий Анатольевич 27.03.2012 00:17 Кого я вижу на своей странице! Надо же! Обижаются только на близких, а мы с Вами таковыми не являемся... Благодарю за отзыв! (видите, я в отличие от Вас не стала Вас заносить в ЧС) С уважением, Дианитка 27.03.2012 11:03 И еще: я бы попросила, если Вы не можете набирать буквы аккуратно, скопируйте мышкой и не коверкайте мое имя! Дианитка 27.03.2012 11:05 Кстати, думаю, Вам это будет интересно прочитать: http://www.proza.ru/2012/03/24/1581 Дианитка 27.03.2012 12:29 И еще две статьи о Вашем творчестве: http://www.proza.ru/2012/03/26/114 http://www.proza.ru/2012/03/26/2114 Дианитка 27.03.2012 12:46 Слушай, я каюсь, что в силу своего возраста переживал за тебя. Теперь вижу напрасно. Негодяи в любом возрасте негодяи. А ваша свора взорвавшихся псов не может ничего кроме пустого лая. Этот пёс сам ничего вообще не написал. Как военный он тоже ноль. А вот подлец отменный. Что вы творите? В своей травле вы переходите все границы. Пёс пусть запомнит, и это прямая угроза: Если ещё раз он позволит себе что-то подобное и я об этом узнаю, пусть ждёт меня в гости. А там он раскается, что вырос пи***сом <окололитературное слово, указывающее на нетрадиционную сексуальную ориентацию человека - прим. автора>. Так и передай. Галкин Юрий Анатольевич 27.03.2012 15:59 Да и другое, я же пишу не для себя а для своего народа.И не претендую на величие. Но ведь мои стихи признают более компетентные люди в литературе чем этот ублюдок. А что касается Лермонтова, он писал 200 лет назад. Он был мальчик когда погиб. Да и мой стих, и его совершенно разные, и не имеют ничего общего кроме места действия. Опомнись если тебе понятно слово Родина. Галкин Юрий Анатольевич 27.03.2012 16:13 *** Тут я даю возможность читателю самому оценить и высокий поэтический слог автора, который он считает идентичным лермонтовскому, и глубину его рассуждений по поводу моей профнепригодности, и возвышенную тему травли великого поэта в свете (надеюсь, до дуэли дело всё же не дойдёт), и гениальность фразы "свора взорвавшихся псов", и многие другие интересные моменты. Но скажу одно. Утверждая, что я "вообще ничего не написал", он за весь период нашего виртуального знакомства так и не прочёл ни одного моего стихотворения, только трилогию. Также очень впечатлила степень гражданского мужества великого русского патриота, прославляющего в своих гениальных творениях доблесть русских воинов: он дал свою оценку посвящённой ему трилогии не на странице её автора, а на странице совсем другого человека, который, к тому же, является женщиной. Наверное, он решил, что женскому уху и глазу его гениальные идиоматические выражения будут более приятны. А ко мне, как я говорил, дальше главной страницы на сайте Стихи.ру он так и не спустился. "Да и мой стих, и его совершенно разные, и не имеют ничего общего кроме места действия." Вот тут вот гениальный пиит слегка лукавит. До этого он говорил так: "В моём стихотворении слог Михаила Юрьевича и мой идентичны." (см. часть 1 трилогии). Значит, что-то общее между лермонтовским "Бородино" и его шедевром, кроме места действия, он всё же видел, а теперь от своих слов предпочёл отказаться. И ещё тут интересно вот что: утверждая, что "не претендует на величие", гениальный автор всё же пытается сравнивать свой стих с лермонтовским. И видит он только лишь то, что они - разные. Разные, и всё! Но, по ходу дела, он как считал, так и продолжает считать, что, хоть они и разные (Лермонтов 200 лет назад писал, а гениальный баталист - сейчас), но по степени художественной ценности вполне сопоставимы. "Но ведь мои стихи признают более компетентные люди в литературе чем этот ублюдок." Несмотря на достаточную полноту и целостность моих исследований в отношении литературного мэтра, это его гениальное утверждение я всё же решил проверить и узнать, что думают более компетентные литераторы, чем я, по поводу его творчества и моей трилогии. Вот, например, что по этому поводу говорит более компетентный человек в области литературы, чем я, Алекс Дайхес: учитель, переводчик, лингвист http://www.proza.ru/avtor/alexdihes : "С темой согласен, только я бы этого убогого отбрил бы с большей кровью. Я знаю, что Мастера все и всегда были внимательны к деталям, если только не нарочно из исторических фигур делали нарицательные (Моцарт и Сальери). Писулька эта (Бородино, кажется?) не стоит никакого разговора. НИ-КА-КО-ГО." http://www.proza.ru/rec.html?2012/03/27/3462 Ну вот... На этом я считаю мой анализ творчества величайшего баталиста всех времён и народов завершённым и полным. Напоследок скажу ещё одну интересную вещь. Я совершил один необдуманный поступок. Перед тем, как отправить на суд литературного гения посвящённую ему трилогию, я, наивно думая, что после её прочтения у мастера пера и мысли возникнет желание немного почистить свою творческую страницу, на всякий случай снял скриншоты со всех материалов на странице великого творца, которые я цитировал в своих статьях. Чтобы в том случае, если кто-то усомнится в правдивости моих слов, у меня была возможность предоставить ему, так сказать, вещественные доказательства. Но, как выяснилось, это был напрасный труд, ибо литературный гений даже и не думал чистить свою страничку! Он даже не счёл нужным убрать со всеобщего обозрения свои гениальные рассуждения насчёт "Шлипинбаха" (см. часть 2 трилогии), не говоря уж обо всех остальных, менее гениальных мыслях. А я, проведя исследование, так до конца и не понял всех аспектов деятельности великих людей. А ведь на самом деле всё так просто: гениальные мысли должны идти в народ и остаться для потомков, воплощённые в целой серии исторических произведений и комментариях к рецензиям, написанным на них. За что огромное спасибо Интернету!.. Желаю удачи, друзья мои! P.S. Кстати, для всех желающих продолжить мои исследования творчества великого баталиста (чтобы на кандидатскую диссертацию потянуло) для наработки вспомогательного материала также могу предложить провести небольшое исследование особенностей творчества и мышления "более компетентных людей в литературе", чем я, признающих стихи мастера пера и мысли (проще говоря, тех авторов, которые пишут ему положительные рецензии). Чтобы далеко не ходить, предлагаю эти исследования начать с оценки гениальных фраз, сказанных "более компетентной" поэтессой в своей рецензии, дословно приведённой в части 2 трилогии: 1."Редко кто так напишет, в уверенности говорю Вам." (тут особый интерес представляет речевой оборот, приведённый после запятой). 2."А если для чтения со сцены, то кульминативно - отрывок из последней части, особенно эффектно прозвучит уже со сцены." P.P.S. Также мной был разработан шаблон для резюме, рекомендованный учителем, переводчиком и лингвистом Алексом Дайхесом к размещению на творческих страничках великих современных баталистов, а также некоторых других профессиональных поэтов: *** Дорогие друзья! Я нахожусь на этом сайте, чтобы получать на свои стихотворения самую жёсткую, но конструктивную критику. В рецензиях критиков обязательно должны присутствовать следующие ключевые слова: прекрасно, великолепно, превосходно, замечательно, а для непрофессиональных критиков также допустимо слово "хорошо". Всех, кого не устраивают эти правила, заношу в чёрный список (либо, при наличии хорошего настроения, просто игнорирую ввиду их некомпетентности). Их рецензии немедленно удаляю. Всех остальных - милости прошу к прочтению! Всегда Вам рад(а)! *** ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА. Как выяснилось по прошествии некоторого времени после написания настоящей трилогии, великий баталист всё же делает исправления в своих выдающихся произведениях и даже удаляет посты со своими гениальными рассуждениями. Но делает это очень изящно. Когда кто-то из бездарных и завистливых авторов указывает ему на те его посты и моменты в стихах, которые достойны войти не только в анналы российской, но и мировой истории, он, обильно полив незваного дилетанта грязью, берёт паузу (как показывает практика, эта пауза обычно длится от пары дней до пары недель). И уже потом безжалостно и эгоистично, совершенно не думая о потомках, удаляет всё то, что по прошествии некоторого времени наверняка вошло бы в списки всемирного нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Видимо, такую тактику удаления своих наиболее выдающихся мыслей наш герой выбрал для того, чтобы по прошествии этой паузы все фигуранты обсуждения уже забыли тех бездарных и завистливых авторов, которые выделили из всех текстов, написанных гениальной рукой, так сказать, "лучшее из лучшего", и чтобы весь честной народ поверил, что эту выборку произвёл сам великий гений пера и мысли. Поэтому мы - маленькие частички огромного сообщества прогрессивного человечества - не позволим допустить потерю великого культурного наследия, как это было в случае со вторым томом "Мёртвых душ" Гоголя, и будем стараться в меру сил и средств сохранять мысли выдающегося творца для потомков посредством снятия скриншотов и архивирования веб-страниц. Например, так: http://is.gd/p8uh0b http://is.gd/xOqSZq

umbon: Амелин пишет: надеюсь что рассказ о родителях последует Как изволите. Отец - полковник запаса, бывший инженер-испытатель, бывший начальник бывшего 7-го управления ГЛИЦ. Всю свою бытность действующим военнослужащим занимался испытаниями систем жизнеобеспечения пилотируемых ЛА. Ныне занимается проектированием и разработкой авиационной техники - заместитель главного конструктора ОАО "Корпорации "Иркут". Кандидат технических наук, кавалер Ордена Почёта, медали ордена "За заслуги перед Отечеством" 2-й ст., медали "В память о 850-летии Москвы", медали "За трудовое отличие" (СССР), а также ведомственных и общественных наград СССР и РФ. Мать - инженер-программист, около 15-ти лет назад ушла работать в школу учителем информатики, где трудится по сей день. Вот, собственно... Ну, а я в 2003-м году окончил с отличием ВВИА им. Н.Е.Жуковского, в 1996-м окончил с отличием музшколу по классу фортепиано плюс учился дополнительный год для себя (рассматривал вариант поступления в музучилище). Но решил построить свою жизнь иначе.

Вице-Председатель: umbon пишет: Отец - полковник запаса, бывший инженер-испытатель, бывший начальник бывшего 7-го управления ГЛИЦ. Всю свою бытность действующим военнослужащим занимался испытаниями систем жизнеобеспечения пилотируемых ЛА. Ныне занимается проектированием и разработкой авиационной техники - заместитель главного конструктора ОАО "Корпорации "Иркут" 929 ГЛИЦ МО В декабре 1960 январе 1961 годов происходит крупнейшая реорганизация Института. –объединение ГК НИИ ВВС (Чкаловская),ГосНИИ-6 (Владимировка), 8 ЛИС НИИ ВВС ВМС (г. Феодосия), Воздухоплавательный научно-испытательный центр (г. Вольск) в единую организацию - ГК НИИ ВВС (в/ч 15650) .По новой штатной структуре в состав Института входили: командование ,штаб, политотдел, тыл ,10 испытательных управлений и другие службы ...-7-е научно-испытательное управления ГКНИИ ВВС – Управление испытания средств жизнеобеспечения и спасения ( тормозных парашутов, скафандров, катапульт ) - ГК НИИ ВВС (ГЛИЦ Минобороны) - головной летно-испытательный центр ВВС, проводящий испытания авиационных комплексов, в том числе и на их боевое применение; - 13 ГНИИ Минобороны (Государственный научно-исследовательский институт эксплуатации и ремонта авиационной техники Министерства обороны В/Ч 75360 г. Люберцы )- головной институт ВВС по исследованию, обоснованию и оценке надежности и эксплуатационных характеристик авиационной техники и вооружения. Объединенная вертикалью прямого подчинения главному командованию ВВС, эта система обеспечивает выполнение функций генерального заказчика Минобороны РФ по авиационной технике. В начале 1964 г. их привезли во Владимировку, где на Т-58Д началась практическая отработка нового вида боевого применения - атаки цели в ППС. В процессе этих испытаний, подтвердилось большинство заданных характеристик системы вооружения. 30 апреля 1965 г. вышло постановление правительства, которым самолет был принят на вооружение и запущен в серийное производство. Он получил официальное обозначение Су-15, РЛС стала называться РП-15, ракеты - Р-98, а весь комплекс перехвата - Су-15-98. с 18 марта 1961 г. по 13 июля 1964 г. в Институте прошел испытание авиационно-ракетных комплексов ПВО ОКБ Туполева - было выполнено 799 полетов. на перехватчиках летали военные летчики-испытатели Ю.Рогачев, И.Лесников, Э.Князев, Г.Береговой, И.Довбыш, штурманы-испытатели Н.Мозговой, В.Малыгин, Г. Митрофанов и А.Хализов. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР №361 -132 от30 апреля 1965 г. и приказом Министра обороны №0040 от 8 июня этого же года комплекс Ту-128С-4 был принят на вооружение.( самолет -Ту-128 с ракетами Р-4Р и Р-4Т (в зависимости от типа головки самонаведения). Разработка авиационных комплексов ПВО на базе самолетов III поколения была задана Постановлением от 5 февраля 1962 г. 131-62. Предусматривалось создание будущего МиГ-25 в вариантах перехватчика С-155 и разведчика Е-155Р, Первый полет будущего МиГ-25 в варианте разведчика состоялся 15 марта 1965 г, перехватчика - 26 октября того же года. Полностью укомплектованный бортовой радиоэлектроникой третий прототип перехватчика начал летные испытаний 16 апреля 1967 г. Испытания вооружения проводились на полигоне ГК НИИ ВВС во Владимировке с августа 1968 г. по февраль 1970 г. Постановлением от 12 февраля 1971 г. комплекс был принят на вооружение под наименованием МиГ-25-40, при этом РЛС получила обозначение РП-СА, а ракеты - Р-40 Другой комплекс III поколения ОКБ Микояна был создан на базе самолета с изменяемой геометрией крыла МИГ-23 в вариантах перехватчика и истребителя - бомбардировщика . Государственных испытаний МиГ-23 начались 14 апреля 1968 г. Остапенко и Комаров провели комплекс испытаний ракетного вооружения самолета, выполнив в общей сложности 16 пусков УР К-23 и К-13 на высотах 5000-17000 м в широком диапазоне скоростей. Первый серийный вариант истребителя МиГ-23 (23-11, изд.2) имел штатную систему вооружения С-23 в составе РЛС "Сапфир-23Л", теплопеленгатора ТП-23 и прицела АСП-23Д. Вооружение: две ракеты средней дальности Р-23Р или Р-23Т и две ракеты малой дальности Р-3С (позднее - Р-60). В период с июля 1969-го по май 1971 года Госиспытания (ГСИ) прошел Истребитель-бомбардировщик с крылом изменяемой геометрии Су-17.В испытаниях принимали участие летчики-испытатели С.А. Микоян, А.С. Девочкин, Э.И. Князев, В.Г. Иванов, А.А. Манучаров, Н.И. Коровушкин и Г.А. Баевский. В 1970г. новая машина, получившая название Су-17, была принята на вооружение. В 60-е годы в Институте проходили испытания авиационно-ракетные комплексы дальнего действия 2-го поколения такие как: авиационно-ракетного комплекса дальнего действия К-26 (Он предназначался для поражения морских и наземных целей, а также работающих РЛС). Наземные и летные заводские испытания комплекса проводились с ноября 1966 г. по март 1967 г. на казанском авиазаводе. В них участвовали два Ту-16К-10-26, переоборудованных из серийных Ту-16К-10Д №1793014 и №2743054. В апреле они были представлены на Госиспытания, однако в связи с необходимостью доработок самого К-26 полеты комплекса К-10-26 начались в ГК НИИ ВВС только в конце 1968 г. и закончились весной 1969 г. На вооружение Авиации ВМФ К-10-26 приняли Постановлением Совмина СССР №882-315 от 12 ноября 1969 г.( Она предназначалась для поражения наземных и морских целей ракетами КСР-5 или КСР-2 различных модификаций и только морских целей - ракетами К-10СД или К-10С. Самолет стал называться Ту-16К-10-26,) авиационно-ракетного комплекса дальнего действия К-22. Создавался в трех вариантах стратегический Х-22ПСИ;противокорабельный- Х-22ПГ;противорадиолокационный- Х-22П Летные испытания ракеты Х-22 были начаты 1 июля 1961 г. на двух бомбардировщиках Ty-22К (№ 24 и № 25), но закончились лишь в 1967 г. Комплексы приняты на вооружение в1968-1971 годах Ракетные комплексы появились и у фронтовой авиации. Уже к середине 60-х годов стало ясно , что с совершенствование средств ПВО и насыщение ими боевых порядков войск противника, фронтовой авиации требовалось создать новые средства поражения - мощные, точные, большой дальности. Решением стало появление авиационных управляемых ракет (АУР), которые позволили уничтожать наземные цели точным попаданием, нанося удар с безопасного удаления от зоны поражения зенитных средств. Первые пуски ракет Х-66 (изделие 66) с МиГ-21 были выполнены в Институте ,уже в сентябре 1966 года. Последовала доработка и устранение конструктивных дефектов, в частности, системы управления для лучшей стабилизации по крену и отказывавших взрывателей. Тем не менее, создание первой отечественной ракеты этого класса прошло довольно гладко, и в 1968 году Х-66 поступила на вооружение фронтовой авиации В 5-м Управлении проходили испытания различные авиационные радиотехнические комплексы такие как: -система дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) на базе самолета Ту-126, поступила во Владимировку 24 мая 1964 г.Еще на этапе макета в ГК НИИ ВВС была создана отдельная испытательная бригада под руководством п-ка М. Г. Кононова. Его заместителем на борту назначили Д. Г. Матвиенко. Ведущими военными летчиками-испытателями Ту-126 последовательно были Г. М. Бархатов, В. И. Кузнецов, В. В. Добровольский. В некоторых полетах экипаж опытного Ту-126 возглавлял И. К. Ведерников, привлекались и другие известные летчики. После большого объема испытаний и доводок комплекс ДРЛО Ту-126 Постановлением Совмина СССР № 363-133 от 30 апреля 1965 г., а также приказами МАП № 075 от 15 мая 1965 г. и МО № 041 был принят на вооружение войск ПВО страны. В следующем году началось поступление первых машин в 67-ю отдельную эскадрилью ДРЛО (в/ч 32457). -с октября 1965 г. по октябрь 1969 г. прошел государственные испытания самолет-разведчик МиГ-25Р -тактический разведчик Як-28Р (1962 г.), тактический самолет-постановщик радиоэлектронных помех Як-28ПП (1970) , стратегический разведчик Ту-95МР (1964) и др. 7-е Управление помимо авиационной тематики ,было подключено к испытанию средств жизнеобеспечения и спасения космонавтов. Управление испытывало для космических аппаратов катапультные кресла, скафандры, шлюзовую камеру для выхода космонавтов в открытый космос и другое оборудование. В 1965г. ГКНИИ ВВС переименован в 8 Государственный научно-испытательный Краснознаменный институт ВВС – 8 ГНИКИ ВВС. В 1967 г. 8 ГНИКИ ВВС было присвоено имя Валерия Павловича Чкалова. 21 сентября 1970 г. в ознаменование 50-летия Институт награжден орденом Ленина.

umbon: Я был на дне и на коне, Видал и радость, и печали, И понял я, что зря в вине Мы утешения искали. Мы жили будто бы в дурмане, Скрывая правды нашей суть, И мы тогда не понимали, Что нам себя не обмануть! Что мы не сможем насладиться Тем скудным, что нам жизнь дала, Коль будем мы вовсю стремиться Забыть насущные дела. И все же надо принимать Все наши горести и беды. И надо жить, а не страдать! И мудро надо понимать И пораженья, и победы.

Заправщик: umbon, вполне удовлетворён интеллигентным завершением полемики (а была ли она? Ввязался тут один из города В...) Ваше увлечение поэзией - весьма похвальная вещь. Увлечение чем-либо - только плюс. Но рецензии Ваши - не моё. Успехов Вам в ПОЭЗИИ!

umbon: Достаточно интересная, на мой взгляд, работа, созданная журналистом СМИ Зерой Черкесовой. Написано, на мой взгляд, суховато и сложновато для восприятия, но, тем не менее, я прочёл с большим интересом! Взрыв сверхновой звезды России. Коммунизм как образ необходимо наступающего будущего «Коммунизм есть необходимая форма и энергический принцип ближайшего будущего» К.Маркс. «Марксистский коммунизм в 20 веке оказывается единственной рационально обоснованной доктриной, могущей предложить людям земной идеал их коллективно осуществляемой самодеятельности. Поэтому марксизму ныне противостоит не «другая» теоретическая доктрина, а отсутствие доктрины. Этим вполне объясняется и то обстоятельство, что рационалистически ориентированные на реальность люди, в конце концов, после более или менее продолжительных колебаний, либо принимают принципы коммунизма, либо впадают в социальный пессимизм, выраженный не только в теоретической литературе, но и в таких шедеврах искусства, как «1984»Джорджа Оруэлла или как «Молчание» Ингмара Бергмана. Я лично предпочитаю коммунизм, открывающий человечеству реальную, хотя и трудную, перспективу». Эвальд Ильенков. Маркс и западный мир. Доклад советского философа для симпозиума в США по критике марксизма.1965г. »Коммунизм, как образ необходимо наступающего будущего» - тезис из работ Э.В.Ильенкова по диалектике идеального. Выдающийся советский философ-марксист не по принуждению, но по убеждениям и неординарности анализа марксизма. Исчерпали ли себя марксистская идеология и коммунистическая идея? Отгремела целая эпоха тотального отрицания Красной Идеи. Марксизм, социализм, коммунизм, СССР, как русский авангард человечества, поведшего за собой в светлое коммунистическое завтра униженных и оскорбленных всего мира, девятый вал левых идеологий по всем обитаемым континентам Земли-куда все исчезло, словно и не бывало?! Что же вместо? Возврат частнособственнических отношений со всеми антиномиями как раннего, дикого капитализма, так и нынешней эпохи западного империализма и неоколониализма в гораздо более изощренных формах. Снова отчуждение человека от плодов его труда через присвоение прибавочной стоимости владельцами средств производства. Явный регресс в интеллектуальном уровне общества, где книга и совесть из культа поколений наших отцов и дедов превратились в почти излишества. Вместо же-культ золотого тельца и нравственно-правового релятивизма. Вспомнилась диссидентская документальная повесть Владимира Солоухина» Последняя ступень», где писатель-почвенник в год глубокого застоя однажды на кавказском пиршестве членов Союза писателей, все сплошь именитых, но частенько нетрезвых, - разразился разгромной речью в адрес фальши и лицемерия строя. Сначала прочел стихотворение Демьяна Бедного о Ленине, в котором »пролетарский поэт» живописал крайнее убожество России во всех смыслах и аспектах-в год рождения Владимира Ульянова. Затем, выждав «мхатовскую» паузу, В.Солоухин перечислил десятки имен литературы, искусства, науки и техники, составивших славу и гордость России, вошедших в золотой фонд всечеловеческой культуры. Они творили в те годы-70-е 19 века. Массу смелых индустриальных проектов-задолго до советских великих строек. Материальный уровень даже рабочего класса и зажиточного крестьянства, не говоря об интеллигенции (аристократия само собой) - какой и не снился столетие спустя гражданам СССР, если судить по товарному изобилию дореволюционных «рядов» по контрасту с пустыми полками советских магазинов и аскетизмом всего советского стиля жизни. И задался вопросом: так какими же были годы 1870-е? Каковы в действительности были годы конца 19/начала 20 вв. в России? Сегодня все это уже не новость. Россия конца 19/начала 20 вв-переживала подлинный Ренессанс. Серебряный век не только в литературе. Эти доводы ныне приводятся, как доказательство чужеродности марксизма на русской почве, насильственное ее насаждение кучкой злоумышленников, задавшихся целью погубить Россию. Если все было не так уж и плохо, даже кормила Россия своим хлебом Запад-зачем нужна была революция? - Значит, это была не революция угнетенных масс, а масонский переворот. Такова популярная сегодня интерпретация, неявно присутствующая даже в новых учебниках истории Отечества для старших классов школы (разве что за вычетом скандального словца «масонский»). Примитивизм. И ложь-такая же, как про убожество дореволюционной российской жизни («1913 год» - для сравнений. Представляется теперь, что изначально-лживой была пропагандистская модель «убогой России», влачащей жалкое существование во всех смыслах-в хвосте европейских держав. Сверхразвитыми же в индустриальном и культурном отношении были страны Западной Европы-Англия, Франция, конечно, Германия. Ну и США (называвшиеся тогда Северо-Американскими Штатами). Согласно марксистской модели, социалистическая революция-удел исключительно индустриально развитых стран Запада-как логическое завершение идеи частной собственности, ее диалектическое самоотрицание. Социалистическая революция в России, этой «варварской», безнадежно отставшей в развитии стране-для Маркса-была немыслима. В плену тех же догм были и русские марксисты, ожидавшие революционной бури на Западе-но не в России и Восточной Европе. Теперь мы знаем, что все произошло-»с точностью до наоборот»! Ирония истории... Ирония ли? Если вспомнить Русский Ренессанс грани 19/20 вв-так ли уж «не укладывается» в марксову модель-русская революция?! Не пора ли развенчать этот замшелый миф об «отсталости» России накануне революции 1917г.? Реальные статистические сравнения и параллели Российской империи с западноевропейскими странами-предмет многих новейших исследований-мы не будем здесь перегружать текст обширной статистикой. Сколько советских философов переломало перьев в попытках объяснить социальную революцию в России-когда «по теории» она должна была случиться в Западной Европе и США?! А там и поныне социализм воспринимается массовым сознанием и «истеблишментом», как жупел и антиутопия, не приведи Господь... Если отбросим, наконец,застарелую ложь,направленную на принижение национального достоинства:миф об извечной российской отсталости-то ясно узрим:Революция не была случайностью! Ни пресловутым «переворотом»,какие бы силы за ним не стояли. Она логически вызрела из Русского Чуда,начавшегося задолго до 1917года. Из подъема духовных сил нации,породившей всемирно-историческое значение русской культуры 19-20вв. Коммунистический идеал не мог появиться и дать обильные всходы - на духовно убогой, иссушенной почве, среди мрака невежества, бескультурья и нищеты. Значит, Маркс был прав-хотя ошибался в отношении России-разделив в этом всеобщее заблуждение Запада. Революционный взрыв прогремел не на прагматически - протестантском Западе-но на почве мессианского русского самосознания. Ошибка Маркса состояла в абсолютизации принципа первичности Бытия над Сознанием. Экономического базиса над духовной надстройкой. Поставь сей принцип наоборот: духовно - «надстроечный» уровень нации-выше «базисного» экономического уровня-и Россия оказывалась не в «хвосте», но в авангарде всемирно-исторического пути к Новой Цивилизации. Случайностей в смысле бессмыслицы-история не порождает. Так или иначе, логика развития однажды проясняется, освобождаясь от покровов лжи и заблуждений. Взглянем снова на поразительную цитату, приведенную в качестве первого эпиграфа этой статьи: Маркс называет коммунизм «энергическим принципом и формой будущего«. Сегодня мы сказали бы: «энергетический». Не случайно с 60-х гг. 20 в. на Западе и в СССР (полуподпольно) пытались противопоставить молодого, раннего Маркса-зрелому, позднему. Маркса «Экономическо-философских рукописей»1848г, полного «идеализма» - зрелому Марксу «Капитала» с его сугубым политико-экономическим анализом и отбрасыванием юношеских идеалистических «утопий». Из «молодого Маркса» еще недавно пытались вычитать «другой» марксизм, отвергнутый самим Марксом в его зрелые и пожилые лета. Советская официозность глухо отвергала «раннего» Маркса-оправдываясь тем, что, мол, сам зрелый умудренный Маркс смеялся над «идеализмом» ранних работ. А теперь в тех «незрелых» работах-обнаруживаются едва не пророчества. В самом деле, молодой Маркс пишет о «энергическом принципе» будущего-почти предтеча гумилевской концепции пассионарного взрыва этногенеза-не находите?! А зрелый Маркс тверд в убеждении, что все решает «экономический базис», и только он один. Но сегодня в словаре нашей цивилизации 21 века - «энергия» - одно из ключевых слов, некий единый код во всем. Сегодня мы скорее расположены верить и принимать «энергические» концепции (такие, как теорию пассионарных взрывов империй Льва Гумилева, концепции космистов) - чем унылые «экономически-базисные» теории эпохи экстенсивного развития западноевропейского капитализма середины 19 века с культом материального над духовным, представлением о безусловной первичности первого и подчинении ему последнего. Автору данной статьи представляется, что не «убожество» России 19-начала 20 века, уже развенчанное в новейших работах, а именно Русский Ренессанс, пассионарный взрыв русской нации-привел к приятию и утверждению марксизма и коммунистического идеала» необходимо наступающего будущего». Отвержение же марксизма и коммунистической идеи, появившиеся на западной почве-Западом-не показатель ли правоты концепции Льва Николаевича Гумилева об угасании западноевропейской культуры, иссякании ее пассионарно-энергетического ресурса? Западные культуры, как известно, на несколько столетий старше, а оттого и развитее российской, по-настоящему начавшей путь к раскрытию своего потенциала со времен Петра Великого. Если же за точку отсчета Новой Русской Цивилизации взять не Киевскую Русь, не эпоху Рюриковичей, не 300-летнее правление Романовых-но Великий Октябрь 1917года, когда Россия тотально отвергла прошлую историю и начала многотрудный противоречивый путь к восхождению к коммунистическому идеалу необходимо наступающего будущего и всемирной своей миссии-то Русскому пассионарному взрыву всего-то...94 года. Менее века-против тысячелетия Западноевропейской цивилизации, так и не сумевшей дерзнуть шагнуть в Неведомое, ужаснувшейся тому «дивному новому миру», которое им было воспринято в искаженном зеркале и безмерно испугало. «Поэтому,скажем, кошмары Олдоса Хаксли и Джорджа Оруэлла на самом-то деле-независимо от иллюзий самих авторов этих антиутопий-рисуют вовсе не перспективу эволюции социалистического общества,а как раз грозную перспективу развития частнокапиталистической формы собственности. Рисуя по внешним приметам и признакам» современный коммунизм», эти авторы на самом деле прочерчивают, по существу, линию дрейфа товарно-капиталистического строя жизни. Потому-то эти кошмары так и пугают гуманиста-интеллигента» западного мира». Нас они не пугают. Мы понимаем эти тенденции как наш вчерашний, хотя и не до конца еще пережитой день». Э.В.Ильенков Маркс и западный мир. (Доклад, который так и не был прочитан на американском симпозиуме приглашенным, но не выпущенным Эвальдом Ильенковым. Напечатанная по английски в США-на русском впервые увидела свет в перестройку. За эту работу, как и за другие, автор на родине подвергся кампании травли в обвинениях в »искажении марксизма»). Противники Гумилевской концепции пассионарных взрывов мировых империй-насмехаются над «мистицизмом» подобного подхода. Таинственный» Удар из Космоса» (пассионарный взрыв этногенеза), которое получает какое-нибудь доселе захудалое племя, и которое в фантастически короткие сроки «необъяснимым» даже в марксовой концепции главенства базиса и развитости надстройки «вдруг» выводит ее в лидеры и подчиняет себе «полмира»(как было со всеми империями типа монгольского дикого племени, внезапно обретшего власть над миром в кампаниях Чингисхана и т.д. - до советских танков с красными звездами на улицах европейских городов весной 1945,импортировавших советский социализм в страны Восточной Европы, далее по всей Ойкумене, включая Третий мир)-предмет смелой постановки проблемы Львом Гумилевым. Почему?! Что скрывается в толщах национальной истории и национального духа такого, что «внезапно» осуществляет Квантовый Скачок какой-то доныне второразрядной или вовсе »никакой» нации, этноса? Как это было и в веке 20-м. Сначала-Россия-Октябрь 1917-го. После второй мировой войны, как на дрожжах, поднялись полупровинциальные Северо-американские штаты. Тогда как Британский Лев за какие-то несколько лет растерял все свои колонии. Англия из »владычицы морей» превратилась в культурном отношении во все еще привлекательную для мира страну (мировая поп-музыка от Битлз до наших дней-почти вся британская), но в общем-во второстепенную страну, утратив статус мировой державы. А ведь вместе с США и СССР по антигитлеровской коалиции-вышла победительницей по итогам Второй Мировой войны. Однако, США и СССР - «на паях» захватили по полмира. А Великобритания, почти не понесшая ни урона, сопоставимого с советской послевоенной разрухой, ни финансово поиздержавшаяся, подобно американскому ленд-лизу 40-х-тем не менее «необъяснимо-легко» сдала позиции, отпустила все свои колонии в свободный полет. За что ей честь и хвала-старый колониализм отвратителен. Но нового британского чуда не получилось. Разве чуда музыкального-и то замечательно. А послевоенное японское чудо? Замкнутая от мира, интроверсивная, погруженная в почитание своего древнего наследия, экономически отсталая и в последней степени деморализованная после поражения во Второй Мировой войне Япония - «внезапно», в исторически кратчайшие сроки, захватывает мировой рынок электронной продукции и уверенно оказывается в авангарде интеллектуального прогресса человечества. Где был у Японии »развитой экономический базис» и продвинутая «надстройка» - на ядерных развалинах Хиросимы и Нагасаки и разгромленной Квантунской армии, живущей с 1946г. по указке и на подачки США?! (В скобках заметим, что нас отнюдь при этом не прельщает полурабская модель «пожизненного трудоустройства» на одном месте и чудовищный трудоголизм на износ японского народа, конечно, сыгравшие не последнюю роль в »японском чуде». Однако, что русскому здорово, то немцу погибель...). Нет, классический марксизм не объемлет собой всей истины, хотя отринуть его целиком, как «позавчерашний день», - было бы ошибкой. Итак, у каждой нации-свой путь в историческом пространстве-времени. Попытки навязать коммунистические принципы развитым западным демократиям в 20 веке-ни к чему не привели. И не потому что эти принципы плохи-а потому что неаутентичны западному духу. Сегодня Россия отзеркаливает эту ситуацию: ни к чему значительному не приводят попытки насадить на российской почве принципы западного модус вивенди. Нации, как и отдельные индивидуумы, - слишком разнятся, несмотря на общие базисные потребности. Россия должна найти в себе силы и волю-политическую и общенационально-энергетическую-вернуть свой идеал необходимо наступающего будущего в очищенном от исторических искажений виде и в новом содержательном наполнении.Чтобы использовать, быть может, свой последний исторический шанс в условиях приливных волн западного глобализма и восточного фундаментализма, грозящих обоюдно потопить ее, подобно мифическому Китеж-Граду. Альтернативы нет-кроме возвращения на круги своя национальной идентичности, исторически нашедшей наиболее полное выражение в социалистическом идеале и мессианско-коммунистической идеологии и в ее первой в истории человечества космоустремленности. Таковы черты нашего Пути. Р.S.А »таинственный удар из Космоса» - не такой уж и таинственный. Тайна пассионарных взрывов, открытая Гумилевым-но не разрешенная им-предмет наших изысканий. По проблематике космогенеза и космических циклов России, других цивилизаций и народов мы уже писали и надеемся еще не раз вернуться в следующих работах, посвященных развитию нашего понимания России, ее прошлого, настоящего и будущего. 02/10/2011.

ANDRYHA: Ребята! Не надо собачиться! Вообще – то, любой труд должен вызывать уважение. Ведь ТРУД, в прямом смысле и есть ТРУД. Я удивляюсь иногда некоторым критикам, которым видимо, не понятен смысл труда. Будь то труд литературный, либо просто – физический, всё это, порой иногда тяжёлая и кропотливая работа. Автор или рабочий вкалывал и это уже достойно похвалы! Не надо уж так бесцеремонно критиковать. Я тоже отбивался от одного КРИТИКА, предложив ему крутануть колёсико на мышке и не читая пропустить. Так нет же. Он мне всю душу выгрыз! Ребята! Давайте уважать труд людей, будь он хорош или не очень. Вспомните. Многих великих авторов и актёров просто гнали и ставили клеймо проф. непригодности. И что потом? А потом тихо молчали в тряпочку, увидев блистательное шествие к вершине славы и признательности! И ещё. Хотелось бы, чтобы были даны чёткие разъяснения тогда, для чего литературная страница существует на данном форуме. Наверное, не только для рассказов о ракетах. Конечно, известные авторы не станут публиковать свои произведения на форуме. Их тут больше цитируют и перепечатывают. Так что не убивайте начинающих на взлёте! Пусть летят! Даже если вы из ПВО! С уважением ко всем авторам на свете. Андрюха.

SkArpioN: Уважаемый Павел Александрович, примите мои искренние извинения, за невольно причиненную вам обиду. Ни в коем случае, не умаляя ваших поэтических талантов, просто, высказал свою точку зрения на размещение материалов, совершенно упустив из вида, тему, в которой они размещены. Это от души, извините еще раз, и пишите как можно ярче и больше, ведь каждый человек, прекрасен по-своему. Извините за сумбур мыслей, но, как то так.

umbon: Если друг твой в словесном споре Мог обиду тебе нанести, Это горько, но это не горе, Ты потом ему все же прости. В жизни всякое может случиться, И коль дружба у вас крепка, Из-за глупого пустяка Ты не дай ей зазря разбиться. Если ты с любимою в ссоре, А тоска по ней горяча, Это тоже еще не горе, Не спеши, не руби с плеча. Пусть не ты явился причиной Той размолвки и резких слов, Встань над ссорою, будь мужчиной! Это все же твоя любовь! В жизни всякое может случиться, И коль ваша любовь крепка, Из-за глупого пустяка Ты не должен ей дать разбиться. И чтоб после себя не корить В том, что сделал кому-то больно, Лучше добрым на свете быть, Злого в мире и так довольно. Но в одном лишь не отступай, На разрыв иди, на разлуку, Только подлости не прощай И предательства не прощай Никому: ни любимой, ни другу! Краткая биографическая справка. Эдуард Аркадьевич (Арташезович) Асадов (7 сентября 1923 — 21 апреля 2004) — советский поэт, прозаик. В 1941г. ушёл добровольцем на фронт, был наводчиком миномёта, потом помощником командира батареи «Катюш» на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах. Воевал на Ленинградском фронте. В ночь с 3 на 4 мая 1944 года в боях за Севастополь под Бельбеком получил тяжелейшее ранение осколком снаряда в лицо. Теряя сознание, он довёл грузовой автомобиль с боеприпасами до артиллерийской батареи. После продолжительного лечения в госпиталях врачи не смогли сохранить ему глаза, и с того времени Асадов был вынужден до конца жизни носить чёрную полумаску на лице. В 1951 году окончил с отличием Литературный институт им. А. М. Горького. Автор 47 книг. Основные творческие направления - лирические стихи, поэмы, рассказы, эссе.

SkArpioN: Лапшин пишет: Миша SkArpioN -у тебя про ПАНЦИРЬ С1 лучше получалось... Что случилось? Производство свернули? Петя, я по жизни не злой, просто у меня память хорошая. Тут меня Алексей попросил не ругаться матом, что же, не буду. Не будь ты "моськой", тупо гавкающей не зная на кого, и за что, причем с чужой подачи. "Шестерок", по жизни не уважаю! И не тебе Петрушка, рассуждать о производстве, не дозрел ты еще до него.

umbon: Россия родилась на Поле Куликовом, а не в скопидомном сундуке Ивана Калиты. Ключевский Как велика страна Россия! Как справедлива и сильна, Разнообразна и красива, Нет в мире лучше, чем она! И не объять ее просторы: Равнины, низменности, горы, В ней много так полей и рек. И славно было б, коль в России Войны, страданий и насилья Не знал бы русский человек. Ни о Петре, ни о царизме Не буду здесь я говорить, Скажу лишь о социализме, В котором довелось мне жить. Скажу о том, что видел в детстве, Когда я жил в стране советской, О том, что вижу я сейчас, Коснусь истории, но право Я никого судить не вправе, Пускай Господь рассудит нас. Ведь, к сожалению, Россию- Отчизну, Родину и Мать, Стремятся власти не усилить, А растащить, разворовать! Ее могущество большое, Неразрушимое, святое, Что накопилось за века, Смогли разрушить за два года Не полчища чужих народов, А два советских мужика! Гражданских войн, переворотов Немало мы перенесли, Боролись люди за свободу И к жизни нищенской пришли! Вторжений стран чужих немало Россия также отражала, Немало шло в стране боев, Но войны, что в России были Державу так не развалили, Как это сделал Горбачёв. До той поры, когда ко власти Пришел наш Миша-сатана, Ни слез, ни горя, ни напастей Не знала русская страна, Но только власти он добился, В реформы сразу углубился, В реформы те, что не нужны, Считал, что умный он правитель, А оказался разрушитель Он экономики страны. Ему б политику закончить, А он ее усугублял, Ведь вдохновляли Горбачёва Награды, что он получал, Он сразу не остановился, Ну и чего теперь добился? Хотел в историю войти? Ну и вошел, как вождь, который Свою страну разрушил в корень! Такого больше не найти! Еще Россия не успела От Горбачёва отдохнуть, Второй антихрист между делом Пришел продолжить Мишин путь. И снова крики, плачь и стоны, И снова глупые законы, И пуще прежнего застой! Ведь раздавать стал повеленья Он, не имея представленья Об управлении страной. И Ельцин браво, очень браво, Отлично Мишу поддержал, Он экономику державы Уж до конца всю подорвал! Еще он вот что вытворяет: Бывает так, что проявляет Себя диктатором, царьком, Сам за народ порой решает, Берет, парламент разгоняет И созывает вновь потом. Ему, Борису, было мало Того, что сделал для страны, Ему для счастья не хватало Еще лишь небольшой войны! Ведь он же глупый, неумелый, Ну, а кому какое дело? Ведь ОН у нас глава в стране! Своей политикою новой- Тупой, преступной, бестолковой- Взял, развязал войну в Чечне! И снова вопли, плач, страданья Тех, у кого сыны в Чечне, Мрут, выполняя приказанья, В горах Кавказа на войне. У Бори на негодованье Очередное оправданье: “У нас там нефти бьют ключи.” Но если б он, исчадье ада, Вел бы политику как надо, Не отделялись бы они! И людям больно, очень больно, Что гибнут земляки от ран, И вспоминается невольно Забытый уж Афганистан, Когда наш Брежнев престарелый, Что доживал на свете белом Свои последние лета, Войска страны не за Россию, Проблемы чтоб решать чужие, Послал на смерть в Афганистан. Но, кроме глав страны пропащих, Еще проблема есть одна. Частенько на богатство наше Чужая зарится страна, И все России населенье Поставить хочет на колени, Весь наш народ поработить, А территории России- Все земли, с детства нам родные- Отнять, забрать, заполучить! Но наш народ, он не желает Смириться с властию врагов, Хоть сам он и не нападает, Но за страну стоять готов! В любой войне, в любом сраженье, В плену, в блокаде, в окруженье Мы стойко выдержать смогли! И вот поэтому Россию Враги свирепые и злые Не захватили, не сожгли! Уж много раз страна чужая Завоевать пыталась нас, Но только самая большая Была с Германией война. А было так: однажды летом, Как только первый луч рассвета Коснулся нашего окна, Над нами самолеты взвыли, И, пролетая, все бомбили. Сказали, началась война! Великий вождь, кровавый Сталин, Был гением от сатаны. Он был жесток и беспощаден, Пересажал он полстраны! Он был диктатор и властитель, Был созидатель-разрушитель, Но он России верен был! И не покинул он столицы, Не убежал ни за границу, Ни за Урал в глубокий тыл. И принесли четыре года, Что шла фашистская война, Страданий столько для народа, Что не забудет их страна, Когда мужья, отцы и деды Не ради славы – для победы Все уходили воевать! А кто сражаться был не в силах Вовсю победу для России В тылу старался приближать! Но даром наши все старанья Не пропадали, и для нас Настал прекрасный, долгожданный, Счастливый радостный наш час. Вот, наконец, в начале мая России армия большая Разбила вражеский народ! Мы этот праздник отмечаем И ветеранов поздравляем, В стране им слава и почет! Но наши не остановились, Освободив свою страну, Скорее завершить стремились Кровопролитную войну. В лучах не забывали славы, Что за пределами державы Еще томятся до сих пор Болгары, сербы и словаки, Хорваты, чехи и поляки Под гнетом сил фашистских свор. И прогремели наши залпы По всей Европе тут и там, Шла наша армия на запад, Чтоб нанести разгром врагам! С неимоверной мощью, силой Под свистом пуль войска России Промчались, словно ураган, Освободительной лавиной От Белостока до Берлина, От Будапешта до Балкан. Самоуверенно твердили Нам палачи фашистской тьмы, Что мы слабы, что мы бессильны, Что устоять не сможем мы, Что мы не сможем дать отпора, Что попадем мы очень скоро Под гнет фашистского креста. А мы не только устояли, Мы миру мир отвоевали И всей планете показали Кто есть мы: колос или сталь! Да, нам жилось неидеально В коммунистические дни Кому был нужен, скажем, Сталин? Но он был твердый, как гранит, Кому Хрущев был раньше нужен? Раздал земель он десять дюжин, Внес много разной кутерьмы, Но все страну тогда боялись, Искали дружбы, пресмыкались, Теперь же ищем дружбы мы! Теперь живем мы, и не знаем, Что нам грядущий день несет, Где мы найдем, где потеряем, И будет счастлив ли народ. Но верим мы, что солнце будет Что заживут в России люди Светлей, счастливей, веселей! И будем мы страной гордиться И сохранить ее стремиться Для наших внуков и детей! Ведь нет, не войны, не невзгоды, Не главы те, что не нужны, Благополучье – смысл сей оды, Благополучье для страны, Благополучье для России, Чтобы была богатой, сильной Страной, где нет тупых вождей. Чтоб было мирным наше небо, Хватало всем одежды, хлеба, Чтоб хорошо жилось нам в ней! 1996г.

umbon: Погас внезапно свет, и в полумрачном зале Прошла перед глазами бегущая строка. И вот дождались все того, что ожидали, И на киноэкране – герой боевика! И публика сидит, восторгом опьянёна, И смотрит на героя, дыханье затаив. И лишь один из них, совсем еще ребёнок Экран тот изучает, вдаль мысли отпустив. И вот окончен фильм, а на душе тоскливо! Друзья к нему подходят, зовут идти домой И говорят ему: «Ты видел, как красиво Руками и ногами «отделал» всех герой?!» И он ответил им: «Недорогого стоит Герой боевика, любимый ваш кумир. А знаете ли вы тех истинных Героев, Которые для нас отвоевали мир? Мой дед – Герой войны, прошел он до Берлина И бил фашистских гадов на совесть, не на страх. Слуга своей страны и истинный мужчина! И грудь его недаром в медалях, орденах! Он сохранил для вас Великую державу. Для вас, кому держава, как видно, не нужна, Для вас, забывших совесть в поисках халявы, Кому была лишь в тягость Великая страна! Для вас, продавших всё, живущих, как в дурмане, Для вас, с бутылкой пива стоящих у ларька, Чтоб видеть вы могли, как на киноэкране Трясет мускулатурой «герой боевика»!» Стихотворение было написано российским школьником Павлом Юрченко в 1996-м году. Произведение крайне кривое по многим показателям. Во-первых, примитивная композиция. Автор, окрестив свой стих пафосным названием"Ода благополучию России", осветил в нём лишь две, по его мнению, имевших место быть проблемы: несостоятельную власть и агрессию других стран в отношении России, причиной которой, по мнению автора, является наличие в вышеупомянутой стране большого количества разнообразных ресурсов. и детально разбирается лишь одно проявление этой самой агрессии - событие Великой Отечественной войны. Во, вторых, в данном произведении имеет место быть ряд логических ошибок, допущенных по вине самого автора. Так, исходя из логики автора предложенного произведения, советские войска освободили Восточную Европу уже после взятия Берлина и победы в ВОВ. В действительности, как известно, всё было совсем не так. Единственное возможное оправдание автора - поправка на юный возраст и пылкое сердце. И на стремление к Правде и Справедливости! Степень значимости этих доводов оценивать я не возьмусь.

umbon: "...я всегда отношу себя к националистам, и этого не скрываю. Правда не в каких обществах не состою, но считаю, что свой народ должен быть ближе чужого. Кто с этим не живёт, тот не настоящий человек." Галкин Ю.А. http://www.stihi.ru/rec.html?2013/04/23/10645 Однажды весенним вечером величайший поэт-баталист всех времён и народов, публикующийся на сайте Стихи.ру под именем Галкин Юрий Анатольевич http://www.stihi.ru/avtor/juriygalkin , вступил в творческую полемику с чуть менее гениальным, но тоже несказанно талантливым автором, публикующимся на том же сайте под именем Вячеслав Андриевский и называющим себя "старым мореходом" http://www.stihi.ru/avtor/vjcheslavskiy . Предметом интереснейшей творческой дискуссии явилось стихотворение последнего под названием "О московской мумии", посвящённое масштабному российско-советскому государственному деятелю, усопшему более восьмидесяти лет назад и до сих пор не дающему покоя видным политологам и историкам, слушавшим профильные лекции и получавшим соответствующие дипломы на палубах кораблей во время дальних походов. И Юрий Анатольевич, также имеющий блестящее гуманитарное образование (для тех, кто не знает, скажу, что его стихи по степени художественной ценности стоят на одном уровне со стихами классиков российской, советской и мировой литературы, скажем, Лермонтова, подробности читайте здесь: http://www.stihi.ru/2012/10/21/2457 ), видимо, решил, что грех не воспользоваться возможностью насладиться увлекательной беседой с близким по уровню оппонентом, а заодно наряду с историческими, военными и литературными блеснуть ещё и своими политическими знаниями. Оригинальный текст вышеуказанной полемики здесь: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/04/23/10645 , а здесь - его веб-копия: http://www.p*e*e*e*p.us/ce0f68f7 , которую я привожу по причине того, что один из фигурантов данной статьи очень любит после ознакомления с посвящёнными ему и его творчеству публикациями отказываться от своих слов и удалять свои посты. В силу особенностей логики работы стихирского робота, разместить прямую ссылку на копию не представляется возможным, поэтому вводить её в адресную строку браузера нужно без "звёздочек". Все дальнейшие цитаты, как и выбранную мной в качестве эпиграфа к настоящей статье, я буду приводить в точном соответствии с авторским написанием, поэтому на орфографию и пунктуацию особого внимания не обращайте: как пиит написал, так я и представил, ни шагу в сторону. Итак, чем же интересна эта беседа? Сейчас узнаем. "Вячеслав тут я думаю Вы не правы! - видимо, желая сразу взять быка за рога, начинает диалог Юрий Анатольевич с уверенной фразы и далее раскрывает свою точку зрения. - Ленинская идеология лучшая, что я знаю. Другое дело, что среди его "единомышленников" много случайных людей оказалось. Вот это они, "случайные" и развалили сегодня всю страну, и крах уже свершился, теперь будем ждать последствий." Что ж, весьма твердая и ясная гражданская позиция! Я думаю, после прочтения такого каждому понятно, что Галкин - убеждённый ленинец! Оппонент предпринимает жалкие попытки ответных выпадов, приводит контраргумент в виде вырванной из контекста ленинской фразы о его готовности пустить в расход 90% российского населения (возможно, мысленно вспоминая видного лектора по марксизму-ленинизму, служившего боцманом на одном с ним корабле), но разве можно из такой прочной стены выбить хоть один кирпич? Ни в жисть! Юрий Анатольевич моментально парирует лёгкий тычок и наносит ответный сокрушительный удар: "Теперь о Ленине: такой информацией уничтожения 90% русских я не обладаю, да и ума не приложу где Вы это прочли. В наличии сегодняшнего "дезо" прочесть можно что угодно. А вот верить или нет это дело каждого. Главное что я понимаю, он строил общество без угнетателей. И это Великая идея. К тому времени Николай исчерпал себя полностью, да и опозорил Распутиным весь род Романовых. К тому же и дворянство претерпело изменения. Яркий пример тому "Ледяной поход", когда на защиту Отечества встало не более 2000 человек. И вот в то время Ленин реально отдал всё народу." Тут, правда, по всей вероятности, выдающийся пиит оговорился, ибо Ледовый поход, как известно, ставил под собой целью не формирование армии для защиты Отечества от внешнего врага, а объединение единомышленников, привыкших жить в роскоши, создаваемой чужими руками, для отстаивания своих шкурных интересов в вооружённой борьбе со своими же доведёнными до ручки полуголодными соотечественниками, но суть не в этом. Главное, что Галкин снова пылко и рьяно показал оппоненту, что он всем сердцем поддерживает ленинские заслуги перед своим народом! И в этом, думаю, сомнений нет ни у кого. Всё в словах Юрия Анатольевича вполне чётко обозначено. И следующим далее предложением гениальный баталист подводит итог всему сказанному выше. "Хотя я сам более симпатизирую "белым"", - резюмирует Галкин. О как! Неожиданный поворот событий, не так ли? Да-да, я ничего не напутал! Не верите? Ознакомьтесь с первоисточником самостоятельно. Если что - напоминаю, имеется копия. Уж оттуда точно, как из песни, слов не выкинешь. По крайней мере у Галкина таких механизмов нет. Убедились? Несказанно удивлены сделанным Юрием Анатольевичем выводом из сказанного им же? Бывает... Особенно у тех, кто доселе не был знаком с представленным на Стихире творчеством великого батального гения. А между тем удивляться совершенно нечему. И сейчас вы в этом убедитесь. Дальше беседу двух выдающихся литераторов я разбирать не буду ввиду неинтересности и неинформативности сего действа (бывалого поэта-морехода там штормовые волны оторвали от красных и белых и волшебным образом вынесли в излюбленную тему, проходящую лейтмотивом через всё его творчество - сионистский заговор), а вместо этого приведу цитаты, приписываемые основному объекту этой самой полемики. "Вот полюбуйтесь, товарищ Василий, как эти святоши, эти политические проститутки нас предали. Предали партию, выдали планы ЦК!" Фраза, сказанная "художественным" Лениным в кинофильме "Ленин в Октябре". Или вот ещё: "Да разве можно с этими проститутками без протоколов конферировать?" Выдержка из письма В.И.Ленина Центральному Комитету РСДРП от 7 сентября 1905 года. Полностью согласен с Ильичом! С этим контингентом без протоколов никак! Потому и приходится делать архивные веб-копии галкинских виртуальных рассуждений, на которые я ссылаюсь в своих публикациях. Но об этом я уже писал выше. А сейчас хочу привести ещё две очень важных цитаты из области научной медицины. "Наиболее специфичным для шизофрении признаком является нарушение мышления при сохранной в целом функции интеллекта. Эта патология развивается с самого начала болезни, преобладает характерный для всего заболевания в целом феномен «расщепления», «диссоциации», нарушения единства мыслительного процесса, который может быть частично обратимым, что связано с наличием как обострений, так и периодов стабилизации или ремиссий. Дезинтеграция мышления проявляется в том, что нарушаются связи между компонентами мышления — представлениями, понятиями, эти разрозненные компоненты, патологически соединяясь, дают клиническую симптоматику, определяющую своеобразие патологии мышления при шизофрении («особость» мышления, его «инакость»)." Научная статья "Шизофрения: симптомы и признаки" с психиатрического портала PsyPortal.net. http://www.psyportal.net/195/shizofreniya-priznaki-i-simptomyi/ Вот ещё, более конкретное описание: "В 1908 году швейцарский психиатр Эйген Блейлер описал шизофрению как самостоятельное заболевание, отличающееся от деменции, и ввёл этот термин в психиатрию. Он доказал, что болезнь не обязательно возникает в молодые годы, а может развиться и в зрелом возрасте. Её главная особенность — не слабоумие, а «нарушение единства» психики, в том числе нарушение ассоциативного мышления. ... Он считал амбивалентность основным признаком шизофрении, и рассматривал три её типа... Интеллектуальную: чередование или одновременное существование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека." Заимствовано из Википедии. http://ru.wikipedia.org/wiki/Шизофрения Чередование или одновременное существование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека... Вспомним фразы из недавно прочитанной беседы. "Ленинская идеология лучшая, что я знаю." "Главное что я понимаю, он (Ленин - прим. автора) строил общество без угнетателей. И это Великая идея." "И вот в то время Ленин реально отдал всё народу." Но при этом... "Хотя я сам более симпатизирую "белым"." Такие дела... Выводы делать только вам, мои читатели. Скажу лишь одно: я начал писать настоящую статью с улыбкой, а закончил с искренней грустью. Такого от себя я, признаться, не ожидал... Но, тем не менее, жизнь продолжается, и только сам человек может сделать её комфортной для себя. Или по крайней мере приемлемой. Какое бы значительное влияние ни оказывали на него внешние факторы. Желаю удачи, друзья мои!

Elena: "Чередование или одновременное существование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека...."(цитата из сообщения 47)Сейчас, когда всё не так, как было ещё немного лет тому назад вспоминаешь о том, что во всех коллективах проводились политзанятия, а для пропагандистов райкомы КПСС проводили установочные лекции. Основой пропаганды была Марксистско- Ленинская идеология. Такая форма общения с НАРОДОМ был тогда принята и не вызывала резкого отторжения. Хотя критики на кухнях было предостаточно. Особенно райкомовские лекторы не любили вопросы о диктатуре пролетариата и о религии. В результате воинствующий атеизм перестал быть НАВЯЗЫВАЕМЫМ атеизмом. Затем, на политзанятиях стали все больше говорить о повышении производительности труда. Просто заставить человека за ту же зарплату делать больше в единицу времени было трудно, то была предложена форма принятия индивидуальных социалистических обязательств на год. И, в конце года КАЖДЫЙ перед коллективом, на собрании, отчитывался о своих делах. А коллектив одобрял или порицал.....И. таким образом,общественное мнение выдвигало ЛУЧШИХ ЛЮДЕЙ. А взятки и подкупы исключали сами себя. Величайшим смятением чувств и идеалов было разоблачение Н.С.Хрущевым "Культа личности И.В.Сталина". И, до сих пор, однозначного суждения об эпохе Сталина - нет ..... И. побывав в Манеже на выставке о 305- летнем правлении Романовых, очень много интересного из нашей истории удалось узнать. И. как знать , как будут представлены известные нам руководители страны нашей - России???

umbon: Было Училище. Форма - на вырост Стрельбы с утра. Строевая – зазря. Полугодичный ускоренный выпуск. И на петлице - два кубаря... Шёл эшелон по протяжной России, шёл на войну сквозь мельканье берёз «Мы разобьём их!..» «Мы их осилим!..» «Мы им докажем!..» - гудел паровоз. Станции как новгородское вече. Мир, где клокочет людская беда. Шёл эшелон. А навстречу, навстречу – лишь санитарные поезда... В глотку не лезла горячая каша. Полночь была, как курок, взведена... «Мы разобьём их!..» «Мы им докажем!..» «Мы их осилим!..» - шептал лейтенант. В тамбуре, Маясь на стрелках гремящих, весь продуваемый сквозняком, он по дороге взрослел – этот мальчик – тонкая шея, уши торчком... Только во сне, оккупировав полку в осатанелом табачном дыму, он забывал обо всём ненадолго. И улыбался. Снилось ему что-то распахнутое и голубое. Небо, а может, морская волна... «Танки!!.» И сразу истошное: «К бою-у!..» Так они встретились: Он и Война... ...Воздух наполнился громом, гуденьем. Мир был изломан, был искажён... Это казалось ошибкой, виденьем, странным, чудовищным миражом... Только виденье не проходило: следом за танками у моста пыльные парни в серых мундирах шли и стреляли от живота!.. Дыбились шпалы! Насыпь качалась! Кроме пожара, Не видно ни зги! Будто бы это планета кончалась там, где сейчас наступали враги! Будто её становилось всё меньше!.. Ёжась от близких разрывов гранат, - чёрный, растерянный, онемевший, – в жёстком кювете лежал лейтенант. Мальчик лежал посредине России, всех её пашен, дорог и осин... Что же ты, взводный?! «Докажем!..» «Осилим!..» Вот он - фашист! Докажи. И осиль. Вот он – фашист! Оголтело и мощно воет его знаменитая сталь... Знаю, что это почти невозможно! Знаю, что страшно! И всё-таки встань! Встань, лейтенант!.. Слышишь, просят об этом, вновь возникая из небытия, дом твой, пронизанный солнечным светом, Город. Отечество. Мама твоя... Встань, лейтенант! Заклинают просторы, птицы и звери, снега и цветы. Нежная просит девчонка, с которой так и не смог познакомиться ты! Просит далёкая средняя школа, ставшая госпиталем с сентября. Встань! Чемпионы двора по футболу просят тебя – своего вратаря! Просит высокая звёздная россыпь, горы, излучина каждой реки!.. Маршал приказывает и просит: «Встань, лейтенант! Постарайся! Смоги...» Глядя значительно и сурово, Вместе с землёю и морем скорбя, просит об этом крейсер «Аврора»! Тельман об этом просит тебя! Просят деревни, пропахшие гарью. Солнце, как колокол, в небе гудит! Просит из будущего Гагарин! Ты не поднимешься – он не взлетит... Просят твои нерождённые дети. Просит история... И тогда встал лейтенант. И шагнул по планете, выкрикнув не по уставу: «Айда!!.» Встал и пошёл на врага, как вслепую. (Сразу же сделалась влажной спина.) Встал лейтенант!.. И наткнулся на пулю. Большую и твёрдую, как стена... Вздрогнул он, будто от зимнего ветра. Падал он медленно, как нараспев. Падал он долго... Упал он мгновенно. Он даже выстрелить не успел! И для него наступила сплошная и бесконечная тишина... Чем этот бой завершился – не знаю. Знаю, чем кончилась эта война!.. Ждёт он меня за чертой неизбежной. Он мне мерещится ночью и днём – худенький мальчик, всего-то успевший встать под огнём и шагнуть под огнём!.. ...А над домом тучи кружат-ворожат. Под землей цветущей павшие лежат. Дождь идёт над полем, родную землю поит... Мы про них не вспомним, – и про нас не вспомнят! Не вспомнят ни разу. Никто и никогда. Бежит по оврагу мутная вода... Вот и дождь кончился. Радуга как полымя... А ведь очень хочется, чтоб и про нас помнили! Созидатель наследия книжного, ты в расчетах настолько был смел, что инстинкт пожирания ближнего в виде формул представить сумел. Новый век без конца потешается над наивностью детской твоей и всей мощью своей защищается от твоих утопичных идей. Не учел ты одной лишь безделицы, избавляя наш мир от оков: люди все, к сожалению, делятся на два вида: овец и волков. Хищник волк – это надо учитывать. На овец у него аппетит. А овца любит травку пощипывать. Ей скоромная пища претит. Волк живуч: и травой пообедает, и древесной корой будет сыт; а овце, коли мяса отведает, несваренье желудка грозит. Вот и бродят по волчьим владениям травоядных овечек стада. Своё мясо волкам на съедение предоставить готовы всегда.

umbon: Беда, коль пироги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник... И. А. Крылов, «Щука и Кот» Идёт по улице пьяный мужик, видит - в луже отражается луна, и думает про себя: -Ни фига себе! Вот это да! Значит, я, как американцы, тоже могу на Луне посидеть! И плюхается задом в лужу. Проходит мимо милиционер, видит эту картину, подходит и говорит: -Гражданин, а что это Вы тут делаете? -А ты разве не видишь, командир? На Луне сижу! Как американский астронавт! -Ну, сиди, сиди. Сейчас за тобой луноход приедет. Народное творчество ПРЕДИСЛОВИЕ Осуществление человеком какой-либо деятельности без наличия для этого необходимых навыков и знаний - весьма порочная практика. А, если способности человека даже при всём желании не позволяют ему что-то освоить, но он при этом активно пытается найти себя не в своей сфере - плохо вдвойне. Каждый психически здоровый и социально значимый индивид должен понимать, что, если его укачивает в автомобиле, то ему не следует садиться за штурвал самолёта, ибо он угробит и себя, и других людей. Если он не может отличить лезгинку от траурного марша, то ему не следует заниматься музыкой, всё равно ничего не выйдет. В лучшем случае попеть "Ой, мороз, мороз!" после принятых на грудь трёхсот граммов, чтобы никто не слышал, и на этом успокоиться. Ну, а, если мозг простого обывателя не только не заполнен необходимыми знаниями и не имеет тяги к этому заполнению, но даже физически не способен отличить образность от авторских ошибок, выразительные средства литературы от коверканья русского языка и цитирование от плагиата - такому человеку явно следует воздержаться от литературной деятельности. Вполне вероятно, что из него может выйти хороший водитель, хороший слесарь, возможно, даже хороший учитель точных наук, врач или военный определённого уровня, но никак не литератор. Отсутствие знаний в какой-либо предметной области и умения мыслить её категориями - отнюдь не приговор, позволяющий определить человека бесполезным, при условии наличия у последнего энергии и стремления. Просто не следует упорно ломиться в запертую дверь, лучше попытаться толкнуть другую, без замка, какая бы тугая пружина ни препятствовала её открытию. Подобные потуги долбления лбом в запертый на несколько засовов дубовый монолит зачастую влекут за собой весьма серьёзные негативные последствия. Иногда такой сизифов труд просто вызывает у окружающих смех. Но в любом случае очевидно, что ни к чему хорошему это не приводит. Есть на сайте Стихи.ру автор, публикующийся под именем Галкин Юрий Анатольевич http://www.stihi.ru/avtor/juriygalkin . Главная особенность его творческой деятельности - написание батальных стихов на исторические темы. У меня есть множество публикаций, наглядно показывающих, что его стихи написаны крайне безграмотно как с литературной, так и с исторической точки зрения. Тем для исследований кривизны его творений - несметное множество! В каждом (!!!) его стихотворении из прочитанных мной содержится значительное количество грамматических, фактических, логических, речевых и прочих ошибок, равно как и нелепостей и абсурдных вещей. Кому интересно узнать подробнее - читайте мои предыдущие публикации. Поэтому, имея достаточно материала для исследований, я намерено не касался темы плагиата в галкинских стихах. Но так уж случилось, что Юрий Анатольевич этот вопрос затронул сам. 7.03.2013 в 00:23 Галкин написал рецензию следующего содержания: *** Рецензия на «Рецензия на эшелон Геворку» (Улита Иванова) не сон, не явь Геворк на звезду смотреть опасно - взгляд туманится тоской... мама, почитай мне сказку: "шел олень на водопой..." шел олень - златые рожки... буря кроет небо мглой.................."Буря небо мглою кроет" а война лишь понарошку и чечен совсем не злой... и старуху не убило, и аул всего лишь спит... месяц в небе как кадило... наш блокпост со всеми квит... квит и я, хоть плачь, хоть смейся... мама, слышишь, я не сплю... словно крюк, на небе месяц, хоть накидывай петлю... "буря кроет небо мглой..." Геворк,. "Буря небо мглою кроет" А.С. Пушкин. И этот стих у него на конкурсе. А Вы с ним об офицерской чести говорите. Её у него и не было. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 07.03.2013 00:23 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/03/07/332 Копия: http://www.peeep.us/df5ffb55 (копии я привожу на случай удаления оригинала). *** Кроме того, в тот же день Юрий Анатольевич написал ещё две рецензии относительно творчества автора Геворк, в которых прямым текстом обвинил последнего в плагиате: *** Рецензия на «Ветряный март» (Евлалия Людмила Бодня) Людмила вот Вы написали искреннее и красивое стихо. А Геворг занимается плагиатом. О чем я сегодня уведомил администрацию, и отправлю на конкурс. Так что восторги о нем преждевременны. С уважением к Вам Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 07.03.2013 00:10 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/03/07/154 Копия: http://www.peeep.us/78748967 *** *** Рецензия на «Я гонимый и оболган...» (Михаил Гуськов) Михаил здравствуйте, вижу Вас выбрали общественным представителем, и думаю не зря. Так вот у меня как раз к Вам возник один серьёзный вопрос о нашем общем знакомом "Геворке". Бегло осмотрев его конкурсные работы наткнулся на знакомую с детства фразу. А именно: В стихе "Не сон не явь" есть строка "буря кроет небо мглой", И у Пушкин А.С.:стих Зимний вечер ("Буря мглою небо кроет...") Тут плагиат чистых кровей. Нельзя таких мошенников допускать хоть и временно к литературе. Надеюсь Вы отнесётесь должным образом к сему факту. Желаю успехов. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 07.03.2013 00:54 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/03/07/797 Копия: http://www.peeep.us/317ba703 *** Как видим, Галкин показал себя не только непревзойдённым мастером батального жанра, но и выдающимся литературным исследователем, сумевшим выявить факт плагиата. Причём великий гений обнаружил воровство строки у самого Пушкина! О как! Даже и сказать нечего! Кроме слов глубочайшего уважения и восхищения маститым поэтом, литературоведом и гражданином Галкиным! ...Но закрался-таки ко мне в душу червячок сомнения, и решил я ещё разок вспомнить, а что же такое плагиат? ЧАСТЬ 1. О ПЛАГИАТЕ И ПЛАГИАТОРАХ Итак, что же такое плагиат? Литературная энциклопедия даёт этому слову следующее определение: ПЛАГИАТ — присвоение плодов чужого творчества: опубликование чужих произведений под своим именем без указания источника или использование без преобразующих творческих изменений, внесенных заимствователем. Литературная энциклопедия: В 11 т. - М., 1929-1939. http://slovari.yandex.ru/~книги/Лит. энциклопедия/ Вот что относительно слова "плагиат" думает Википедия: Плагиа;т — умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, чужих идей или изобретений. http://ru.wikipedia.org/wiki/ А вот стихотворение Геворка, в котором Юрий Анатольевич Галкин усмотрел плагиат: на звезду смотреть опасно - взгляд туманится тоской... мама, почитай мне сказку: "шел олень на водопой..." шел олень - златые рожки... буря кроет небо мглой... а война лишь понарошку и чечен совсем не злой... и старуху не убило, и аул всего лишь спит... месяц в небе как кадило... наш блокпост со всеми квит... квит и я, хоть плачь, хоть смейся... мама, слышишь, я не сплю... словно крюк, на небе месяц, хоть накидывай петлю... http://www.stihi.ru/2010/05/18/8417 По мнению Галкина, строчка "буря кроет небо мглой" заимствована автором из стихотворения Пушкина "Зимний вечер". Вот выдержка из него: Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя; То, как зверь, она завоет, То заплачет, как дитя... А.С.Пушкин, «Зимний вечер» Да... И вправду автор Геворк поступил нехорошо: своровал строчку из всем известного с детства стихотворения Пушкина. Но... Но дело в том, что, оказывается, плагиатом в отношении Пушкина занимался не только Геворк, но и другие авторы, например, один из крупнейших русских поэтов ХХ века Марина Цветаева. Смотрите сами: Пушкинское: сколько их, куда их Гонит! (Миновало - не поют!) Это уезжают-покидают, Это остывают-отстают. М. И. Цветаева, «Рельсы» Сколько их! куда их гонят? Что так жалобно поют? Домового ли хоронят, Ведьму ль замуж выдают? А. С. Пушкин, «Бесы» Сравним: "сколько их, куда их Гонит!" (М.Цветаева) "Сколько их! куда их гонят?" (А.Пушкин) Практически один в один! По мнению Юрия Анатольевича Галкина, плагиат чистейшей воды, не правда ли? Но давайте всё же доверимся не Галкину, а более авторитетным источникам, и вспомним приведённые выше трактовки слова "плагиат". Как уже было указано, плагиатом является использование произведений других авторов без внесения преобразующих творческих изменений. Как в стихотворении Цветаевой, так и в стихотворении Геворка преобразующие творческие изменения есть. У Цветаевой представленная Пушкиным в четырёхстопном хорее строчка вшита в пятистопный хорей и разорвана на две строки, дополненные авторским текстом. У Геворка в пушкинской строке переставлены слова, изменена форма существительного "мгла" в творительном падеже (другое окончание), и строка в версии Геворка сокращена на один слог. Что же касается второго приведённого мной определения слова "плагиат", а именно вопрос о присвоении чужих идей я рассмотрю чуть позже. А сейчас отмечу, что в данной ситуации я склонен думать, что в стихотворении Геворка, как и в стихотворении Цветаевой, использование пушкинских конструкций является умышленным творческим приёмом, то есть, авторы намерено используют цитирование Пушкина. Касаемо стихотворения Цветаевой, такая версия весьма очевидно: перед использованием цитируемой конструкции автор конкретно указывает: "пушкинское". В произведении Геворка всё не так однозначно. Чтобы лучше понять замысел автора, давайте прочтём его стихотворение ещё раз целиком, оно короткое. Речь там идёт о человеке, глядящем на звёзды и вспоминающем детство: вспомнил он мамину сказку про Оленя-Золотые Рога, вспомнил он, глядя на небо, и пушкинские строки, которые, возможно, мама тоже когда-то в детстве ему читала. По моему мнению, всё вполне логично, гармонично, красиво, а главное по теме. Причём, по всей вероятности, находится литературный герой Геворка на войне, ибо в стихотворении упоминается фраза "чечен совсем не злой". И воспоминания о доме и безмятежном детстве в сравнении с той обстановкой, в которой находится персонаж сейчас, на мой взгляд, описана очень органично и чувственно. Почему Геворк не указал источник? Да всё просто: стих сломается. К тому же это стихотворение Пушкина знает любой школьник, и персонально для Галкина засорять страницу со стихом сносками, которые последний сам так любит, в этой ситуации, думаю, мало кто стал бы. К тому же, если так рассуждать, Цветаева тоже не указала в своём стихотворении точной ссылки на источник. Слово "пушкинское" не говорит ни о чём: ни о конкретном авторе, ни тем более о конкретном произведении. Это такое своеобразное "художественное цитирование". Так что претензии Галкина к Геворку касаемо плагиата как минимум весьма сомнительны, и предъявлять автору в открытой печати столь серьёзные обвинения, не имея для этого веских оснований - весьма опрометчивый поступок. Это попахивает публичной клеветой. ЧАСТЬ 2. ЧЕСТНЫЙ БЛЮСТИТЕЛЬ АВТОРСКОГО ПРАВА Как видим, и у Цветаевой, и у Геворка всё вполне законно, честно и красиво. Но вот вопрос: а как сам великий блюститель авторского права Галкин, весьма вольно оперирующий в своих стихотворениях историческими фактами, обращается с литературным наследием знаменитых предков? Использует ли он в своих стихах чужие строки? Давайте посмотрим. Возьмём для примера выдержку из галкинского стихотворения "Цусима. 1905г": Сигнал на стеньге - "Все за мною," Свистает боцман общий сбор, В прорыв идти походным строем, Судьбы зачитан приговор. Галкин Юрий Анатольевич, "Цусима. 1905г" Оригинал: http://www.stihi.ru/2010/02/11/8887 Копия: http://www.peeep.us/0cab1c69 Никому ничего не напоминает? Убит!.. К чему теперь рыданья, Пустых похвал ненужный хор И жалкий лепет оправданья? Судьбы свершился приговор! М. Ю. Лермонтов, «Смерть поэта» Или вот ещё: Колючий взгляд,-прямой и дерзкий, Люблю я твой имперский вид, На шее галстук пионерский, Победным знаменем горит. Галкин Юрий Анатольевич, "Советская школа" Оригинал: http://www.stihi.ru/2010/05/10/3735 Копия: http://www.peeep.us/75a4db02 Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид, Невы державное теченье, Береговой ее гранит,.. А. С. Пушкин, "Медный всадник" Итак, что мы имеем: "Судьбы зачитан приговор." Ю.Галкин "Судьбы свершился приговор!" М.Лермонтов "Люблю я твой имперский вид," Ю.Галкин "Люблю твой строгий, стройный вид," А.Пушкин А теперь самое время вспомнить о трактовке плагиата, как присвоения чужих идей. Может ли Галкин упрекать Геворка в присвоении пушкинской конструкции? Давайте рассуждать и сравнивать. Даже если представить, что Геворк не занимался цитированием, а присвоил себе творческую идею Пушкина - конструкцию "буря кроет небо мглой", то Галкин присвоил себе как минимум две подобных авторских идеи, так сказать, "фирменные" конструкции: лермонтовский "приговор судьбы" и пушкинскую "любовь вида" чего или кого-либо. Это не общелитературные, а именно их, авторские конструкции! Известность образному выражению "приговор судьбы" дал именно Лермонтов! А уж что с этим приговором делается - тут можно проявлять любую фантазию: свершился, зачитан, написан, предписан и т.п. Что, собственно, Галкин и сделал: красивый образ "слямзил" и подставил в него своё словечко вместо лермонтовского. Примерно такая же ситуация и с пушкинской фразой. Прекрасно понятно, что "любить вид" - это авторский образ, причём весьма узнаваемый. А подставлять туда можно что угодно. Но и это ещё не всё. Если Геворк внёс определённые творческие изменения в пушкинскую конструкцию, в частности, сократил строку на один слог, то у Галкина размер строк идентичен заимствуемым: четырёхстопный ямб с мужской рифмой. Более того, "содранные" строки Галкина даже находятся на тех же местах в строфе, что и соответствующие лермонтовская и пушкинская строки! В первом случае - четвёртая и там, и сям, во втором случае - вторая. Кроме того, исходя из сюжета галкинских виршей, вполне очевидно, что никаким цитированием тут и не пахнет: чистое заимствование чужих конструкций и использование их в своих стихах. И вот вопрос: ИМЕЕТ ЛИ после этого Галкин моральное право ХОТЬ В ЧЁМ-ТО упрекать Геворка?! Подводя итог написанному, хочу отметить, что, помимо того, что, в очередной раз возжелав слетать на Луну, Галкин как обычно сел в лужу, так он ещё, проживая в стеклянном доме, решил пошвыряться камнями. Поэтому, я думаю, батальному гению хотя бы некоторое время следовало бы просто спокойно посидеть и посушить обмоченные в луже штаны, а то не ровен час после очередного попадания брошенного им куска доломита рухнет ему на голову крыша собственного хрупкого жилища. Но, зная характер Юрия Анатольевича, на его тихую и размеренную стихирскую жизнь надеяться не стоит. Ибо швыряние булыжников, равно как и долбление в запертую дверь, видимо, является одной из никому не приносящих пользу целей жизни литературного мэтра. В том числе и ему самому. Желаю удачи, друзья мои!

Иностранец: Уважаемый umbon! Уж не знаю, чем Вам так «насолил» г-н Галкин, что в этой ветке Вы в той или иной мере уже более 100 раз упоминаете его фамилию, при том, что к данному форуму он не имеет ни малейшего отношения. На мой взгляд, выяснять, а тем более тиражировать окололитературные споры на форуме ПВО все же не совсем уместно, пусть даже и на литературной страничке. Также думаю, что это и не совсем этично, поскольку Ваши оппоненты вряд ли дали на это свое согласие.

umbon: Уважаемый Иностранец ! Я постараюсь дать разъяснения по существу Вашего сообщения. Иностранец пишет: Уж не знаю, чем Вам так «насолил» г-н Галкин, что в этой ветке Вы в той или иной мере уже более 100 раз упоминаете его фамилию. Г-н Галкин мне ничем не "насолил". Моё внимание этот человек привлёк тем, что он - один из весьма немногих авторов, пытающихся писать батальные стихотворные произведения на исторические темы. Также привлёк внимание тот факт, что автор считает качество своего творчества весьма высоким и достойным для изучения в школах. И, надо сказать, есть достоверная информация, что ряд педагогов уже практикуют изучение в школах галкинских стихов, а ряд учеников даже пишут рефераты, презентации и прочие работы с использованием этих самых стихов. Я лично видел одну из таких работ в Интернете на сайте одной из школ. Именно поэтому я и заинтересовался творчеством данного автора. И большинство моих публикаций на эту тему посвящены не столько самому автору, сколько его творчеству, и представляют собой аналитические исследования его произведений. Хотя, в некоторых моих публикациях всё же присутствует "окололитературная" оценка личности самого автора, но это, так сказать, вспомогательный сопутствующий материал, занимающий незначительную часть от общего объёма текста. Иностранец пишет: при том, что к данному форуму он не имеет ни малейшего отношения. На мой взгляд, выяснять, а тем более тиражировать окололитературные споры на форуме ПВО все же не совсем уместно, пусть даже и на литературной страничке. Насчёт понятия "окололитературные" я своё разъяснение дал выше: большинство из написанного мной имеет самое прямое отношение к литературе. Насчёт "окололитературных споров" объясню чуть позже. Теперь далее. Насколько мне известно, у каждого раздела настоящего форума имеются модераторы, которым, помимо прочего, вверено осуществлять проверку сообщений участников на предмет соответствия тематике раздела. Поэтому, я думаю, в случае несоответствия каких-либо моих сообщений тематике раздела они будут удалены модератором. Поэтому, мне кажется, Вам совершенно не стоит переживать на этот счёт. Иностранец пишет: Также думаю, что это и не совсем этично, поскольку Ваши оппоненты вряд ли дали на это свое согласие. Всё дело в том, что обсуждаемые публикации - это не эпистолярный жанр наподобие, скажем, переписки Энгельса с Каутским, а литературная критика. Поэтому в них нет оппонентов, равно как и нет споров: ни окололитературных, ни каких-либо других. В них есть цитируемый литературный материал и есть его односторонний авторский разбор. Что же касается этики правил цитирования литературного материала... На этот счёт имеется целая статья 1274 Гражданского кодекса РФ, которая гласит: Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях 1. Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования. Так вот. Все цитируемые материалы я использую без цели получения какой-либо коммерческой выгоды, а исключительно в культурных целях, и привожу их с указанием имени автора и ссылки на источник заимствования. Это можно легко проверить. Открытая творческая полемика автора (рецензии, замечания и т.п.) - это тоже общедоступный материал, размещённый в СМИ, который я также цитирую с указанием имени автора и ссылкой на источник заимствования. В этих случаях, в соответствии с действующим законодательством, для публикации цитат разрешений авторов цитируемого материала мне не требуется. Никаких чужих приватных переписок, не находящихся на общедоступных ресурсах, я в своих публикациях не привожу. Поэтому с уверенностью могу заявить, что с точки зрения, как Вы выразились, согласия оппонентов мои публикации не только этичны, но и абсолютно законны. Вот вроде и всё. Если будут ещё вопросы - обращайтесь, с удовольствием отвечу! По крайней мере постараюсь ответить.

Anatoly: umbon пишет: всё дело в том, что обсуждаемые публикации - это не эпистолярный жанр наподобие, скажем, переписки Энгельса с Каутским, а литературная критика. ...которая более уместна на соответствующем ресурсе. Знаете, если читать Ваши произведения мне порой неинтересно, то критику - увольте. При чем здесь критика литераторов-баталистов и форум МО ПВО? umbon пишет: Насколько мне известно, у каждого раздела настоящего форума имеются модераторы, которым, помимо прочего, вверено осуществлять проверку сообщений участников на предмет соответствия тематике раздела. Поэтому, я думаю, в случае несоответствия каких-либо моих сообщений тематике раздела они будут удалены модератором. Поэтому, мне кажется, Вам совершенно не стоит переживать на этот счёт. Представьте себе - не переживаю. Но отвечать в стиле - "пожалься модеру" не лучший ответ. Скажу, что из выложенного Вами максимум треть интересна. Остальное - заглазное обсуждение.

umbon: Уважаемый Anatoly ! Благодарю Вас за высказанное мнение касаемо моих публикаций и в особенности касаемо моего творчества! Был бы ещё более признателен, если бы Вы ещё указали, какой именно материал из представленного мной лично для Вас представляет интерес. Конкретные оценки участников конкретных публикаций позволили бы мне более качественно осуществлять подборку материала. Либо принять решение об отказе от литературной деятельности на форуме ввиду того, что эта деятельность не представляет для участников и гостей форума особого интереса. Но вот в чём парадокс. Несмотря на то, что ряд участников резко критикууют мои публикации, при этом они тем не менее их прочитывают или как минимум просматривают. И рейтинг литературной странички имеет максимальное значение - пять звёзд! Лично для меня это странно, ибо на те разделы форума, которые мне неинтересны, я не захожу вообще. Не говоря уж о том, чтобы что-то критиковать. А литстраничку хотя бы бегло просматривают как сторонники, так и противники. Отсюда следует, что этот раздел представляет интерес даже для несогласных. А конкретные оценки, как я уже говорил - весьма полезная для меня информация!

Лапшин: Коллеги! Я хоть далёк от "высокого" икусства, но сей раздел стал читать внимательнее. Хотлось понять смысл творчества... Скажу вам-не для средних умов. Если бы уважаемый umbon как-то привязал свою критику неизвестных нам авторов (Галкина) к нашей серой жизни, или суровой службе-может тогда до меня дошло: - ученики в школах о войне и военной службе ничего не знают! - забыты классики и на смену им пришли ГАЛКИНЫ со своим воззрением! - Павел не согласен с этим и выдаёт альтернативу, дескать врнёмся к Толстому, к его "Войне и Миру"! - обывателям нужно быть -ПАТРИОТАМИ, а не КОСМОПОЛИТАМИ, как ныне! Иностранец, видимо, другого мнения?

umbon: Уважаемый Лапшин ! Товарищ Галкин как раз-таки позиционирует себя как патриота и, по его словам, насаждает свою поэзию, прославляющую славу русского воинства, исключительно в целях прививки людям любви к Родине, в особенности молодому поколению. Но... К сожалению, имеются веские основания полагать, что основная цель автора состоит несколько в другом. Ибо, как известно, любой нормальный человек дело, за которое он добровольно(!) берётся, старается выполнить качественно. И, следовательно, любое указание на ошибки для такого человека - весьма ценная информация! Здесь же всё обстоит с точностью до наоборот: до поры до времени автор весьма болезненно, а порой и агрессивно реагировал на критику, считая свои стихи верхом совершенства. Затем он всё же признал, что в его стихах имеют место быть незначительные, по его мнению, ошибки, но на критику менее агрессивно реагировать не стал. Ибо, как он выразился, он вынужден (именно вынужден!) исправлять свои старые стихи, вместо того, чтобы писать новые. Добровольного желания что-то править и совершенствовать у автора нет. О мотивации галкинской деятельности я напишу подробнее чуть позже. Что же касается качества галкинских стихов... Вы говорите, мои публикации "не для средних умов". Отнюдь нет! Почти всегда все интересные моменты галкинской поэзии лежат на поверхности. Если интересно - прочтите статейку "Секрет успеха" в моём сообщении под №4 на этой страничке. Там текста многовато, но всё написано простым доходчивым языком. И сделайте вывод, хотели бы Вы, чтобы произведения подобного уровня Ваши дети изучали в школе, или нет. Кстати, что интересно. Anatoly пишет: Но отвечать в стиле - "пожалься модеру" не лучший ответ. Ещё два раза перечитал целиком свой пост. Потом ещё один раз - приведённую участником Anatoly выдержку из него: umbon пишет: Насколько мне известно, у каждого раздела настоящего форума имеются модераторы, которым, помимо прочего, вверено осуществлять проверку сообщений участников на предмет соответствия тематике раздела. Поэтому, я думаю, в случае несоответствия каких-либо моих сообщений тематике раздела они будут удалены модератором. Поэтому, мне кажется, Вам совершенно не стоит переживать на этот счёт. Так вот. Искал я искал, где это я кого-либо призываю кому-либо жаловаться, но так и не нашёл. Сказал только, что есть в разделе модератор, который просматривает все сообщения и, в случае несоответствия теме или иных нарушений правил, удаляет их. И что касаемо личного отношения к моим публикациям участникам форума высказываться не только уместно, но и полезно для меня. А что касается соответствия моих постов тематике раздела... Для чего мне эта информация? Я - вполне здоровый человек, месяц назад диспансеризацию прошёл. Если я эти тексты выкладываю, значит, я это делаю сознательно и считаю, что они соответствуют тематике раздела. Если администрация форума считает иначе, то есть законный представитель - модератор раздела, который лучше меня разбирается в трактовке тематики данного раздела и, в случае необходимости, моё сообщение удалит. И участникам по этому поводу переживать совершенно не за чем: от не соответствующих тематике сообщений раздел защищён законным представителем администрации форума. И где, спрашивается, здесь призывы кому-то жаловаться с моей стороны? А участник Anatoly зачем-то мои слова представил в какой-то своей трактовке, явно искажающей их смысл. Для чего было это сделано - я не знаю, но думаю, что сделано это было сознательно.

Anatoly: umbon пишет: А участник Anatoly зачем-то мои слова представил в какой-то своей трактовке, явно искажающей их смысл. Для чего было это сделано - я не знаю, но думаю, что сделано это было сознательно. Лукавите, уважаемый. Моя трактовка вашего завуалированно-причесаного поста? Пожалуйста! "Заткнитесь, господа и не читайте, кому не нравится, а указывать мне - для этого модераторы есть." Устраивает? Откровенно, без прически. И столь же откровенно скажу, что Ваше творчество недалеко от творчества Галкина. Уж, простите, оба вы не Пушкины.. А сведение счетов на постороннем, для Галкина, ресурсе Вас явно не украшает. По бабьи это выглядит. Противно и мерзко - заглазные сплетни и склоки.

umbon: Уважаемый hakkapeliittaa ! Благодарю Вас за внимание и отклик! Anatoly ! Смысловую нагрузку своего поста (точнее, своей реплики), о котором идёт речь, я подробно раскрыл в предыдущем сообщении. Все Ваши альтернативные трактовки, равно высказывание о том, что я лукавлю - это всего лишь Ваши домыслы, не имеющие объективного подтверждения. но при всём при этом второй вариант Вашей трактовки существенно отличается от первого. И если второй вариант теоретически может явиться верной интерпретацией моих слов, то первый вариант - ни коим образом! Ибо в моей реплике в отношении призыва жаловаться модератору не было сказано ни слова, ни полслова. Ни даже скрытого намёка не было. Отсюда я могу сделать вполне обоснованный вывод, что Вы манипулируете моими словами и пытаетесь передать их суть с существенными искажениями. Я допускаю, что Вы могли сделать это неумышленно (например, в силу неумения грамотно формулировать мысль), но, тем не менее, факт остаётся фактом. Что касается Вашего высказывания относительно якобы имеющего места сведения счётов с Галкиным, а также заглазных сплетен и склок - это тоже Ваши домыслы. Тем более, что в двух своих последних постах я дал подробные доходчивые разъяснения по поводу моего внимания к галкинскому творчеству. Если Вы либо не поняли или не пытались понять сути этого вопроса, либо просто-напросто не верите мне - тут я, увы, ничем помочь не могу. Ваше мнение касаемо уместности моих публикаций в настоящем разделе, а также касаемо моего творческого уровня, я услышал и понял (надо сказать, я себя никогда к разряду Пушкиных и не причислял). За что ещё раз Вас благодарю! Если у Вас будут ещё какие-либо конкретные замечания или вопросы касаемо моих публикаций - я с удовольствием готов их с Вами обсудить. Только, подчёркиваю ещё раз, хотелось бы побольше конкретики, с явным указанием на неудачное, а не общих слов. А продолжать беседу на текущую тему и уж тем более вступать с Вами в словесную перепалку у меня желания нет. Я уже говорил, что я - весьма занятой человек, и свободное время для меня - роскошь (кстати, это неплохая идея - осветить на литстраничке мнение мудрых людей по вопросу траты времени). Значительную долю форумных сообщений мне приходится писать ночью. Поэтому у меня нет ни желания, ни возможности тратить время на не приносящие никакой пользы разборки и сетевые холивары. Я стараюсь писать только по существу и отвечать только на разумные вопросы. Уж извините.

umbon: Сенека приветствует Луцилия! Так и поступай, мой Луцилий! Отвоюй себя для себя самого, береги и копи время, которое прежде у тебя отнимали или крали, которое зря проходило. Сам убедись в том, что я пишу правду: часть времени у нас отбирают силой, часть похищают, часть утекает впустую. Но позорнее всех потеря по нашей собственной небрежности. Вглядись-ка пристальней: ведь наибольшую часть жизни тратим мы на дурные дела, немалую - на безделье, и всю жизнь - не на те дела, что нужно. Укажешь ли ты мне такого, кто ценил бы время, кто знал бы, чего стоит день, кто понимал бы, что умирает с каждым часом? В том-то и беда наша, что смерть мы видим впереди; а большая часть ее у нас за плечами, - ведь сколько лет жизни минуло, все принадлежат смерти. Поступай же так, мой Луцилий, как ты мне пишешь: не упускай ни часу. Удержишь в руках сегодняшний день - меньше будешь зависеть от завтрашнего. Не то, пока будешь откладывать, вся жизнь и промчится. Все у нас, Луцилий, чужое, одно лишь время наше. Только время, ускользающее и текучее, дала нам во владенье природа, но и его кто хочет, тот и отнимает. Смертные же глупы: получив что-нибудь ничтожное, дешевое и наверняка легко возместимое, они позволяют предъявлять себе счет; а вот те, кому уделили время, не считают себя должниками, хотя единственно времени и не возвратит даже знающий благодарность. Быть может, ты спросишь, как поступаю я, если смею тебя поучать? Признаюсь чистосердечно: как расточитель, тщательный в подсчетах, я знаю, сколько растратил. Не могу сказать, что не теряю ничего, но сколько теряю, и почему, и как, скажу и назову причины моей бедности. Дело со мною обстоит так же, как с большинством тех, кто не через собственный порок дошел до нищеты; все меня прощают, никто не помогает. Ну так что ж? По-моему, не беден тот, кому довольно и самого малого остатка. Но ты уж лучше береги свое достояние сейчас: ведь начать самое время! Как считали наши предки поздно быть бережливым, когда осталось на донышке. Да к тому же остается там не только мало, но и самое скверное. Будь здоров.

Anatoly: umbon пишет: Нравственные письма к Луцилию. "Евгений Онегин в "АЭРОФЛОТе" - доводилось читать. "Письма Сенеки о ПВО" - встречаю впервые. Или все же это имеет отношение к лит. страничке тематического форума?

umbon: "Никто не может быть таким безумным, чтобы хотеть войны вместо мира. Ибо, когда мир, то дети хоронят отцов, а когда война, то отцы хоронят детей." Геродот Идет по улице старик, вся грудь в медалях, На золотых погонах три звезды горят. Идет, хромая, в скорби, грусти и печали И от людей вокруг себя отводит взгляд Идет он к памятнику воинам-героям, Чтоб положить букет цветочный на гранит. Идет он, и никто не знает, как порою В тот праздник радостный душа его болит. Ведь всю войну прошел он, видел всё вживую, И воевал не для наград, а для идей, Чтобы не дать сгноить страну свою большую И сохранить ее для внуков и детей! И вот идет он, свой букет в руке сжимая, И по Горе Поклонной путь его лежит. И видит он, и с болью в сердце понимает, Что поздравлять его никто и не спешит. Благодарить за то, что он для нас всех сделал, Никто не хочет, ведь все заняты собой, И лишь ребёнок лет шести рукой несмелой Дает ему букет гвоздичек небольшой. И рядом мать его стоит, она с улыбкой Дежурной смотрит на седого старика. И он подумал: «Да, наверное, ошибкой Был мой порыв, погорячился я слегка. Ведь я старался сохранить свою Россию, Чтобы увидеть в ней достойнейших людей, Чтоб дать им жить, трудиться, не жалея силы, Для счастья Родины и праведных идей. Ну, а сейчас я вижу только показуху, Одни лишь ролики, и пиво, и кураж. Никто не вспомнит, кто такой был Маршал Жуков, Какой ценой был завоеван праздник наш!» Но подошёл вдруг лейтенант в фуражке синей, Сказал: «Спасибо Вам огромное за всё!» И протянул ему букет цветов красивый, Улыбкой честной озарив свое лицо. И слезы радости внезапно окропили Лицо полковника, слуги своей страны, И он сказал: «Сынок, мы всё ж не зря служили, И не дай Бог твоим сынам познать войны!» И лейтенант ему ответил: «Я хоть завтра Ради России жизнь готов свою отдать! Ведь есть в ней та, кто не предаст меня внезапно И будет искренне любить и понимать! И есть в ней мать моя, которой я обязан Своим рожденьем и развитием своим, Та, с кем веревкой я навеки прочной связан, Кем буду в горе я и в радости любим! Пускай забыли люди цену той победы, Сейчас в почете не служить, а торговать, Но не забуду я про подвиг наших дедов, Про тех, кто счастье нам сумел отвоевать!» И разошлись они, сведённые судьбою В стране, где ценностей былых уж не вернуть, Тот ветеран, прошедший славный путь Героя, И лейтенант, лишь начинающий свой путь.

umbon: - Чукча, у вас 25 детей! Вы что, так любите детей? - Нет, чукча не любит детей, чукче нравится сам процесс! Народное творчество. Довелось мне прочесть очередной стихотворный шедевр, написанный выдающимся поэтом-баталистом, публикующимся на сайте Стихи.ру под именем Галкин Юрий Анатольевич. Сие нетленное произведение искусства носит название "Оборона Севастополя 1854-1855г." Оригинал: http://www.stihi.ru/2013/03/08/5866 Копия: http://www.peeep.us/2ccadea2 Собственно говоря, этот стих особо ничем не выделяется в ряду других батальных стихов гениального поэта. Сей шедевр, по моему мнению, не лучше и не хуже остальных галкинских исторических творений. Но моё внимание привлекло именно это стихотворное чудо, потому что на него написал рецензию грамотный и интересующийся историей Российского государства автор сайта Стихи.ру Иванъ Новиковъ. Содержание отзыва следующее: *** Здравствуйте, Юрий. В своё время серьезно увлекался данной темой (как раз до Первой Мировой), разрешите поэтому небольшое замечание. Всё-таки оборона была не круговой, с Севера мы спокойно подвозили всё необходимое. Подводило состояние дорог и то, что очень многое разворовывалось в пути. Еще, насколько я знаю, Саксония тогда существовала, как независимое государство, поэтому саксонцы - это фактически немцы. А англичане - если только саксы. И то англо- . С уважением. Иванъ Новиковъ 19.05.2013 20:05 *** Естественно, Юрий Анатольевич не оставил без внимания слова человека, который, в отличие от огромной массы авторов-статистов, пишущих рецензии типа "очень понравилось, с теплом", не поленился вдумчиво прочесть стихотворение и дать конструктивные замечания. И на слова благодарности Галкин не поскупился: *** Спасибо Иван, про саксонцев сказано по существу, уже поправил, а вот что касается разворовывания, я об этом писать не буду. Я с ума не сошёл. И "круговая оборона" это поэзия, а не исторический материал, я честно такие подробности и не знал. Что же из-за этого весь стих переделывать? Это не серьёзно. А дух защитников на лицо. А вот что мы в обороне Севостополя потеряли больше бойцов, чем противник, я это знаю, но ведь не писать же об этом. Это не патриотично. Так тебе любой редактор скажет. Так что будем считать, что по поводу стиха разбор закончен. А вот сам стих как понравился или нет? ты мне не написал. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 19.05.2013 21:07 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/05/19/11172 Копия: http://www.peeep.us/b39314ae *** На русский язык галкинские слова переводятся так: "Я не желаю слушать НИКАКОЙ, даже самой вежливой и конструктивной критики на свои стихи. Более того, она меня бесит! И если хотите мне угодить, пишите просто, что стих понравился, а лучше - очень понравился. Этого будет вполне достаточно". И говорит Юрий Анатольевич о своей нелюбви к критике уже не в первый раз. Вот что он однажды написал вашему покорному слуге: *** ...А знаешь почему лично к тебе я отношусь хуже всех? По тому, что ты как раз выискиваешь самые плохие стихи, Написанные и ждущие либо редактирования либо удаления. Ведь их я нигде не показываю. Шрахибус например читает что попадёт, что свидетельствует не о такой гнусной натуре как у тебя... Галкин Юрий Анатольевич 03.04.2013 19:58 *** Тут, правда, выдающийся баталист либо дико заблуждается, либо умышленно лукавит. Дело в том, что лично мне выискивать самые плохие его стихи нет никакой нужды. Ибо, как я уже говорил, по моему мнению, все его произведения приблизительно одинаковы по уровню. Причём в тех стихах, которые он сам считает хорошими, порой содержится гораздо больше интересных моментов, чем в творениях, отнесённых автором к разряду неудачных. Но здесь меня гораздо сильнее заинтересовало другое, и я задал Юрию Анатольевичу вполне логичный вопрос: *** Тут у меня только один вопрос: если Вы сами считаете некоторые свои стихи слабыми, то зачем публикуете их на сайте? Я те свои стихи, которые считаю неудачными, на общее обозрение не выкладываю. Юрченко Павел 03.04.2013 23:01 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/03/27/14882 Копия: http://www.peeep.us/18d9ea70 *** И, надо сказать, от автора выдающихся батальных произведений мной был получен вполне логичный ответ. Но об этом чуть позже. Вернёмся к стихотворению "Оборона Севастополя 1854-1855г." Недовольство Юрия Анатольевича вполне понятно: какие-то дилетанты лезут учить профессионалов с какой-то там "круговой обороной"... Тем более, что большинство галкинских стихов проверены, как он сам говорил, уважаемыми редакторами серьёзных литературных издательств, неоднократно печатавших шедевры гения батального жанра. На самом же деле круговой обороны и вправду не было. Более того, это очередная абсурдная выдумка Галкина, на которую справедливо указал рецензент. Севастополь с севера осаждён не был, что и позволило российским войскам после взятия неприятелем Малахова кургана отойти к северному берегу большой бухты. Вроде, с виду ляп мелкий, но на самом деле это является серьёзным искажением исторических фактов, допущенным автором, по всей вероятности, в силу незнания значения военного термина "круговая оборона". Но есть ли в этом стихотворении другие неточности, помимо найденных автором Иванъ Новиковъ и вызвавших такое неприкрытое раздражение у талантливого и высокообразованного поэта-баталиста? Мне кажется, для того, чтобы определить степень художественной ценности данного шедевра, как и в других галкинских произведениях вполне хватит прочтения первой строфы. Что ж, посмотрим. "Солёные волны стремятся на берег, В прибрежной воде оседает песок, На дюнах коряги и корни растений, Накренена баржа на отмели в бок." Нет, я немного ошибся. В этом творении строфы много будет, здесь хватит одной строки, четвёртой. Итак, что же такое "крен"? Крен (от фр. car;ne — киль, подводная часть корабля или от англ. kren-gen — класть судно на бок) — поворот объекта (судна, самолёта, фундамента) вокруг его продольной оси. http://ru.wikipedia.org/wiki/крен То есть, слово "накренена" уже само под собой подразумевает, что судно наклонено именно на бок, а не, скажем, на нос или на корму. И, кстати, именно НА бок, а не В бок, как пишет выдающийся мастер слова. Для отклонения объектов вокруг двух других его осей в нормальной системе координат используются термины "тангаж" и "рысканье". Так что здесь имеют место быть целых две речевых ошибки: - использование близких по смыслу и потому излишних слов или плеоназм; - употребление знаменательных и служебных слов без учета их семантики (предлог "в" вместо "на"). Что касается употребления слова "накренена" с добавлением лишних слов "в бок", тут, думаю, особо строго судить автора не стоит, ибо он "академиев не кончал", но очень уж хотел употребить "сильно вумное" слово "накренена" вместо того, чтобы написать, скажем, "наклонена". Это бывает. Да, впрочем, и за неверно употреблённый предлог "в" я бы не стал особо сильно упрекать Юрия Анатольевича, ибо в своих познаниях в области грамматики русского языка он, увы, находится на уровне первого класса советской средней школы. Яркое тому подтверждение - наличие в его творениях (включая рассматриваемое) огромного количества пунктуационных ошибок, на которые я уже давно не обращаю внимания и уж тем более не провожу их разбор ввиду рутинности и неинтересности сего действа. Орфографические ошибки Галкину, по всей вероятности, помогает устранять программное обеспечение методом подчёркивания, а вот верно расставлять запятые и кавычки браузер, увы, не умеет. Здесь интереснее другое. Откуда под Севастополем во время боевых действий появилась баржа - плоскодонное грузовое судно? Про такое чудо, думаю, не знает ни один историк! Кроме Галкина, разумеется. Тем более, что первые российские баржи (причём речные и несамоходные) появились в России на Волге в 1848 году. Очевидно, какой-то военный корабль зачем-то приплыл на Волгу и отбуксировал баржу в Севастополь. Причём для того, чтобы осуществить сей замысел, капитан этого корабля предварительно прорыл Волго-Донской канал. Что тут можно сказать? На то он и гений, чтобы знать то, чего не знают другие. Дальше разбирать стихотворение не буду. Оценку ставить тоже. Пускай каждый сам для себя определит степень художественной ценности предложенного творения. Что же касается темы критики, есть ещё одна интереснейшая беседа Галкина с рецензентом: *** Рецензия на «1. Приграничье 1660г» (Галкин Юрий Анатольевич) Отлично!!! И концовка - с глубоким смыслом. Выражение "зипуна добывать" - знаю давно, отец из кубанских казаков. Ярко, выразительно, даже выпукло. Со знанием дела, как говорится. По мне, так совершенно не к чему придраться!)))))))) Успехов вам всяческих, творческих и любых других!)))))))))) С теплом, Светлана.))) Светлана Водолей 18.05.2013 14:26 Спасибо Светлана. Да пришлось этот стих доделывать. Много критики было, правда чаще необоснованной. С уважением Юрий. Галкин Юрий Анатольевич 19.05.2013 07:13 Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/05/18/6545 Копия: http://www.peeep.us/69b22171 *** По словам Юрия Анатольевича, ему пришлось (именно ПРИШЛОСЬ, то есть, добровольного желания не было) доделывать этот стих, потому что было много критики. И тут же Галкин, не желая потерять авторитет, уточняет, что критика чаще была необоснованной. Но вот вопрос: если большинство критики было необоснованной, зачем тогда было этот стих доделывать? Оставил бы как есть и всё. А если он вносил исправления в силу полученных замечаний, которые, несмотря на огромную массу обрушившейся на него необоснованной критики, он счёл-таки справедливыми, то зачем вообще про неё (необоснованную критику) упомянул? Эта галкинская фраза достойна внимания Задорнова. С точки зрения логики и здравого смысла это сродни следующему: - Валентина Петровна, у вас такой красивый берет! - Это венгерский берет, я его сама связала! Желая побахвалиться, гений батального жанра сказал что-то явно нескладное. И, кстати, главный абсурд - выражение "зипуна добывать", которое так восхитило Светлану Водолей - Галкин из стихотворения так и не убрал. Как ему указывал грамотный автор, пишущий под псевдонимом Злой Тролль, "добывать зипуна" ходили не внешние враги, а сами казаки, которым подолгу не платили жалование. http://ru.wikipedia.org/wiki/Поход_за_зипунами Ну, а теперь пришла пора узнать ответ Юрия Анатольевича на мой вопрос касаемо публикации неудачных стихов на сайте. Со стороны сие действо напоминает мазохизм: Галкин не любит НИКАКУЮ критику, более того, она его бесит, но при этом выкладывает даже те стихи, которые ОН САМ считает неудачными! Но после галкинских объяснений всё становится ясно: *** Паша почему опубликованы и неудачные стихи объясняется просто. Они сразу скажу находятся в стадии редактирования, так как я пишу ещё с тех пор когда ты не родился. А без этих стихов мой сборник истории не будет выглядеть полным. Вот и весь секрет. После твоей пакости я откладывал дела и вне очереди редактировал старьё, выводя его хотя бы на удовлетворительный уровень. Оригинал: http://www.stihi.ru/rec.html?2013/03/27/14882 Копия: http://www.peeep.us/18d9ea70 *** О как! Оказывается, Галкин некоторые из своих стихов считает не просто неудачными, а неудовлетворительными! И критику он ненавидит, поскольку из-за неё приходится выводить свои творческие продукты ХОТЯ БЫ на удовлетворительный уровень! И тратить своё драгоценное время, которое можно было бы израсходовать на написание новых кривых батальных стихов. Замечательно! По собственному чистосердечному признанию, Юрию Анатольевичу важно не качество, а количество написанных стихов. Для чего? А для того, что Галкин мечтает стать единственным в мире автором, написавшим в стихах всю историю России, и даже якобы на какой-то конкурс свои кривые поделки заслал, о чём однажды поведал авторам сайта Стихи.ру, пишущим под именами Нежник и Ева Каралайниди. И более того, современный классик исторического батального жанра, прекрасно понимая уровень качества своих стихов и упорно не желая его повышать, из-за собственного тщеславия продвигает своё творчество в школы! Да ещё и прикрывает свои истинные намерения высокими словами о желании прививать детям чувство патриотизма и учить их истории! ...Представил я такую картину. Жили-были алкаши тётя Валя и дядя Петя и решили они прославиться. Но как это сделать? Ведь талантов у них нет, трудолюбия и желания чему-то учиться тоже. Думали они думали и придумали. Решили побить рекорд по рождению детей. Процесс нехитрый, физического здоровья у тёти Вали, несмотря на злоупотребление спиртным, хоть отбавляй - рожай-не хочу! И начали они производить по ребёнку в год. "А если по счастью и двойня прибудет", так вообще хорошо! И нарожали они к 50-ти годам деток этак тридцать, и не желают останавливаться на достигнутом. Соседи и знакомые говорят Вале с Петей, что детки у них голодные, холодные, больные, ходят на улице побираются да у мусорных контейнеров трутся, чтобы найти что-то съестное, что в квартире у них грязь, условий для жизни нет, так куда ещё рожать-то? А супруги отвечают, мол нам на этих мелких уродцев наплевать, нам сами дети-то не нужны, мы стремимся к званию единственной в мире семьи, имеющей двести детей! И больше нам ничего не надо. А дети пускай хоть все помрут, главное, чтобы рекорд был!.. Дико такое представить, не правда ли? Но именно таким "литературным папой" является Юрий Анатольевич Галкин. Если чукче нравился по крайней мере сам процесс создания детей, то современному пииту и это не доставляет особого удовольствия: своё детище зачать и выплюнуть на свет он стремится как можно быстрее, чтобы поскорее приступить к созданию нового. В результате чего новорожденный получается больным, кривым и недоношенным. Такое дитя становится объектом насмешек и критики. Но автору на это наплевать: главное - количество. Которое в совокупности с громкими названиями стихов, по мнению Галкина, принесёт ему славу. И более того, в отличие от тёти Вали с дядей Петей, Юрий Анатольевич не просто рожает десятки ущербных созданий ради собственного чванства, так он ещё пытается сподвигнуть их на неправедные дела: понизить и без того невысокий современный уровень детского образования путём внедрения своих стихов в школы! Была бы моя воля, я бы, наверное, дал таки Галкину медаль отца-героя. Даже специально для него особый проект бы разработал: знак отличия отца-героя в области литературы. И предусмотрел бы возможность крепления к этому знаку маленького медальона с указанием количества написанных батальных стихов, наподобие того, который носят парашютисты с указанием количества прыжков. Чтобы ходил Юрий Анатольевич по славному городу Королёву и всем рассказывал, что он является единственным в мире обладателем такого знака отличия. Если бы это спасло глаза и уши школьников от прочтения галкинских творений. Но, думаю, это не поможет, ибо для поэта, чей слог идентичен лермонтовскому (см. мою статью "Чистосердечное признание баталиста"), одной медали маловато! Такой человек будет неустанно стремиться завоевать все литературные награды мира! И никогда не остановится на достигнутом! А в отведённое для Лермонтова помещение созданного для содержания великих людей специализированного заведения, к сожалению, не так давно положили гаишника Петренко с диагнозом "не берёт взятки"... Желаю удачи, друзья мои! P.S. Всех действующих и бывших сотрудников ОРУД-ГАИ-ГИБДД прошу не принимать фразу про гаишника Петренко на свой счёт. Это всего лишь навсего аллюзия на один бородатый анекдот: Главврач психиатрической больницы совершает обход с медсестрой. Спрашивает у неё: -А кто у нас в третьей палате лежит? -Наполеон. -А в четвёртой? -Гитлер. -А в пятой? -Гаишник Петренко. -А у него-то какой диагноз??? -Взяток не берёт.

umbon: Временами хандра заедает матросов, И они ради праздной забавы тогда Ловят птиц Океана, больших альбатросов, Провожающих в бурной дороге суда. Грубо кинут на палубу, жертва насилья, Опозоренный царь высоты голубой, Опустив исполинские белые крылья, Он, как весла, их тяжко влачит за собой. Лишь недавно прекрасный, взвивавшийся к тучам, Стал таким он бессильным, нелепым, смешным! Тот дымит ему в клюв табачищем вонючим, Тот, глумясь, ковыляет вприпрыжку за ним. Так, поэт, ты паришь под грозой, в урагане, Недоступный для стрел, непокорный судьбе, Но ходить по земле среди свиста и брани Исполинские крылья мешают тебе. (Перевод В.Левика)

umbon: Я очень часто задаю себе вопрос, А вот ответа не могу никак добиться. В том ль веке должен был я жить, где жить мне довелось? В том ли году я должен был родиться?.. Был век балов, шуршащих платьев, париков, Великолепия и чести кавалеров. Где дамы были божеством, где до конца пойти готов Был каждый за Царя, за Родину, за Веру! Был век, где светлая идея родилась, Идея рая на земле и процветанья, Но стал за новую народ бороться власть, Зазря решив разрушить все до основанья! И брат на брата, как враги, в атаку шли В тот страшный век войны, страданий и насилья, Но люди эти сохранить и захотели и смогли Величье Матери своей, своей России! А где теперь живем мы? Что за век? Век каинства, предательства, снобизма, Век подлости и пакости, где каждый человек Раб выгоды и раб капитализма! Тот век, где мало, к сожаленью, кто решит Вдруг отказаться от нежданного достатка. Тот век, где каждый в спину нож вонзить друг другу норовит Лишь ради денег и дешевой жизни сладкой! …Я очень часто задаю вопрос себе, В том ль веке должен был я все-таки родиться? Хоть я ответ найти не смог, но буду жить назло судьбе И чище, лучше и добрее стать стремиться!

umbon: ИДЕЙНОЕ ОПУСТОШЕНИЕ Размышляя о таком новом для русских людей заболевании, как депрессия, я установил, что одной из причин (если не главной причиной) его является лишение привычной для нас, совков, государственной идеологии. Именно лишение, ибо ее просто отменили, т. е. уничтожили идеологический механизм и лишили марксистско-ленинское учение статуса обязательного для всех граждан. Его даже не критиковали - критика способствовала бы его выживанию. С ним поступили хуже: сделали вид, будто это чушь, не заслуживающая даже критики. И оно, опозоренное таким презрением, просто сникло и испарилось из сознания людей. В результате в наших душах образовалась пустота, и в них устремились словесные помои, окончательно затемнившие сознание и лишившие нас идейной ориентации в происходящем. Каким бы ни был марксизм, он систематизировал наши представления об окружающем мире и о событиях в нашей стране, давал ясную систему ценностей. Каким бы ни было учение о будущем полном коммунизме, оно давало целевую установку всему общественному организму, делало наше историческое бытие осмысленным. Лишив нас идеологии, из нас как будто вынули особый магнит, упорядочивавший наши душевные частички. И мы все оказались душевно больными. Миллионы людей ринулись в православие, сектантство, разврат, алкоголизм, наркотики, преступность. Миллионы впали в душевную депрессию и просто в какое-то отупение.

umbon: Свет звезды негасимого пламени Издали долетел до Земли, Чтоб звезда засияла на Знамени, Что с боями в Берлин принесли! Были наши бойцы-победители Самый мирный на свете народ. А предатели - наши правители - Превратились, как прежде, в господ. Растерялся народ от предательства, Разлетелась, как ваза, страна. Над Союзом врагов издевательства Я наслушался нынче сполна! Ведь у них нет ни чести, ни совести! Но твердит поп: "Ты зла не держи!" И на свете печальней нет повести, Что живём мы сегодня по лжи!..

Лапшин: umbon пишет: ИДЕЙНОЕ ОПУСТОШЕНИЕ Совершенно правильно - наши идейные враги руками Горбачёва и Ельцына лишили советский народ того стержня на котором держался Союз-великой идеи Социализма umbon пишет: лишили марксистско-ленинское учение статуса обязательного для всех граждан. Его даже не критиковали - критика способствовала бы его выживанию. С ним поступили хуже: сделали вид, будто это чушь, не заслуживающая даже критики. И оно, опозоренное таким презрением, просто сникло и испарилось из сознания людей. И точно вместо: человек-человеку друг, товарищ и брат пришло: человек-человеку -волк... Все структуры повернулись к простому человеку задом и всё вершить стал золотой телецumbon пишет: В результате в наших душах образовалась пустота, и в них устремились словесные помои, окончательно затемнившие сознание и лишившие нас идейной ориентации в происходящем Достаточно вспомнить словесный понос и говорильню депутатов Госдумы в 90-х... о принятых "не популярных законах" знают все... О бедственном положении бюджетников и нищенстве пенсионеров-помнят многие... И шельмовании советской власти в оправдании "реформ" типа сердюковских - это по-американски! umbon пишет: Каким бы ни было учение о будущем полном коммунизме, оно давало целевую установку всему общественному организму, делало наше историческое бытие осмысленным. Лишив нас идеологии, из нас как будто вынули особый магнит, упорядочивавший наши душевные частички. Чтобы оправдать власть ИМУЩИХ и оболванить народ! И это-удалось!!!

Леонов Д.Н.: В своё время книги А.А.Зиновьева произвели на меня сильное впечатление. И поэтому когда где-то в 2007 году я узнал о существовании «Русской трагедии», то искал её долго и упорно. В конце концов супруга купила её в БиблиоГлобусе на Мясницкой за довольно большие по тем временам деньги. Честно говоря, я ждал от книги откровения. И дождался. Но совсем не такого, какого ожидал. По относительной молодости лет я думал, что Александр Александрович научит меня, как жить. Но выяснилось, что книга научила меня, как НЕ надо жить. Полагаю, что это более важно, и в этом заключалась мудрость А.А.Зиновьева. Если более ранние мысли А.А.Зиновьева я разделял и даже взял на вооружение, то с «Русской трагедией» во многом был не согласен, причём категорически. Возможно, этому способствовало то, что в своё время начитался Мизеса. Но одна мысль меня настолько в то время потрясла, что позволю себе немного процитировать. Главный Герой с товарищами организуют собрания, которые называют семинаром: «Наконец-то набралась небольшая группа желающих участвовать в семинаре. На первое заседание собралось всего пять человек. Я приуныл. Но Критик сказал, что это не так уж мало. На лекции Гегеля ходили обычно пять-шесть человек. Вышла Жена послушать. … Тему семинара определили так: что произошло с нашей страной, почему произошло, что происходит сейчас и что ждёт в будущем?» Дальше – больше: «Идея сопротивления. От студентов узнал, что существует и распространяется журнальчик с названием «Сопротивление». Цель его – объяснять россиянам сущность тех событий и процессов, которые происходят в России и в мире, и пробуждать чувство протеста против них, поскольку они ведут к деградации России и к мировой катастрофе. Студент (один из участников семинара) попросил разрешения освещать в журнале работу семинара. Критик одобрил просьбу. Защитник, которому я рассказал об этой просьбе, категорически отсоветовал это делать. - Из этой мухи могут раздуть слона, - сказал он. – Изобразят как призыв к терроризму, экстремизму, антиглобализму или ещё к какому-то другому «изму». Тем не менее затея Главного Героя растёт и ширится: «Провели пять заседаний семинара, посвящённых социальной организации советского (коммунистического) человейника. В основу обсуждений положили «Русский эксперимент». Критик давал пояснения, отвечал на вопросы и реплики. Семинар сильно разросся. Приходило порой до двадцати человек. Еле размещались в моей квартире. Публика самая разношёрстная. Два пенсионера. Двое – после школы, работают как придётся. Одна безработная. Два аспиранта-физика. И ещё кто-то. Студенты теперь в меньшинстве. Возникла идея найти спонсора, устроить исследовательский центр и издавать брошюры с материалами семинара. Семинаром заинтересовались власти. Очевидно, соседи донесли. Приходили из милиции и, я полагаю, из ФСБ. Сейчас в общей атмосфере преступности, экстремизма и терроризма это внимание к нам естественно. Но у меня возникло чувство тревоги». Главный Герой явно в своей тарелке, занимаясь ведением семинаров: «Расставшись с Защитником, я размечтался. Допустим, я президент. И я жажду облагодетельствовать мой народ. Как? Естественно, отменить всё то, что сотворили перестройщики и реформаторы, .т.е. восстановить советский социальный строй…» Но жизнь вносит некоторые коррективы: «В связи с переездом Сына с семьёй в мою квартиру проводить заседания семинара стало негде. Критик предложил собираться у него. Попробовали. Оказалось слишком тесно, не могли поместиться. Наконец нашли помещение в подвале дома, намеченного на снос. Собрали денег, кто сколько мог. Пьяный, заросший неопрятной щетиной мужчина натаскал откуда-то скамеек, еле живой стол и стул. Закрыл окно с выбитыми стёклами фанерой, дал нам ключ и ушёл пропивать задаток. И семинар продолжил работу. Надолго ли? Решили посвятить заседание антикоммунистическому перевороту в горбачёвско-ельцинские годы». И научная жизнь продолжилась: «Тема семинара – трагическая судьба России. Привожу запись доклада Критика…» Замаячили дальнейшие перспективы: «Главным делом моей жизни стал семинар. Достали немного денег. Подготовили первый выпуск трудов семинара. Получилось неплохо. Критик предложил назвать его «Гибель русского коммунизма». Я рад тому, что он остался доволен. Отпечатаем сто экземпляров. Один из участников семинара пытается легализовать семинар и издание его трудов, прицепив его к учреждению, в котором он работает. Для этого его нужно сделать формальным руководителем семинара. Если эта затея удастся, мы будем иметь бесплатное помещение для заседаний и сможем пользоваться компьютером и множительным аппаратом. Следующий цикл заседаний семинара решили посвятить проблемам постсоветской России». Дела Главного Героя идут в гору: «Вопреки предсказаниям Защитника, наш семинар работает вполне успешно. Регулярно собирается от 20 до 30 человек. Некоторые заседания, когда Критик не может присутствовать, я провожу сам. Я настолько освоился с работами Критика и с его «поворотом мозгов», что сам нахожу решения проблем в духе Критика, и он в основном одобряет их. Время от времени я пишу небольшие статейки для второстепенных газет и журналов. И уже приобрёл некоторую известность и репутацию на этом уровне. Следующее заседание семинара было посвящении проблемам экономики…» «Семинар приобретает всё более важное значение не только для меня, но и для других его участников. Причём чисто теоретическая линия всё более отступает на второй план. На первый план выходят проблемы жизненно актуальные: что происходит в стране? Долго ли мы будем терпеть это? Что делать, чтобы остановить падение страны и гибель нашего народа?» Да – что делать? Я весь в предвкушении ответа жадно глотал страницу за страницей. Но кончилось всё грустно и печально: «Придя на очередное занятие семинара, мы нашли дверь помещения запертой на амбарный замок. Пождав человека, который её открывал, с полчаса и не дождавшись, мы разошлись. Надежда легализовать семинар при учреждении, в котором работал выдвинувший эту идею участник семинара, не оправдалась. Найти новое помещение по доступной цене пока не удалось. Семинар заглох». Нет, я, конечно, понимаю, что А.А.Зиновьев, скорее всего, сделал эту сюжетную линию для логической связки всех мыслей, которые и являются главным содержанием книги. С этими-то главными мыслями я и согласен, и не согласен одновременно. Но суть не в этом – автору книги я свои возражения высказать по понятным причинам уже не смогу. А вот эта, казалось бы, чисто вспомогательная линия в повествовании произвела на меня сильное впечатление. Неожиданная развязка, когда пьяный дворник пресёк бурление мыслей о судьбах страны и мира, как-то заставила меня задуматься о своём поведении. Сначала мне на ум пришли строки из старой песни «Машины времени»: Ты стал бунтарём, и дрогнула тьма Весь мир ты хотел изменить. Но всех бунтарей ожидает тюрьма Кого ты хотел удивить? Потом я подумал, что мои ощущения больше передают слова из более поздней песни «Машины времени»: Герои прошедших дней Герои прошедших дней Я не хотел бы быть записанным В герои прошедших дней. Короче, прочитав книгу, я понял, чего НЕ надо делать. А вот что надо делать – пришлось думать самому. Но тут уж каждый сам для себя решает, и я свои решения навязывать не буду. Свои мысли по поводу предательства Горбачёва попытаюсь сформулировать позже, т.к. сейчас одновременно читаю Горбачёва «Перестройка и новое мышление», «Материалы ХХII съезда КПСС» и Г.Киссингера «Ядерное оружие и внешняя политика».

umbon: Я слышу много негативных изречений, Звучащих всуе средь обыденной молвы, В которых каждый костерит людей стремленье. И я хочу всех вас спросить: где были вы? Где были вы тогда, когда мы создавали Основы будущей счастливейшей страны, Когда мы душу для идеи отдавали, Идеи той, которой по сей день верны? Где были вы, когда мы жизни отдавали, Чтоб уберечь страну от страшного врага? Когда Отечество мы кровью отстояли, Не дав топтать его фашистским сапогам? Где были вы, когда своих детей растили Мы средь разрухи, средь лишений и невзгод? Где были вы тогда, когда мы их учили Любить и защищать страну и свой народ? А были вы тогда кто где: кто был в утробе, Кто бессознательным ребенком проживал, Кого–то не было тогда еще в природе, Никто из вас тогда в проблемы не вникал. И наконец-то подросло то поколенье, Ради которого мы жили, как могли… И вы нас предали без грамма сожаленья!.. Но мы простим вас и не будем слезы лить. Ведь вы в предательский и подлый век живете, Где лучший друг тебя обманет, не скорбя, Где вы, безумствуя, ножом друг друга бьете Лишь ради денег и наживы для себя! И никогда понять, увы, нас не дано вам, Не в том вы мире рождены, чтоб нас понять. Живите, радуйтесь, цветите в мире новом, Но нас не смейте поносить и оскорблять! И где б ни жили вы и где бы ни бывали, Где б ни взлетали вы и где б ни шли ко дну, Не забывайте вы, что мы отвоевали И вам оставили Великую страну! За всё за то, что из страны вы сотворите, Вы все ответите пред вашими детьми. И дай вам Бог, чтобы Отчизну вы любили, И дать смогли ей сверх того, что дали мы!

umbon: Помните! Через века, через года, - помните! ... Помните! Через века, через года,- помните! О тех, кто уже не придет никогда,- помните! Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие стоны. Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны! Хлебом и песней, мечтой и стихами, жизнью просторной, Каждой секундой, каждым дыханьем будьте достойны! Люди! Покуда сердца стучатся,- помните! Какою ценой завоевано счастье,- пожалуйста, помните! Песню свою отправляя в полет,- помните! О тех, кто уже никогда не споет,- помните! Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили! Детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили! Во все времена бессмертной Земли помните! К мерцающим звездам ведя корабли,- о погибших помните! Встречайте трепетную весну, люди Земли. Убейте войну, прокляните войну, люди Земли! Мечту пронесите через года и жизнью наполните!.. Но о тех, кто уже не придет никогда,- заклинаю,- помните!

umbon: Когда-то, давным-давно, может быть, было это, а, может быть, и нет, но руководитель Форума московского округа ПВО пригласил меня поучаствовать в этом форуме. И не просто поучаствовать, а возглавить рубрику "Статьи и публикации". И я призадумался: имеет ли моя скромная персона право быть удостоенной подобной чести. И пришёл к однозначному выводу: не имеет. Мой вывод был сделано не спонтанно, а после вдумчивого осмысления. И всплыло три постулата: 1.К ПВО я, говоря откровенно, не имею ни малейшего отношения, за исключением курсантского курсовика по целераспределению по секторам, в рамках которого мне по долгу службы довелось прикоснуться и осознать всю мощь нашей противовоздушной обороны. 2.Я не являюсь обладателем таланта такого уровня, который хотя бы мало-мальски способствовал бы покрытию нужд нашего современного государства в профессиональной информационной поддержке его честных и справедливых устоев, нещадно попранных предателями и умышленными разрушителями этих самых устоев, и эффективному продвижению неискажённой правды в массы. 3.Я, в силу профессиональной деятельности, завязанной на обязательства, добровольно принятые мной перед обществом и государством, не имею достаточного количества свободного времени для полноценного анализа и адекватной обработки информации, поступающий на планируемый в передачу под мой контроль раздел форума, и, как следствие, не имею возможности полноценно и профессионально исполнять возложенные на меня руководителем форума обязанности. Но впоследствии я понял, что все вышеуказанные постулаты явились полностью несостоятельными, ибо, как показала практика, обязанности модератора форума такого уровня вполне могут ограничиваться проставлением плюсиков в полях "спасибо" участников форума. К любому написание сообщений на форуме и изложению в них своих мыслей можно относиться как к способу открытого выражения своих мыслей, вне зависимости от конкретного согласия с этими мыслями конкретных участников. Но службу модерации, общающуюся с помощью "плюсиков", я считаю некомпетентной.

Леонов Д.Н.: umbon пишет: И всплыло три постулата Как участник форума, которому предлагается модераторство, полностью солидарен. К любому написание сообщений на форуме и изложению в них своих мыслей можно относиться как к способу открытого выражения своих мыслей Можно ещё относиться как к способу формулирования этих самых мыслей. Когда, знаете ли, пытаешься что-то объяснить другим, то и самому яснее становится. Так что, я считаю, процесс двунаправленный. Что же касается модерации, то я думаю, что бывают авторы, а бывают редакторы. У них разные задачи и разные методы. А в форуме важна оперативная обратная связь. В отсутствие ответов по теме "плюсики" в качестве такой обратной связи тоже сгодятся. Ну и кстати, поскольку читаю "Запад" А.А.Зиновьева: является лишение привычной для нас, совков, государственной идеологии А традиционные ценности, о которых говорил Президент в послании Федеральному собранию (и ранее), годятся на роль государственной идеологии? Я думаю, что в случае нашей страны государственная идеология должна отличаться от национальной идеи (поиском коей занимались в 90-е все кому не лень, я тоже в меру своих способностей поучаствовал). Гоударственная идеология должна предлагать систему ценностей и мировоззрение, которые были бы привлекательны людям во всём мире.

SAKVOIYG: Уважаемые участники ФОРУМА!!! Копаясь в ИННЕТЕ нашел вот это стихотворение: «Не высок он и не низок, Не солдат и не моряк, Он необычайно склизок, Как намыленный червяк. Ни за что он не в ответе, Долгу он не изменял, Он сидел на табурете, Тихо примус починял. Армия сама распалась, Оборону ветер сдул, И всеобщая усталость Поборола караул. Ищут подходящий повод Прокуроры всей земли, Злые бабы Сердюкова На цугундер привели. Но статья, как грозный выстрел! И не за горами суд! Скоро бывшего министра За халатность привлекут. Много аналогий важных Сразу кто-то накопал: Гитлер так на нас однажды По халатности напал. Будет ли финал историй, Не спасует ли судья?.. Нет, не тонет Анатолий, Не сдадут его друзья.» И хотя министра "Табуреткина" уже НЕТ,а "гайки закручивает" С.Шойгу,стихотворение Мне кажется,не потеряло своей актуальности!!!

Валерий Голяс: volhovm6 пишет: Дедовщина...Я начал свою службу в 1966г солдатом...Мне темнить нечего...Служил в учебном взводе в Вологде в в/ч 17308.Это Вологодский радиотехнический полк.Здесь пришлось столкнуться с дедовщиной...По ночам драили туалет,да практически все места общего пользования..Но давали четко 4 часа на отдых...Бить не били,обмундирования не стирали.порции не отбирали...Больше этим занимались сержанты,тк хотели из нас выбить дурь гражданскую...Да мне и пришлось мыть лестницу зубной щеткой снизу вверх...Это было управление полка...После учебки меня радистом направили в радиотехнический батальон в САВВАТИЮ...Это был настоящий медвежий угол в тайге в то время...Со временем там стал авиационный гарнизон недалеко от батальона...Здесь была совсем другая атмосфера...Мы были обласканы "стариками",тк пришли им на смену...Нашим кровным делом стало освоение своей специальности и несение боевого дежурства...Смены были с 9час утра до 15 час,затем обед и отдых.Следующая-с 21час до 3 час ночи,затем отдых до 7час 30мин.В батальоне две роты-рота связи и рота РЛС.Раз в три дня чистили по очереди мешок картошки...Наша смена его чмстила впятером-сержант,два радиста и два с передащего центра механика...в то время служили по три года,самый молодой был я один...сержант-старший смены.У нас был замкомвзвода,старослужащий...Поэтому здесь никакой стариковщины не было.Получали по 3р80коп,и все сбрасывались в общак.покупали пряники,джем...С переводов,кто получал,угощали весь расчет в пределах разумного.Да деньги и не нужны были там-вокруг тайга...магазин за три км.Почтальон все привозил по заказу...А когда стал офицером,здесь уже приходилось сталкиваться с разными проявлениями дедовщины во всех ее формах Мне уже было легче бороться с ней,тк я сам кое-чего испытал на себе.Поэтому я вел борьбу с ней по всем направлениям...,Жестко и жестоко...Почему это явление стало таким жестоким в армии??? Потому что все начальники пытались скрыть...боялись за карьеру и взысканий...Я сам это испытал на себе...Был у нас нач.политотдела корпуса п-к Ященко И.А.(После генерала Приголовкина Н.И.). У меня на КП корпуса в драке сломали челюсть солдату.мы быстро разобрались и нашли виновного...Доложил Ященко я об этом...Предложил отдать под суд виновного...мне он предлагает провести расследование и представить все это как неосторожное падение пострадавшего с брусьев во время физзарядки...Я категорически отказался.тк у нас на Ваточнике пытались один случай представит по другому.потом вскрылась очень серьезная картина и командира полка и замов убрали с понижением...а мне терять нечего было,для выдвижения староват стал...Поэтому и поимел массу неприятностей от этого карьериста.Благо его потом перевели в Ярославль.Он и так много кому попортил и карьеру и нервов...Не хочу хвалиться,но мне всю практически службу пришлось работать с личным составом.И хочу честно сказать за мою службу гибели моих подчиненных не было...и мне радостно за это...

SAKVOIYG: Дорогие Форумчане!!! Я читал и смеялся от души!!! Вопросы исторической правды всё чаще стоят на повестке дня. Выходят новые квази-исторические фильмы, которые каждый раз заставляют зрителя задуматься, что ему нужнее всего — хлеба и зрелищ или смыслов? Особо ушлые выбирают и то, и другое. Но ухитриться усидеть на двух стульях может не каждый. Поэтому справедливо возникает вопрос, узнать максимум информации по теме, погрузиться в эпоху, чтобы после этого иметь под ногами твёрдую почву для суждения и размышлений. Вы знаете, у нас очень творческий народ. И часто народной творчество является кривым зеркалом от нашего прошлого. В него можно заглянуть, увидеть в некотором искажении черты прошлых лет. Кого-то даже такое народное творчество заставит улыбнуться. Поэтому я бы хотел обратить ваше внимание на небольшой рассказ неизвестного автора, который называется, как озаглавлен данный материал — «Исповедь политрука». Исповедь политрука «Историк Сергей Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии. — Это последний? — уточнил один из военных, видимо, командир. — Так точно, товарищ политрук! — отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею. — Простите, что происходит? — пролепетал историк. — Как что происходит? — ухмыльнулся политрук. — Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов. Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях. — Я? Почему я? — потрясённо спросил Мироненко. — Какое отношение я к этому имею? — Самое прямое, — ответил политрук. — Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение! Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии. — А что мы все здесь делаем? — спросил Мироненко. — Это же не наша эпоха! Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха. — Да? — удивился политрук. — Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои — это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы — миф! — Простите, вы политрук Клочков? — спросил Мироненко. — Именно, — ответил командир. — А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои — пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе! — А вы? — тихо спросил историк. — А мы в тыл, — ответил один из бойцов. — Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться? Воюйте сами! — Эй, русские, вы долго ещё? — прокричал продрогший немецкий танкист. — Сейчас, Ганс, сейчас — махнул ему политрук. — Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать. Тут из окопа выскочил телеведущий Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал. — Срам-то какой..., — произнёс один из бойцов. — Не переживай, — хмыкнул Клочков. — Это уже не наш срам. Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз. — Швайне, — выругался немец, разглядывая комбинезон. — Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал! Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал: — Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?.. — Да нет, камрад, — ответил ему один из панфиловцев. — У вас теперь и таких нет. Только геи да турки. — А кто такие геи? — уточнил немец. Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку. — Давайте побыстрее кончайте с нами, — сказал он. — От таких дел снова умереть хочется. Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе. — Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня «белый билет», у меня зрение плохое и язва! Политрук доверительно наклонился к Сванидзе: — А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть — опытный и проверенный! Вот он как раз идёт! Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты. — Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? — взмолился режиссёр. — Тебе виднее, — ответил командир. — Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет! Тут политрук скомандовал построение своих бойцов. — Куда вы? — с тоской в голосе спросил Михалков. — Как куда? — усмехнулся политрук. — Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине! — Так ведь штрафбатов ещё нет! — Один создали. Специально для вас! Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань — новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание: — Ну, за Родину, за Сталина! Михалков вцепился в уходящего политрука: — Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне! — Только из уважения к тебе, — ответил политрук. — Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает! И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика. — Прощай, Родина тебя не забудет, — похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам». Автор, к сожалению, не известен. Автору,с большим удовольствием поклонился бы в пояс!!!!

Леонов Д.Н.: SAKVOIYG Замечательно! Но в свете последних исторических исследований истории о 28 панфиловцах - немного двусмысленно. Процитирую из Ивана Стаднюка "Исповедь сталиниста": "...Эти обстоятельства порождали и некоторую безответственность военных корреспондентов. Она проявилась еще на Северо-Западном фронте, когда фронтовая газета «За Родину» усилиями военного газетчика стала прославлять одного истребителя немецких танков, мастерски использовавшего бутылки с зажигательной жидкостью. Его пример породил массовое «движение зажигателей». Действительно, немецкие танковые части начали нести все большие и большие потери: бойцы во всех дивизиях фронта стали подражать прославленному газетой герою. На это обратило внимание командование фронта и распорядилось представить главного истребителя вражеских танков к званию Героя Советского Союза. И тут выяснилось, [105] что «истребитель» придуман корреспондентом. Не помню, чем завершилась вся эта скандальная история, принесшая в конечном счете полезные результаты, но редакции солдатских газет получили строгие указания не допускать публикации боевых эпизодов, родившихся усилиями фантазии газетчиков. Возникшую сложность решили просто: при сдаче в набор рукописей надо было указывать нумерацию дивизии, полка, батальона, роты и даже взвода, где произошло событие. Но тут встревожилась военная цензура: заведись в редакции или типографии вражеский разведчик — и боевой состав армии будет вскрыт за самое короткое время. Тогда придумали другой способ контроля за достоверностью публикаций: наиболее яркие эпизоды корреспонденции время от времени сверять с политдонесениями, поступавшими из дивизий в политотдел армии..."

Смирнов Игорь Павлов: Река жизни обычного советского офицера http://yadi.sk/d/GEnknsQJEUyyQ Полковник Смирнов Игорь Павлович Другие материалы можно читать и слушать на сайтах Igorpavlovitch.narod2.ru podfm.ru razumei.ru и др. НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ (Рассказ-воспоминание) Ч.1 П-К СМИРНОВ И.П. Уже третьи сутки поезд, преодолевая расстояние в добрую треть нашей огромной страны, неудержимо несёт нас в плохо представляемое и прогнозируемое будущее. На календаре август 1966 года. В Москве, где нас провожали дружные стайки стройных, белоствольных, ярко-зелёных берёз, почти не чувствовалось приближения осени. Потом потянулись ещё тоже по-летнему весёлые, изумрудные поля и луга средней полосы России, затем - мрачные, как бы уставшие от жизни, груды камней Уральского хребта; седые, аккуратно причёсанные ковыльные степи северного Казахстана и бескрайние целинные поля с ещё не убранным урожаем. Быстро промелькнула дымная, прокопчённая промышленная Караганда, поезд повернул на юг; и вскоре мы ощутили знойное сухое дыхание каменистой, безжизненной пустыни. Как же велика, многолика, богата и могущественна наша страна – Союз Советских Социалистических Республик! Сегодня, наконец, последний день пути. Отлежав за трое суток бока на тощих вагонных матрацах, проснулся, как только в вагонное окно заалел восток. Стараясь не потревожить мирно спящие в купе семью будущего сослуживца Григория и свою собственную, осторожно открываю дверь и выскальзываю в коридор. Пассажиры ещё досматривают свои сны. Ритмично постукивают колёса вагона на стыках рельсов, а в моей голове в такт повторяются одни и те же слова: Что-то нас ждёт? Что-то нас ждёт? Что-то нас ждёт?… Мысли уже в который раз возвращаются к надоевшим вопросам: Как встретят новые сослуживцы? Как сложится служба? Найду ли своё место в совершенно для меня новой, очень ответственной и ещё неизведанной научной работе? А быт? Неужели опять придётся жить в общежитии? Вопросы, вопросы, вопросы… Они, как назойливые осенние мухи, уже более месяца жужжат и жужжат в ушах, и нет возможности избавиться от них. Только время способно дать ответы. И как же хочется ускорить его бег, заглянуть в будущее! Всего около двух месяцев назад окончена пятилетняя учёба в Академии. Отшумели торжества по поводу защиты дипломных работ, выслушаны последние наставления академических педагогов и начальников, получены долгожданные дипломы и такие желанные, многообещающие белые ромбики с золотистым, гордым гербом СССР (поплавки, как мы их называли). Подняты тосты за успешную инженерную карьеру на памятном банкете в киевском доме офицеров. Вспомнился короткий разговор на комиссии по распределению выпускников: - Где хотели бы продолжить службу, капитан Сумной? – задал непременный в таких случаях и, вместе с тем, риторический вопрос полковник-представитель Управления кадров войск ПВО. Программу Академии Вы усвоили отлично, характеризуетесь положительно, отмечается Ваша склонность к научной работе. - Хотелось бы - на Родине, в Ленинграде! Тем паче, я знаю, что на меня есть запрос из ленинградского научно-исследовательского института ВМС! - Вот это однозначно исключается! Мы готовим специалистов для своих войск. Пусть моряки позаботятся о себе сами! Что же касается научной работы, то её и у нас хватает! Обещаю, что будете служить советской науке на самом её переднем крае. Там, где создаётся новейшее, ещё неизвестное миру оружие. Рядом с Вами будут трудиться самые лучшие умы нашего государства! Более ничего сказать не могу. Всё узнаете на месте. Правда, место это находится по понятным причинам не в Москве и не в Ленинграде. Но условия для людей, насколько мне известно, там созданы неплохие! Кроме того, Вы - пока капитан - назначаетесь на должность майора. Некоторый рост по службе Вам уже обеспечен. Ну а дальше всё будет зависеть от Вас! Желаю успеха! Вы свободны! В полученном мной Предписании было указано: войсковая часть № 03080-Л, место дислокации: станция Сары-Шаган Казахской железной дороги. Как выяснилось позже, это означало: первое управление Десятого государственного научно-исследовательского испытательного полигона. Офицер не в праве распоряжаться своей судьбой, он служит там, где более нужен Родине! Немногочисленные пожитки отправлены к месту службы совсем маленьким контейнером. Быстро промелькнули тридцать суток отпуска на Родине, и сегодня, наконец, мы добираемся до этой самой, мало кому известной, затерявшейся в неоглядной безжизненной пустыне, железнодорожной станции с непривычным для русского уха названием - "Сары-Шаган". Картина за окном вагона далеко не самая привлекательная. Голая рыжевато-бурая степь в основном ровная, как блин. Изредка проплывают невысокие холмы, напоминающие остановленные объективом фотокамеры бугры морских волн. Бесконечной цепочкой мелькают такие же рыжие от жгучего солнца телеграфные столбы. Иногда слева между холмами блеснёт зеркало воды – это жемчужина здешних мест - казахское море-озеро Балхаш. Пустынной жёлтой змеёй извивается вблизи железной полевая дорога. Она то приближается к нам, то исчезает вдали. Очень редко по ней движется что-то совершенно неразличимое в густом шлейфе пыли. "Явно не Крым, конечно, но ведь и здесь живут люди!" – успокаиваю я себя, и на память тотчас приходят услышанные от кого-то строки: Здесь полуостров, точно как в Крыму. Шумит волна, могли б цвести нарциссы! И одного никак я не пойму: Какая б. срубила кипарисы! "Большой остряк, однако, этот поэт!" – усмехаюсь про себя, оглядывая бесконечную, голую, без каких либо признаков жизни каменистую пустыню. На географических картах она помечена именем "Бетпак-Дала", что в переводе с казахского означает Голодная степь. Жить здесь действительно могут только очень неприхотливые к пище и воде растения и животные, да человек… Вагон постепенно оживляется. Появляется сонная проводница-казашка с помятым темнокожим, плоским и широким, как и её родная степь, лицом и объявляет, что через час поезд прибывает на станцию Сары-Шаган. Стоянка одна минута! Нам нужно собираться. Открываю дверь купе и по-военному командую: "Подъём! Приготовиться к выходу!" Всем нам, включая детей, за трое суток чертовски надоело жить стеснёнными тесными рамками купе. Моё известие воспринимается с радостью. Завтракаем в последний раз за вагонным столиком, укладываем чемоданы и дорожные сумки и, гурьбой выбравшись из купе, с любопытством прилипаем к вагонным окнам. Станция, как сказала проводница, покажется слева по ходу поезда. Солнце поднялось над горизонтом и нещадно слепит глаза. На прозрачном голубом небе ни облачка. Поезд движется строго на юг вдоль берега Балхаша. Всё чаще он показывается нам из-за холмов во всём своём величии. Наконец, движение замедляется, и мы останавливаемся. Это и есть цель нашего путешествия – казахский посёлок из нескольких десятков глинобитных с плоскими, покрытыми камышом крышами хижин, разбросанных в беспорядке по берегу большого залива. Рядом с человеческим жильём – примитивные, грубо сработанные из корявых стволов деревьев, загоны для скота. Доминантами выглядят три одноэтажные каменные здания барачного типа, видимо, административные. Наш вагон остановился у самого вокзала – маленького одноэтажного кирпичного домика. Перед ним большая зелёная лужа – скальные породы плохо впитывают воду. Из остановившегося состава, кроме нас шестерых, выгружается ещё несколько человек, русских, должно быть, наших будущих сослуживцев. Гриша обращается к проходящему мимо старшему лейтенанту: - Подскажите, пожалуйста, как добраться до войсковой части 03080–Л? - Вон там, у шлагбаума, остановка автобуса, - указывает тот рукой. – Доедете до городка, там уточните! Поспешите, сейчас будет автобус! И тащится дальше со своим огромным чемоданом. За ним идёт молодая женщина с ребёнком на руках. Мы, нагрузившись вещами, следуем в указанном направлении. Нашим детям по четыре года. Света и Шурик шагают самостоятельно и с любопытством разглядывают вблизи непривычный вид казахского селения и особенно виднеющихся тут и там верблюдов. Полосатый металлический шлагбаум перегораживает начинающуюся сразу за ним бетонную дорогу, уводящую куда-то в степь. Рядом – зелёная металлическая армейская будка на колёсах - помещение для наряда КПП. Впереди не видно никаких признаков жилья. Должно быть, сам военный городок спрятан за холмами. Усаживаемся в подошедший небольшой автобус. Молоденький солдатик-шофёр почему-то долго не едет, чего-то ждёт. Наши жёны Таня и Вера с трудом удерживают детей, порывающихся выбраться на волю. Наконец, появляется сержант-сверхсрочник и тщательно разглядывает документы пассажиров. Особый интерес он проявляет к нам. Не только изучив, но, кажется, даже обнюхав наши удостоверения личности и предписания, он выносит вердикт: - Товарищи офицеры, вы можете ехать, а вот ваши семьи не пропущу! Таков порядок. Они не вписаны в предписания. Привезите на них разовые пропуска! Ничего не попишешь! По-видимому, здесь такой строгий режим. Провожаем жён с детьми и вещами в здание вокзала и оставляем на неопределённый срок. Офицерские жёны привычны к превратностям военной службы и не проявляют особых эмоций. Дети даже рады долгожданной свободе. Не прошло и получаса, как автобус доставил нас на следующий КПП, и процедура проверки документов повторилась. Ещё через пять-семь километров показался военный городок, как выяснилось, тот самый полуостров - предместье Приозёрска, о котором говорилось в стихах и с которого начиналось строительство города. Теперь он представлял собой посёлок, застроенный небольшими деревянными щитовыми одноэтажными домами и бараками. Строения выглядят неухоженными, отчасти совсем заброшенными. В некоторых размещаются какие-то склады, хозяйственные дворы, мастерские, гаражи. Проехали четырёхэтажные здания госпиталя. За небольшим пустырём начинается массив типовых бетонных трёхэтажек – собственно город Приозёрск, о чём свидетельствует художественно выполненный щит с надписью. Слева на берегу озера виднеется ажурная мачта телецентра. - Не так уж и плохо! Городок солидный и даже телевидение есть! – говорит Гриша. До Академии он служил в радиотехнической роте, стоящей в такой глуши, где о таком уровне цивилизации и не мечтали! Широкая, прямая как стрела, центральная улица города представляет собой молодой бульвар. По обеим её сторонам ровными рядами тянутся невысокие деревья и кустарник, объединённые миниатюрным арыком. Правда, листья на них уже пожухли и скрючились от здешней жары и мало напоминали совсем недавно виденную нами европейскую зелень. На перекрёстке шофёр остановил автобус: "Вам туда, товарищи офицеры!" - он указал рукой направо, на виднеющиеся вдалеке высокие серые бетонные сооружения. "На КПП спросите: как пройти в отдел кадров!" – добавил уже знакомый старший лейтенант. Вышли из автобуса, когда время приближалось к полудню. Солнце нещадно палило, асфальт дышал жаром. Одетые по европейской форме в полушерстяные тужурки и застёгнутые, как положено, на все пуговицы, обливаясь потом, пошагали в указанном направлении. На очередном КПП сержант, ещё раз тщательно проверив наши документы, согласился проводить в здание штаба войсковой части № 03080 и показать расположение отдела кадров. - А, новички!? С прибытием! – чему-то, радуясь, поднялся нам навстречу майор-кадровик. Я представился: " Инженер-капитан Сумной для дальнейшего прохождения службы прибыл!" "Инженер-капитан Куженков…, - начал Гриша, но майор остановил его, не дослушав. - Мы не на строевом плацу и вообще у нас тут особая служба, всё проще, чем в линейных частях! Давайте знакомиться! Меня зовут Пётр Петрович Зайцев, - первым представился он. Познакомились, пожав, друг другу руки. - Садитесь! – хозяин кабинета указал на стулья. - Доехали нормально? Семьи с вами? - Наши семьи ждут пропусков на станции Сары-Шаган! – в один голос ответили мы. - Ну, это поправимо! Пётр Петрович куда-то позвонил и скоро появился солдат с пропусками, украшенными какими-то непонятными значками: птичками, бабочками и жучками. - Один вопрос решён! Теперь второй: Сразу представить вас вашему непосредственному начальнику или подождём пока обустроитесь? - Лучше уж сразу, чего тянуть! – сказал Гриша и посмотрел на меня. Я кивнул. Майор снял трубку телефона и попросил кого-то зайти к нему. Через десять минут в комнату вошёл подполковник - среднего роста, по-спортивному подтянутый шатен с уже начавшей редеть шевелюрой и глазами необыкновенного лазурного цвета. Доброе, простое русское лицо его лучилось улыбкой. Поняв, что это и есть наш начальник, мы встали и представились. Он подошёл и крепкой рукой спортсмена поочерёдно пожал нам руки. - Садитесь! – устроившись напротив, подполковник заговорил: Меня зовут Тобольский Константин Васильевич. Я начальник отдела исследования и испытания боевых программ новейших автоматических систем вооружения ПВО. Будем работать вместе. Личные дела ваши давно пришли, и я знаком с вами заочно. Что же касается меня, то я старше вас ровно на десять лет, окончил Академию в Харькове, здесь служу уже восемь лет. Ближе познакомимся в процессе совместной работы. Сейчас же, не теряя времени, вам надо ехать за семьями и устраиваться с жильём. В этом вам поможет наш сотрудник капитан Никитов Геннадий Вадимович. Он встретит вас при возвращении со станции, поможет поселиться в гостинице и расскажет всё первое необходимое о городе. Чуть позже получите квартиры. Здесь с этим проблем нет. Будет даже некоторый выбор! До прихода контейнеров с вашими вещами, наверное, с этим спешить не следует. Поживите лучше в гостинице – удобнее! Завтра, оформив пропуска, предлагаю явиться на службу. Куда именно, расскажет Никитов. Он сейчас подойдёт. К сожалению, я спешу – работы много - и прощаюсь до завтра! – он протянул руку. Через несколько минут вошёл сухощавый, загорелый до черноты капитан наших лет, небольшого роста, с тонкими чертами широкоскулого лица и умными, проницательными, очень живыми карими глазами. В отличие от подполковника, он был в южной – "мабутовской" облегчённой форме – хлопчатобумажных брюках и рубашке с короткими рукавами. Мы позавидовали ему. В комнате, даже при наличии вентилятора, было для нас нестерпимо жарко. - Привыкнете! – увидев, что мы непрерывно утираемся носовыми платками, - сказал вошедший. Мы познакомились. - Я приехал из харьковской Академии три года назад, - продолжил Никитов. – Вначале, как, должно быть, и вы был шокирован здешней природой и климатом. Потом, ничего, привык. Завлекла интересная работа. Теперь не только не жалею, что попал сюда, но даже благодарю судьбу! Уверен, что это произойдёт и с вами! Вспомните мои слова через годик! А сейчас поскорее поезжайте в Сары-Шаган, забирайте свои семьи – они, наверное, уже заждались! Да по дороге постарайтесь внушить оптимизм жёнам! Пусть не вешают носов – всё будет нормально! Я встречу вас на обратном пути и помогу обосноваться на первое время. Сам я тоже первые две недели жил в гостинице. И дети у меня тоже уже были! На том же ПАЗике съездили на железнодорожную станцию за оставленными там жёнами, детьми и вещами. Вернувшись в город, на первой автобусной остановке сразу увидели Никитова. Он ожидал нас, стоя в тени навеса, облокотившись на велосипед. " Поезжайте до универмага! Я следую за вами! – сказал наш провожатый через открытое окно автобуса и вскочил в седло. Слева и справа замелькали похожие друг на друга как близнецы-братья аккуратные трёхэтажные дома с балконами, часто украшенными цветами. Проехали две остановки и оказались на небольшой площади. Слева высилось типовое здание универмага. Мы выгрузились. Через пару минут рядом остановился велосипедист. - Это местный ГУМ! – кивнул Никитов на трёхэтажное здание промтоварного магазина, глядевшего на нас большими глазницами пыльных окон. – А примыкает к нему пятнадцатая гостиница. Для начала попытаем счастья здесь! - И что в городе столько гостиниц? – удивилась Вера. - Думаю - больше! Здесь живёт очень много различных специалистов командированных от промышленных предприятий всего Советского Союза! Мы их называем промышленниками. Некоторые живут в гостиницах годами! Оставив женщин с детьми и вещи у входа, вошли в холл. Оказалось, что свободны только большие комнаты на четыре – шесть человек. Привыкшие за время пути жить вместе, мы согласились поселиться в шестиместном номере. Внесли вещи и разместились. Наш добрый провожатый рассказал: как найти ближайшее кафе и продуктовый магазин, где располагается бюро пропусков, куда нам надлежит завтра прибыть, и набросал план города. Мы поблагодарили его, и он откланялся. - Ну, вот, наконец, и добрались до места! – сказала с облегчением Таня. Все молча согласились. Обсудив план проведения остатка этого насыщенного событиями дня, решили немного отдохнуть, а затем отправиться осматривать город. Неугомонные дети с весёлым смехом уже прыгали на пружинных сетках облюбованных коек. День клонился к вечеру, жара заметно спала и наступила приятная прохлада, когда, отдохнув и перекусив остатками подорожников, всей компанией отправились осматривать город. Параллельно центральному проспекту имени Ленина, упирающемуся в большую площадь, вдоль берега Балхаша тянулись ещё две улицы. На самом берегу, рядом с пляжами, обособленно расположились коттеджи военного и гражданского начальства, конструкторов и видных учёных. За дальней от озера улицей Советской Армии - солдатские казармы, клуб и кафе. На окраине города возвышалась водонапорная башня, трубы кочегарки и четырёхэтажные дома "шахтёрского посёлка", названного так за обилие остатков несгоревшего в печах кочегарки каменного угля. Четыре перпендикулярные основным улицы делили город на микрорайоны. Дом офицеров, кинотеатры "Октябрь" и "Спутник", телестудия, магазины, мастерские и ателье – обеспечивали быт населения города. Самым впечатляющим было здание Дома Офицеров, большая площадь перед которым предназначалась для проведения военных парадов и демонстраций трудящихся. Между Домом офицеров и Балхашом располагался ухоженный городской парк с низкорослыми, похожими на облепиху, деревьями, кустарником и цветочными клумбами. Достопримечательности парка составляли: летний кинотеатр "Родина", танцплощадка и макет ракеты с вертикальным стартом. На самом берегу, над обрывом, мы обнаружили как бы устремлённый в вечность самолёт МИГ-15. На пьедестале памятника были начертаны слова благодарности и фамилии лётчиков, погибших при испытаниях военной техники на полигоне. Весь облик компактного современного города свидетельствовал о большом внимании властей к работам, которые здесь проводились, и об их стремлении всеми силами скрасить быт живущих в этих суровых природных условиях людей. Витрины и полки продуктовых и промтоварных магазинов свидетельствовали о том же. В парке, с наступлением темноты ярко освещённом фонарями, оказалось много гуляющих. Чаще всего это были молодые пары с детьми и молодёжные компании. Аборигенов здешних мест-казахов видно не было. Город был русским. Лёгкий бриз тянул с Балхаша. В вечерней прохладе сильно пахло душицей. В свете фонарей особенно привлекательно смотрелись яркие цветочные клумбы. Парк сейчас действительно напоминал ялтинский сквер. На освещённых участках парковых дорожек ползали какие-то экзотические насекомые. Шурик, давно неравнодушный ко всякой мелкой живности, бросился ловить чудовище, похожее на стрекозу, однако прохожие предупредили нас, чтобы мы этого не разрешали детям, поскольку здесь могут встретиться и фаланги, и каракурты, и скорпионы, укусы которых опасны для жизни. Полные впечатлений от первого дня пребывания в Приозёрске усталые, но настроенные оптимистически вернулись в гостиницу. Угомонившиеся дети на обратном пути мирно посапывали на отцовских шеях. Второй день также ярко запечатлелся в моей памяти. Получив пропуска на объект, полноправными членами коллектива шестого отдела первого управления в/ч 03080 мы миновали КПП объекта и контролёра нашего рабочего здания. Пройдя длинным коридором, поднялись на четвёртый этаж и оказались в помещении отдела. Разговор с Тобольским длился буквально минуты: - Вы оба назначаетесь в первую лабораторию, - сказал, не отрываясь от своего занятия, подполковник. – Отправляйтесь туда, всю информацию о нашей работе и задание получите у своего непосредственного начальника капитана Мартынова. Мы повернулись кругом и вышли. Полноватый для своих двадцати восьми лет, круглолицый, держащий себя с превосходством, подобающим, по его мнению, начальству, Мартынов, выслушав рапорт о прибытии и вступлении в должность, указал наши рабочие места – жёлтые двух тумбовые канцелярские столы со стоящими на них вентиляторами-подхалимами. Несмотря на то, что были включены шесть вентиляторов, в комнате стояла нестерпимая духота. Пот струился по всему телу, кажется, даже капал с пальцев рук. Ещё два капитана, находящиеся в помещении, молча сидели за своими столами и с любопытством наблюдали за происходящим. - Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома! – перешёл на обычный тон Мартынов. Вероятно, вам придётся здесь провести не один год! По крайне мере мы, он кивнул на присутствующих, работаем здесь уже пять лет. Кстати, познакомьтесь! Мы назвали себя. - Андрей, Евгений, - представились будущие коллеги. - Откуда приехали? - спросил широкоплечий, с непослушной гривой кудрявых волос и светлыми глазами капитан, назвавший себя Евгением. - Из Киева. - Приятно узнать, что все мы - выпускники одной Академии! – с каким-то даже восторгом и гордостью сказал стройный шатен, назвавший себя Андреем. - Будем считать, что первое знакомство состоялось! – подвёл итог начальник лаборатории. Теперь я с каждым из новичков побеседую отдельно. Пододвинув стул к моему столу, он сел напротив и для начала предложил, как сверстникам, обращаться друг к другу на "ты". Я не возражал. - Опиши вкратце свой жизненный путь от рождения до сего дня, - попросил Мартынов и взялся за карандаш. Я рассказал о довоенной жизни в Ленинграде, эвакуации под немецкими бомбами на Урал, о возвращении в родной город, о школе, военном училище, службе в зенитно-ракетном полку, учёбе в академии. Для моего поколения офицеров биография не отличалась оригинальностью. Конечно, не преминул с гордостью сообщить, что в училище три года учился только на пятёрки, а в Академии за пять лет получил только четыре четвёрки. - Ну, это говорит только о твоей прилежности! Посмотрим, на что ты способен в деле, - прокомментировал без всяких эмоций начлаб. Замечание задело меня за живое. Я промолчал, но про себя подумал: "Увидишь!" Самолюбие пока ещё никогда не позволяло мне оказываться в числе последних! - Чем-либо занимался в Киеве кроме выполнения учебного плана Академии? В слушательском военно-научном обществе работал? Если да, то над чем именно? Я рассказал, как под руководством преподавателя кафедры тактики занимался моделированием наведения истребителя-перехватчика на воздушную цель на ЭВМ "Урал-2"; вспомнил, как увлекался математическими методами поиска экстремумов на гиперповерхностях да и дипломную работу выполнил на близкую тему, проведя сравнительную оценку нескольких приближённых методов целераспределения в интересах дивизии ПВО. Сказал, что, обучаясь в Академии, одновременно закончил трёхгодичные курсы иностранных языков и получил диплом переводчика. При этом, как мне показалось, Мартынов посмотрел на меня с некоторым удивлением и даже уважением. - Здесь есть своя адъюнктура, Учёный Совет, филиал Новосибирского университета – все возможности для повышения квалификации. Собираешься дальше двигаться в науке? - Хотелось бы! Во всяком случае, при первой возможности постараюсь сдать кандидатские экзамены! На лице Мартынова появилось недоверие. - Не преувеличиваешь свои возможности? Ведь теперь придётся много работать. Подготовка к экзамену по философии требует много времени, а университетская приёмная комиссия будет работать у нас в мае! - Вот и буду сдавать сразу два экзамена: философию и немецкий язык! – твёрдо сказал я. - Ну, что ж, - ухмыльнулся собеседник. Пожелаю удачи! Сразу скажу, что повышение квалификации офицеров командованием поощряется всеми средствами! Здесь очень нужны грамотные люди. Но мне кажется – ты много на себя берёшь! - Постараюсь не обмануть! - Посмотрим! Теперь перейдём к делу! Чем же мы здесь занимаемся. Из-за большой закрытости работ в Академии об этом тебе, наверняка, не сказали ни слова! И Мартынов дал мне первые сведения о проблеме борьбы с баллистическими ракетами вероятного противника, о составе первой в стране боевой системы, о её элементах, отчасти существующих пока только на бумаге, о порядке её функционирования. С гордостью подчеркнул, что экспериментальная система у нас в стране, в отличие от нашего вероятного противника – США, уже создана и испытана. Доказана принципиальная возможность поражения межконтинентальной баллистической ракеты вне атмосферы Земли осколочной боевой частью противоракеты. Отдельные элементы боевого стрельбового комплекса, такие как электронная вычислительная машина, радиолокаторы сопровождения цели и противоракеты, аппаратура передачи данных и т.п. уже проходят заводские испытания. Задерживает разработка общей боевой программы ЭВМ – мозга всей системы. Поэтому программисты в настоящее время пользуются особым почётом и покровительством генерального конструктора. А для нас – военных инженеров большая честь принять участие в этом важном и сложном деле. - Программистов, насколько мне известно, пока не выпускал ни один ВУЗ. Мы - все самоучки. Тебе, Иван, повезло – ты получил эту специальность в Академии и приехал сюда в горячее время! Быстрее включайся в работу и не подведи ни себя, ни нашу Академию! Поскольку ты уже знаком с целераспределением, я включаю тебя в группу программистов, занимающихся этой задачей. Руководит ей опытная программистка-разработчица из ведущего конструкторского бюро. В помощь ей придаётесь вы с Евгением. Испытывать пока нечего, поскольку общей боевой программы не существует. Поэтому мы – военные программисты по просьбе Генерального конструктора будем выполнять функции разработчиков. Когда же боевая программа будет готова – перейдём к исполнению своих прямых обязанностей: её испытаниям и оценке! Чтобы быстрее ввести тебя в дело буду брать с собой на машину. Но не особенно радуйся – машинное время нам выделяют чаще всего ночью! Я и сегодня с благодарностью вспоминаю Мартынова. Он существенно помог мне быстро освоить совершенно новую для меня довольно сложную для программирования ЭВМ: особенности её системы команд и работу за пультом. Через несколько дней мы с Гришей получили почтовые извещения о том. Что наши контейнеры, наконец, прибыли на станцию Сары - Шаган. Настало время получать квартиры. В домоуправлении нам предложили на выбор по два адреса и дали ключи. Все квартиры были двухкомнатными. Захватив жену и сына я отправился выбирать местожительства, возможно на очень длительный срок. Первая из предложенных мне квартир оказалась в очень запущенном состоянии с окнами, выходящими на юг. Вторая, по адресу: пр. Ленина, 13, кв. 13, оказалась лучше. Её окна смотрели на восток, что обещало относительную прохладу во второй половине дня. Не будучи мистиками, мы с Таней остановились на ней. Как выяснилось позже, чёртова дюжина несчастья нам не принесла! Опять же вместе с однокашником по Академии заказали машину и на следующий день привезли наше имущество. Подъехали к моему дому, открыли контейнер и стали выгружаться. На скамье под большим карагачём сидели двое наших сверстников. - Вот и молодёжь приехала! – сказал один из них среднего роста немного сутуловатый брюнет с характерным русским лицом и живыми весёлыми глазами. Его товарищ: грузный и широколицый молча смотрел на нас изучающе и, как мне показалось, несколько свысока. - Да не такие уж и молодые! Вряд ли много моложе вас! – не сдержался я. Три года училища, четыре года службы в войсках плюс пять лет в Академии! - Да ты не сердись! Я вовсе не хотел тебя обидеть! Меня зову Юра, Юра Ерохин. Соседями будем. Зачем начинать со ссоры! - примирительно отозвался чернявый. - Засов Григорий! Тоже твой сосед из соседнего подъезда, - мрачновато представился плотный. - Сумной Иван! – назвал себя я. Так мы познакомились, подружили, прожили несколько лет рядом, да и позже общались до самой смерти с будущим генерал-лейтенантом доктором технических наук профессором начальником СНИИ Ю.Г. Ерохиным. Он был хорошим учёным, организатором, добрым и отзывчивым человеком, верным другом! Светлая ему память! - Может помочь? – спросил он тогда. - Спасибо! Сами справимся! Всё наше имущество составляли: кухонный стол, тумбочка, два стула, два чемодана и узел с постелью! Вселение в новую квартиру заняло не более получаса. Шкаф вместе с жившими в нём клопами, обеденный стол и солдатские кровати с пружинными сетками получили позже во временное пользование в домоуправлении. Начался очередной этап жизни! Интересная работа полностью захватила меня и понесла. Дни замелькали. Полковник на комиссии по распределению выпускников Академии не обманул – я действительно оказался на переднем крае Советской науки! В первые дни, проходя по коридорам зданий научно-испытательного центра, я поражался количеству табличек на дверях кабинетов с именами известных всей стране и пока неизвестных по причинам секретности проводимых работ, имён крупных учёных и конструкторов, отмеченных высокими учёными степенями, званиями и государственными наградами. Нередко здесь можно было встретиться лицом к лицу с академиками Лаврентьевым, Велиховым, Минцом, Сосульниковым, Басистовым, Бурцевым, Бабаяном, Грушиным, Бункиным и многими другими выдающимися Советскими учёными и конструкторами. Крупные учёные и организаторы Советской науки часто выступали перед офицерами полигона, рассказывали о последних достижениях в области естественных наук и открытии физических принципов, которые могут быть положены в основу новых видов оружия. Сама атмосфера полигона способствовала научному творчеству!

Смирнов Игорь Павлов: Группа целераспределения включала кроме Галины Зубовой и нас - двух капитанов - ещё двоих молодых инженеров: парня, окончившего три года назад Московский авиационный институт и прелестную девушку - блондинку с ку-кольными голубыми глазами, окаймлёнными длинными, как опахала ресница-ми, нежной розовой девичьей кожей и поведением избалованной кошечки. Кстати, близко знакомые её и называли Кисой! Все они на многие годы стали моими друзьями. Мы были молоды, энергичны, жили интересами коллектива конструкторского бюро, понимали важность стоящей перед страной задачи: в кратчайшие сроки создать надёжную защиту от весьма вероятного ракетно-ядерного удара США, и испытывали глубокое чувство ответственности за по-рученный Родиной участок работы. Жизнь кипела и днём и ночью. Со време-нем никто не считался. Программисты и военные и гражданские трудились дружно, напряжённо, не жалея сил, стараясь приблизить сроки заводских и го-сударственных испытаний. О вознаграждениях разговоров не было. Уже через три месяца совместно с Юрием мы написали, отладили и сдали готовую про-грамму управления средствами системы заведующему отделом программиро-вания КБ. В те годы профессия программиста была ещё очень редкой, в ней было что-то мистическое, плохо осознаваемое непосвященными. С трудом воспри-нимался сам факт возможности описания любого реального процесса с помо-щью очень ограниченного языка ЭВМ, включающего несколько арифметиче-ских и логических операций, и всего две цифры: нуль и единицу! К програм-мистам относились с особым уважением, поскольку только они могли "разгова-ривать" с машиной, ставить перед ней сложнейшие вычислительные задачи и получать их молниеносное решение. Это было время, когда автокоды, алго-ритмические языки, трансляторы и компиляторы ещё не были признаны учё-ным миром. Им не доверяли. Считалось, что человек-программист способен со-ставить программу значительно более быстро выполнимую и экономичную. А бороться за эти показатели особенно в нашем случае, при вычислении команд управления антиракетой, наводимой на цель, движущуюся со скоростью до се-ми километров в секунду, было просто необходимо! Ведь тогдашние ЭВМ име-ли очень ограниченные ресурсы по памяти и быстродействию. Ещё не сущест-вовало библиотек стандартных программ для вычисления значений даже самых распространённых математических функций. Сталкиваясь с такой необходимо-стью, программист был вынужден всякий раз разрабатывать свой алгоритм ре-шения задачи. Дело осложнялось ещё и тем, что ЭВМ типа той, для которой создавалась боевая программа, в природе существовало всего три! Опыт её экс-плуатации только накапливался. Она была сложна для применения и требовала от программиста серьёзных знаний математики, изобретательность и аккурат-ности. Зато, какое удовлетворение испытывал человек, осознавая, что он, воз-можно, первым в мире нашёл решение задачи, сегодня многим кажущейся эле-ментарной! Творчество всегда увлекает, преображает людей, повышает их вес в соб-ственных глазах и в глазах окружающих! А наша работа была, безусловно, творческой, увлекательной и так необходимой стране! Мы гордились своей Ро-диной, своей профессией, своими достижениями, собой! Это воспитывало в нас чувство собственного достоинства – очень важное человеческое качество, не позволяющее в любых жизненных ситуациях превратиться в раба, в лакея! Надо сказать, что в те годы в нашей стране шла активная дискуссия меж-ду физиками и лириками о первенстве в современном мире. Она способствова-ла развитию научно-технической революции – крупным достижениям в раз-личных областях науки и техники – с одной стороны и созданию художествен-ных произведений, украсивших наше советское искусство - с другой. Именно тогда были изобретены лазеры, позволившие достигнуть нынешних успехов в электронике, решена задача просветления атмосферы, многого достигли космо-навтика и изучение космического пространства. Советская живопись, музыка, литература, киноискусство добились мирового признания. Были заложены ос-новы современной коммуникации: появился прообраз Интернета. Специалисты по вычислительной технике искали и находили всё новые области применения ЭВМ. Хорошо помню восторг и удивление, вызванные первыми опытами при-менения электронной вычислительной машины в качестве музыкального инст-румента. Люди застывали очарованными, входя в машинный зал и слыша ме-лодию песни: /Где-то на белом свете, там, где всегда мороз, трутся спиной мед-веди о земную ось/, воспроизводимую ЭВМ. Помню, как они становились в очередь к программисту, чтобы получить на память рисунок волка из мульт-фильма "Ну, погоди!", отпечатанный крестиками ЭВМ на устройстве широкой печати. Это было самое начало эры компьютеризации жизни. И не наша вина в том, что современные компьютеры и их программное обеспечение родились не в СССР! Несмотря на большую загруженность работой, весной 1967 года я отлич-но сдал кандидатские экзамены по философии и немецкому языку. - Ну, старина, ты – гигант! – похвалил Мартынов. - Теперь, Толя, помоги мне найти интересную и диссертабельную тему. Расскажи, чем в научном плане занимаешься сам, для души? Может быть, твоя тематика заинтересует и меня? - Её надо выносить, как дитя! Она при большом желании родится сама и своевременно! Только работай! И он оказался прав. Тему я нашёл самостоятельно через четыре года, ко-гда накопил достаточный опыт разработки, анализа и оценки столь большой и сложной программы, как боевая программа стрельбового комплекса системы противоракетной обороны. Запомнился и ещё один тех времён совет зрелого учёного – разработчика боевых алгоритмов: "Прежде, чем выйти на трибуну для защиты диссертации, следует добиться того, чтобы члены Учёного Совета уже считали тебя состоявшимся учёным и были удивлены, узнав, что ты ещё не имеешь степени!" Мой первый наставник Мартынов через год успешно защитил кандидат-скую диссертацию и получил повышение по службе – стал заместителем на-чальника Вычислительно центра. Между тем в Подмосковье было введено в строй ещё несколько ЭВМ, аналогичных нашей, и часть работ по созданию боевой программы перенесена туда. Следом по просьбе Генерального конструктора переместились в Подмос-ковье и мы – военные программисты. Начались длительные командировки. Бо-лее года с небольшими перерывами я жил и работал в Подмосковье, изредка наведываясь в Приозёрск к семье. Теперь совместно с физиком-теоретиком я занимался разработкой алгоритма и программы определения точки старта бал-листической цели на американском континенте и точки падения на территории СССР. Пришлось самостоятельно разобраться с небесной механикой и аэроди-намикой. В это время ко мне прилипло прозвище "Теоретик космонавтики". Я не только не обижался, но в душе даже гордился им. Увлечённый и беззавет-ный труд дал свои результаты. Вызывает меня однажды Заместитель генераль-ного конструктора и говорит: - Ну, похвастай, Сумной, сколько успел наполучать звёздочек на погоны (в командировках мы – офицеры-испытатели не носили военной формы)? - Четыре! – отвечаю. - Ну, а если мы тебе предложим должность подполковника - ведущего инженера - в нашей организации, согласишься? Не раздумывая, я утвердительно киваю. От неожиданности предложения я на мгновение даже "проглотил язык". Ведь это голубая мечта: всю оставшую-ся жизнь заниматься разработкой новейших образцов военной техники. Именно на этой задаче сконцентрированы лучшие научные силы нашей страны. Жить и работать среди самых выдающихся людей своего времени! Чего ещё можно желать?! - Но ведь тебе известно, какую кочевую жизнь мы ведём! И дома-то в Москве бывать станешь не часто, и квартиру получишь далеко не сразу! Конечно, эти житейские мелочи не могли изменить моего решения. Что они значат на фоне интереснейшей работы и жизни среди не ординарных лю-дей?! Как выяснилось позднее, подобные беседы состоялись ещё с несколькими военными программистами из активно участвующих в работе над боевой про-граммой. Обнадёженные мы ожидали. Оказалось, Генеральный обратился в са-мые высокие инстанции с просьбой откомандировать в его КБ ряд необходи-мых ему офицеров в/ч 03080, но получил отказ. Разрешено было взять всего не-сколько человек, среди которых оказался и мой коллега Евгений, успевший к тому времени сыграть скромную, как тогда говорили, комсомольскую, свадьбу с нашей бывшей руководительницей Галей. В то незабываемое время всё моё программистское окружение было так увлечено проблемой написания, отладки, стыковки и оценке эффективности боевой программы, что даже редкие праздничные застолья и воскресные выез-ды на природу обычно, в конце – концов, обязательно превращались в произ-водственные совещания. Как-то в день празднования очередной годовщины Великой октябрьской социалистической революции мужская часть компании уединилась на кухне и затеяла спор о возможности запуска ЭВМ по программе от её конца к началу. Если бы это удалось реализовать, то появилась бы возможность определения начальных условий, при которых произошла та или иная аварийная ситуация. Спор так захватил присутствующих, что они не заметили, как пролетели часы. Подогретые спиртным, мы безостановочно курили и спорили до хрипоты, при-водя свои аргументы "за" и "против". Наконец, дверь открывается и в облаке дыма возникает едва различимая фигура хозяйки дома: - Как вы ещё здесь не задохнулись! – с негодованием почти кричит она. – Сколько можно? Неужели не надоело на работе? Вы, должно быть, как те ка-надские лесорубы: "В лесу говорите о женщинах, а с женщинами - о лесе!" Ведь жёны ваши уже разошлись по домам! Возмущению её нет предела. Подобные стычки нередко происходили и у меня с женой, после того как, укрывшись на кухне и нещадно отравляя атмосферу квартиры табачным дымом, мы - несколько увлечённых своим делом молодых инженеров - почти до утра рассуждали, например, о возможностях теории графов, теории потоков в сетях или метода статистических испытаний по теоретической оценке эффек-тивности программ и учёте их качества при оценке эффективности автомати-зированной системы управления в целом. В те годы эта проблема остро стояла именно перед нами. Вряд ли где-либо в нашей стране тогда велись работы по созданию программы объёмом в несколько десятков тысяч ячеек оперативной памяти ЭВМ, ошибки в которой стоили бы так же дорого, как при неудавшемся наведении антиракеты на межконтинентальную баллистическую цель с ядер-ным зарядом, не говоря уже об огромных напрасных денежных затратах на не достигшие результата по вине боевой программы натурные эксперименты! Мы – испытатели хорошо понимали это и были проникнуты глубоким чувством ответственности! Работы по созданию боевой программы стрельбового комплекса подхо-дили к концу, когда представителями СНИИ на полигон был доставлен ком-плексный испытательный моделирующий стенд (КИМС) для проверки её ра-ботоспособности. Он представлял собой совокупность имитатора цели и свя-занных между собой математических моделей всех элементов системы: радио-локаторов, пусковых установок, противоракеты, линий передачи данных и т.п. Модели были реализованы на одной боевой ЭВМ, в оперативной памяти дру-гой находилась реальная боевая программа. Между машинами была организо-вана двусторонняя передача данных. Боевой цикл имитировался в нереальном времени. "Летящую в нашу зону поражения баллистическую ракету" обнару-живал "радиолокатор канала цели" и данные о ней поступали в боевую про-грамму, которая завязывала траекторию её движения, строила теоретическую траекторию движения антиракеты в точку встречи, вычисляла требуемое время старта, выдавала команду на пуск и на включение в работу "радиолокатора слежения за противоракетой". Отклонения от кинематической траектории компенсировались командами управления. В нужный момент из боевой про-граммы выдавалась команда на подрыв боевой части антиракеты. В конце про-цесса фиксировался промах. Но главная цель моделирования первоначально за-ключалась не в его оценке, а в выявлении и устранении всевозможных ошибок и недоработок в боевой программе при работе во всей зоне поражения стрель-бового комплекса до проведения реальных стрельб. Представители СНИИ сдали КИМС инженерам испытателям и вернулись в Москву. На полигоне была создана группа из инженеров эксплуатирующих КИМС и испытателей боевой программы. В эту группу вошёл и я. Теоретиче-ской базой для оценки качества боевой программы после долгих обсуждений была выбрана теория графов. В принципе программа может считаться прове-ренной, если проверены на отсутствие ошибок все ветви её граф-схемы. Оче-видно, за один боевой цикл этого сделать невозможно. Следовательно, необхо-димы многочисленные циклы при различных начальных условиях. В нашем случае это стрельба по различным целям, обнаруживаемым в различных точках зоны поражения. Если в боевом цикле зафиксировать проверенные ветви графа и накладывать на них проверенные в последующих, то когда-нибудь проверкой окажется охвачена вся грф-схема. Нами были разработаны программы, обеспе-чивающие решение этой задачи. Особо важную роль играла созданная мной программа, имитирующая движение баллистической цели, появляющейся в за-данное время, в заданной точке пространства, с заданными параметрами. На-чались бесчисленные модельные эксперименты, не редко проводимые по при-чине большой загруженности ЭВМ в ночное время. Офицеры трудились не жа-лея сил. Обнаруженные многочисленные ошибки и недоработки описывались, протоколировались и устранялись совместными усилиями военных и граждан-ских программистов. По результатам моделирования оформлялись научные от-чёты. В разгар работ в наш отдел был прикомандирован адъюнкт. Мы подру-жили. Работая бок о бок с ним, я глубже осваивал методику научных исследо-ваний. Появились научные статьи в сборниках научных трудов и доклады на конференциях вначале совместные, а затем и мои самостоятельные. Хорошо помню своё первое выступление на научной конференции перед опытными оп-понентами, естественное волнение и удовлетворение успехом. Такое не забыва-ется! Совместная работа с адъюнктом Кротовым помогла мне войти в научный мир, что называется, "других посмотреть и себя показать!" Через какое-то вре-мя я был назначен старшим инженером-испытателем и возглавил группу моде-лирования. Заполненное интересной творческой работой время летело незаметно. Прошло четыре года моего пребывания на полигоне. Начались государствен-ные испытания боевой системы противоракетной обороны (ПРО). Испытания стрельбового комплекса шли с переменным успехом. Были и удачи и неудачи, глубоко переживаемые каждым участником. Равнодушных не было. Все пони-мали важность решаемой задачи. Весьма значительная роль в испытаниях отво-дилась программистам. Только знающий боевую программу человек мог быст-ро извлечь экспресс-информацию из памяти машины, расшифровать отпеча-танную длинную колонку чисел и тем обеспечить экспресс-анализ прошедшего боевого цикла, определить причину того или иного сбоя и предварительный ре-зультат проведенного натурного эксперимента. Однажды, после какой-то очередной успешной боевой работы близко знакомый по многолетней совместной работе программист-разработчик, встре-тив меня, сказал: - Сегодня Г.В. по случаю успеха устраивает небольшое застолье! Прихо-ди в "домик" к девятнадцати часам! Домиком называли небольшой коттедж на самом берегу Балхаша, спря-танный в тени уже довольно больших южных тополей. Аккуратная дорожка от жилья Генерального конструктора вела прямо на центральный городской пляж. По аналогии с не безызвестным конструктором баллистических ракет С.П. Ко-ролёвым, которого в его конструкторском бюро за глаза сотрудники называли коротко инициалами, Генерального конструктора первой противоракетной сис-темы генерал-лейтенанта, члена-корреспондента АН СССР, Героя социалисти-ческого труда, доктора технических наук, профессора Григория Васильевича Кисунько сотрудники между собой тоже звали сокращённо. В назначенное время я был в указанном месте. Приглашение было большой честью. Генерального все без исключения сотрудники младшего и среднего звена очень уважали и любили. Иное дело его ближний круг - замес-тители, главные конструкторы элементов системы, соисполнители. Среди них были и завистники, и злопыхатели, и попросту предатели! Но это выяснилось, по крайней мере для меня, значительно позднее. Тогда же я, как и всё моё ок-ружение, просто боготворил Григория Васильевича за его большие научные достижения и организаторские способности. В создании системы ПРО прини-мали участие сотни заводов и конструкторских бюро, разбросанных по всей нашей огромной стране. Кое-что делалось и на заводах Средней Азии. На поли-гон аппаратуру не редко доставляли транспортным самолётом в сопровождении ответственного лица. Иногда Генеральным ему давалось поручение побаловать сотрудников КБ плодами южных садов и бахчей. В пустыне Бетпак-Дала, увы, виноград и персики не растут! Энтузиастами собирались деньги и на них на рынках Ферганской долины закупались свежие овощи и фрукты. Первое, что бросилось в глаза в большой комнате коттеджа - ярко-красные и нежно-розовые внутренности огромных полосатых арбузов и длин-ных, похожих на торпеды дынь, лежащих на сдвинутых простых канцелярских столах, покрытых простынями. На фоне этой роскоши бледно выглядели тарел-ки с самой обычной скромной закуской, бутылки привычного уже "Москваны-на" – местной казахской водки - и типично столовская посуда. Ничего кроме нескольких репродукций картин русских художников не украшало спартан-скую гостиную Генерального конструктора. Всё выглядело скромно и умерен-но, как в квартире каждого из нас. Первое слово сказал хозяин дома. Простыми, но проникновенными сло-вами он поздравил присутствующих с очередной победой и поблагодарил за внесённый каждым вклад. Затем было много других тостов, были произнесены слова гордости за нашу страну и нашу советскую науку, прекрасно проявивших себя в решении сложнейшей научно - технической задачи, опередивших самую богатую страну мира – Соединённые Штаты Америки. Подхалимства и лести в адрес Генерального я не услышал. Какой-то сотрудник КБ очень маленького роста, видимо, переоценив свои возможности, неловко повернувшись за сто-лом, столкнул на пол несколько приборов и они со звоном разбились. Соседи вывели его на воздух. Хозяин, памятуя рекомендацию А.П. Чехова, сделал вид, что не заметил инцидента. Потом кто-то попросил его спеть какую-либо песню собственного сочинения. Он без сопротивления и даже, кажется, с удовольст-вием встал из-за стола, принёс гитару и спел под её аккомпанемент всеми нами любимую на мелодию очень популярной тогда из кинофильма "Тишина". Песня была героическая и вместе с тем сентиментальная, немного грустная, как раз такая, которая так трогает русскую душу: Балхаш сияет бирюзою, струится небо синевой, А над площадкою шестою взметнулся факел огневой. Не в первый раз я вижу это, но как волнуется душа, Когда летит антиракета над диким брегом Балхаша! Я смотрел на Генерального конструктора, сидящего во главе стола, с обожанием. Высокого роста, крепкого телосложения, с простым, даже грубова-тым крестьянским лицом и лохматыми бровями, скрывающими умные глаза, одетого в самую обыкновенную, как все мы, тенниску, лёгкие брюки и санда-лии; и мне казалось, что нахожусь не в гостях у светила науки, только по при-чинам секретности мало известного миру, а в доме простого, доброго, хлебо-сольного русского крестьянина, с открытой душой принимающего близких родственников. В тот момент меня осенила мысль: "А ведь только существую-щий на нашей земле общественный строй мог дать возможность способному человеку из простой среды своим трудом на благо Родины достичь подобных высот!"

Смирнов Игорь Павлов: Незаметно в трудах и заботах подошло время начала государственных испытаний сложнейшей автоматической системы наведения антиракеты на баллистическую цель. Во время заводских и конструкторских испытаний была отработана техника, подготовлена, отлажена и проверена моделированием на КИМС общая боевая программа – мозг системы. Надо сказать, что в процессе создания общей боевой программы в неё вносилось множество изменений и дополнений. В результате она оказалась состоящей из основной части и множества "заплат", что существенно затрудняло её эксплуатацию, приводило к дополнительному расходу и без того ограниченной памяти машины и замедляло её исполнение. Очень важную модернизацию провёл наш товарищ Никитов. Он создал программу "расчёска", с помощью которой выстроил все команды боевой программы в линию, обеспечив тем самым естественный порядок их выполнения. Геннадий Васильевич был, пожалуй, самым выдающимся программистом, программистом от Бога, среди всей группы разработчиков и испытателей. Только он, да ещё из разработчиков программист Рипный, знали в деталях всю боевую программу и во многом способствовали быстрому и качественному проведению государственных испытаний! К большому сожалению, из-за его скромности и бескорыстия, о нём не вспомнили при раздаче наград после принятия системы на вооружение. Кому-кому, а ему в первую очередь следовало присвоить учёную степень кандидата технических наук без защиты диссертации! Добрый, обходительный, скромный, отзывчивый, трудолюбивый человек, талантливый программист, он и нашей группе моделирования не раз оказывал услуги, помогая создавать необходимое программное обеспечение. Глядя на Никитова, ещё тогда у меня возникла мысль о том, что существующая в нашей стране оценка заслуг научного работника далеко не совершенна. Повышая в порядке поощрения человека в должности, часто убивают в нём творческое начало и, вместе с тем, не получают хорошего руководителя-организатора научных исследований. В данном случае работали бы лучше моральные и экономические стимулы, например, возможность присвоения отличному специалисту очередного воинского звания, выше положенного по штатной категории, или повышение денежного содержания до уровня много большего, чем у непосредственного начальника. В процессе государственных испытаний стрельбовый комплекс последовательно прошёл испытания в режимах БРУП (боевой режим с условной противоракетой), БРУЦ (боевой режим с условной целью), затем комплексные. Несмотря на то, что я успел привыкнуть к роли программиста за пультом управления боевой ЭВМ, проведя множество модельных стрельб, ощущение, которое испытывал в реальных боевых работах, было несравнимо. Тяжелейшей нагрузкой на психику давила ответственность за каждую операцию по управлению боевой программой, постоянная готовность к принятию решения в нестандартных ситуациях, если таковые возникнут. Слава Богу, в работах с моим непосредственным участием их не было! Тем не менее, я всегда испытывал необыкновенное, ни с чем не сравнимое нервное и физическое напряжение от начала боевой работы до её завершения. Да и после - нервная система ещё длительное время оставалась в возбуждённом состоянии, не давая заснуть по ночам. С началом государственных испытаний системы напряженность наших работ по моделированию несколько спала. У меня появилась возможность больше времени уделять, что называется, работе "для души", связанной с научными исследованиями нашего адъюнкта. Он завершал свою диссертацию и формулировал результаты. Помогая ему, я приобретал опыт, очень пригодившийся мне в дальнейшем. В сентябре 1970 года Кротов представил работу к защите. Защита прошла успешно. Как водится, после заседания Учёного Совета состоялся банкет, на который был приглашён и я. По счастливой случайности за праздничным столом оказался рядом с одним из членов Совета, молодым, но уже состоявшимся учёным. Мы разговорились: - Скажи, Юрий, тебя что-нибудь увлекает в науке кроме плановых работ вашего отдела? – поинтересовался я. (По должности он был старшим научным сотрудником радиотехнического отдела). - С большим удовольствием слежу за развитием теории распознавания образов! – сразу загоревшись, отвечал он. - Это направление мне кажется очень перспективным, хотя практических результатов в ближайшем будущем оно не сулит! Мне кажется, что я даже могу внести в неё свой скромный вклад. У меня созрела идея: как получить дополнительную различающую эталоны образов двух объектов, скрытую в их статистической зависимости информацию! И он с жаром человека увлечённого, влюблённого в предмет, стал рассказывать о не слишком близких, но вполне достижимых возможностях автоматического различения карандаша и авторучки, портретов разных людей, их речи, а в очень отдалённом будущем - даже ввода информации в ЭВМ голосом и автоматического перевода текста с одного языка на другой. Обратной стороной вилки на бумажной салфетке он стал наглядно пояснять мне идею выявления дополнительной различающей объекты информации. Я слушал, не перебивая, мне нравилась его бескорыстная увлечённость своей наукой. - Возьми меня под свою опеку! Я ищу направление, которое бы увлекло меня, как тебя! - Приходи завтра вечером ко мне. Я дам тебе книги. Посмотришь. Может быть, понравится! Юрий жил в отдельной комнате офицерского общежития, стены которой скрывались под книжными стеллажами. Такой огромной собственной технической библиотеки не было ни у кого из моих прежних знакомых. Поражало также разнообразие научных и технических интересов хозяина. Из всего множества книг он отобрал десяток и, перевязав их бечёвкой вручил мне: - На полгода, думаю, хватит! Если заинтересуешься проблемой, дам другие! На этом мы и расстались. Дома в тот же вечер, ранжировав литературу по доступности, я принялся за её изучение. Проработав две-три монографии, почувствовал вкус и существенное облегчение при чтении последующих. Сама собой пришла мысль о том, что эту теорию с некоторой коррекцией можно использовать для количественной оценки степени соответствия цифровых моделей элементов испытываемой системы вооружения реальным объектам. При первой встрече сказал о своём открытии Юрию. Подумав, он согласился. - Работай! – благословил он меня. – Дай Бог года через три-четыре подготовить диссертацию! Да ещё не забудь: нужно сдать кандидатский экзамен по специальности. А это тоже не просто и требует времени! - Надеюсь всё сделать за два! Я и так потратил семь лет на получение диплома радиотехника и четыре - на практическое овладение этой специальностью. Надо навёрстывать упущенное время! Юрий недоверчиво посмотрел на меня и ничего не сказал. Я понял, что он глубоко сомневается и считает моё намерение нереальным. Однако упорства в достижении поставленной цели и трудоспособности в те годы у меня хватало. Началась упорная работа. Днём, в служебное время, я продолжал моделирование боевого цикла. Вечерами – трудился над теоретической частью диссертации. Дело несколько упрощалось тем, что, набирая статистику для оценки боевой программы, я одновременно получал необходимые данные для экспериментального подтверждения теоретических положений своей диссертационной работы. Кроме того, в отличие от многих диссертантов, мне не нужно было искать помощи программиста. Я самостоятельно разработал библиотеку из пятнадцати программ, обеспечивающую практическую реализацию методики оценки адекватности математических моделей реальным объектам. Следующей осенью, сдав на отлично кандидатский экзамен по специальности, я уже имел готовой значительную часть своей работы. Закончились государственные испытания первой в стране боевой системы вооружения противоракетной обороны. Система решением государственной комиссия была принята на вооружение корпуса ПРО, объекты которого параллельно с испытаниями на полигоне строились в Подмосковье. Розданы награды участникам разработки и испытаний: ордена, медали, денежные премии, благодарности и учёные степени (по совокупности трудов), как обычно, не всегда заслуженно. Нам – испытателям ставится новая задача. На горизонте уже показалась другая, теперь уже многоканальная система ПРО. Мне предлагается срочно переключиться на овладение ею. Завершение моей диссертационной работы оказывается под угрозой. Состоялся такой разговор с начальником отдела (к этому времени прежний начальник, защитив диссертацию, перевёлся в Новосибирск и его место занял заместитель): - Алексей Иванович! – обратился я к Воскресенскому. – Оставьте меня на прежней работе ещё на полгода. Моя диссертация связана с ней. Через полгода я обязуюсь представить её в Учёный Совет! - Вначале должен защититься я, а только потом Вы! Ответ ошеломил меня своим откровенным цинизмом. С этим человеком я более не мог вместе работать. - В таком случае я поищу себе другое место! - Не возражаю! Стало абсолютно ясно, что он будет только рад избавиться от меня. Мне совершенно не хотелось уходить из коллектива, от людей, с которыми за прошедшие пять лет сдружился, которых близко узнал и по работе и по совместно проводимому досугу: охотам и рыбалкам. Но самолюбие моё было серьёзно задето. Не откладывая, направляюсь к Мартынову. Теперь он - начальник Вычислительного центра. Живём мы по-прежнему в одном доме и на службу частенько ходим вместе. - Анатолий Иванович, возьми меня к себе! Должность не имеет большого значения. Обязуюсь порученную работу выполнять качественно и через полгода представить готовую диссертацию. Ты же мне когда-то говорил, что полигон нуждается в грамотных людях! Знаешь меня давно. Убедился, что слово своё я держать умею! - А в чём дело? Почему уходишь от привычной работы, в которой успел самоутвердиться? Я кратко передал содержание нашего разговора с Воскресенским. - Понимаю тебя! Наверное, в подобной ситуации сам поступил бы также! Беру, конечно! Лабораторию в новом отделе примешь? Предупреждаю, трудно будет и хлопотно. Отвечать будешь не только за себя, но ещё и за тринадцать молодых специалистов- выпускников Академии. - Придётся только больше работать! Не подведу! Через неделю приказом по в/ч 03080 я был назначен начальником лаборатории Вычислительного центра. Лаборатория только комплектовалась. Все инженерные должности замещались молодыми выпускниками Академии, на должности старших инженеров были приглашены, уже успевшие проявить свои деловые качества, "старички". Общий язык с сотрудниками был быстро найден. Работа пошла. Лаборатория занималась разработкой программного обеспечения испытаний различных новейших систем вооружения ПВО. Нашими заказчиками выступали научные сотрудники и инженеры-испытатели. Сложность моей новой работы заключалась в том, что мне необходимо было не только быть в курсе всех многочисленных работ, ведущихся в лаборатории, но и вникать в отдельные детали, поправлять неопытных программистов и помогать им. Однако чтобы помогать, прежде с задачей необходимо разобраться самому: Изучить и понять алгоритм разрабатываемой модели, поговорить, если требуется с алгоритмистом - эаказчиком, выяснить отдельные детали алгоритма, общий замысел, цели и задачи модели и т.п. Одновременно в лаборатории велись работы в интересах нескольких проходящих полигонные испытания систем вооружения ПВО. В общем, на недостаток работы жаловаться не приходилось! Вечером, немного передохнув, садился за книги. Нужно было разбираться с последними достижениями в теории распознавания, изучать теорию статистических решений, теорию информации и специальные разделы математической статистики. Даже молодой организм не выдерживал нагрузки: начало падать зрение – потребовались очки, нарушился сон. Жена умоляла прекратить эту бешеную гонку, но я был твёрд. Из-за меня страдала и она: ей не разрешалось вечерами включать ни радио, ни телевизор, ни магнитофон. Маленький сын на это время был отправлен в Ленинград к моим родителям. Мой очередной отпуск прошёл в труде. Недельный отдых я позволил себе лишь когда работа была закончена и авторефераты отправлены на отзыв. В сентябре, в период утиной охоты, семь дней я провёл в экспедиции в устье реки Или в компании двух друзей. Охота, рыбалка, туризм – вообще природа – всегда действовали на меня как самое целительное средство, помогали полноценно отдохнуть и душой и телом, отвлечься от всего повседневного, почувствовать себя в полной гармонии с окружающим миром! Таким образом, несмотря ни на что, я сдержал слово, данное Юрию! Ещё весной я показал работу в черновом виде доктору технических наук Стальному и попросил посмотреть, и в случае одобрения выступить оппонентом на моей защите. Через неделю он дал согласие, не сделав ни одного существенного замечания. Отрицательных отзывов на разосланные мной в различные организации близкого профиля авторефераты тоже не было. Ровно через два года после первого разговора на банкете с моим формальным руководителем Юрием Гаем (он считал, что лучшим руководителем является тот, который не мешает самостоятельной работе) я успешно защитился и стал кандидатом технических наук. На памятном заседании Учёного Совета в/ч 03080, одобрив работу, несколько вопросов задал его член Генеральный конструктор. Он получил удовлетворившие его ответы. Профессор из СНИИ отметил, что в данном вопросе полигон ушёл дальше его организации. Чёрных шаров при голосовании не было. Это была моя трудная, но приятная победа! Помню, как шутя оценил мой труд Юрий: - Теперь ты, Иван, можешь называть себя на "вы"! С такими темпами я не удивлюсь, если ты через три-четыре года станешь доктором! Увы, этого не произошло: судьба сыграла со мной злую шутку. В возрасте сорок лет я получил тяжелейший инфаркт миокарда. Пришлось забросить докторскую работу, а вместе с ней и дальнейшие честолюбивые планы, отказаться от весьма заманчивого карьерного предложения. "Бодливой корове не даёт Бог рог!" Я до сих пор храню объявление: 30 ноября 1972 года в конференц-зале на заседании Учёного Совета в/ч 03080 состоится открытая защита диссертации на соискание учёной степени кандидата технических наук инженер-майором Сумным И.П. С работой можно ознакомиться в библиотеке. Учёный секретарь совета инж. м-р /Ерохин/ В то время КПСС проводила очередную компанию по борьбе с пьянством. Были категорически запрещены официальные банкеты по поводу присвоения очередных воинских и учёных званий, а также присуждения учёных степеней. Председатель Учёного Совета – командир в/ч 03080 генерал-майор Марков - на свой страх и риск разрешил организовать скромный ужин на квартирах новоиспечённых учёных, куда кроме близких друзей пригласить официальных оппонентов и членов Совета. Сам он в тот вечер обошёл с личными поздравлениями все три адреса. Несмотря на тесноту наших квартир, не рассчитанных на приём трёх десятков гостей, ужин удался на славу. Присутствующими было высказано много искренно лестных слов и добрых, от всего сердца, пожеланий виновнику торжества. Было много веселья, смеха; прекрасной, неповторимой музыки и песен шестидесятых годов! Гости высоко оценили организацию приёма моей женой Таней и с чувством глубокой благодарности разошлись уже далеко за полночь. Через пару месяцев Высшая аттестационная комиссия утвердила решение Учёного Совета и Учёный секретарь Ерохин в торжественной обстановке вручил мне диплом. К этому времени я уже с год исполнял освобождаемую должность начальника отдела. Как-то в начале рабочего дня мне позвонил Мартынов: - Сегодня в 12 часов состоится заседание Военного Совета нашего объединения. Тебе необходимо явиться! Я понял, что речь идёт о моём утверждении в новой должности. Военный Совет возглавлял генерал Марков. В зале присутствовали его заместители, командиры крупных испытательных центров, начальники испытательных и научных управлений, всего более двадцати человек. В приёмной кроме меня оказалось ещё два претендента на полковничьи должности. Вызвали меня. В большой комнате за длинным столом сидели члены Совета. Я вошёл. Не доходя трёх шагов до стола, остановился и доложил: "Товарищ генерал майор Сумной по Вашему приказанию прибыл!" Сесть мне не предложили. Я стоял по стойке "смирно" на виду у всех членов Военного Совета, под их испытывающими взглядами, ощущая некоторое смущение и, вместе с тем, торжественность момента. Мартынов дал мне краткую характеристику, отметил активное участие в создании первой в стране боевой системы ПРО, высокую квалификацию и тягу к знаниям, а также проявленные организаторские способности. Он предложил утвердить меня в должности начальника отдела Вычислительного центра. Было задано несколько вопросов с мест, касающихся моей биографии и прохождения военной службы. Заключил беседу начальник полигона: - Справитесь? Не подведёте!? Вам доверяются десятки офицеров и серьёзный участок работы! Это и почётно и очень ответственно! Вы хорошо показали себя в науке, работайте над собой и дальше! На этой должности Вы можете получить воинское звание "полковник", а при наличии учёной степени доктора технических наук и учёное звание "профессор"! - Буду стараться, товарищ генерал! – заверил я командира и членов Совета. - Желаю удачи! Представление на Вас в ближайшее время будет отправлено в вышестоящую инстанцию! Вы свободны! - благословил меня генерал. Я чётко, через левое плечо, повернулся кругом и вышел. Удовлетворение и гордость за достигнутое переполняли мою душу: "Я, тридцати пяти летний майор, всего через шесть лет после получения высшего образования удостоен профессорской полковничьей должности! Такое случается совсем не часто! Мне доверено более трёх десятков научных сотрудников! Конечно, обострённое чувство совести и ответственности не позволят мне не оправдать оказанного доверия!" И сегодня, по прошествии десятков лет, я не стыжусь об этом говорить, ибо всегда считал и считаю, что здоровое честолюбие не является недостатком личности. Напротив, оно - двигатель прогресса в человеческом обществе! И я всегда уважал честолюбивых людей, если, конечно, их деяния были направлены во благо общества! Вовсе не случайно Наполеон Бонапарт сказал: "Каждый солдат в своём ранце должен носить маршальский жезл!" Настоящая армия во все времена держалась не на материальных, а на моральных стимулах. Это хорошо понимали ещё древние римляне и на наиболее ответственных участках сражения для страховки позади наёмных легионов держали римские, готовые сражаться и умирать не ради денег, а за честь и величие Рима! Жаль, что этого не понимают (или по каким-то причинам не хотят понимать?) наши нынешние кремлёвские, либеральные правители! Отныне круг моих задач существенно расширился: мне необходимо быть в курсе работ трёх с лишним десятков научных сотрудников, чтобы своевременно спросить с них за сорванные сроки выполнения заданий или низкое качество. Не то чтобы я не доверял своему заместителю и начальникам лабораторий – это были преданные делу, хорошо подготовленные, опытные люди – но считал, что руководитель такого ранга обязан быть, как специалист, на голову выше подчинённых. Кроме того, я никогда не мог себе позволить не соответствовать своей учёной степени! Это унижало бы моё личное достоинство! Работа полностью поглощала меня. Тогда я был молод, здоров, энергичен и не видел препятствий, которые не смог бы преодолеть. Да и что может быть радостнее и важнее, чем самосовершенствование и, хотя и в совсем малой, доступной тебе области, совершенствование общества, в котором живёшь!? А здесь я был нужен! Однако, как говорится, мы предполагаем, а Господь Бог располагает! Мой малолетний сын очень плохо переносил суровый, резко континентальный климат пустыни Бетпак-Дала: сорокоградусные морозы с сильнейшими ветрами зимой и пятидесяти градусную с пыльными бурями жару летом. У него начались постоянные бронхиты, постепенно перешедшие в лёгочную астму. Нам с Таней было нестерпимо больно видеть, как напряжённо, широко открытым ртом хватает недостающий ему кислород сидящий в подушках ребёнок, как непомерно раздувается его грудь во время приступов удушья, как неполноценно развивается физически и морально личность сына, часто вырываемого болезнью из детского коллектива. Несколько зим он вынужденно прожил у моих родителей в Ленинграде, где физически чувствовал себя вполне удовлетворительно. Однако при этом на его воспитании начало сказываться влияние сердобольных бабушек и дедушек. Он всё больше становился избалованным, неблагодарным эгоистом. В общем, семья так долго существовать не могла! Необходимо было срочно менять климат. Пришлось искать новое место службы в европейской части СССР. В военных научных организациях, с которыми мне приходилось вести совместные работы, и где меня знали, подходящего места не нашлось, и я согласился на должность старшего преподавателя Военной командной академии противовоздушной обороны в городе Калинине. Командование полигона подошло к моей проблеме с участием и, выразив сожаление, отпустило. В 1975 году я с грустью покинул столь памятный и дорогой мне город Приозёрск. Насколько же точно и проникновенно звучат слова неизвестного мне поэта-приозёрца из Приглашения принять участие в праздновании юбилея Вычислительного центра в/ч 03080, присланного мне в Калинин через несколько лет! Покинув Приозёрск, Вы здесь оставили Частицу жизни, сердца своего! Хорошо сказано! Лучше не придумаешь! К этому можно только добавить, что хотя позже были и хорошо известная в войсках Военная командная краснознамённая академия ПВО, и почитаемая alma mater – Пушкинское высшее училище радиоэлектроники, и Всесоюзный научно-исследовательский гражданский институт, и творческий Союз, однако лучшие, самые памятные и плодотворные годы моей жизни всё же прошли там – на пустынном берегу озера Балхаш - в родном Приозёрске! Ноябрь 2006 года Смирнов Игорь Павлович Полковник, КТН, доцент, Член Союза писателей России, Академик Петровской Академии наук и искусств. 196602, СПб, Пушкин, Огородная, 6, кв. 18 тел. (812) 465 – 29 – 61 E-mail: smirnoffrus@ rambler.ru

Смирнов Игорь Павлов: РЕКА ЖИЗНИ ОБЫЧНОГО СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА http://yadi.sk/d/GEnknsQJEUyyQ Начинал службу офицерскую в 717-м полку особого назначения техник-лейтенантом, техником координатной системы РТЦН

volhovm6: Владимир Пузиков - служил в Московском округе ПВО в 1968 - 1970 годы. Пишет - Как раз состоялся переход на 2-х годичную службу. А в 70-м году ввели новую форму одежды. ХБ нам выдали, а в парадке - старой ушли на дембель. По поводу службы у меня фельетон "Пострадавший гусь" Слева направо: Коля Гофман, лейтенант Скворцов, автор \О какой части речь? Коммуна?\ Призвали Сашку Гречкина на воинскую службу в конце шестидесятых годов. Судьба – злодейка забросила его в секретную ракетную часть, в глухие леса и болотистую местность Калужской области. Даже название ближайшего старинного города говорит само за себя – Боровск. Зимы стояли суровые, с жесткими морозами, метелями и буранами. Служили в части призывники из республик Средней Азии и некоторых областей Союза. Но особенно много ребят было с Урала, а среди них немцев. После курса молодого бойца только Сашка и немец Коля Гофман были распределены в отличную роту майора Голобокова. Чему обязаны они такой великой чести – история умалчивает. Уралец из города Губаха Пермской области ежился от мороза так же, как и «сын степей» Сашка со Ставропольского хутора. Сашка интересуется: - Рядовой Гофман! Ты что, замерз? А еще с Урала, не позорься! Потирая красный нос армейской варежкой, отвечает: - У нас морозы сильнее, но ветра нет! А здесь и снег, и мороз и ветер! Рота по составу была специфическая: десять солдат и сорок офицеров. Боевая задача состояла в проверке и наладке бортового оборудования зенитных ракет. Вся страна, в том числе и Советская Армия, готовились к большому по тем временам Юбилею: 100 – летию со дня рождения В.И.Ленина. Соревновались под девизом «За достойную встречу!» В отличной роте, кроме двоих молодых, грудь сержантов и солдат украшали начищенные до блеска зубным порошком или пастой «Гойя» значки: «Отличник боевой и политической подготовки», «Спортсмен – разрядник», «Классный специалист». Но везде есть завистливые люди, в том числе и в армии. Находились «доброжелатели», которые хотели столкнуть роту с « пьедестала». Если приезжала проверка из штаба округа, ее сразу - в отличную роту. Мотив: - Вы отличники, вот и отдувайтесь! Ротный майор Голобоков и взводный старший лейтенант Скворцов «спуску» подчиненным не давали! Подъем, и каждое утро «легкая пробежка» три километра по бетонке. Воскресенье: лыжный кросс десять километров в кирзовых сапогах на тяжеленных лыжах, да к тому же без подбора смазки. От турника и брусьев у воинов на руках мозоли не проходили. А уж о строевой подготовке и говорить нечего: подошвы «горели», только успевай каблуки и подметки набивать. ДАЛЕЕ

volhovm6: Весной 1980-го я служил в одной из подмосковных частей ПВО, когда по «солдатскому телеграфу» прошла новость: для обслуживания предстоящей Олимпиады выделяют несколько тысяч солдат и курсантов. Поскольку наш полк постоянно участвовал в парадах и смотрах, мимо нас эти мероприятия точно не пронесут... Слухи, как обычно, оказались верными. Вскоре нам перед строем объявили: половина полка командируется на «Парадку». Так я оказался среди 17 тысяч военнослужащих, которых поселили в огромном палаточном городке. Сегодня здесь раскинулся элитный жилой комплекс, а в те годы «Парадка» означала кусок земли между Хорошевским шоссе и Ленинградским проспектом, стыдливо отмеченный на московских картах белым пятном. Территория бывшего аэропорта имени Фрунзе. Здесь же, возле метро «Полежаевская», под вывеской «Военное ателье» находилось ГРУ (Главное разведуправление Генштаба), больше известное как «Аквариум». Мне повезло попасть в ту часть олимпийского контингента (5 тысяч бойцов!), что обеспечивала «художественный фон» на церемониях открытия и закрытия Игр. Остальным 12 тысячам предстояло стоять в оцеплении (разумеется, в штатском), разносить мороженое, проверять билеты. Почему этим должны заниматься военнослужащие, нам объяснили в первый же день: Олимпиада – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее штатским вахлакам. Жизнь на «Парадке» – это вам не казарменная рутина. Во-первых, нам разрешили немного отпустить волосы, чтобы «на людей были похожи». Во-вторых, на политзанятиях вместо ленинских статей про потребкооперацию мы конспектировали барона Пьера де Кубертена, а это пахло диссидентством. А главное, мы прикоснулись к большому искусству. Каждый день начинался с репетиции на специально построенной «под Лужники» площадке. На вышке восседал наш бог, царь и воинский начальник – режиссер Лев Немчик, вещавший в мегафон команды. Пять тысяч воинов были вооружены цветными флажками, веерами и манишками. У каждого была карточка, где указывалась твоя персональная роль в каждом эпизоде: номер картинки, цвет флажка, действие. Для удобства карточки мы вешали на спину сидящего впереди соседа. Режиссер командовал, я открывал голубой веер, мой сосед – красный, но что при этом получалось, мы, конечно, не могли представить. Большое видится на расстоянии... Каждый из нас был лишь одной из 5000 ячеек гигантского цветного панно. Сегодня это бы назвали пикселем, но тогда таких слов в нашей лексике не было. Режиссер в минуту откровенности признал, что делать «фон» с вольными людьми чертовски тяжело, вот с солдатами – одно удовольствие. Впрочем, и нам доставалось на орехи. Немчик умудрялся в считанные секунды определять с высоты, кто допустил ошибку. «Ряд 17, место 23! – неслось с вышки. – Ты какой цвет держишь?! Так твою перетак!» Как-то на «Парадку» заявилась делегация жителей с Ленинградского проспекта. «Вы извините нас, – обратилась тетка-активистка к режиссеру, – мы понимаем, что вы делаете очень важное дело, но у нас же маленькие дети, а у вас такие громкие динамики... По вашей милости весь детсад матерится!» Потом нас везли в настоящие «Лужники», где мы привыкали к рабочим местам. На поле вовсю репетировали танцоры и спортсмены, а мы продолжали шлифовать свои картинки – их было больше двух сотен. Мое место располагалось под самым факелом. На площадке вокруг олимпийской чаши репетировали девчонки в греческих туниках. Они изнывали от жары и бесконечных дублей, а солдаты, одичавшие от воздержания, ерзали при виде стройных фигурок, едва прикрытых древнегреческой одежкой. В сторону факела неслись восторженные улюлюканья, самые отчаянные забрасывали «гречанок» похабными записочками. А еще нас гоняли испытывать на прочность новые спортивные объекты. Привозили на конноспортивный комплекс в Битце или гребной канал в Крылатском, загоняли толпами на новенькие трибуны и командовали: «Сесть – встать!». Мы топали из всех сил, а строители прислушивались и приглядывались. Пару раз во время наших упражнений раздавался предательский треск конструкций, но, к счастью, обошлось без аварий. А строители укрепили «узкие места». Чем меньше оставалось до открытия, тем серьезнее наши замполиты толковали о враждебном окружении и планах ЦРУ испортить праздник. Мы так прониклись бдительностью, что когда какой-то мужичок-доброхот забросил нам в кузов бутылку водки, мы отнесли поллитру ротному на предмет проверки – не отрава ли это цэрэушная? Командир похвалил, а назавтра успокоил: водка оказалась настоящей. Но больше всего начальство пеклось о том, чтобы никакая вражина не догадалась, кто мы есть на самом деле. Нам раздали сиротские трикотажные костюмы и отвратительные красные кеды на резиновом ходу. В пропуске моем значилось: «Сергей Лебедев. Рязань. Трудовые резервы». Представьте: к стадиону подъезжают 200 военных машин, из крытых кузовов выскакивают стриженые парни в нелепых трико и стройными колоннами отправляются в «Лужники». Трудовые резервы... Но вот он, день открытия, 19 июля 1980-го! Накануне на генеральной репетиции мы заметили еще одни «трудовые резервы»: по всей чаше Большой спортивной арены через каждые десять мест сидели в шахматном порядке молчаливые мужчины с газетками и сохраняли олимпийское спокойствие. Одеты они были по-разному, но ботинки у всех были одинаковые. Впрочем, назавтра нам стало не до ботинок. Немчик сидел на противоположной трибуне и, как дрессировщик, вздымал огромные картонки с цифрами, нашептывал через замаскированные среди лавок динамики: «Все хорошо... А теперь медленно от центра пошла картинка №20. Ух, мать твою, как здорово!» Церемония прошла как по маслу – картинки шли без сбоев, мы приняли на щиты Сергея Белова, несущего факел с олимпийским огнем над нашими головами, похлопали Брежневу, открывшему церемонию, а цэрэушники так и не бросили ни одной гранаты. На следующий день все кинулись к газетам, где на первых полосах пестрели фотографии «фона». Наконец-то мы увидели свою работу! Церемонию закрытия репетировали по ночам, поскольку днем «Лужники» были заняты. Она прошла еще слаженней. Особенно удалась знаменитая «слезинка» олимпийского Мишки, которую изображали с десяток солдат, резко сменивших цвет своих флажков сверху вниз. Признаться, в этот момент я замечал настоящие слезы на суровых лицах боевых товарищей. Что ни говори, эти два с лишним месяца мы жили единым коллективом ради того, чтобы страна не ударила в грязь лицом. И она не ударила. Но медведь улетел под песню Льва Лещенко в свой сказочный лес – и наша сказка тоже кончилась. В ту же ночь у нас отобрали трико и страшные кеды, одели в ненавистное х/б и развезли по родным казармам. Уже через неделю кто-то из нас отправился на учения, а кто-то в Афганистан. Но я почему-то уверен, что никто из нас, 5000 рядовых пикселей, никогда не забудет дни и ночи, проведенные летом 1980-го на «Парадке». И сегодня, наблюдая за торжеством в Сочи, каждый вздохнет и скажет: а наш Мишка со слезой был не хуже нынешних... ОТСЮДА

umbon: Средь домов однотипных небросок и скучен, Распростёрся район магазинных витрин... В этом месте, однажды решил Аникушин, Должен в камне навеки застыть Исполин!.. И стоит он, как будто готов, как и прежде, В бой неравный вступить ради счастья людей, Не жалея себя ради светлой надежды, Забывая себя ради светлых идей! Отдавая все силы свои для народа, Не волнуясь о том, что и как будет с ним, Он трудился,как вол, чтобы дать нам Cвободу! Он лишенья терпел, был властями гоним, Но сумел для Людей мир построить он новый В беспринципной, порочной, грабительской мгле! Мир, где Труд Человеку явился основой Для того, чтоб Хозяином стать на Земле! И боятся не зря тех идей возрожденья Те, кому хорошо и комфортно, когда Есть возможность к рукам прибирать достиженья Окроплённого потом людского труда! Те, кто может лишь только просиживать в креслах! Брать от общества всё, не давать - ничего! Озабочены, чтоб никогда не воскресло Не забытое нами наследье его!.. И пусть совесть продавшие гадят нам в уши, Дескать, чувства людей уж повёрнуты вспять, Встанет здесь Исполин - так решил Аникушин! Здесь стоит Он и будет вовеки стоять! Историческая справка. Памятник Владимиру Ильичу Ленину в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург) на Московской площади, созданный авторским коллективом, возглавляемым советским скульптором - Народным художником СССР, Героем социалистического Труда Михаилом Константиновичем Аникушиным, был открыт 22 апреля 1970 года к столетию со Дня рождения Ленина. Несмотря на то, что Владимир Ильич не был человеком атлетического телосложения, Аникушин сделал Ленину такой подарок за его непримиримую самоотверженную борьбу ради светлой идеи построения справедливого человеческого общества, которой он посвятил всю свою жизнь!..

SAKVOIYG: Дорогие форумчане,хотя праздник прошел,но это для всех ВАС: Игорь Сокало 17:08 Единственный праздник забытой страны, Который мы празднуем без исключения, А в том, что распался Cоюз, нет вины, И, кто развалил, не имеет значения⊊ Имеет значение для тех, кто служил В Великой Державе, в Союзе Советском Кто помнит присягу, кто ей дорожил, Значение слов бередит не по- детски, И помнят друзей, что когда то ушли - В груз двести, и плач матерей безутешных, И радость Победы, и мягкость земли, Что лучше перины, для нас с вами, грешных... Так выше бокал или рюмку, друзья, Нас с вами связала на вечную вечность Советская Армия, день февраля, Ушедшие в небытие, в бесконечность..

Председатель: Евгений Кутузов Всё равно написать лучше полностью, а публиковать - частями. А то я могу написать чуток, и посчитать свое дело сделанным, или больше писать не захочется. Да и заходит ли кто на форум? В этой части посетителей не видно. Николай Петрович Поляков чувствую... но я пока у руля буду помогать Евгений Кутузов Договорились. Николай Петрович Поляков по рукам Евгений Кутузов Наверно, вам, Николай Петрович, будет интересно посмотреть материалы сообщества СУДЬБА НАЦИИ В ТВОИХ РУКАХ. Рекомендую. Николай Петрович Поляков политикой не интересуюсь только историей Евгений Кутузов ностальгия История делается политикой, а образ нашей жизни - это прямое следствие равнодушия подавляющего большинства к происходящим в стране процессам. Скажут завтра, высечь каждого второго на площади, поворчат но дадут себя высечь. Вот что по настоящему страшно. Николай Петрович Поляков вам точно на форуме нужно участвовать удачи Валерий Ивенин в/ч 01520

volhovm6: ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

volhovm6: — Что, Петро тоже косит от оповещения и сбора? — Конечно. Да ребят тоже понять можно. Весь месяц без выходных продержали с этими учениями и инспекцией этой. Снова затрещал динамик, и загорелась контрольная лампа. — Внимание! Циркулярно! Десять ноль одна! Субботний вечер! Повторяю! Субботний вечер! Это не учебная тревога! Десять ноль одна! Субботний вечер! — голос был тот же но интонация совершенно другая. В голосе слышался страх и сильное напряжение. Жилин и Васнецов уставились друг на друга. — Володя, это же… Это же война… Они там совсем умом тронулись? Что за учения такие? Васнецов ничего не ответил. Только нахмурился и схватил трубку оперативной связи. — Букварь? Это подполковник Васнецов. Дайте девяносто девять. Жду… Алло. Девяносто девять? Это сто шестой! В десять ноль одну получен сигнал… Что? Вы подтверждаете? Черт возьми, согласно инструкции я должен запросить подтверждение! Возьмите себя в руки!.. Все. Все понятно. — Он бросил трубку на место и взглянул на майора: — Записывай, чего смотришь! — рявкнул он. В помещениях бункера завыла сирена, и замигали белые круглые плафоны с красной надписью «Тревога». Подполковник схватил трубку коммутатора. — Комаров! Субботний вечер! Общий сбор немедленно!.. Какие шутки нахрен! Выполняй! Телепрограмма на экране телевизора замерцала и сменилась сеткой для настройки четкости. — Внимание, — заговорил голос из динамика телевизионного приемника. — Говорит штаб по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Москвы и Московской области. Прослушайте… — Голос смолк. На экране пошла рябь, и послышалось шипение. Затем лампы освещения заморгали в помещениях и люди почувствовали дрожь бетонного пола, покрытого линолеумом. — Что это такое?… В коридоре послышался топот. Кто-то торопился на свои боевые посты. — Они задолбали уже своими учениями! — раздался возглас Лишенко в дверях. — Это не учения, — крикнул Васнецов. — Иди на пост! — Да ну и ты туда же, — махнул рукой Лишенко и ушел. — Алло! Букварь! Букварь! — крикнул Владимир в телефон. — Алло! Черт, Миша, что со связью?! — А я почем знаю, — нервно отозвался Жилин. — Попробуй по внутренней узнать. Может с какого-то поста могут дозвониться? — Ладно. Алло! Семен! У тебя связь с Букварем есть? Нет? Черт! — подполковник положил трубку. — Миша, сиди тут я на центральный сбегаю… * * * — Букварь! — Связи нет! — Квазар! — Связи нет! — Оперативный девятого района наблюдения? — Связи нет! — Генштаб! — Связи нет! — Оперативный ФСБ? — Связи нет! — Оперативный по ГО и ЧС? — Связи нет! — Штаб РВСН? — Связи нет! — Штаб ПВО Московского округа? — Связи нет! — Да твою же мать! В центральном операционном пункте, которым являлся большой зал за массивной дверью с надписью «Субботний вечер», царил хаос. Офицеры перебегали от пульта к пульту и перекрикивались тревожными фразами. Разрывались телефоны от звонков с внутренних постов, однако связь с внешним миром полностью исчезла. Васнецов подбежал к начальнику смены полковнику Коновалову. — Гриша, что за чертовщина такая? Это же война или я сплю, и мне кошмар снится? — Война, Володя! — хмуро ответил полковник. — Связаться не могу ни с кем. Черт. Мне доложили с первого и второго постов из метро, что в подземке был взрыв. А сейсмографы докладывают, что зафиксировали четыре или пять взрывов по городу. Самый слабый, около десяти килотонн. — Как такое, может быть?! — воскликнул Васнецов. — Мы же никаких ракет не наблюдали и самолетов тоже! — Это не ракеты Вова, это диверсионные фугасы. Они нас без связи оставили. Черт знает, что там твориться от электромагнитного импульса. Господи, все не так должно было быть, — полковник потер лоб. — Все совсем не так. — Ребята, вы совсем охренели! — раздался позади крик Лишенко. — У меня сын в этом году в первый класс идет! У меня племянница замуж выходит! Вы чего?! — Лишенко, возьми себя в руки! Ты еще не понял что происходит?! — рявкнул полковник. — Да у меня сын в первый класс пойдет в этом году! — его словно заклинило. Оглушительный гул пронесся по помещениям бункера и кое-где потух свет. На сей раз пол трясся намного сильнее. Шум людей усилился. — Черт возьми! Кто-нибудь наблюдает ракеты? Что это вообще было? — Есть! Минитмен! Тридцать три сорок четыре! — послышалось с одно из пультов. На большом экране загорелась первая красная нить траектории вражеской ракеты. — Цель? — Москва. — Связь с Антеем еще есть? — Так точно! — На громкую! — Есть! — Антей 400! — Антей 400 слушает! — разнесся по залу голос из громкоговорителей. — Зафиксирована первая цель! — Принято! — Цель уничтожить! — Есть! — Товарищ полковник! Цель разделилась! — Вижу, — Коновалов стиснул зубы, глядя на большой экран, где одна красная нить разделилась веером на пять. — Лишенко! Лишенко черт тебя дери! Сядь за пульт и руководи боевым расчетом! Приготовь к залпу противоракеты внутреннего периметра! — Цели два и три уничтожены! Цели один и пять, уничтожены! — доложил с пульта. — Так… Так! Внимание! Четвертая цель прошла через пояс Антея! Лишенко! — Цель веду, расчет произведен! — Уничтожить! — Есть! Из глухого уголка подмосковного леса взмыла в небо противоракета. — Гриша, они на нас напали… Зачем? — Васнецов уставился на полковника. — Сейчас уже не разберешь, кто на кого напал. Наверное, у них такой же бардак, как и у нас сейчас… — Товарищ полковник! Цель не поражена! Но траектория изменилась! — Куда… Куда летит боеголовка?! — Калуга! Коэффициент вероятного отклонения восемьсот метров! — Все равно… Все равно ударит по Калуге… — пробормотал полковник. — У меня старики в Калуге живут!!! — заорал один из офицеров и вскочил со своего места. — Лишенко, тварь! Ты как расчеты производил, сука?! — А ну сесть и успокоиться?! — прокричал Коновалов. — Да какой нахрен… — Я сказал успокоиться и заниматься своим делом, черт вас всех дери! — Но ведь можно еще раз попробовать?! Товарищ командир! — Она вышла из нашей зоны досягаемости! Все! — Командир! Ракеты! Девять штук! — Цели?! — Расчитываю… Есть! Обнинск! Тула и область! Нижний Новгород и область! Новомосковск! Рязань и область! Калуга и область! — Есть цели, которые пересекают наш сектор? — Нет, товарищ полковник. Они все вне зоны нашего воздействия. — Есть! Есть одна! — крикнули с соседнего пульта. — Одна неклассифицированная ракета пройдет между поясом Антея и нашим сектором! — Цель! — Но какая разница? — Я спрашиваю цель! Она может в Китай вообще летит откуда-нибудь из северного моря или из Англии! — Калужская область! Надеждинск! Услышав это название, подполковник Васнецов дернул командира за рукав. — Гриша! Там мой брат! И племянник! — Володя, успокойся! Мы в любом случае попробуем ее перехватить! Внимание! Взять цель! Вести до оптимального участка и уничтожить! ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ

umbon: Ходил он от дома к дому, Стучась у чужих дверей, Со старым дубовым пандури, С нехитрою песней своей. А в песне его, а в песне - Как солнечный блеск чиста, Звучала великая правда, Возвышенная мечта. Сердца, превращённые в камень, Заставить биться сумел, У многих будил он разум, Дремавший в глубокой тьме. Но вместо величья славы Люди его земли Отверженному отраву В чаше преподнесли. Сказали ему: «Проклятый, Пей, осуши до дна... И песня твоя чужда нам, И правда твоя не нужна!» И. В. Джугашвили, 16 (по другим данным 18) лет.

umbon: Товарищи участники Форума! Представляюсь вам по случаю получения очередного воинского звания "майор".

volhovm6: Арсений Одуорб В 1980 году, будучи старшим лейтенантом-инженером (тогда приставка «инженер» отличала нас от орлов-командиров), начальником участка поверки и ремонта спецаппаратуры технической ремонтной базы 1 Отдельной Армии ПВО, я был очень горд. Горд тем, что мне, юному военному инженеру поручили спецзадание масштаба всей противовоздушной обороны огромной страны - СССР. На каком-то высоком армейско-промышленном совещании наш командир базы, видимо, вспомнив, что ему надо получать «полковника», привычным жестом «взмахнул шашкой», и на удивление руководства Тушинского машиностроительного завода заявил: - Контрольную установку для проверки боевых ракет КУВ – 207 перепроектируем , и самостоятельно переделаем ее в КУВ –«Белка» для эксплуатации на полигонах ПВО страны . КУВ " Белка" предназначалась для проверки и настройки ракет-мишеней перед запуском, для безопасного и гарантированного старта на учениях. Без проверки было много случаев несхода ракет -мишеней со стартовых столов на площадках полигонов, а это - срыв учебно-боевых задач...КУВ "Белка" монтировалась в КУНГе на базе шасси автомобиля ЗИЛ-131 или ЗИЛ-157.КУНГ -это кузов универсальный герметичный. Так обычная подмосковная воинская часть №….. взяла на себя функции НИИ, КБ , сборочных цехов предприятия и снабжения всех мероприятий необходимыми деталями и оборудованием. Коз…отпущения, точнее самым ответственным, приказом назначили меня, пообещав всемерную поддержку во всем, « капитана», академию, квартиру, премию и орден , если через год первый КУВ- «Белка» успешно отработает при запуске ракет – мишеней РМ-207А «Белка» на Эмбе. Впрочем, цену этим обещаниям я понимал. Мне было интересно реализовать себя в начале службы, познать, чего я стою на самом деле. И Родине помочь (мне почему-то кажется, что на этой фразе молодой читатель смеется надо мной. Мы были другими.Это правда). (Ракеты – мишени РМ-207А «Белка» , переделанные из боевых зенитных управляемых ракет "207А" , до 1988 года затем сбивались, или иногда не сбивались ,на учениях Войск ПВО на полигонах Капустин Яр, Эмба -5, Чита, Сары-Шаган, Приозерск, Балхаш-9 и др. силами и средствами подразделений ЗРВ. Но это история нервов и напряжения моих дорогих однокурсников и не только, прошедших множество полигонов…) Итак, мне придали двух офицеров, двух прапорщиков, и двух рабочих. И работа закипела. Меня даже освободили от нарядов (3-4 наряда дежурным по части в месяц). Первый месяц мы корпели над схемами установок ПКЧ -3 -412 ( проверка и настройка радиовзрывателя), КИП-11м и КИП-12 м (проверка и настройка каналов радиоуправления ,радиовизирования и стробирования), КИП-300 (проверка электроцепей всей ракеты) , КПС -207 (пневматика) и т. д. (Все в составе КУВ-Белка) . Несколько раз выезжали на Тушинский завод и в часть, где выпускались боевые ракеты. Все описывать не буду, любой может меня поспрашивать, отвечу. Такое не забывается…Сейчас это уже не секретная техника. Просто выпускники нашего любимого Минского Высшего Инженерного Зенитного Ракетного училища , наверное, оценят, каков был обьем работ и уровень подготовки «творческого коллектива камикадзе», как нас прозвали на базе. Чуда не случилось, через год КУВ не сделали, но через год и три месяца ДА! (Как сейчас кричат "YES!!!") И ночью погнали первенца за 200 км по Подмосковью, в другую войсковую часть №…..(там боевые ракеты переделывались в мишени и затем отправлялись по железной дороге на полигоны), где сразу по приезде утром наше вымученное изделие подключили к ракете-мишени для первой испытательной проверки. Сонный, но в предвкушении первых выходных за полтора года и прочих обещанных командованием радостей, я дал команду: «развернуть изделие». Местный инженер, как обычно офицер ПВО в крепком запасе по кличке МИХАЛЫЧ, включил напряжение, которое подается через наш КУВ. И произошло ужасное. Раздался хлопок сработавших предохранителей силового щита на КУВе, но испытуемая ракета начала гореть. Абсолютно невозмутимо Михалыч выключил рубильник на стене зала, и сказал : - Интересно,вся сгорит, или только электросиловой блок ? И повернувшись к бледному военному инженеру (то бишь ко мне), сказал : - Не ссы литеха, прорвемся. Командование не видело, а стукачей в цехе не держим. …Оставшиеся два дня испытаний прошли как в тумане. Вначале разобрались, в чем дело. Михалыч сразу сказал, что «Ваши козлы препутали на силовом кабеле "26 Вольт" " +" с "- ". Так и оказалось. Затем все пошло гладко, мы выявили еще с десяток недоделок, но в таком сложном механизме, как сказал Михалыч, без этого никак, особенно если «по -трезвянке». Перед отъездом, уже победителями, я решил в акты проделанных работ и испытаний записать все выявленные дефекты. - Ну и дурак ты, Арсений, - сказал Михалыч Буркнув, что это не даст возможности повторить наши ошибки другим, особенно на полигонах, я пошел на доклад командиру части № ….. Подписав акты у командира части , обнявшись с Михалычем, и , естественно, отдав ему остатки спирта – около пяти литров, ночью убыли в свою часть как победители. Эпилог. Выписка из приказа Министра Обороны СССР …за освоение новой сложной техники наградить: -орденом Красной Звезды – полковника Анд - ва С.И. , командира части - орденом «За службу Родине в ВС СССР 3 степени - подполковника П - уева М. Н., заместителя командира по политической части - медалью « За боевые заслуги» - капитана С - ина В.Б.-начальника планово-диспетчерского отдела части Выписка из приказа командира войсковой части (через год после успешных полигонных испытаний КУВ –Белка): - несмотря на многочисленные недостатки при испытаниях КУВ-Белка , отмеченные в акте проведенных работ , в связи с успешным окончанием проектирования, изготовления и испытания данного изделия - - снять ранее наложенное взыскание « Строгий выговор» со старшего лейтенанта-инженера Одуорб Арсения Борисовича, начальника участка ремонта спецаппаратуры Михалыч! Ты меня слышишь? Жив ли, дорогой? Спасибо тебе за все! Это было счастливое время! Вместо эпилога. Всего " на коленях" было изготовлено десять установок для предстартовой проверки ракет мишеней. Они успешно отработали, пока не отстреляли весь запас ракет снятой с вооружения подмосковной ЗРК С-25. Впрочем не весь. При развале СССР "верха" даже ракеты делили как цветной металл.Но это уже следующая история ... А ту "горелую" ракету Михалыч со своей бригадой втихаря восстановил за субботу и воскресенье...

volhovm6: В раскатах грома, в газах раскалённых Уйдёт ракета в черноту небес. Ей кто-то вслед посмотрит восхищённо, А кто-то чертыхнётся: «Ну и бес!» Живёт народ, да в праздник – с белой скатертью. Машины, мотоциклы заимел. А всё ж без этих вот ракетно-ядерных И прочих ПВО-шных наших дел Носил народ одежды бы наряднее, Столы б ломились от заморских яств. Но он, хлебнувший лиха столь изрядно,- Он армии последнее отдаст. Бессонницы и нервов напряжение, И лучшее оружие Земли,- Всё это плата малая терпению Народа. Всё что можем и смогли. 1974 г. Я помню ту осень, ноябрь тот далёкий. Колонна машин еле-еле ползла. Ложилась, шурша, под колёса дорога. Дорога к «тридцатке» меня привела. Всё было впервые – и койки в два яруса, И первый наряд, и подъём, и отбой, И первый конверт от тебя, где был адрес С номером части моей войсковой. В наряде, у пульта, на стрельбище местном, В строю и без строя, средь ночи и дня Военной науке сурово и честно Мои командиры учили меня. Мужская работа. Надёжность и скромность. Армейская твёрдость, что крепче стены. И грома раскаты над степью огромной – Не столько к дождю, сколько против войны. Всех вас и доныне люблю я и помню – Всё службе отдавших – судьбу и талант, И вас, сединой убелённый полковник, И вас, неженатый ещё лейтенант. Из нынешних лет, бесталонно-голодных, Смотрю, как под знаменем алым в строю Вы мимо идёте походной колонной. Смотрю и равняюсь. И честь отдаю. 1997 г. ЗДЕСЬ ЕЩЕ

Elena: На Земле нет силы, чтобы сломила МОЩЬ НАШЕЙ РОССИИ!!! ТАК - БЫЛО, ТАК - ЕСТЬ И ТАК - БУДЕТ!!! И - ТЕБЕ, НАШ НАРОД, И РОДНАЯ АРМИЯ - НИЗКИЙ ПОКЛОН !!!

Геннадий Ростовский: Из военной лирики: * * * Над полигоном несутся снега. Рыщет волчицею в поле пурга. После отбоя мы валимся в койки. В сны, где шумят сады и луга. В сны, по которым алеют костры, Осиротевшие стынут дворы, Тополь роняет листву на дорогу, Мать не дождётся желанной поры. Но, когда полночь куранты пробьют, Те сновидения вдаль уплывут И, незаметно проникнув в казарму, Девушки наши меж коек пройдут. С грустной улыбкой нагнутся ко лбам, К смутно белеющим ночью плечам. Ёжиков мягкие руки коснутся. Тёплые губы прижмутся к губам. Платья подснежник, как будто весной, Вновь расцветёт возле койки ночной, Но не у каждой: та клятвы забыла, Та разлюбила, а той всё равно… Над полигоном несутся снега. Рыщет волчицею в поле пурга. Сплю я, и лоб мой, тревожный и жаркий, Ласково гладит девичья рука. Пусть я ушёл не на бой и войну, Жди меня, слышишь, в зиму, в весну, Мой кареглазый подросток, тростинка, Жди, как умели ждать в старину! Месяц промёрзший желтеет в окне. Жгучий декабрь идёт по стране. Тихо в казарме. Ребята ворочаются, То улыбаясь, то хмурясь во сне… 1969 г. * * * Эх, судьба, как ты парня ломаешь! Уже даже не снится покой… Нету слов вообще! Привыкаешь К разношёрстной казарме мужской. По утрам пол старательно драишь И дневалишь средь ночи глухой. Три устава зубришь. Привыкаешь К жизни строгой, солёной, лихой. Сам подшиву с хэбэшкой стираешь. Перекладину мучишь с «козлом». Садишь пули в мишень. Привыкаешь Подчиняться, не лезть напролом. Хлеб армейский – он горек и сладок. А в строю быть – не то, что в толпе. Привыкаешь к бетону площадок И к внимательным КПП. К кирзачам и муштре привыкаешь И к сержанту, что так неучтив, И от каши перловой икаешь, Но и к ней ты привык… (Ну, почти). Стихла боль, что подобна фантомной В отсечённой ноге иль руке. Та, что стала невестой другому, - В очень дальнем уже далеке. От печали главою не никнешь. Время лечит. Тем боле – года. Но к измене её не привыкнешь. Не простишь. Ни за что. Никогда. 1969 г. * * * Не люблю я декабрь: лютый холод, заносы, бураны… Выйдешь из дома утром - – вокруг непроглядная темь. В небе звёзды колюче горят. Спят подъёмные краны. И покажется вдруг: не придёт никогда уже день! Но мелькают недели. Январь по листочку слетает. И однажды, часы поднимая к весёлым глазам, Видишь: нет и семи, а уже над кварталом светает, Как румянец к щекам, приливает заря к небесам. Прибавляется день! Продлевается. Это – надолго. Отпускается на душу больше тепла и надежд. Скоро лёд затрещит, загремит на проснувшейся Волге. Скоро март принесёт ворох свежих весенних одежд. Прибывает и солнца, и песен, и писем заветных. Высветляя добро, оттесняя неправду и зло, Прибавляется день. Подрастает, как сын, незаметно. Над страною горит. Над Землёй распрямляет крыло. Люди сложного времени, трудно добытого счастья, Не стоим мы в сторонке сраженья меж светом и тьмой. Прибавляется день. Мы его защитим от напастей. Мы прикроем его, если надо, и жизнью самой. Для того мы и служим, встаём по тревоге до света. Для того и легла от ракеты на снег эта длинная тень, Чтоб шагал по планете в багряной рубашке рассвета, Чтобы рос, прибавлялся и креп удивительный день! 1972г. * * * В раскатах грома, в газах раскалённых Уйдёт ракета в черноту небес. Ей кто-то вслед посмотрит восхищённо, А кто-то чертыхнётся: «Ну и бес!» Живёт народ, да в праздник – с белой скатертью. Машины, мотоциклы заимел. А всё ж без этих вот ракетно-ядерных И прочих ПВО-шных наших дел Носил народ одежды бы наряднее, Столы б ломились от заморских яств. Но он, хлебнувший лиха столь изрядно,- Он армии последнее отдаст. Бессонницы и нервов напряжение, И лучшее оружие Земли,- Всё это плата малая терпению Народа. Всё что можем и смогли. 1974 г. * * * В воронках от бомб зажурчали ручьи. Траншейные шрамы травой зарастают. И белые кости, теперь уж ничьи, В земной глубине, в темноте истлевают. А где-то в далёком российском селе В окно стукнет веткой ночной ветерок, И мать встрепенётся в домашнем тепле, И выдохнет тихо: «Не ты ли, сынок?»… 1975 г. * * * Каждый день на поезде – то на службу утром, То со службы вечером – едем с остановками В зданья засекреченные с техникою мудрою, В квартиры свои личные с нехитрой обстановкою. Наша жизнь железная, наша жизнь – дорожная, Железнодорожная, зелёный мотовоз, Для страны полезная, а для нас тревожная, Вся, как дождь из капель, из радостей и слёз. Если блок военный или сверхдержава Шляпы вдруг снимают, почтительно глядят – Значит, у страны моей оружие не ржавое, Значит, в том заслуга есть знакомых мне ребят. Домино, картишки, книги и газеты, Обсужденье местных и прочих новостей. За окошком поезда – мирные рассветы, Тающие призраки ядерных страстей… 1976 г. * * * Я умру в тот месяц, что звучит на «БыР», Износивши сердце своё до дыр, Доносив, но не опозорив мундир. Над могилою скажет мой командир: -Он старался не делать людям зла, Дать им ломти надежды, любви, тепла. Не во всём был прав и не всё сумел. Жил порою не так, как мечтал-хотел. Он исправно служил. Он не помнил зла. Будет память о нём в наших душах светла. 1990г. И Д У В З А П А С В запас иду я, армия Советская. И ты со сцены сходишь, это факт. Причина – беловежская и веская: Ты – на куски, коль со страной – инфаркт. Тебя недаром в песне легендарною Назвал народ, поднявшийся с колен. А к вам, в лицо плюющим нынче армии, Плевки вернутся с ветром перемен. Не может быть, чтоб снова не осилили Беду, что подползла из-за угла. Прощай, моя Советская! Российской Дай Бог такою быть, как ты была. В запас иду. И китель мой с медалями В шкафу тихонько будет истлевать. Из строя выпал. Вырезан миндалиной. К гражданской жизни надо привыкать. Не для меня разводы и наряды. И музыкант не мне трубит «Зарю». Я буду вне. Ну, может, буду рядом. Сынишке портупею подарю. Но ещё долго, словно по тревоге, Слетать с постели буду в 6 утра, Потом смотреть в окно, как по дороге Спешат на службу те, с кем я вчера… 1992 г. К А П У С Т И Н Я Р В то утро мы не ведали, не знали, Спеша на службу, в школу, на базар, Что ты теперь зовёшься город Знаменск, А не какой-то там Капустин Яр. В нелепой страсти к перелицеванью, Зуд перемен под кожей ощутив, Тебе решили новое названье Присвоить, нас об этом не спросив. Но впрочем, нет, чиновники спросили, Чтоб сделать всё как раз наоборот. Неужто он и впрямь теперь всесилен, - Чиновник тот, плюющий на народ? Нет, как бы он мозги не затуманивал, Какие б не качал ещё права, Ему не сделать нас с тобой Иванами, Не помнящими кровного родства. И как бы им в Москве той не стараться, А мы как были долгие года Не знаменцы, не знаменки – капьярцы, Так будем ими, братцы, навсегда. Под солнцем юга, знойным и высоким, Ты, город, зеленеешь и цветёшь. Как лермонтовский парус одинокий, Сквозь степь навстречу путнику плывёшь. Ты, как мираж, как сказка, вырастаешь Среди полынной выжженной земли. С тобой мы закалялись в испытаньях. С тобой мы и мужали, и росли. Твои ракеты снова рвутся к звёздам, И вновь следит за небом твой радар… Ты на посту, спокоен и серьёзен – Не Знаменск, нет, - навек – Капустин Яр! 1994 г. РОМАНС Нет, ничем ты не сможешь, не сможешь помочь, Только сердце сожмётся от муки, Когда плач ты услышишь, услышишь сквозь ночь О любви, о войне, о разлуке. Крепче звеньев цепи и надёжней корней Были рядом, держась друг за друга. Пусть война оказалась любви не сильней, Но смогла сделать вечной разлуку. По лугам и полянам какая-то мгла. Речка грустно куда-то струится. Это память туманом под ноги легла И дождями в окошко стучится. Это нежно и горько поёт соловей, Это воет волчицею вьюга, Что и нас не минует средь русских полей Ни любовь, ни война, ни разлука. 1996 г. * * * Я помню ту осень, ноябрь тот далёкий. Колонна машин еле-еле ползла. Ложилась, шурша, под колёса дорога. Дорога к «тридцатке» меня привела. Всё было впервые – и койки в два яруса, И первый наряд, и подъём, и отбой, И первый конверт от тебя, где был адрес С номером части моей войсковой. В наряде, у пульта, на стрельбище местном, В строю и без строя, средь ночи и дня Военной науке сурово и честно Мои командиры учили меня. Мужская работа. Надёжность и скромность. Армейская твёрдость, что крепче стены. И грома раскаты над степью огромной – Не столько к дождю, сколько против войны. Всех вас и доныне люблю я и помню – Всё службе отдавших – судьбу и талант, И вас, сединой убелённый полковник, И вас, неженатый ещё лейтенант. Из нынешних лет, бесталонно-голодных, Смотрю, как под знаменем алым в строю Вы мимо идёте походной колонной. Смотрю и равняюсь. И честь отдаю. 1997 г. ВАЛЬС ВЕТЕРАНОВ Ты под вечер устало тронешь струны гитары, И она отзовётся и напомнит нам вновь Про ракетные пуски и тюльпаны Капьяра, Про рассветы над поймой и про нашу любовь. Всё, что прожито – вспомнится и глаза затуманятся, Когда песню подхватят боевые друзья. Никогда не забудется, вечно с нами останется Офицерская молодость – и твоя, и моя. Лейтенанты лихие, с этой степью полынной, С этим краем заволжским мы связали судьбу. Мотовоз на площадки, грохот в небе пустынном, Карусели антенн, капли пота на лбу… Звёзды юности нашей – их никто не загасит, Над ночным полигоном они светят для нас. Лейтенанты лихие, мы сегодня в запасе, Только верность и память не уходят в запас. 2000 г. ПОЛИГОНУ «КАПУСТИН ЯР» Ты – столица российских ракетчиков, Испытательный полигон Грозных хищников, звёздных разведчиков, Баллистических мегатонн. Ты почти уже стал историческим И в учебники будешь внесён. Ты Ракетным Войскам Стратегическим И отец, и кузнец, полигон. Дикий рёв. Пламя, в соплах бушующее. Уходящая в небо звезда… Становилась здесь явью стартующей Королёва Сергея мечта. В зной и стужу, под небом блистающим, Рядом с домом моим, тих и строг, Словно в завтрашний день наступающий, На восток он глядит, на восток. Академию кончив победную, Этих мест и хозяин, и друг, Здесь при жизни ещё стал легендою Твой любимец, Василий Вознюк. Для него и земля Волгограда Показалась в отставке чужой. В парке города, с «Юностью» рядом Он лежит, отдыхая душой. А тебе, полигон, ещё рано Отдыхать, стариковски дремать. Шар земной снова в шрамах и ранах. И тебе ли об этом не знать? Пусть над нашенской степью по-прежнему Гром ракетный гремит в облаках. Будь России щитом и надеждою. Русской славой в грядущих веках! 2000 г. О Ф И Ц Е Р А М В день февральский, ставший красным, а не серым, В день, который мужикам всего милей, Пью за армию, за русских офицеров. Это значит – и за старших сыновей. Лейтенанты, капитаны и майоры, Вы – опора, вы – надежда и уверенность страны. Будут песни, будет хлеб, не остановятся моторы, Потому что у России есть достойные сыны. Вам, конечно же, служить сейчас труднее, Чем служилось мне, ушедшему в запас. Власть который год никак не поумнеет. Держит в пасынках и в чёрном теле вас. Вы военной новой формой не блистаете. Вам её не выдают с десяток лет. Ваши жёны календарики листают: До получки доживёт семья иль нет? Офицеры, вы как прежде, люди долга. А вот власть перед служивыми в долгу. Но несёте вы свой крест, как воды – Волга, Исключив из лексикона «не могу». Если надо – вы не сдрейфите, не струсите, Смертный час достойно встретите в бою. Но хочу я, чтоб вы жили, парни русские. Я люблю вас! И за вас сегодня пью. В день февральский, ставший красным, а не серым, В день, который мужикам всего милей. Пью за армию, за русских офицеров – Самых лучших у России сыновей! 2001 г. * * * В том чеченском плену у мальчишек-ровесников Выбор был небогат: отречёшься – живой. Не отрёкся от веры, от нательного крестика И за это своею заплатил головой. Головою в буквальном, а не в переносном. Претерпел за Россию, пострадал за Христа. Был кинжал окровавленный хищным и острым. Покатилась головушка в пыль у куста. У двоих же других души дрогнули, замерли И вскричали, что жизнь вряд ли стоит терять. Отреклись. А потом перед видеокамерой Их заставили в пленных своих же стрелять. Из троих ты один превозмог и осилил. Плен и пытки сломили других двух парней. Отрекаясь от веры, отреклись от России, От самих же себя, от своих матерей. Я не знаю, какой было матери горше. Но пусть недруги нам не пророчат беды: Не погибнет Россия, не выклюет коршун Её очи, пока есть такие, как ты. Ну, а если б со мной так случилось в итоге? Смог бы выстоять, смерть увидав впереди? И шепчу я, не верящий в Господа Бога: -Господи, не приведи! 2002 г. Ч Е Ш С К О Е П И В О Не было рекламы и в помине В те года на сереньких экранах. Пили, вин и водочки помимо, Пиво мы из бочек деревянных. Бочки те из Астрахани слали Грузовым вагоном нам в Капьяр. В банки-трёхлитровки наливали Продавщицы тот ещё «нектар». Вкус заморских марок был неведом. Пили то, что было, без проблем Под воблёшку, рака или с хлебом Офицеры, юные совсем. Но однажды кто-то расстарался (Местное начальство? Военторг?): С чешским пивом город оказался. То-то был и праздник, и восторг! Золотое, пенное, хмельное, Плотное и терпкое, оно Было райским чудом среди зноя, Что в награду небом нам дано За успех облёта, за усталость, За расчёт, за точность и за риск, За ракету, что умнее стала, За мишень, раздолбанную вдрызг! Зал пивной в «Стряпухе» осаждали, Забывая про семью, про дом. Мы такого пива не пивали Больше никогда уже потом… 2002 г. В С Е - Н А С У Б Б О Т Н И К! И демографии гримасы, И сокращающийся штат К чему ведут? К тому, что в массе Армейской нет почти солдат. Вот, помню, раньше, в прошлом веке Солдат всегда был под рукой. Зимой он вёл борьбу со снегом, А летом – с буйною травой. А ныне мы дошли до ручки В принятьи самых глупых мер. Но не барчук, не белоручка Расейский славный офицер. Он – воин, пахарь и работник. А ратный труд – не фейерверк. Сегодня – пятничный субботник. Вчера таким же был четверг. Что с командиром пререкаться? Он, оглядев унылый строй, Сказал сурово: - Надо, братцы! Тем более, что не впервой. Жить, как в хлеву, нам не пристало. Не территорья - срамота. Чтоб всё блестело и сияло, Как принадлежности кота! Бурьян разросся и шиповник. За штабом – вообще позор. Греби граблями, подполковник. Живей метлой мети, майор. А если это не в охоту – Пишите жалобы в Москву! Какие, к чёрту, спецработы?- Бели бордюр, сгребай листву! 2003г. НАШ ДЕНЬ ПОБЕДЫ Победные знамёна поднимая, Весна бушует в рощах и садах. И вновь приходит к нам в начале мая Наш праздник – тот, что порохом пропах. Наш День Победы – с памятью о павших, С надеждами вернувшихся солдат… Наш День Победы, в громе майских маршей, В сиянье фронтовых своих наград. Уходят наши прадеды и деды Туда, откуда их не возвратить, Но память о войне и о Победе Живёт сейчас и вечно будет жить! Весна смеётся, как девчонка дразнит, В венке цветов степных и полевых. Встречай, страна, свой самый светлый праздник! Плачь по погибшим, береги живых… 2003 г. С Б Е Р Е Г И! Ноет кожа на пальцах – пристыла к металлу И шумит голова от высоких частот. Как там дома жена? Ждать ещё не устала? Не смогли вместе встретить в этот раз Новый год. Так вот жизнь и проходит. И хоть звёзды крупнеют, Но детишки растут в основном без отца. Не случайно до срока жёсткий ёжик седеет, А обманным посулам не видно конца. И родня попрекает: мол, занялся ты тем ли? На «гражданке» давно бы стал купцом-молодцом. По весне не зерном кормишь русскую землю, - Полигон всесезонно засеваешь свинцом. Ты к возможным локальным, к мировой невозможной Денно-нощно готовишь свой личный состав. Не жалей о годах этой службы тревожной, Не стыдись, что устав твоей библией стал. Среди стольких предательств, отчужденья и стужи, Когда жизнь разъедают непотреба и ржа, Не отдай на потраву, сбереги свою душу. Пусть до смертного часа будет чистой душа! 2003г. Е. К. - БЫВШЕМУ ОФИЦЕРУ Тому назад пятнадцать лет Жизнь оказалась скособоченной. Пустою пачкой сигарет Судьба швырнула на обочину. Теперь ты нищий грязный бомж, Каких немало на Расее. Счастливых лет уже не ждёшь, А жнёшь всё то, что сам посеял. Бывают светлые деньки, Когда удача улыбнётся, Когда проставят мужики, Когда халтурка подвернётся, Когда десятку в вечный долг Протянет бывший сослуживец… Век огрызается, как волк. Жизнь, вычитаясь, не сложилась. И только снятся иногда Дочурка, шею обвивающая, Да офицерские года, Да мать, что где-то там жива ещё… 2003г. Я З А В И Д У Ю Я завидую вам, лейтенанты,- Бравой выправке, юным годам, Вашим пылким мечтам и талантам И любви к вам хорошеньких дам, Острой памяти, меткому глазу, Тренированным сильным телам, Холостяцким пирушкам, проказам, Очень взрослым серьёзным делам. Я завидую вам, повелителям Самых умных и мощных ракет, Вам, выносливым победителям Серых будней, лишений и бед. Строгой жизнью не очень-то битые И хлебнувшие лиха сполна, Возносимые, и позабытые, И имеющие ордена, От безденежья не раскисающие, Хаты с краю оставив другим, Дорожащие честью, вдыхающие Этот горький Отечества дым, Обещаньями сладкими сытые, В службу впрягшиеся не для наград, Матерщиной начальственной крытые, Берегущие жизни солдат,- Я завидую вам, лейтенанты! Белой завистью, - вам, молодым. Вашим пылким мечтам и талантам. Я и сам был когда-то таким. Маршируют года за годами. Лейтенанты, извода вам нет,- Офицерства надёжный фундамент, Русской армии сила и цвет! 2003г. * * * Жизнелюб, седеющий полковник, Был любимцем женщин. А теперь К собственной кровати он прикован. Двор недостижим и даже дверь. Служба - это что-то вроде культа. Полигон знакомым был, родным. После красной молнии инсульта Стал разбитым, а не разбитным. Тяжкие невидимые цепи Держат и зимою, и весной. О его здоровье Бога в церкви Молят дочь с заплаканной женой. Редок гость из бывших сослуживцев. Все шаги к дверям ведут другим. Здесь же – словно горем причаститься. Что уж зря расстраиваться им! Мгла в душе, тоска ноябрьской осени. Хлещут тучи каплями свинца. Хорошо – жена пока не бросила. Видно, будет рядом … до конца. 2004г. * * * Раздирая неба парусину, Разрывая в клочья тишину, Над степной, ковыльною Россией С исполинской, богатырской силой Мчит ракета в звёздную страну. И её с любовью и тревогой Провожаем, взглядами следя. Словно бы родители в дорогу, Повлажнев глазами, от порога Провожают в дальний путь дитя. Ты уж там, средь звёзд, не зазнавайся. Ты, родная, нас не подводи. Взрывчатым характером не майся. Всё, чему научена, пытайся Сделать, одолеть свои пути. Чтоб страна границы удержала, Чтоб не рвали клочья от неё, Чтоб гордились мы своей державой, Зная, что оружие не ржаво, Веря в дело нужное своё. 2004г. * * * Когда отблистают парады, когда отгремят оркестры, Венки и гирлянды возложат к Вечным огням и крестам, Когда фейерверки погаснут – от Владивостока до Бреста Над грустной землёю нависнет щемящая пустота. Текут молчаливые реки, мигают пугливые звёзды, И яблони цвет свой роняют, и скорбные стынут леса, И дышится трудно, со всхлипом – настолько разрежен воздух, Настолько суровы и строги нависшие небеса… Как будто накрыло Россию огромным невидимым панцирем, Гигантским невидимым куполом, тяжёлою густотой. И что там минута молчания по теле- и радиостанциям В сравнении с этой зияющей щемящею пустотой! 2005г. * * * Капустин Яр, Капустин Яр! Души отрада и нектар. Погоны, бриджи, сапоги, Сазаны, щуки, судаки, Ночёвки, песни у костра, И комары, и мошкара… Капустин Яр, Капустин Яр! Степное солнце и загар. Арбузов алых аромат, На главной площади парад, Тюльпаны, запуски ракет, В степи алеющий рассвет… Капустин Яр, Капустин Яр! Похож на ярмарку базар, Где юга щедрые дары, Верблюды, дыни и ковры, Картошка, горы помидоров, Ажиотаж, галдёж и споры… Капустин Яр, Капустин Яр! Ночная тишь, полдневный жар, «Стряпуха», «Юность», ГДО, Маёвки в пойме с МТО, Пух тополей, хмельной кураж… Какой пейзаж и вернисаж! Капустин Яр, Капустин Яр! Забор бетонный, тротуар, Вечерней танцплощадки круг, Тепло девичьих нежных рук, Оркестр военный духовой, Настрой весёлый боевой! Капустин Яр, Капустин Яр! Прошли года, и стал я стар. Но ты остался дорогим, Хотя и с именем другим. Прими стихи мои, как дар, Капустин Яр, Капустин Яр! Примечание: МТО – материально-техническое обеспечение. 2007 г. * * * Скачет лето, стрекоча кузнечиком, Прыгая с июня на июль. Фильмы про войну и про разведчиков, Лязг и грохот, злое пенье пуль. Над страной берёзовой и вербною Сквозь десятилетия летят «Юнкерсы» июня сорок первого. Свечи поминальные горят. И вопрос, печальный и отчаянный, Бродит по России, старина: «Как же мы прошляпили начало-то? Кровушкой умылись-то сполна?» Книги, кинофильмы и историки Спорят меж собой до хрипоты. Впрочем, всевозможные «лав стори»и Интересней чьей-то правоты. Комики и гомики и стервы Интересней многим и важней. И возможен новый сорок первый На просторах Родины моей. А народ глазеет в «ящик» вечером, Громыхает крышками кастрюль… Скачет лето, стрекоча кузнечиком, Прыгая с июня на июль… 2009г.

volhovm6: В армии, в учебке у меня был друг Дима Семенов из Орджоникидзе (вдруг прочитает и найдет меня в инете). Был он радиолюбитель на все руки, а солдаты, они ведь за любой шухер, даже за голодовку, лишь бы сломать для разнообразия распорядок дня. Особо по вечерам, доставала нас команда: - РОТА РАССАЖИВАЙСЯ НА ПРОСМОТР ПРОГРАММЫ «ВРЕМЯ»!!! Все бегом бежали с табуретками и строили прямоугольник. Приходилось вместо курилки и подшивания сидеть час, с ровной спинкой и слушать про закрома колосовых… итд. Дима вынашивал план, рисовал схемы, я откручивал ему радиодетали, какие попадались под руку (все же войска у нас ПВО), и наконец он собрал грандиозный мега-аппарат, который уместился в спичечный коробок. Все очень просто, всего два регулятора: один для настройки частоты, другой силы сигнала. Это был генератор тв-помех. В нашей роте два сержанта. Один «умный», а другой «сильный». Смотрим программу «Время», вдруг помехи, больше, больше. Подходит «сильный», лупит кулаком по телику, результат нулевой, но только он поворачивается к нему спиной, телик показывает, чуть шолохнулся, опять рябь и вой в динамике. Пришлось ему стоять спиной к телику, любая попытка шевельнуться расстраивала телик. Так под сдавленные смешки он и стоял. Мы с Димой называли это - Выставить марионетку. Потом брались за «умного». Телевизор начинал хандрить, у «сильного» уже была задача - стоять задом, но это не помогало. За дело брался «умный». Он начинал делать вокруг телика магические пассы и замирал когда изображение появлялось (обычно с руками поднятыми вверх). Иногда мы с Димой заранее решали какой театр нам покажут марионетки сегодня, и чувствовали себя властителями мира. Когда сержантам это надоедало, они выключали ящик, но если вдруг заходил дежурный по части он их дрючил за сбой распорядка дня, тем более при нем телик работал как часы и отмазки не канали. Приходилось марионеткам стоять в странных позах, причем как ни старались поставить вместо себя солдата, телевизор не показывал, даже если салабона переодевали в сержантское хб. Наконец они додумались сломать своего мучителя. Когда нам принесли новый, цветной, все сказали: - ух тыыыыы!!!! Только мы с Димой громко заржали (тем чуть не спалились). В новый телик вселилась душа старого. Вроде глупости, а вся рота целый день ждала вечернего представления. Правильно говорит армейская мудрость: Куда солдата не целуй, повсюду жопа… ОТСЮДА

umbon: Мне с газетных страниц улыбается Юрий Гагарин, Сын когда-то великой, а ныне почившей страны. Разве знал ты, Герой, что жесток будет век и коварен, И разрушит твой мир на изломе Холодной войны... Революций кровавых дитя, он рождался в мученьях, Закалялся слезами крестьян и рабочих трудом, Старый мир разбивал на осколки, рубил на поленья, Создавая народов советских вместительный дом. Он творил не людей, а титанов, доставших до неба, Победивших нацизм и поднявших страну из руин, Никогда не жалевших для ближнего свежего хлеба, Достигавших скалистых вершин и подводных глубин. Он мечтал дотянуться до звезд из степей Казахстана, Приручить буйный атом и Арктики льды покорить И не знал, что его в одночасье внезапно не станет, Что придется упрямых детей навсегда отпустить... Мне с газетных страниц улыбается Юрий Гагарин, Сын великой, оставшейся в сердце навечно страны. Разве знал, ты, товарищ, что век наш настолько коварен... И такие герои уже никому не нужны...

Эстина: umbon пишет: "Улыбается Юрий Гагарин" Прекрасное стихотворение, такую поэзию "вежливые" люди предпочитают не читать, А жаль.

Elena: Прекрасные стихи надо больше и БОЛЬШЕ печатать!!! Не очерствели сердца и души простых людей , у которых есть ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА И ЛЮБОВЬ К СВОЕЙ РОДИНЕ ! И никогда не поймут друг друга простые люди и олигархи, которым надо помнить, что ВСЕ мы - смертны...... И. в этой жизни важно, чтобы СОВЕСТЬ БЫЛА ЧИСТА!

umbon: Средь домов однотипных небросок и скучен Распростёрся район магазинных витрин... В этом месте, однажды решил Аникушин, Должен в камне навеки застыть Исполин!.. И стоит он, как будто готов, как и прежде, В бой неравный вступить ради счастья людей! Не жалея себя ради светлой надежды, Забывая себя ради светлых идей!.. Отдавая все силы свои для народа, Не волнуясь о том, что с ним будет самим, Беззаветно сражаясь за нашу Cвободу, Он лишенья терпел, был властями гоним, Но сумел для Людей мир построить он новый В беспринципной, порочной, грабительской мгле! Мир, где Труд человеку явился основой Для того, чтоб Хозяином стать на Земле! И боится не зря тех идей возрожденья Тот, кому хорошо и комфортно, когда Есть возможность к рукам прибирать достиженья Окроплённого потом людского Труда! Те, кто может лишь только просиживать в креслах, Брать от общества всё, не давать - ничего! Озабочены, чтоб никогда не воскресло Не забытое нами наследье его!.. И пусть нынче вложить нам пытаются в уши, Дескать, чувства людей уж повёрнуты вспять... Здесь стоять Исполину! - решил Аникушин. Здесь стоит он и будет вовеки стоять! Историческая справка. Памятник Владимиру Ильичу Ленину в Ленинграде (ныне - Санкт-Петербург) на Московской площади, созданный авторским коллективом, возглавляемым советским скульптором - Народным художником СССР, Героем Социалистического Труда Михаилом Константиновичем Аникушиным, был открыт 22 апреля 1970 года к столетию со дня рождения Ленина. Несмотря на то, что Владимир Ильич не был человеком атлетического телосложения, Аникушин сделал Ленину такой подарок за его непримиримую самоотверженную борьбу ради светлой идеи построения справедливого человеческого общества, которой он посвятил всю свою жизнь. События 29 сентября 2014 года в Харькове являются наглядным подтверждением того, что были и (надеюсь) есть и будут ещё люди, которых проходимцы всех мастей боятся даже по прошествии значительного временнОго промежутка после ухода первых из жизни. Ибо страшнее всего для этих новоявленных властителей мира такое стечение обстоятельств, при котором люди узнают правду и начнут сравнивать то, что есть, и то, что было, незадурманенным умом. И единственный способ избежать подобного развития событий - это не просто оболгать, опорочить, перевернуть с ног на голову, вырвать из контекста, утрировать незначительное тёмное и опустить на дно глобальное светлое, а сделать всё, чтобы навсегда стереть из людской памяти, уничтожить любое значимое напоминание. Напоминание, заставляющее людей шевелить мозгами и побуждающее к такому, хоть и далеко не самому тяжёлому, но всё же труду, как поиск дополнительной информации, помимо той, что можно легко получать посредством купленных и проданных СМИ. И создать необходимые условия, чтобы этот процесс "стирания" прошёл на "ура". Над чем и ведётся активная работа.

umbon: ...А вскоре боль другой потери Хлестнула по сердцу, как плеть. Она жила, как бы не веря, Что Ленин может умереть! А эти траурные звуки! Нет-нет! Казалось, не к беде, А просто вытянулись руки, Уставшие в большом труде! А скорбь! Она была, как Волга!.. Он для тебя, Отчизна-мать, Трудился ТАК, ...что долго-долго Ему придётся отдыхать... Справка. В настоящий момент я работаю над переводом в полноценную электронную версию (не сканирование, а представление в формате кодовой таблицы WIN-1251) этой замечательной поэмы! При удачном стечении обстоятельств в обозримом будущем планирую представить на этом форуме её целиком.

Вице-Председатель: umbon пишет: В настоящий момент я работаю над переводом в полноценную электронную версию (не сканирование, а представление в формате кодовой таблицы WIN-1251) этой замечательной поэмы! При удачном стечении обстоятельств в обозримом будущем планирую представить на этом форуме её целиком. Именно на нашем Форуме Ваш авторский проект будет востребован и украсит Тему! Благодарю за Ваш талантливый подход к современности!!!

Elena: Сегодня, 09- 10-2014 на концерте в честь Юбилея А. Пахмутовой исполняли и НАШУ ПЕСНЮ .... Вот отрывок из песни : Вспоминаем и грустим Друга не обидим, Мы в грядущий день глядим, И себя там видим. Год за годом,день за днём Замелькали даты.... Нашу песню мы поём Старые солдаты. Что нам годы,что уют, Нас надолго хватит Молодые подпоют, Юные лодхватят..........

umbon: Созидатель наследия книжного, ты в расчетах настолько был смел, что инстинкт пожирания ближнего в виде формул представить сумел. Новый век без конца потешается над наивностью детской твоей и всей мощью своей защищается от твоих утопичных идей. Не учел ты одной лишь безделицы, избавляя наш мир от оков: люди все, к сожалению, делятся на два вида: овец и волков. Хищник волк – это надо учитывать. На овец у него аппетит. А овца любит травку пощипывать. Ей скоромная пища претит. Волк живуч: и травой пообедает, и древесной корой будет сыт; а овце, коли мяса отведает, несваренье желудка грозит. Вот и бродят по волчьим владениям травоядных овечек стада. Своё мясо волкам на съедение предоставить готовы всегда.

Леонов Д.Н.: Нескромно похвастаюсь - в этом году я тоже стал писателем. В смысле мою писанину теперь продают за деньги. И издательство даже обещает прислать бумажный экземпляр (зачем? ведь я же и так знаю, что там написано). Речь идёт о художественных книгах. Чтобы было понятно, что пишу, вот ссылка на один рассказ - Жесткий диск, найденный на помойке. Надеюсь, что литературный опыт позволит мне сделать мои тексты на тематику ПВО более читаемыми.

volhovm6: Одуорб Арсений Чисты леса , канал несёт в столицу воды, И именем Москвы тут можно всё назвать, Тут не бывает никогда плохой погоды, Ведь Трудовая – сердца благодать! Здесь Подмосковная Швейцария - И даже в чём-то красивей, Вдали от пляжа-шлюза талия, А девушки-значительно стройней! Скрипит под санками снежок, Вот в Трудовой Зима настала: «Держись дружок, ещё шажок, Поедем в Волен, прошептала…» С Любовью к Родине и людям, Гостей умеют тут встречать, Здесь никого и никогда не судят, Готовы всех всегда понять. Здесь победителей великая история, На Дмитровке не просто дачный городок, Ведь здесь живут под аурой «виктории», Потомки, слышащие фронтовой гудок. Гудок победного состава уж не слышен- С Савёловской дороги - мерный электричек гул, Военный городок давно закрыли свыше – Он небо защищал столицы от летающих "акул". ........ Чисты леса , канал несёт в столицу воды, И именем Москвы тут можно всё назвать, Тут не бывает никогда плохой погоды, Ведь Трудовая – сердца благодать!

volhovm6: Dron пишет: День памяти Пушкина А.С.

volhovm6: ОШИБКА Правдинский комсомолец, старший лейтенант Витя Кабаев, бежал согнувшись мимо столиков Горьковского ресторана "Москва". Старший лейтенант Кабаев закрыл рот руками. Старший лейтенант Кабаев бежал к умывальнику в туалет. Старший лейтенант Кабаев ошибся! В ресторан мы залезли вечером после занятий на сборах политсостава. В ресторан мы залезли вдесятером. В ресторане "Москва" вечером мест не было, но мы залезли. Нас было десять офицеров всех родов Горьковского корпуса ПВО. У нас был спирт во фляжках. Для нас вытащили два стола, сдвинули, и мы разместились. Ресторан "Москва" был лучшим в г.Горьком. В ресторане "Москва" сидела приличная публика. Мы тоже были приличными людьми. Мы скинулись по десятке на закуску и попросили графины с водой и стаканы. Вечер начался. Мне сказали , что ракетчики не пьют. Мне сказали , что они ходят круглосуточно в сапогах и портупеях, и что у них все очень строго. Меня обманули! Ракетчики были добросовестными офицерами и выпивали все по полной. Графины быстро пустели. В одиннадцать вечера мы встали в круг. Начались половецкие пляски. В центре круга извивались девченки. Они побросали свои столики. Из варочного цеха вышли повара в белых колпаках. Повара смотрели наше выступление. Нам никто не мешал. Мы вернулись за стол, налили и выпили. Витя Кабаев схватил стакан с водой и запил. Воды в стакане было больше половины. Витя выпил воду залпом. Его лицо перекосилось. В стакане оказался чистый спирт. Витя зажал рот руками и побежал в туалет. Я сидел и ждал Витю. Он вернулся. У него не было слов от возмущения. Он начал выяснять, кто подставил ему этот стакан. Я сказал, - Витя! Ты ошибся! Витя посмотрел на меня отравленным взглядом и ответил, - Да. Я ошибся! Витя достал пачку сигарет. Пачка была пустая. Я сказал, - Витя! Пачка сигарет пустая - значит ты будешь жить. Трезвым за столом был один Антон Химорода. Антон налил из графина воды и дал Вите. Антон сказал, - Витя! Тебе сейчас нужна вода, много воды. Надо разводить спирт внутри организма. Антон сказал , - Пей Витя и тебе станет легче. Антон был добрым, чутким, отзывчивым человеком. Он всегда приходил на помощь в трудную минуту. Витя понюхал стакан. В стакане был спирт, чистый. Витя заматерился. Антон стал разбираться с ракетчиками. Те заявили, что в графине вода, и они запивают из этого графина весь вечер. Я сказал, - Витя! Куда мы попали? Добром это не кончится. Надо отсюда валить. Я собрал фляжки, и мы пошли. Мы остановили такси. Я сел с водителем. Сзади захлопали двери. Витя начал орать, что он боевой летчик, а не диван, Витя орал, что ему что-то отдавили. Витя всех посылал, но его не слышали. Машина подъехала к гостинице "Ока". К удивлению водителя из задних дверей вылезли шесть человек. И я не могу впомнить, - Кто не заплатил за такси? ОТСЮДА

volhovm6: Л.В. Волошина, вдова участника ВОВ, уроженка Донецкой области Тот солдат – был мой муж… Волошина Людмила Семёновна ( мкр Трудовая , Дмитровский район, Московской области) посвятила своему покойному мужу Волошину Анатолию Никандровичу, тяжело раненному в Берлине за три дня до Победы немецким юношей из гитлерюгенда, это стихотворение: Неторопливые рассветы, Неторопливая река, Я помню в детстве все закаты, Не на день помню – на века! Донец вскрывался той весною, И плыли трупы по реке, А мы с поникшей головою, Живых искали вдалеке. И с детства крик войны суровой, Разрывы бомб и посвист пуль, И буйный цвет акаций новых, Сражённых, павших, словно куль. До Победы три дня, сорок пятый в Берлине, Тишина, непривычно стоит тишина, Зорька ясная, нет уже боя в помине, Одиноким лишь выстрелом вспыхнет война. Утро раннее – свежие росы, И солдату не спится, уже не до сна, И не верится в то, что смерть ещё косит, И что пули летят с тишины, от врага. Затаился фашист, сам в предсмертной тревоге, В голове гнев и страх, как гудок, Он не хочет понять – его смерть на пороге, Но рука всё равно нажимает курок. Цель достигнута, скошен солдат, Но проснулся уже отдохнувший артбат, Весть средь них пронеслась как набат: «Ранен наш самый юный солдат»! Враг не видел такой ещё ад, такой мести : Разнесён был он в клочья в своём тихом месте. Был солдат тот отправлен в санбат: «Выздоравливай - слышал он, - поскорее, солдат!» Пролетели года, и казалось, войне не бывать, Он остался живой, доктора сотворили с ним чудо. Иногда вспоминались те дни, Ветеранам нельзя забывать те бои, Только вот со здоровьем совсем стало худо. Пятьдесят с той поры промелькнуло, как лето, Только пуля врага без границ и времён. И солдат, что в Берлине был ранен когда – то, Вновь отправлен в санбат – на ремонт! Это эхо войны, что полвека спустя прозвучало, Но теперь, через годы, оно уже смерть означало, Я на войне не была, не воевала, Но меня и мою дочь через полсотни лет Эта пуля врага тоже достала: Ветерана – солдата не стало… Я стихи теперь не пишу , Не до творческих муз – тот солдат был мой муж! 1995 год Родной Донец вскрывался нынешней весною, И плыли трупы по реке, А я с поникшей головою, Ловлю слезу, что на щеке… 2015 год Фото В. Броудо в парке мкр Трудовая - автор стихотворения Людмила Семёновна Волошина у казармы воинской части 03251, где служил её дорогой и любимый муж полковник А.Н. Волошин

Elena: На фоне всего того, что происходит в мире, хочется поздравить всех,всех С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА !!!! Нашего русского поэта,знавшего и воспевавшего загадочную русскую душу ! И не зря говорят, что :"В Россию можно только верить" !!!

volhovm6: Образцовая стрельба. В конце 70-х в министерстве обороны была так называемая райская группа, состоявшая из заслуженных маршалов и генералов, которых в принципе не увольняли. А возглавлял эту группу маршал Москаленко, который в свое время имел большие заслуги перед социалистическим отечеством, а в последние годы превратился в обыкновенного ворчливого старика. Группа эта называлась инспекцией ЦК КПСС при министерстве обороны с очень большими полномочиями. Мне на тот момент инструктору 234 центра боевого применения ЗРВ ПВО страны приходилось встречаться с этим маршалом. При проведении стрельб зенитно управляемыми ракетами нас посредников инструктировал один из постоянно сопровождающих маршала генерал. Если вас маршал будет спрашивать о результате стрельб нужно четко и бодро отвечать "Прямое попадание товарищ Маршал Советского Союза" (хотя в то время прямое попадание была большая редкость). Однажды при достаточно неудачной стрельбе (ракеты ушли в бархан) наш бравый маршал приехал непосредственно на позицию зенитно-ракетного дивизиона (а командир дивизиона и его заместитель от страха попрятались), а встречал маршала офицер наведения (ст. л-т) непосредственно осуществлявший неудачную стрельбу. Как дела, - спросил маршал, а офицер, помня инструктаж отвечает: "Прямое попадание товарищ Маршал Советского Союза" Маршал говорит: "Молодец сынок" И вручает офицеру часы со своей руки. Все в замешательстве... Через некоторое время разрешили сделать повторные стрельбы с хорошей подстраховкой. И указанный офицер так и сделался отличником со всеми вытекающими последствиями.

volhovm6: До сего времени в армии существует пресловутая «дедовщина». Конечно, она уже не та, которая существовала после распада Советского Союза, когда матери не знали, каким сын возвратится из армии — то ли на костылях с перебитыми ногами и подорванной психикой, то ли вообще в гробу. Это были знаменитые лихие годы, когда в обществе, во всех его структурах, в том числе в армии, правила сила. Тогда выживал сильнейший. Сейчас многое изменилось в нашей стране. Изменилось в лучшую сторону. Произошли колоссальные изменения и в армии. Народ стал по-другому смотреть на своих защитников. Однако, такое зло, как кем-то придуманная «дедовщина», продолжает сопротивляться от своего полного уничтожения. Как-то я слышал по телеку, как один военный политолог успокаивал слушателей тем, что эта зараза существует в армиях всех стран мира. В нашей армии, якобы, тоже существовала всегда и, дескать, на исчезновение её не надейтесь. Это была откровенная ложь, так как было время, когда «дедовщины» не только не существовало, а вообще не было как понятия. Никто не мог даже представить себе, что шайка преступников в военной форме изо в день измывается над никем незащищёнными молодыми солдатиками, калеча и убивая их. Конечно, тот политолог в силу своего возраста не мог служить в армии в те спокойные для неё времена и поэтому не знает армейскую обстановку тех лет. А мне довелось тогда служить три года, и я являюсь живым свидетелем жизни Советской армии. Я постараюсь коротко описать о взаимодействии молодых солдат и старослужащих. Но мне сначала хочется всё-таки коротко сказать о том, когда же всё-таки в армии начался беспредел, названный «дедовщиной». Это произошло в тот год, когда по новому закону пришли в армию новобранцы служить не три, а два года. В армии, как в любом обществе, всегда были, есть и будут отморозки. Эти тогдашние военные отморозки, которые в тот момент продолжали служить третий год, озверели от той мысли, что они «пахали» на государство на год больше, чем будут служить пришедшие им на смену. Вот они и стали вымещать свою злобу на зелёных пацанах. Получая удовольствие от издевательств, они как бы компенсировали отнятый у них по их мнению государством год гражданской жизни. А потом, как обычно, пошло-поехало. Это, по существу бандитское развлечение, стало армейской традицией. Традиции легко передаются из поколения в поколение, но потом поколения с трудом от них избавляются. Что и говорить, если во всех государствах мира первые законы об уголовной ответственности были разработаны и введены в действие на основании традиций проживающего на данной территории народа. Только в законах стали основой те традиции, которые были разумны и приносили пользу государству, отвечали требованиям времени и сложившейся политической, социальной и экономической обстановке. Безусловно, традиции, типа «дедовщины», не могут лечь в основу никакого закона, ибо сами действия, выражающие «дедовщину», являются общественно-опасными с общественно-опасными последствиями. С юридической точки зрения такие действия именуются преступлением, за которое виновное лицо должно нести уголовную ответственность. Преступления, связанные с «дедовщиной» имеются в Уголовном кодексе. Вся беда в том, что некоторые военачальники, дорожа своим местом и погонами не хотят засвечивать такое уродливое явление среди своих подчинённых. Чего греха таить: если в действительности при обнаружении подобных случаев в первую очередь головы летят с командования с формулировкой «за плохо поставленную организационно-воспитательную работу». Кому охота лишить свою семью куска хлеба. И до тех пор, пока вместе с преступниками будут отвечать их командиры, толку не будет. «Дедовщину» как скрывали, так и будут скрывать, пока гром не грянет. Я считаю, что в этом вопросе надо в корне изменить политику. Начальника, который выявил хоть малейшее преступление и немедленно его обнародовал, необходимо поощрять самым серьёзным образом, ставя в пример другим военачальникам. Объяснить, что такой командир в действительности, а не показушно, борется за чистоту рядов своих подчинённых. С детских лет я, как и все мои сверстники, знали, что служба в армии — это святая обязанность любого мужчины, потому что они являются защитниками своей Родины. Служить в армии было не только обязанностью, но и честью. В армию тогда не брали ранее судимых, и вообще лиц с отрицательной характеристикой. Каждый год милиция для комиссии военкомата на очередных призывников готовила данные по судимости, привлечению к административной ответственности и доставлению в медицинский вытрезвитель. К этому добавлялась и масса характеристик не только с места учёбы, работы, но и характеристика по месту жительства. Отец мой прошёл всю войну командиром танка Т-34. Имел орден Красной звезды за победу в дуэли между его танком и немецким бронепоездом. У него была много благодарностей Верховного Главнокомандующего за участие по взятию городов и столиц, в том числе Европейских стран. Я должен был доказать, что соблюдаю традиции старшего поколения по защите своей Родины. После окончания средней школы я пошёл в военкомат и попросил призвать меня в армию, хотя высокопоставленные родители моей девушки были категорически против этого и настаивали на том, чтобы я вместе с их дочерью поступил в институт, в который мы должны были попасть чуть ли не автоматически. Загвоздка для меня была в том, что мне не исполнилось 18 лет. Но я, как неистовый комсомолец, у военкома устроил небольшой скандал, и меня отправили служить в город Сальяны Азербайджанской ССР, в войска ПВО, в часть, где проходили испытания новые скорострельные секретные противоздушные зенитки. Мне кажется, что сейчас есть тяжёлые пулемёты, которые не уступят тем зениткам. Что поделаешь? Всё видоизменяется и усложняется. Служил тогда, когда Министром обороны был легендарный маршал Г.К. Жуков. Представить было невозможно, чтобы солдаты не в бою, не на учениях, а просто так, ради забавы, безнаказанно калечили и убивали друг друга. Не дай Бог случись подобный инцидент, как тут же состоялся бы показательный трибунал, а с начальства, большого и малого, полетели бы головы за то, что скрывали подобные факты. За три года моей службы в полку было одно ЧП, связанное с тем, что двое солдат в магазине города что-то украли. Судили двух воришек в полковом клубе в присутствии всех военнослужащих полка. Мне запомнился тот момент, когда старшина перед строем грубо сорвал погоны с виновных. Этот эпизод я запомнил на всю жизнь, как страшный позор и презрение к тем, кто нарушает воинскую дисциплину. Это были хорошо продуманные элементы воспитания военнослужащих. Дисциплина была очень жёсткой и строгой. Солдат должен был знать почти наизусть все военные уставы, особенно дисциплинарный. Военным искусством владеть мастерски должен был каждый солдат. Учение и тренировки в течение всех трёх лет проводились без перерыва. Нам давали краткосрочный отпуск только за особые заслуги. На свидание из родственников в часть никто не приезжал — запрещалось. Сами солдаты были согласны с этим. Ребята не хотели, чтобы сослуживцы называли бы их маменькими сынками. Я не представляю, как можно сейчас при современной военной технике чему-то научиться за год. Тогда при призыве и назначении в воинскую часть новобранца, особое внимание уделялось физическому его развитию. В настоящее время, когда показывают по телевидению тощих, без единого мускула парней, кроме жалости они ничего не вызывают. Во время моей службы никто не мог попасть в столовую, пока не перепрыгнет через поставленных друг к другу спортивных коня и козла. Постепенно старшина расстояние между ними увеличивал. Я начинал службу в полковой школе, в которой готовили младший начальствующий состав, командиров отделений различных военных служб. Сначала служил в Сальянах Азербайджана, а затем — в Янгадже Туркмении. И там, и там климат очень жаркий. Особенно было тяжело служить в песках Туркмении, где дислоцировался наш авиационный полк. Доставалось особенно тогда, когда были песчаные бури. Носили гимнастёрки со стоячим воротничком, который застёгивался на две пуговички. Так вот, в столовой, в которой стояла неимоверная жара, по команде старшины школы разрешалось расстегнуть только верхнюю пуговицу. За каждую лишнюю расстёгнутую пуговицу виновный зарабатывал наряд вне очереди. Даже в столовой солдат должен был выглядеть, как воин, а не как отдыхающий в кабаке. Зимой и летом носили с портянками кирзовые сапоги. Портянки летние отличались от зимних тем, что они были из более тонкого материала. Никаких вольнонаёмных лиц по обслуживанию солдат в армии не было. Всё делали солдаты сами: стирка, сушка белья, его глажка, уборка всех помещений и прилегающей территории, приготовление еды в столовой, мытьё посуды, полов, и всё остальное, что было необходимо делать для нормального функционирования части. Я-то пришёл со школьной скамьи, поэтому надо было всему учиться. Никто за тебя в армии ничего делать не будет. Существовал для новичков лозунг: «Не умеешь — научим, не можешь — поможем, не хочешь — заставим». Заставлять никого не приходилось. Все всему учились, и помогали друг другу. Правда, была в начале службы неувязка с ребятами-грузинами. Они стеснялись мыть полы, так как считали, что это должны делать только женщины. Коллектив подействовал. Потом драили полы лучше любой домохозйки. Не могу судить, было это хорошо или плохо, но полученная в таком духе армейская закалка, на всю жизнь развила у меня чувство дисциплины, ответственности и выносливости. Это помогло мне в дальнейшем, при работе в милиции. Что собой представляли в те годы офицеры, на плечах которых лежало воспитание солдат в духе преданности и любви к России, это отдельный вопрос. Офицеры были элитной частью нашего советского общества. Каждая мать считала за счастье отдать свою дочь замуж за офицера, так как знала, что дочь и внуки не будут в чём-либо нуждаться. У офицеров была приличная зарплата и хороший вещевой и продуктовый паёк. Плюс, они обеспечивались бесплатными квартирами. В Керчи было построено несколько военных городков со всеми коммунальными удобствами. В домах этих городков до сих пор живут граждане, хотя самих воинских частей давно нет. Сытый, обутый офицер, имеющий свою крышу над головой, все свои силы и энергию отдавал своей любимой армии. Ему, кроме военной службы, не нужно было заниматься бизнесом, чтобы прокормить свою семью, не нужно было воровать оружие и боеприпасы, чтобы потом продавать бандитским формированиям. Я помню, как молодой командир нашей роты, немного старше нас, недавно женившийся лейтенантик, день и ночь находился с нами. Утром, мы ещё спали, а он уже был в казарме. Мы ложились спать, а он ещё не уходил домой. Когда он уходил к своей молодой жене, мы не знали. В нашем полку ПВО служили солдаты более ста национальностей Советского Союза, о чём на построениях каждый раз с гордостью напоминал командир полка. Никто не разбирался в том, кто какой национальности. Например, моими армейскими друзьями были два еврея, два венгра, один туркмен и ещё москвич, как и я, русский… Я не помню ни одного случая, чтобы солдаты за что-то между собой подрались. Этого не могло быть. Мы все были равны перед законами нашей страны. Тем, кто служил последний, третий год, и показал себя военным специалистом высокого класса, доверялось быть наставниками тех, кто только пришёл служить в армию и ничего не умел, и не знал, что и как делать. До армии я, городской житель, никогда не носил сапоги, да ещё с портянками. А правильно наматывать на ноги портянки, особенно быстро, по тревоге, являлось солдатским искусством. Если плохо намотал портянки, а потом придётся по жаре с полной военной выкладкой (обмундирование, вещмешок, сапёрная лопатка, фляга с водой, скатка шинели, автомат, противогаз и пр.) бежать десять километров, то от твоих ног останутся рожки да ножки. Лазарет обеспечен. Для нас было позором лежать в лазарете. Раз в неделю, с подъёма и до отбоя находились в противогазах. Вот это была проверка на выдержку и выносливость. Разрешалось снять противогаз только во время приёма пищи. Моим наставником был парень с Урала. Он несколько вечеров подряд показывал мне, как шинель превращать в скатку, как правильно заправлять койку, как подшивать к воротнику гимнастёрки белый подворотничок, как правильно наматывать портянки. Последнее у меня плохо получалось. А он крепкий, здоровый русский парень, становился на колени передо мной, сидящим на табурете, и раз за разом разматывал и обматывал портянками мои протянутые к нему ноги. При этом говорил, что в атаку можно бежать даже без автомата, и кулаками бить противника. Потом автомат выдадут со склада. А вот запасных ног на складе нет. Поэтому их надо беречь. Потом, так же я, будучи на третьем году службы, показывал молодому солдату, что и как надо делать, учил тому, чему в своё время обучили меня мои старшие товарищи. Я тем мог отблагодарить своего наставника, что сказать ему спасибо. «Старики», как мы называли своих военных учителей, до самой демобилизации продолжали выполнять всю солдатскую работу сами, ни на кого её не перекладывая. Старшина школы для них делал единственную поблажку. Они были освобождены от уборки туалетов. Мы, зелёная солдатня, обращали внимание на то, что наши наставники от учебного процесса получали удовольствие. Они хотели, чтобы после их демобилизации их вспоминали только добрым словом, и чтобы новое поколение не подвело тех, кто их обучал военному ремеслу. У моего наставника были золотые руки. В свободное время из всякой всячины делал различные безделушки. Особенно у него хорошо получались наборные курительные мундштуки для сигарет, которые он изготовлял из разноцветных зубных щёток. Когда он уезжал домой, он подарил мне такой мундштук. У меня есть фотография, где я в форме сержанта держу этот мундштук, а сам он сейчас лежит в серванте, на почётном месте (на фото вверху). Мы тогда не могли даже представить, чтобы старослужащий заставил молодого солдата почистить ему сапоги, постирать и погладить обмундирование, а, тем более, сбегать ему за водкой, да ещё не за его деньги. Наоборот — они, именно на наших сапогах, показывали, как надо их чистить, чтоб они блестели как зеркало, как драить бляхи на ремнях, наводить стрелки на брюках и на одеялах постелей. Я представляю, чтоб было бы с тем старослужащим придурком, который заставил бы сначала языком слизать грязь с его сапог, а потом надраить их зубной щёткой. Уверен, что такого изувера покалечили бы сами старослужащие. Да и молодой солдат не позволил бы себя унизить. Он тут же пошёл бы к эамполиту, который безвылазно находился в кабинете, и доложил бы о таком ЧП. В 24 часа такой вояка был бы арестован, с финалом — оказаться перед военным трибуналом, а потом в штрафбате. Стоит сказать пару слов о том, армия ли виновата в «дедовщине»? Да, виновата, но только в какой-то степени. Большая часть вины ложится на общество, в котором воспитывался юноша. Особенно виновны родители, воспитавшие придурка. Не надо им надеяться на то, что их дитя воспитывать будут где угодно и кто угодно: в яслях, детском саду, в школе, в институте, в армии, на работе и т.д., а родители будут не причём. Получается, их главная задача состоит в том, чтобы удачно зачать чадо, а дальше, хоть трава не расти. На самом деле, как сказал русский писатель, педагог А.Н. Острогорский (1840-1917): «Родители воспитывают, а дети воспитываются той семейной жизнью, какая складывается намеренно или ненамеренно. Жизнь семьи тем и сильна, что впечатления её постоянны, обыденны, что она действует незаметно, укрепляет или отравляет дух человеческий, как воздух, которым мы живём». Так что в армию уже готовых «дедов» поставляют родители, а потом всю вину перекладывают на неё — армию. Просто сынок воспитан негодяем с червинкой в душе, которая раскрылась при соответствующих обстоятельствах. Конечно, государство так же формирует личность, по крайней мере, продолжает её формировать. Воспитание требует от государства разумных продуманных действий. Сейчас, например, многим не совсем понятно, почему в какое-то время государство пошло на поводу ребят, служивших в ВДВ, разрешив им раз в году устраивать в полном смысле слова пьяный шабаш по поводу дня этого рода войск. Почему-то общество считает, что эти ребята целый год ежедневно рисковали в армии своей жизнью, а теперь они могут повеселиться. И вот на площадях, улицах городов появляются толпы полураздетых, но обязательно в тельняшках ребят и мужиков всех возрастов, которые напившись, снимают с себя штаны и «по традиции» сигают в бассейны с воинственными криками. А потом начинают по той же «традиции» разбивать на голове арбузы. Нынешние их девушки млеют от смелых своих любимых, которые в усмерть пьяные кидаются в бассейн и не тонут, мужественно выползая из него на карачках, падая и спотыкаясь направляются к местам дислокации арбузов, которые государство специально подвозит для потехи разгулявшихся ребят. Милиция вся на иголках. После такого торжественного дня им дают сутки для отсыпания. И в наше время многие ребята служили в спецвойсках и подразделениях. Но никто из них не додумался в свой профессиональный день голышом бегать по городу и размахивать флагами. У меня один мой друг погиб во время военных действий в Афганистане. Другой — жив, здоров. Награждён орденами Боевого Красного Знамени и Красной звезды. Однажды в День ВДВ мы с ним заговорили именно на эту тему. Он мне сказал, что настоящий вэдэвэшник никогда не будет по пьяни бегать в семейных трусах среди нормальных, одетых людей, да ещё себе на голову опускать арбузы. Этим занимаются те ребята, которые в частях ВДВ служили на различных подсобных работах, и к серьёзным вещам не имели никакого отношения. Те, кто действительно, как солдаты ВДВ, занимались государственным делом по защите её интересов, в этот день не арбузами колошматят друг друга, а в спокойной обстановке вспоминают боевые дни и погибших друзей. Плохо, что государство потакает этим храбрецам, которые мужественно кидаются в городские бассейны на потеху малышни и ужасу их родителей. Я знал, за что мой друг получил высокие государственные награды. Не могу представить себе его, бегающим без штанов пьяным по городу с арбузом в руках. В нашей городской милиции служит несколько десантников. Это очень выдержанные и спокойные ребята. Их отличительная черта — необыкновенная скромность. Один из них пишет прекрасные стихи и поёт под свою гитару. Несколько лет никто из нас не знал, что он награждён орденом за боевые заслуги. По нашей просьбе эти боевые ребята однажды в нашем клубе показали своё мастерство. То, что мы увидели, трудно передать словами. Особенно поразило их умение разбивать толстенные куски досок любой выступающей частью тела: лбом, локтем, кулаком, ногой. Один из них, обладатель чёрного пояса каратиста, вытянутыми пальцами руки насквозь прошивал доску. Пальцы входили в доску, как в масло, и она разлеталась на две части. Вполне понятно, что такие ребята не станут в городе показывать, как они лихо на голове разбивают арбузы. Было бы хорошо, если бы бывшие воины ВДВ в свой день продемонстрировали своё мастерство по рукопашному бою, владению холодным и огнестрельным оружием, по прыжкам с парашютом и прочее умение молодым ребятам, которые собираются служить в армии. Может быть, тем ребятам из бассейна нечего показывать? Видимо, единственным их достижением является битьё арбузов на голове и купание в городских бассейнах. Глядишь на их молодецкую удаль, и невольно думаешь: а не были ли эти бравые ребята «дедами» в армии?.. ОТСЮДА

volhovm6: Александр Альбов 1974 год. Школа при военном городке. К 23 февраля готовятся мероприятия. Одно из них было постановкой: два парня, переодетые самолётами, устраивают воздушный бой, остальной класс поёт. Потом наш побеждает и улетает, враг кверху шасси лежит и встаёт только после занавеса. Парни занимались костюмами, тут неважна технология изготовления костюмов, важно для повествования то, что самолёты были винтовые и винт должен был вращаться от встречного потока воздуха. Вот именно узел крепления группа энтузиастов и доводила до ума в школе вечером. Полутёмный коридор (свет они сами не весь включили, для атмосферы), несколько человек стоит в его освещённой части, двое, которые «самолёты», носятся друг за другом, наклонив туловище почти параллельно к земле, и видя только ноги впереди «летящего», периодически подходя к «техникам». Там им настраивают винты, подтягивают что-то (не буду углубляться) и в полёт! Будущие «лётчики» умаялись и дали «полетать» «техникам». Те восприняли это с энтузиазмом. И вот! Летит ИЛ-2 за Мессершмиттом, оба раскрашены не как положено, а как зрелищней: наш с огромными звёздами, фашист весь в свастиках, как зек в наколках. Оба ревут, изображая рёв моторов, винты крутятся, под крыльями горят лампочки, запитанные от батареек. Жуть и красота в одном флаконе. Эхо в полутёмном коридоре дополняет антураж. Места им мало и залетают в очень дальний конец коридора и за поворот. И тут открывается дверь и выходит учительница истории. Что эта очень оригинальная женщина делала в кабинете, ничем себя не проявляя долгое время, уже неважно. Но вышла она со щитом и мечом (многие военные служили в странах соцлагеря и привезли по её просьбе несколько наборов средневекового оружия из пластика), она часто выдавала этот антураж учительницам младших классов, если те просили. Представьте эту картину: статная женщина (где-то 180 см) с волосами цвета воронового крыла, осанкой, которой позавидовали бы многие офицеры, серебристо-бежевое платье, обтягивающее фигуру, к которой прилипали глаза многих старшеклассников, сверкающий меч, щит с гербом Магдебурга и «Мессер», с воем летящий на неё. В общем, для ИЛ-2 работы не осталось: мечом по загривку и коленом по носу (нос и у самолёта и у «лётчика» в одном месте оказались по проекту). Нос сломался, «Мессер» рухнул, Ил-2 из-за плохого обзора пожужжал немного и выпрямился, не понимая, где противник, и получил мечом по кумполу, не больно, меч лёгкий и не твёрдый. Она при этом ни слова не произнесла. Потом завыл «Мессер». Нос у «мессера» оказался сломанным, и его быстренько отвели в военную медицинскую часть, там метров сто–сто пятьдесят идти всего. Она его успокаивала, мотивируя, что могло быть и хуже. Больше всего перетрусился пилот «мессера», который дал технику полетать и всё это видел, и за товарища, и потому что он собирался поступать (и поступил потом) в лётное училище. А сломанный нос поставил бы большой крест на всей этой затее. Родители, узнав о подробностях, претензий не предъявляли. Учительница потом откомментировала это так: - А если бы это был настоящий фашист? Я что, у него должна была паспорт попросить? Аккуратней летайте пилоты!

Марат: Нас опять сорвало с постелей, По готовности в третьем часу, И кто знает,какие там цели, Что они нам с собою несут... Три минуты, и вот мы на месте, Ряд докладов звучит в тишине, И забыл ты уже о невесте, Что тебе улыбалась во сне... Луч локатора по небу шарит, Грозно смотрят ракеты во тьму, Только шум дизелей нарушает Предрассветную тишину... Вот и час пролетел, как минута, Восемь целей поражены, У эРэСников нервы, как струны, До предела напряжены... Но вот-команда, и всё замирает. В этот раз всё "учебно" опять, И сейчас только все замечают, Как устали, как хочется спать... Владимир Королев , Ижевск, в\ч 28059 , Написано в поезде в мае 1982 по дороге на полигон Балхаш(Сары-Шаган)

hakkapeliittaa: Марат, а кто автор сего произведения?

Марат: Не знаю автора..."Написано в поезде в мае 1982 по дороге на полигон Балхаш(Сары-Шаган)". ...и все...Но есть одно предположение.Уточняю.

Марат: Нашел автора Это Владимир Королев,в\ч 28059....Вот,что он ответил :"Автор я. Служил в Ижевске 80-82г. дизелистом, но лучший друг был оператором РС, поэтому кабина "У" как родная!!!

Эстина: Умирают деревни со стоном, Старики доживают в них век. Государство берёт их измором, Отключая и воду и свет. Заколочены окна досками, Где-то нудно калитка скрипит. Пьяный дед, умываясь слезами, В небеса кулаками грозит: -Эх! За что нам такая поруха? Видно, Бог отвернулся от нас! УМИРАЕТ СЕЛО .УМИРАЕТ ... Жить зачем? -попрошаю я вас! Дед умолк и, вздохнув отрешённо, Потихоньку поплёлся домой. И казалось что в мире огромном Он один со злодейкой-судьбой! Сколько ныне таких деревушек, Где живут лишь одни старики!? Кое-где, может, больше старушек,- Тоже черпают долю тоски... А в Госдуме законы клепают, Что-то путное сделать хотят... А деревни, меж тем, вымирают, И домами пустыми скорбят.

Эстина: Моя родная школа. Скольким детям она дала путёвку в жизнь, а вот так с ней поступили.Жаль очень жаль. За овином лес шумит, Школа на пригорке. Но звонок там не звенит, Оттого мне горько. Встали детки на крыло, Гнёзда опустели. И родное хоть село, Но вот улетели. В девяностые года, Власть не те держали. Закружила нас беда, Все теперь признали. Упасть можно ведь легко, Трудно вот подняться. В селе старые с клюкой, Ну на что годятся. Молодёжь не сможет жить, Даже нет работы. Сколь беда будет кружить, Вот мои заботы. Будет дачное село?, Как то не по нраву. Пусть прошедшее ушло, Но стоит держава. Жизнь менять такую надо, Без корней она увянет. Чтобы жили дети рядом, И село на ноги встанет. Автор мой друг Володя Макаров с. Сельцы, Рязанская область

ст.оператор: К 8-му марта незнакомой планшетистке. В твоих глазах больших как море Увидел я волшебный свет Они горят быть может мне на горе, Но ведь тебя прекрасней нет. И губ твоих сок спелой вишни готов испить с тобой до дна. Когда же я тебя увижу , но ты быть может не одна? Но образ твой ,желанный милый я в памяти своей храню. когда же скажешь мне любимый и я тебя к себе прижму. Волос твоих шёлк чёрной смоли поглажу трепетной рукой. Когда же я тебя увижу? Когда же будешь ты со мной? Душа твоя источник вешний . Всё зеленеет и цветёт. Пойти бы вместе нам по жизни пока нас смерть не разведёт. И красотою неземною наполнить сердце до краёв. Когда же будешь ты со мною? Ведь это кажется -Любовь

ст.оператор: Девушке-курсанту Я восхищаюсь как творит природа Из атомов, молекул и частиц Многообразие неживого и живого Вдруг красотой кого то наделив Ты так прекрасна словно ангел Глаза твои полны огня И стан твой стройный так изящен И вся как роза хороша Прости мне откровенья эти Но есть глаза вот и смотрю Но кто то же целует губы эти И кто то говорит тебе Люблю. Очарованье глаз небесных Забыть не в силах никогда И так хочу лет через десять Узнать как сложится твоя судьба С кем ты пойдёшь по жизни вместе Кому себя доверишь ты С кем будут счастьем воплощаться Твои недетские мечты.

hakkapeliittaa: ст.оператор, а кто ж автор? Искренние стихи.

volhovm6: Евгений Жираковский Моим однокашникам по ГВЗРКУ, сослуживцам и всем ракетчикам войск ПВО Смотрят в небо безмолвно радары. И расчеты готовы к войне. Для того, чтоб молчали пожары, Чтобы Русь не горела в огне! Было наше нелегкое время, И в ответе за всё были мы... И за тех, кого «ставили в стремя», Не жалели себя и сумЫ... На алтарь ратной службы Отчизне Мы отдали и жизнь, и судьбу... Провожаю друзей в ранней тризне Под прощальных салютов стрельбу. Наши дети (и, может быть, внуки...) В продолженье традиций отцов Взяли наше оружие в руки, Охраняя Отечества кров: Чтобы небо и впредь было чистым, Чтоб Россия спокойно жила И над нашей землей был лучистым Каждый день … Чтоб Отчизна цвела! Враг сегодня-увы, не хазары... Но спокойно народу и мне: Смотрят в небо безмолвно радары. И ракеты готовы к войне... *****

ст.оператор: Когда то занимался охотой и писал в газету. Что бы не переписывать публикую статью может кому интересно.

volhovm6: Из ПВО ты офицера полюбила... Тем самым жизнь себе, невольно, осложнила. А сколько было претендентов с артполка! Была б комфортной с ними жизнь, наверняка. По гарнизонам ты немало помоталась, Одна с детьми ты месяцами оставалась, Топила печь, детей баюкала, ждала. Всё одолела, всё стерпела, всё смогла! Ох, тяжка доля – офицера быть женою! Но жизнь твоя могла быть качеством иною, Не осмотрительно ты выбрала меня, О чём жалела после свадьбы ты три дня. Служили в дырах мы, в том не моя вина, Хлебнули лиха мы, наверное, сполна. Промчались годы, заискрилась седина, Всё хорошо у нас, как думаешь, жена?! Счастливой сделать я тебя не обещал, Любовных песен я тебе не посвящал, Исправить этот недостаток я хочу, Я для тебя, наверно, гору сворочу. Себе коньяк налью, тебе бокал вина. Пусть будет мир везде, всегда,но не война! В твой день рождения гитару я возьму, Аккордом громким разорву я тишину. София, Соня, дорогой мой человек! Счастлива будь, здорова целый век! Плохое всё забудь, не вспоминай, Всё у нас будет идеально - так и знай! АВТОР

Леонов Д.Н.: Поскольку я уже давно на форуме, и даже дослужился до модератора, то наверняка у многих возникает вопрос - "кто этот человек и откуда он взялся?" Специально на этот случай я в своё время написал мемуары - "Четверть века с отвёрткой в руках" Не сочтите за самопиар Все события и действующие лица - реальные. Секретного в этом ничего нет, и текст болтается в Сети уже больше года. А для описания более деликатных событий существует художественная литература

РИЦак: Леонов Д.Н. пишет: "Четверть века с отвёрткой в руках" Замечательно написанная книга Советую также почитать «Диск найденный на помойке», и другие не менее интересные произведения Писателя- Дмитрия Николаевича Леонова

ст.оператор:

ст.оператор: Прошу прощения. Сначало выложил первую часть статьи, потом передумал и стёр в поле , но сообщение всё же ушло. Публикую вторую половину.

ст.оператор: http://s019.radikal.ru/i634/1604/f1/642c2280c883.jpg Довольно познавательное чтение. Содержание одного из томов в ссылке. Всего три тома.

ст.оператор: В то лето прошло много дождей, поля стояли убранными лишь наполовину, техника вязла в грязи и буксовала. Голуби небольшими разрозненными группами "бомбили " поле с разных сторон. Через поле разрезая его почти посередине, проходила высоковольтная ЛЭП. Голуби , закончив обрабатывать примыкающие к лесу участки ячменя, переместились к середине, но прежде чем начать кормиться, рассаживались на проводах в шашечном порядке ,что бы смотреть в разные стороны и долго изучали территорию. Посидев какое то время они небольшими группами слетали кормиться на землю, потом менялись с др. группой сидевшей в это время на "на посту". Ближе 300 метров они не подпускали. Решаю устроить засидку у самых опор ЛЭП, основания кот. заросли кустарником и молодыми деревцами, но надо подготовиться. На следующее утро,ещё по тёмному, взяв голубиные чучела, выхожу на охоту. Двигаться тяжело, местами ноги вязнут в грязи , и приходится обходить такие участки. Постоянно натыкаюсь на покопы, оставленные кабанами. Наконец у цели. Выбираю для засидки одну из опор, кот. стоит на границе скошенного и нескошенного ячменя. Устраиваюсь под деревцами в кустарнике, обзора поверху ни какого, только узкий проход между ветвями, через кот. попадаешь в середину зарослей. Это и будет моей "амбразурой", через кот. придётся стрелять. Выставляю чучела в 20 метрах от опоры и жду. Солнце показалось над лесом, притушив звёзды и залив редкие облака красноватым светом. Прошло ещё немного времени, и голуби мелкими группами потянулись на кормёжку в глубь поля, минуя ЛЭП и полностью игнорируя мои чучела. Одна стайка, другая, третья- все летят стороной и высоко, вне выстрела. Вдруг откуда-та налетела группа из 5 голубей и присаживается к моим чучелам, но, не успев сложить крылья и коснуться лапами земли буквально шарахается в сторону и улетает. Делаю поспешный дуплет. Промах. Предполагаю , что они заметили меня или что то не в порядке с чучелами. Продолжаю ждать, поскольку меня позицию уже поздно, всех распугаешь. Солнце поднялось над горизонтом ещё выше, окрасив всё вокруг золотистым светом. Рассвело. Мелкие стаи продолжают подлетать на дальний край поля. Идут высоко через меня, некоторые делают крен в сторону моих "голубей", но тут же выравнивают полёт и поспешно уходят. Всё ясно, думаю краска кот покрашены чучела, бликует на солнце, и, видимо этот участок они обработали накануне. Продолжаю упрямо ждать удачи и дождался. Послышались хлопки крыльев над головой, кто то присел на провода ЛЭП. Ещё шум нескольких пар крыльев. Осторожно поднимаю голову кверху и нахожу "окошко" между листвой, пытаюсь рассмотреть кто там. Одного вижу, по белой полосе на шее определяю вяхиря, остальные в "мёртвой" зоне. Сердце забилось в груди, зародилась надежда на удачу. Жду когда слетят, шевелиться нельзя-спугнёшь. Сколько времени прошло не знаю, всё тело и ноги без движения затекли. Пауза явно затянулась, стоять неподвижно больше невозможно. Медленно , очень медленно поднимаю ружьё и пытаюсь между листвой выцелить вяхиря. Он настораживается, наклонив голову, косит глазом на моё укрытие. Тс-с. Я замираю, секунды кажутся часами. Наконец голубь успокаивается. Прикладываюсь и стреляю. Тут же выскочив из укрытия, делаю второй выстрел по уходящим трём голубям, кот невредимыми стремительно улетают в сторону леса. Подобрав трофей, присоединил его к "пластикам"и занял место в укрытии. С учётом проведённого в нём времени и полученного первого опыты решил обломать внутри часть веток с целью улучшить обзор и облегчить прицеливание. Беру ружьё в правую руку за шейку приклада, а левой рукой обламываю ветки слева и вверху, затем меняю руку и так же за шейку приклада держу левой рукой стволами вниз, а правой обламываю справа и с разворотом корпуса сзади над головой. Бах!!! Оглушённый выстрелом, поворачиваюсь и вижу в левом сапоге на расстоянии одного сантиметра от мыска отверстие. Убираю ногу, под ней в земле конусообразная воронка глубиной сантиметров 10. Стою какое то время в ступоре. Сильной боли нет, нога слегка начинает саднить. Наверное защитная реакция организма,- решаю я. В первые мгновения идёт обезболивание за счёт адреналина и крови нет. Быстро разряжаю оружие и отставляю в сторону, достаю аптечку из лежащего на валуне рюкзака. Тем временем нога начинает болеть сильнее. Снимаю сапог и ни чего не понимаю. Никаких повреждений на ноге, даже намёков на них нет, а в подмётке сапога выходное отверстие лепестками с рваными краями. Если бывает чудо , то оно случилось со мной. С глупой улыбкой смотрел я на своя целую ногу и ничего не понимал. Так что же всё-таки произошло. Видимо, когда обламывал ветки, слегка изменил положение руки, державшей ружьё, кончик, оставшийся от ветки заходит внутрь спусковой скобы под спусковой крючок, рука непроизвольно качнулась вниз и .... . Спасло то, что сапоги были на два размера больше, да и пальцы поджал в сапогах- замёрзли. Стоять в жиже в резине холодно. Хорошо , что всё так удачно закончилось. Какие то миллиметры отделяли меня от другой жизни, а всего-то не поставил ружьё на предохранитель. По этому призываю вас, охотники, к бдительности в обращении с оружием и поведении на охоте. Помните, что все мы в группе риска. Берегите себя ради своих близких. Здоровья и удачи всем! Да хранит вас Господь! Это реальная история произошла со мной в 2005 году.

Эстина: Автор Владимир Макаров с Сельцы Рязанский край На селе,что у кромки леса, Ну дворов побольше двести. Для кого то здесь нет интереса, А кому то нужны очень вести. Живы ли и здоровы соседи, Пишут мне,кто живёт вдалеке. В магазине хватает ли снеди, Или ехать домой налегке. Я пишу,что все живы,здоровы, Ходят в лес сейчас по грибы. Что щипали когда то коровы, Теперь улицы все заросли. Вот приедут внучата и скосят, Вокруг дома,ещё во дворе. И воды из колодца наносят, И разъедутся все в сентябре. В храме нет давно колокольни, При советах в ней шили сукно. Много было детишек в школе, За пятак все ходили в кино. И разъехались все в города, В школе выбиты окна и двери. Приезжают теперь иногда, И село тяготит о потере. Пред селом луга заливные, Ока-речка глубокая ширь. В те далёкие годы младые, На селе процветал другой мир. В нём косили траву на лугах, А сейчас заросло всё бурьяном. И как свечки стояли стога, И купались на пляже песчаном. А природа здесь так хороша, Хвойный лес и берёз перелески. Отдыхает в блаженстве душа, Окуньковые в озере всплески. А клубника пьянит луговая, И черничник коврами в лесу. Ты сторонушка сердцу родная, Как люблю всех просторов красу. Прекрасное было село и от него практически уже ничего нет. Дачники, туристы..... А ведь был свой швейных № 8 от Белоомутской швейной фабрики. мальчишки 15 лет могли уже работать. Была своя вечерняя школа рабочей молодежи. Там получали мы путёвку в жизнь. При цехе был филиал аэроклуба, где мы занимались парашютным спортом. Сейчас кому рассказать, не поверят, скажут фантастика. Это была наша жизнь и за это я лично говорю спасибо судьбе. Спасибо Володе за стихи и память о родном селе Сельцы.

Elena: И почему только захлестнула людей мода -" В Москву, в Москву !..." ??? А что Москва - смог, пробки, давка в метро да жирные коты в дорогих ресторанах...... Надо надеяться, что возродится село в виде коллективных и единоличных хозяйств, так необходимых, чтобы -зрела пшеница и рожь колосилась, это богатство страны, где " Хлеб всему - Голова".

Эстина: Elena пишет: Надо надеяться, что возродится село в виде коллективных и единоличных хозяйств, Очень хотелось бы, только есть реальная опасность, что возрождать будет нечего а главное некому.

Elena: И вот сегодня, словно по мановению волшебной палочки, на Первом канале ТВ в программе Ю. Меньшовой - "Наедине со всеми" показали молодую пару. Четыре года назад они перебрались из города в деревню...... Построили свой дом, завели хозяйство - кур, коз, пчел, посадили в огороде овощи..... И за ними потянулись их друзья и все очень довольны. Едят свою пищу, освоили большое количество профессий, скучать некогда и всё очень интересно, !!! И, что очень важно ,решен квартирный вопрос!

Леонов Д.Н.: Эстина пишет: есть реальная опасность, что возрождать будет нечего а главное некому. Не в тему ветки, но мимо веселого смайлика пройти не смог. Есть у нас такая контора - "Дмитровские овощи" Знаю потому, что одно время работал по соседству с их офисом. Слегка поподробнее о них: Холдинг «Дмитровские овощи» - крупнейшее предприятие агропромышленного комплекса Московской области, обеспечивающее полный цикл производства овощей: выращивание переработку хранение поставку продукции к местам продаж Среди крупных покупателей Холдинга «Дмитровские овощи» можно выделитиь такие компании, как: «Седьмой Континент», «Перекресток», «Копейка», «Мосмарт», «Пятерочка», «Утконос», «Стокман», «Белая Дача» и многие другие. Годовой объем производства составляет более 150 тыс. тонн овощей и картофеля. Я знаю, что моя позиция и то, что я делаю, не всем нравится, но придётся потерпеть. Или баньте. Мне не нравится, когда про мою страну пишут гадости. Ну и напоследок о литературе - Кто такие жопоголики

hakkapeliittaa: Всё совсем иначе, не как в ПВО... Временами мы тут вспоминаем, чему и как нас учили в ПВО, а чему не учили. Недавно нашел на просторах всемирной паутины повесть Андрея Загорцева Матрос СпН. Ярко и живо автор вспоминает срочную службу в подразделении ОН Краснознамённого Тихоокеанского флота, дислоцированном в бухте Холуай на острове Русском, что неподалёку от Владивостока. Дело было в конце 80-х, в расцвет перестройки. Кстати, примерно в это же время побывал в тех краях и я, разъезжая с гастролями по стране. Шли мы на большой парусной яхте между островами Русским и Попова, и не дошли до Холуая, или Нового Джигита, буквально 2 мили. Ветер кончился.... Окрестности Владивостока буквально были нашпигованы войсками и военными объектами. База морской пехоты, позиции РТВ и береговые батареи, флотские склады минно-торпедного хозяйства - всё это прекрасно было видно с воды. Мы с коллегами даже позавидовали в какой-то мере морпехам, служившим на о. Русском - целый батальон МП, расположившись на прибрежных камнях и рассредоточившись по берегу, в полном неглиже загорал и купался в тёплых и чистых водах залива Петра Великого Японского моря... Повесть Андрея Загорцева даёт уникальную возможность узнать о службе морского спецназа, как это было на самом деле. Читайте, не пожалеете. Матрос СпН рекомендую почитать и другие произведения автора, кадрового офицера РА.

Леонов Д.Н.: Осторожно, вброс!!! История, которая повергла меня в шок. Саму историю читать до конца. Каменты - по желанию.

ст.оператор: Леонов Д.Н. Спасибо за поучительную информацию .Не напрасно СМИ называют "пятой властью". С юности знаю ,что каждое явление словно айсберг , где на поверхности одна четверть его , а под водой всё остальное. Вот и учишься читать газеты между строк, но всё равно попадаешься именно на эмоциях. Так было в 91 г после гибели ребят.

volhovm6: Леонов Д.Н. пишет: История, которая повергла меня в шок. - из жизни - Каширская тюрьма \ СИЗО\, зима, привезли новую партию задержанных ожидать суда и среди них дед, которого выпустили неделей раньше. На вопрос - снова? и за что теперь? пояснил, " жить не на что, жрать охота, залез ночью в магазин, успел литру водки выпить и колбасы поесть вдоволь - утром задержали. В тюрьме же кормят, моют и тепло...." Может и правда для многих это выход? Прожить еще некоторое время..., жить то всем охота..

Леонов Д.Н.: Продолжение. Тема сочинения душещипательных рассказов довольно подробно раскрыта. В Сети даже есть инструкции. Вот например: Как видите, трогательные истории имеют несколько общих элементов. Попробуем перечислить их. а) Жертва Жертва должна одновременно и быть беззащитной, и вызывать симпатию. Любящая внука бабушка, бессловесное животное, простой парень трудяга без связей и денег. б) Злодей Злодей должен быть мерзким типом и цинично пользоваться своей властью над жертвой. Менты пользуются тем, что они неподвластны закону. Мальчик-мажор пользуется тем, что бабушка любит его и не может отказать ему ни в чём. Маньяк пользуется тем, что кошка не умеет говорить, и не может сопротивляться двуногому зверю. в) Цель преступления Цель преступления должна быть понятной и корыстной. То есть, если бы мальчик заставил бабушку продать квартиру, чтобы оплатить своё лечение от рака — история звучала бы уже не так. Вся суть именно в том, что мальчик покупает на вырученные деньги излишество. Предмет, без которого легко мог бы обойтись. То же самое относится и к алчным ментам, и к сластолюбцу кошкодаву. г) Наказание Преступник должен остаться безнаказанным. Мало того, преступник должен разжиреть и планировать новые преступления. Желательно, чтобы преступник ещё и не скрывался — то есть, хвастался своей безнаказанностью. д) Наше участие Важный штрих. Жертва должна остаться в живых, чтобы мы знали, что в наших силах ей чем-нибудь помочь Отсюда - Анатомия слёз И ведь пользуются же. Вот пример - Геннадий Лагутин. Последний бой. Почему я так считаю? Да потому что этот и другие рассказы обсуждались на одном из литературных форумов, и я тоже поучаствовал. Подвох почувствовал не я один. В результате обсуждения у одного участника форума прозвучало - "слёзовыжималка". Я согласился.

Anatoly: Леонов Д.Н. пишет: Осторожно, вброс!!! Леонов Д.Н. пишет: Тема сочинения душещипательных рассказов довольно подробно раскрыта. В Сети даже есть инструкции. А что, собственно, удивительного в этом? Зауряднейшее и не особо полное изложение правил, как донести ситуацию до читателя. Серединка обучения (по годам) на журфаке. Литератор должен знать, как доходчиво вывернуть душу читателя. И писатель, оперирующий вымышленными образами и журналист. Писать надо так, чтобы написанное работало. Есть в приведенной ссылке момент: расставлен акцент хитрО. На фейк - на небылицу. А вот это, уважаемые коллеги по форуму, называется просто: подлость. Вспоминаем для начала детство. В школе за подлость расплата прилетала мгновенно и толерантно - в морду на первой же перемене. В более зрелом возрасте. Многие могли публично порадоваться, как кого-то на.. Ой! Надули? Обманули, короче. Да и потом, что-то Дима Л. из Подмосковного города, владеющий компьютерными технологиями не стал обеспеченным кардером (к примеру), а некто Анатолий из Чернозёмных краев не ставит направо и налево "жучки" для прослушки и торговли информацией. Не научились, так сказать, тырить... Короче говоря, сам факт появления инструкций как написать "слезливую сопле мелодраму" или как управлять коллективом - это нормально. Очередная методичка. А страшно то, что сейчас мы воспринимаем такие методички как руководство к чьему-то действию. И многие принимают эти методички в душу, как дух принимает вбитое в голову при КМБ. И руководствуются ими. Для наживы или забавы ради - это уже не так важно. Вывод прост: очередная иллюстрация к жизни общества, потерявшего систему воспитания человека. С детства. С рождения. Общества, где слово "мораль" скоро будет нецензурным, а слово "совесть" будет поводом для обследования в психдиспансере. И напоследок: мне много милее воспоминания о моих драных ушах от незнакомого дяди (в далеком детстве) за бычок "Прибоя" за сараями, чем толерастические стоны защитников прав детей. Ответьте сами себе, так ли плох старый лозунг "Не проходите мимо!" Пошли они, законотворцы, ... короче - далеко и лесом А я пошел смотреть крамолу - 3 выпуск "Ну, погоди!"

Anatoly: Основная часть наших бед, это отсутсвие в стране идеологии. Да-да. Нету её. Н е т у. Есть "направления развития" и перспективные наработки. А идеологии - той, что должна определять все развитие государства - нет. Демократия - это хорошо! Отлично! Но! В демократических штатах попробуйте сказать, что задолбала эта страна и жизни в ней нет. Писец подкрадываться не будет. Он демократично навалится и задаст вопрос: "А какого темногожего хрена ты тогда тут живешь? Не нравится - не ешь. Уе.. зжай отсель" У нас же, в погоне за "демократией" - кавычки не случайны - мы ласково моем языком анус таких деятелей, чьи имена и упоминать брезгую. Замполиты стране нужны. Толковые, вооруженные знанием и умением работать с людьми. И сама идеология. Причем очень желательно не анархизма.

Elena: К сожалению, мне приходится рассказать о женщине 52 -х лет, русской, коренной москвичке, которую научили РАБОТАТЬ, а не "пилить" в двух ВУЗах Педагогическом и Институте Управления при Президенте РФ, которую сначала уволили из Минобрнауки, а потом из режимного авиационного предприятия......Так как она имеет неподкупный , принципиальный характер ! И сейчас, чтобы иметь средства к существованию она - "БОМБИТ".............

Леонов Д.Н.: Всё-таки тщеславие – двигатель прогресса. Или амбиции. Не знаю, как лучше сказать. Вот именно об этом и речь – вроде хочешь сказать (написать), а не можешь. Не получается. Или напишешь, а через месяц читаешь – какой ужас! Или своё читаешь – вроде ничего, а чужую вещь открыл – музыка! Песня! Почему я так не умею?! И вот тут-то дошло – надо учиться. А у кого? Ну, во-первых, у того, кто пишет в этом жанре, в данном случае – документального романа. А во-вторых, у признанного авторитета. Нобелевского лауреата по литературе. И ведь есть такой – Светлана Алексиевич. К тому же русскоязычная – проблем с пониманием быть не должно. Её «Цинковых мальчиков» читал давно, но впечатления остались противоречивые. Поэтому взял «У войны не женское лицо». Вещь старая – 1983 года, и уже стала классикой. Первое впечатление: автор – титан! За четыре года объездить множество людей, записать их рассказы на плёнку… Да, сейчас технологии ушли вперёд – я работаю с цифровым диктофоном и пишу на компьютере, это гораздо удобнее, чем с магнитофоном и машинкой. Но суть та же самая – расшифровать запись, сначала перевести в текст, а потом – в связный, читаемый текст. А перед этим самое главное – найти контакт с человеком, чтобы он рассказал не казённым языком общие вещи, а именно то, что тебе интересно. Потому что пропускаешь через себя, а материала должно быть много, с запасом. Есть и другая вещь – место автора, его личное отношение. Ну и, понятное дело, чисто литературная технология – словарный запас, построение фраз, и т.д. и т.п. Надо сказать, у Светланы Алексиевич есть чему поучиться. На то она и профессионал – окончила факультет журналистики. Да и тема книги – воспоминания женщин о войне – подразумевает женский взгляд. Эмоции, а не технические подробности. С другой стороны, это объясняет отсутствие в книге описания оружия, географии, батальных сцен. Алексиевич сосредоточилась на главном – женский взгляд на войну. И это безумно интересно и необычно. А собеседницы автора, погружаясь в воспоминания, как бы возвращаются в военное время – с тем мироощущением, с теми оценками событий. В конце 70-х это ещё можно было записать, а сейчас всё – эпоха ушла. Одним словом, книга впечатлила – как содержанием, так и чисто литературной формой. Поэтому с не меньшим любопытством взялся за «Время секонд-хэнд». Тут Алексиевич пишет о событиях, которые я застал в сознательном возрасте, поэтому я ожидал увидеть какое-то сокровенное знание, какие-то моменты, на которые сам не обратил внимание. В конце концов – ответы на морально-этические вопросы. Да, я читал негативные отзывы в СМИ и интернете, но мало ли что там пишут, хотелось бы составить собственное мнение. И я стал читать… Нельзя сказать, что я был разочарован или же согласился с резкими оценками СМИ. Нет. Скорее, я был удивлён – и что, за это нынче дают Нобелевскую премию? Да, сделано добротно. Но я ждал большего – какого-то анализа, какой-то общей картины, которую профессиональным взглядом разглядел матёрый инженер человеческих душ, а потом профессиональным же языком просто и доходчиво изложил. Как говорится – анализ и синтез. Что было, и почему так было. Как должно быть, и что для этого надо сделать. Нет, я этого не увидел. А увидел другое. Грубо говоря – «что вижу, то и пишу». Даже упоминания Сталина, тоталитаризма и прочих вещей выглядят как дежурный гарнир к главному блюду. А вот главное блюдо… Я его просто не нашёл. Я задумался – неужели я такой глупый, что не понял гениального литературного замысла Нобелевского лауреата? Ещё раз полистал. Да, действительно, это вовсе не «что вижу (слышу), то и пишу». Вопросы собеседникам тщательно продуманы, а их ответы – тщательно отобраны. И всё вместе это создаёт именно то настроение, которое так смачно было оплёвано в СМИ в своё время. Настроения безнадёжности, гнусности, несправедливости. И ничего другого, только так. Постойте, но ведь я тоже жил в 90-е! Я хорошо помню то время! Да, я, конечно же, слышал многое из того, о чём пишет Алексиевич. Но ведь было же и другое! Многое объяснила последняя часть книги, где Наталья Игрунова (Н.И.) берёт интервью у Светланы Алексиевич (С.А.). Вот например: «Н.И.: В поездках по стране наверняка встречаешь людей не сломавшихся, деятельных, успешных, с позитивной установкой, их всё-таки немало и в среднем поколении, и среди молодых. Не думала включить такие истории в книгу? С.А.: Получилась бы чистая журналистика, «положительный пример». Я пошла в этой книге по самому болевому и показала, что за всем этим стоит». Ага, я правильно понял художественный замысел – «базар фильтровался». Автор поставила перед собой задачу – показать, как несчастлив и беден русский народ (пардон – постсоветский, кто читал книгу – тот поймёт). И блестяще с этой задачей справилась. Но в чём же мораль? «С.А.: Всё дело в том, какая людям даётся установка. У нас установка на то, что ты или должен жертвовать собой во имя чего-то, как в недавнем прошлом, или, как сейчас – живи одним днём, выживай, как можешь. А установка должна быть, как я понимаю, такая человеческая: на осмысление того, зачем ты этот путь проходишь… Это гораздо сложнее, чем отрицательный и положительный заряд. У нас нет культуры счастья, радостной жизни. Культуры любви». А что есть? Снова листаю книгу в поисках ответов. Но нахожу вот что: «С.А.: Я считала своей задачей поставить вопросы». Неужели ответов так и не будет? А может, надо читать между строк? Ведь автор не зря утверждает, что все мы пропитаны советским восприятием действительности, а по-другому не умеем. Снова листаю. Вот глава «Обаяние пустоты». Обрывки фраз, обрывки мыслей, обрывки историй… Действительно – пустота. А может, всё объясняется в послесловии, в интервью Светланы Алексиевич? Да, там есть про пустоту: «Н.И.: Пустоту же чем-то надо заполнить. С.А.: Все кричат, что нужна национальная идея, а заполняют барахлом». А может, из этих обрывков надо выбрать своё, что трогает именно меня, что созвучно моим мыслям? Ну как привередливый ребёнок выбирает из винегрета морковку? В таком случае я выбираю национальную идею. Что же автор пишет про русскую национальную идею? Или пост-советскую – в книге так и написано: homo soveticus. В очередной раз возвращаюсь к предисловию: «Человек хочет просто жить, без великой идеи. Такого никогда не было в русской жизни, этого и не знает русская литература. В общем-то, мы военные люди. Или воевали, или готовились к войне. Никогда не жили иначе. Отсюда военная психология. И в мирной жизни всё было по-военному. Стучал барабан, развевалось знамя… сердце выскакивало из груди… Человек не замечал своего рабства, он даже любил своё рабство». Ну наконец-то я нашёл то, что искал! Пригодилось умение читать между строк. Что же я прочёл? Homo soveticus хочет просто жить, без великой идеи. Но такого в русской истории никогда не было. А тут вдруг захотелось. Почему? Потому! Просто захотелось – и всё тут! Читателю не обещали ответы, только вопросы. Но между строк намекается – великая идея была и есть. И в русской жизни, и в русской литературе. Но Алексиевич её предусмотрительно не называет. Тогда попробую сам: «общее выше личного». И, с точки зрения Алексиевич – это рабство. То есть вот так: рабство свойственно homo soveticus, потому что это его национальная идея. Обидно, да? А вот и нет! Сейчас объясню – почему. Национальная идея объективна. Если есть нация – то есть и национальная идея. И её надо формулировать вовсе не для того, чтобы она появилась. Ведь пока Ньютон не открыл закон всемирного тяготения, это самое тяготение всё равно было. Так и с национальной идеей – она уже есть. Независимо от того, сформулировали её или нет. В данном случае моя версия такова - «общее выше личного». Версия Алексиевич – «рабство». И это всего лишь частные точки зрения на объективную реальность. Но ладно, это всё лирика, а какой же литературный опыт можно перенять у Нобелевского лауреата? В чём идея книги «Время секонд-хэнд», как я это понимаю? Снова процитирую: «С.А.: Я пошла в этой книге по самому болевому и показала, что за всем этим стоит». Я бы назвал это «выжиманием эмоций». Наверное, это призвание настоящего мастера слова – своими произведениями вызывать у читателя бурю эмоций. И у Светланы Алексиевич это замечательно получилось. Видимо, не зря ей дали Нобелевскую премию. Вот только эмоции эти хоть и сильные, но какие-то негативные, неконструктивные. Конечно, она художник – она так видит. Но когда-то на семинаре по Public Relation меня учили: реклама, основанная на негативных эмоциях, даёт сильный, но краткосрочный эффект. И чтобы этот эффект повторить, в следующие разы эмоции должны быть сильнее и сильнее. В конце концов это перестаёт работать. Происходит девальвация эмоций. Люди перестают реагировать на рекламные уловки. Но они также перестают реагировать и на реальные жизненные ситуации. Происходит очерствление. Тогда зачем же писатели и кинорежиссёры (пример – «Ворошиловский стрелок» Станислава Говорухина) так делают? Так всё для того же – вызвать эмоции. Писатель живёт эмоциями своих читателей. Худшее наказание для писателя – когда не замечают его книги. Лучшая похвала: «Читал / смотрел! Во!» И тут начинается профессиональный соблазн – приёмы-то просты. А чтобы прикрыть недостаток мыслей и незамысловатость сюжета, выбирается политкорректная тема – старики, ветераны, дети-инвалиды. И со временем писатель начинает тыкать в нос скептикам: «Я пробуждаю в людях сострадание!» Увы! Не сострадание, а цинизм. Короче, для себя я сделал вывод – это не мой путь. Я не готов скрывать своё неумение под прикрытием политкорректности, как опытная хозяйка скрывает свои кулинарные огрехи под слоем майонеза. Потому что самому потом противно читать будет. Да и знакомые скажут – розовые сопли! Так что, похоже, не видать мне Нобелевской премии. Ну что же – ради такой самокритики стоит почитать Нобелевских лауреатов. «Архипелаг Гулаг» я тоже в своё время читал.

Леонов Д.Н.: Elena пишет: К сожалению, мне приходится рассказать о женщине 52 -х лет, У меня тоже есть знакомая 55 лет, кандидат химических наук, второе высшее - юрист. Она и газеты продавала, и таксовала, и шмотьём торговала... Давно её не видел. И не огорчён. В основном из-за той лихости, с которой она у всех занимает деньги. А когда надо отдавать, говорит - вас много, а я одна, подождёшь. В своё время, когда она только получила диплом юриста, её приглашали на работу в прокуратуру. Но она отказалась - платят копейки! Тогда там действительно не очень платили. А так очень обаятельный и жизнерадостный человек. Не зная всех обстоятельств, очень трудно судить.

Elena: К сожалению , на этих примерах приходится говорить о негативной тенденции управления кадрами. И я согласна с утверждением - " Кому много дано, с того и больший спрос" А прижившееся -" Я начальник , ты-дурак или я- начал ьник , ты- дурак" изломало много судеб.......

РИЦак: По молодости, для себя, никому не показывая- писал в тетрадках всякую ерунду как мне казалось стихи. После написания одного из таких не покидало чувство, что просто с кого-то переписал, потом все забылось. Недавно выбрасывая всю эту писанину- наткнулся на это "произведение" и опять возникло чувство, что это плагитат. Возможно ,уважаемые форумчане помогут разобраться. Лето промчалось, листья теряя Осень приходит, дождем поливая На юг пролетает последняя стая Крик журавлиный вдали затихает. Природа притихла, и ветер гуляя Известие несет, что зима наступает Метелью закружит, морозом ударит По бархату неба звезд россыпь расставит, Набросит на все покрывало из снега. Но время придет, и утихнут метели, А первые листья весенней капели Сольются в ручьи, и грачи прилетели. Весна, шаг за шагом теплом согревая Нас к лету ведет В небесах нарастая, катясь словно эхо гроза оживает. Природа очнулась и радуясь лету, Пчелы закружат над морем цветений, Реки покроются лилий фатою. Ветки согнутся под тяжестью плода. Но вот уж желтея, листок облетает, День все короче и ночь обнимая, Шепчет деревьям, что осень приходит. 1994 год.

ст.оператор: НАЧАЛО Девятый класс окончен лишь вчера. Окончу ли когда-нибудь десятый? Каникулы - счастливая пора. И вдруг - траншея, карабин, гранаты, И над рекой до тла сгоревший дом, Сосед по парте навсегда потерян. Я путаюсь беспомощно во всем, Что невозможно школьной меркой мерить. До самой смерти буду вспоминать: Лежали блики на изломах мела, Как новенькая школьная тетрадь, Над полем боя небо голубело, Окоп мой под цветущей бузиной, Стрижей пискливых пролетела стайка, И облако сверкало белизной, Совсем как без чернил "невыливайка". Но пальцем с фиолетовым пятном, Следом диктантов и работ контрольных, Нажав крючок, подумал я о том, Что начинаю счет уже не школьный. Июль 1941 г. СТИХИ ИЗ ПЛАНШЕТА ГВАРДИИ ЛЕЙТЕНАНТА ИОНА ДЕГЕНА

ст.оператор: Случайный рейд по вражеским тылам. Всего лишь танк решил судьбу сраженья. Но ордена достанутся не нам. Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье. За наш случайный сумасшедший бой Признают гениальным полководца. Но главное - мы выжили с тобой. А правда - что? Ведь так оно ведется,., Сентябрь 1944 г. Есть у моих товарищей танкистов, Не верящих в святую мощь брони, Беззвучная молитва атеистов: - Помилуй, пронеси и сохрани. Стыдясь друг друга и себя немного, Пред боем, как и прежде на Руси, Безбожники покорно просят Бога: - Помилуй, сохрани и пронеси. Сентябрь 1944 г.

ст.оператор: Мой товарищ, в смертельной агонии Не зови понапрасну друзей. Дай-ка лучше согрею ладони я Над дымящейся кровью твоей. Ты не плачь, не стони, ты не маленький, Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки. Нам еще наступать предстоит. Декабрь 1944 г. Поразительная судьба у этого человека. Года два назад читал его мемуары и вот наткнулся на стихи в интернете и вспомнилась та книга : как 16 мальчик ушёл на войну. Раненый переплыл Днепр(в это трудно поверить), потом сново фронт и опять его по малолетству отправляют в тыл. Был трактористом какое то время, таковое училище и снова в бой. Тяжёлые ранения, инвалидность , мужество, учёба и вот он прославленный хирург. Судьба.... http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/DEGEN/stihi.txt

volhovm6:

китаец: 15 октября, 2012 ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ Виктор НАЗЕМНОВ Наземнов Виктор Петрович (род. в 1935 г.), генерал-майор в отставке, начальник отдела кадров политуправления округа в 1978-1982 гг. В Советской Армии с 1954 г. Окончил Энгельсское военное зенитно-артиллерийское училище, Военно-политическую академию им. В.И. Ленина. В Московском округе ПВО с 1968 г. работал в должностях: заместителя командира полка по политической части, начальника политотдела зенитного ракетного полка, ст. инструктора, начальника отдела кадров, инспектора отдела организационно-партийной работы политуправления, начальника политотдела 16-го корпуса ПВО. Закончил службу начальником политотдела частей и учреждений Войск ПВО страны. Награжден орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени, многими медалями Союза ССР. ВОСПОМИНАНИЯ О СОВМЕСТНОЙ СЛУЖБЕ Подходил к концу 1971-й год. Ноябрь месяц - пора подведения итогов за текущий и подготовка к новому учебному году. А это: планирование на зимний период обучения, подготовка учебно-материальной базы, для офицеров и прапорщиков составление планов личной подготовки. При этом продолжается повседневная жизнь боевой части: боевое дежурство, караульная и внутренняя служба и многое другое. Нашу часть развернули на том месте, где во время Великой Отечественной войны, располагался истребительный авиационный полк. От авиаторов остались кое-какие каменные постройки. В них теперь находились столовая, двухэтажная казарма, складские помещения. Различные службы, штаб, политотдел размещались в обычных для войск ПВО постройках типа "ДЩ", которые в шутку расшифровывали, как дощато-щелевые. Топить приходилось много, но тепло быстро улетучивалось. Поэтому истопник был не последним человеком в обеспечении жизнедеятельности воинской части. Припорошило снежком и наше поле, которое отделяло поселок деревообрабатывающего комбината от полка. На его окраине находились несколько домов, в которых жили командир полка майор Базанов Вениамин Григорьевич, некоторые офицеры штаба и моя семья. Какие-то 10 минут - и ты на работе. Можно успеть и на обед сбегать. Остальные офицеры и прапорщики жили в бывшем авиационном поселке, домиках коттеджного типа, при каждом из которых имелся небольшой огородик. Правда, постройки обветшали и требовали постоянного ремонта. Холостяки получали жилье в 2-х этажном ДОСе, основательно продуваемом всеми ветрами. В военный городок их доставлял штабной или рейсовый автобусы из поселка Савелово. В те годы Волга, на берегу которой размещался полк, отделяла старинный русский город Кимры от станции и поселка Савелово. Мост построили позже. А тогда существовала лишь паромная переправа. Зимою прокладывали ледовую дорогу. До Москвы добирались поездом с пересадкой в г. Дмитрове и приезжали на Савеловский вокзал. Путь занимал около 4-х часов. Ноябрьское утро не предвещало ничего необычного. После небольшой пробежки и завтрака я пришел в политотдел и вместе с офицерами занялся планированием работы на полгода. Заместитель майор Муравьев Владимир Иванович, пропагандист майор Кольцов Сергей Петрович и помощник по комсомолу старший лейтенант Москалев Виктор Григорьевич занимались составлением планов личной подготовки. Около 11-ти раздался звонок. Дежурный по КПП доложил о приходе какого-то полковника в авиационной форме. К нам периодически приезжали офицеры из округа не только в артиллерийской форме. Я выбежал из штаба и увидел энергично шагавшего мне навстречу молодцеватого полковника. Как положено, представившись, услышал в ответ: "Полковник Шашков". Откровенно, я был удивлен и встревожен. В войсках многие знали начальника отдела кадров политуправления округа, строгого, требовательного, я бы даже сказал, придирчивого и щепетильного человека. За эти качества его называли "железным канцлером" и не очень напрашивались на общение с ним. За высокий профессионализм, скрупулезность в кадровой работе он пользовался полным доверием генерал-полковника Николая Васильевича Петухова, члена военного совета - начальника политуправления округа. Позже я узнал, что Н.Н. Шашков "прошел" проверку у Н.В. Петухова еще во время войны в КНДР. Так что для моего напряженного состояния основания были. Да и приезд такого "окружника" в одиночку не мог быть простым прогулочным выездом. У полковника были стремительная легкая походка и цепкий, пристальный с прищуром взгляд голубых глаз. Он прошелся по легкому морозцу, и румянец играл на щеках тщательно выбритого лица. Всем своим видом он вызывал симпатию и доверие. Николай Николаевич, как он просил себя называть, рассказал мне о том, что эти места ему хорошо знакомы со времен войны, когда он юным авиамехаником проходил здесь службу в истребительном авиационном полку. Тогда ему поручали обслуживание самолета командира полка полковника П.Н. Двирника. Он активно участвовал в общественной работе, являясь секретарем комсомольской организации звена управления и, как член бюро ВЛКСМ полка, получал немало заданий от своего тезки Николая Карелина. Потом служба не раз скрещивала их пути, пока не привела под одни "знамена" в округе. В процессе работы я мысленно часто уходил в годы студенчества. Вспоминался наш дружеский новогодний розыгрыш. Под новый 1968 г. - год выпуска из ВПА им. В.И. Ленина, каждому слушателю курса инициативная группа выдала шутливые пожелания. Так, майору А.П. Закружному одному из лучших слушателей, который прибыл с Дальнего Востока, было сказано: "Ждет Восток. Ты был там нужным. Торопись, майор Закружный". Судьба и начальники распорядились так, что мы оба прибыли в 10-й корпус: он - под Зеленоград на "ближнее" кольцо, я - под Дмитров на "дальнее". Когда ему первому поступило предложение на должность начальника политотдела 200-го полка в Борки, он воспринял это, как наказание и ошарашил начпокора генерала И.П. Михалевича вопросом: "За что?" Я же, руководствуясь с лейтенантской поры советом начальника разведки озад мудрого капитана А.Я. Израйлит "от предложений на более трудную работу никогда не отказываться", поехал в деревню Борки, а Закружный - в политотдел армии. Я ни разу не пожалел и только благодарил судьбу за такие повороты в жизни. Надо сказать, что 200-километровое удаление от Долгопрудного и генерала Михалевича освободило меня от циркуляров и прибавило самостоятельности в работе. Только иногда долетали сюда "ласточки" - вести из корпуса. Как это было однажды, когда я получил на папиросной бумаге (она позволяла на машинке изготовить больше копий) строгое указание за подписью заместителя начальника политотдела полковника М.Е. Гуляева "о недопустимости безответственности и исключительной личной неисполнительности с предупреждением о наказании в дальнейшем". На мой вопрос по телефону я получил разъяснение: "Политотдел пока не имеет к Вам претензий, а бумагу прислали, как и другим, для профилактики". Конечно, не всегда помогали большие расстояния от Москвы. Так, мой приход в политотдел не остался "незамеченным" для политотдела Армии. В первый же месяц пребывания мой заместитель и инструктор по партийному учету "организовали" мне взыскание от генерала В.А. Гришанцова, за подмену специальной мастики для печатей простыми чернилами. Несколько бланков партийных документов было испорчено. Что заслужил, то и получай... Вскоре я понял, что не зря приезжал авиационный полковник из Москвы. А я же, вернувшись в полк с вокзала, весь отдался текущим делам с учетом начала учебного, а потом и календарного 1972 г. В марте пришло сообщение о новом повороте в моей жизни. Я получил назначение старшим инструктором отдела кадров в Москву. И началась моя перестройка на кадровика. Обучался всем канцелярским тонкостям, ибо без черновой работы в кадрах нельзя. Научился тщательно, скрупулезно выполнять все операции кадрового делопроизводства. А когда осваивал работу на печатающей машинке (о компьютерах мы еще не слышали), то одна сотрудница сказала: "Учитесь, учитесь, глядишь, как В.В. Кондаков, генералом станете". Ну, как в воду глядела... Намного позже, когда я прошел 4-годичную выматывающую аппаратную выучку, Николай Николаевич в минуты откровения говорил мне: "Не повторяй моих ошибок, будь более решительным в принятии решений, не держись за Москву, иди на большие должности". Действительно, жизнь идет по кругу. В марте 1962 г. из политотдела 20-го корпуса ПВО (г. Пермь) меня назначили в комсомольский отдел политуправления УрВО (г. Свердловск). И вот опять март месяц, десять лет спустя, я прибыл к новому месту службы в политуправление, но уже Московского округа ПВО. Знаменитое историческое место - Кирова, 33 (ныне Мясницкая), а рядом, во дворе - Сталинский домик во время Великой Отечественной войны (потом и поныне) - приемная министра обороны. С душевным трепетом я переступал порог здания штаба и считал большим праздником тот день, когда мне оформили постоянный пропуск. Теперь совсем рядом находились: матерый кадровик - заместитель начальника отдела Михаил Григорьевич Арсеньев, ведавший заменой и политсоставом радиотехнических частей - Петр Андреевич Саушкин, направленец на внешние корпуса (Ярославский и Ржевский) и все авиационные кадры - Владимир Николаевич Воробьев, занимающийся вопросами мобилизационной работы и частями окружного подчинения - Владимир Александрович Выпов, Мой предшественник Виктор Федорович Глушенков, выдвиженец из 1-й Армии, вел кадры политсостава Армии. Энергично освоив должность в отделе, заслуженно получил назначение в отдел оргпартработы инспектором по ЗРВ. В отделе работали два гражданских сотрудника. Великие доки в своем деле. Это инструктор по учету кадров, совмещавшая по собственной "инициативе" работу на печатающей машинке, И.А. Клебанова. Не очень удачный эпитет для женщины, но это так - мужественная женщина, стоик. Заведующий учетом подполковник в отставке П.Е. Чуркин. Эти люди заслуживают того, чтобы о них сказать особо. П.Е. Чуркин служил секретарем военного совета у Александра Ивановича Покрышкина. О его выражениях, переходящих в разряд анекдотов, среди ветеранов политуправления ходили легенды. Человек очень деликатный, старой школы воспитания, как правило, выдержанный и терпеливый, когда требовались разъяснения по кадрам, он мог мгновенно прийти в ярость и наговорить дерзостей. Эта скрытая пружина срабатывала только тогда, когда кто-либо посягал, по его мнению, на честь и достоинство любимой футбольной команды, за которую он болел всю жизнь. Не случайно он имел кличку "Торпедо", чем и гордился. Но все разговоры на эту тему обычно были безобидными и Петр Егорович "не заводился". Однако встречаясь перед очередным партсобранием с Н.В. Петуховым, Чуркин не терпел выпадов в адрес команды даже от него. Начальнику, видимо, нравилось дразнить фаната - болельщика, а тот в ярости переходил на оскорбления именитого генерала. Владимир Александрович Выпов, прослужив в окружных частях и политотделе, их объединяющем, пройдя "Гаринскую школу" (полковник Гарин Яков Иванович, активный участник Великой Отечественной войны, известный в войсках ПВО руководитель политоргана), умел выходить из самых затруднительных ситуаций, хорошо знал и поддерживал дружеские отношения с офицерами и служащими штаба, отделов и служб округа. Как рыба в воде уверенно чувствовал себя в учреждениях тыла и военторга. Там это ценили. На завершающем этапе службы, пройдя кадровый аппарат Главпура, получил приглашение и еще долго работал в управлении военной торговли округа. О Выпове можно говорить много и привести не один интересный случай. Но так, как он умел рассказывать и развеселить любой коллектив, другим дано не было. Просто надо было быть рожденным для этого. Достаточно сказать без преувеличения, что он, находясь на застолье, не умолкая и не повторяясь, мог весь вечер, рассказывать один за другим веселые анекдоты. За время совместной службы не могу вспомнить такой день, чтобы Выпов был хмур и неприветлив. Он имел необыкновенный дар положительного общения с людьми. Я весьма благодарен ему залу школу, которую прошел с ним в процессе совместной работы, тем более, он передал мне свое, весьма специфическое направление - мобилизационную работу. Наведя порядок в документах, в учете кадров по военному времени, он со спокойной совестью стал работать заместителем начальника отдела после увольнения М.Г. Арсеньева. Несколько слов о В.Н. Воробьеве, с которым мы сидели за столами напротив. Поначалу он не питал ко мне симпатии и доверия. Причина была во мне. Потому как я, несмотря на его старшинство (в 7 лет разница) не упускал возможности его "зацепить". А он не позволял такого даже равным по должности и возрасту, мог долго поддерживать в себе недружеский настрой за эти мои козни. На вечере, где отмечали присвоение мне звания "полковник" он сказал: "Виктор, я никак не ожидал, что ты пригласишь меня на этот вечер". А тогда вслед за представлением в отделе последовало знакомство со всем коллективом управления. Встав на партийный учет в политотделе штаба у Ивана Владимировича Макерова, бывшего летчика, начальника политотдела авиационной дивизии, а затем Горьковского корпуса ПВО, я даже не мечтал и посчитал бы большой наглостью думать, что, аттестованный на политотдел корпуса ПВО с должности начальника отдела кадров политуправления, буду еще что-то выбирать. В те времена, если бы я кому-то открылся в том, что мое горячее стремление работать в войсках пересилило предложение стать инструктором отдела административных органов ЦК КПСС, меня бы осмеяли или просто не поверили. А с генералом Макеровым мы еще не раз обсуждали кадровые проблемы, но не думали, что я пойду по его стопам и пройду большую школу в 16-м корпусе ПВО, проработав почти 7 лет начпокором, получу очередное воинское звание "генерал -майор". За шесть с половиной лет в должности я работал с В.А. Артемьевым, В.И. Ожигиным и В.В. Костенко, которые находились в должности командира корпуса. Владимир Александрович Артемьев, выросший до генерал-лейтенанта и впоследствии назначенный заместителем начальника Калининской (ныне г. Тверь) ВКА ПВО, произвел на меня неизгладимое впечатление. Человек глубокого аналитического ума, большой воли и твердого характера рожден был для армейской службы. Виктор Иванович Ожигин, сменивший В.А. Артемьева, продолжил эстафету ратных дел командиров 16-го корпуса. Своим трудолюбием, энергией, беспокойностью увлекал личный состав на качественное выполнение стоящих задач. Его инициатива и дотошность не знали границ. Он не растерял достижений предшественника ни в боевых делах, ни в работе с людьми. Умело опираясь на своих заместителей, Павла Андреевича Горчакова, начальника штаба Эдуарда Николаевича Ясинского, успешно руководил подчиненными войсками. Мой предшествующий опыт полковой службы помог мне успешнее работать в корпусных частях. Как известно, легче учить на собственном примере, да и люди тогда больше верят. Бездоказательная метода "делай так, как тебе говорят" всегда являлась самой порочной. Ею в совершенстве владели люди, не имеющие войсковой практики, "проскочившие" без труда на различные штабные должности. Именно поэтому, не только я, но все, кто работал под командованием молодого майора В.Г. Базанова, верили ему и охотно шли на различные инициативы в деле совершенствования боевой готовности, будь то строительство хранилища для ракет № 61 или повышение эффективности боевого управления на КП зрп. У него, также как и у В.А. Артемьева, сильными сторонами в работе были строгий контроль, системность и высокая требовательность. В их умении все разложить по полочкам, логически осмыслить, найти решающие доводы, равных им я не встречал. Поэтому, встретив В.Г. Базанова в звании генерал-лейтенанта и должности помощника командующего округа по вооружению, я не удивился. Вениамин Григорьевич в период становления полка находил деловой контакт, имел дружеские отношения и с А.И. Асеевым, прошедшим Великую Отечественную войну, из-за которой он так и не сумел получить высшее образование, но дослужил до "полковника", и сменившим его на штабе полка, способным инженером М.Н Прокофьевым, позже возглавившим службу вооружения 1-й Армии. У всех нас в ту пору, в том числе и у В.Г. Базанова, возникали сложности только в том, что Майк Николаевич становился неуправляем лишь тогда, когда на досуге получал возможность исполнять опереточные арии. Голос ему позволял, да и выносливости хватало. Если его не останавливали, он мог петь до тех пор, пока у слушателей не выдерживали нервы. И все-таки, я сожалею, что не сделал ни одной записи его импровизаций. Подопечные войска, бессильные как-либо воздействовать на такую "плановость", могли только подшучивать, мол, нет порядка в этом "птичнике", имея в виду сочетание сразу нескольких фамилий (Петухов, Воробьев, Чайка и Курятов). Поток воспоминаний бесконечен. Уверен, что даже в отдельной книге их все не вместить. И все это - люди, люди... Хоть и очень редко, но случались ошибки в назначении. Не все начальники сдерживали напор протекционистов разных уровней, желающих пристроить своих "кандидатов" поближе к столице без учета их способностей и возможностей. Это была, на мой взгляд, самая большая трудность в работе кадровиков политуправления. Не новость, каждый начальник старался прихватить с собою тех, кто перед ним отличился на прежнем месте службы, будь то Урал или Север. В бытность Н.В. Петухова и Н.Н. Шашкова растили и выдвигали заслуживающих этого окружных политработников и меньше со стороны. Шло большое движение кадров. Они не старели, не засиживались. Вспоминается строгий разговор в политуправлении Войск ПВО при назначении меня начальником отдела кадров. Требовали прекратить "порочную" практику опоры только на окружные кадры и не чинить препятствия начальникам, желающим выдвигать своих, проверенных людей. Требование учел, но то, чему учил Н.Н. Шашков, оставалось руководством к действию - в первую очередь "двигать" свои, окружные кадры. И еще об ошибках. Темным пятном осталась в памяти волокита с письмами и жалобами и, в конце концов, увольнение из армии своего однокашника по учебе в академии Леонида Бедрицкого. Ошибка была давнишняя, когда его отбирали на ротного политработника в РТВ еще до академии. Человек не обладал необходимым и качествами, дослужив до начальника политотдела базы, готовился к очередному званию "полковник", но не захотел установить деловые отношения с командиром части. Ни разговоры, ни уговоры не действовали. Был уволен. При Н.Н. Шашкове инструкторам предоставлялась полная свобода в предложениях кандидатов на выдвижение. Практиковались короткие совещания в отделе, когда все сообща предлагали кандидатов из своих направлений на какую-нибудь освободившуюся большую должность. Для более глубокого и детального изучения проводились выезды на места службы в части и подразделения. Так было и со мною. Доверяя инструкторам, начальник и заместитель редко выезжали с этой целью. Руководство управления полностью доверяло начальникам отделов, особенно, если они подбирали офицеров в свои коллективы. Так, из 1-й Армии в наш отдел последовательно были назначены: Виктор Васильевич Пере-возников, Анатолий Иванович Жуков и Юрий Михайлович Кулагин. Предпочтение отдавали тем, кто окончил ВПА им. В.И. Ленина и "прошел" полк. Виктора Григорьевича Никулина рассмотрели в отдел, как кадровика-профессионала. Как-никак, за его спиной работа начальником отделения кадров политотделов 10-й и 1-й Армий, где он с "азов" прошел кадровую науку на практике. Он не делал для себя новых открытий в отделе, как я. Еще находясь в Балашихе, уже консультировал нас по армейским кандидатам на выдвижение. Даже потом, уйдя в отставку, постоянно служил "палочкой-выручалочкой" всем, кто не мог найти какую-то информацию по кадрам Войск ПВО. Шашков вырос от сохи, в прямом смысле. Сельским парнишкой ходил за несколько километров через лес и поле, чтобы закончить семилетку. И только в 27 с лишним лет, пройдя школу жизни сначала авиамехаником в годы войны, а потом в боевых действиях в КНДР, от младшего технического специалиста до работника политотдела дивизии, он получил среднее образование. Совмещая службу и учебу в школе рабочей молодежи, сумел окончить 10 классов с серебряной медалью. А потом в академии освоить полный курс наук авиационного факультета с золотой медалью. Получив в средней школе лишь одну четверку по русскому языку, а в академии по аэродинамике и самолетовождению (из 38-ми зачетов и экзаменов), всю жизнь работал над собою, много читал и писал. Журналисты восхищались тем, как Шашков пишет статьи в газету. С чистого листа шло изложение материала. Кроме ручки и бумаги никаких подручных пособий. В редакции газеты "На боевом посту" говорили: "Если материал от Шашкова, то можно сразу в набор. Исправлений не бывает". И я благодарен Николаю Николаевичу за то, что он научил меня, думаю и не только меня, не робеть перед листом чистой бумаги, не пугаться того, чтобы свободно излагать свои мысли. Но такое состояние пришло не сразу. Из своей жесткости Шашков не делал секрета и не прятался за ширму: он три шкуры "драл" с себя. К себе был беспощаден. Могучий от природы, крепкого крестьянского сложения и здоровья, он даже болезни переносил на ногах, работал с температурой, не откладывая дела. Он мне почему-то напоминал по своим человеческим данным маршала Г. К. Жукова: и простым происхождением, и хваткой, крепким практичным умом, внешним обликом, необычайным трудолюбием, жесткостью во имя дела и добродушием, любовью к людям-труженикам. Позже я убедился, что от него и дома исходил такой, можно сказать, деспотический настрой. Почти все кадровики выходили из отдела на большую работу с определенным "знаком качества". Чтобы не быть голословным, назову некоторые фамилии. В Главпуре на ответственных должностях работали В.Н. Воробьев, В.А. Выпов, Ф.И. Губарев, В.В. Перевозников, Ю.М. Кулагин, Л.Ф. Котов, В.Н. Соколов и другие. Подготовка в отделе давала возможность офицерам найти себя в любых сферах деятельности, на разных участках. Так, В.В. Перевозников работала различных ответственных должностях, последнее время трудился в администрации Совета Федерации России, Л.Ф. Котов - в аппарате правительства Московской области, В.Н. Соколов - в контрольно-счетной палате Москвы. Генерал А.С. Иванов, проверенный долгой совместной службой и непростыми ветеранскими хлопотами, остается бессменным председателем, хотя и не раз просил, чтобы его переизбрали. Это его беспокойная натура и настырность привели многих уважаемых офицеров и генералов округа к работе над этими воспоминаниями. Немалый возраст не мешает быть активными штыками М.Д. Бондаренко, Ф.И. Губареву, И.Н. Егорову, Ю.А. Захаренкову, А.И. Киринюку, Д.Ф. Ковальчуку, И.Л. Коледе, Г.А. Наумову, В.Я. Ульянову, А.А. Чайке, И.Я. Чупракову, Г.С. Шевченко. До самого последнего дня, не жалея своих сил, работали среди нас В.Н. Воробьев, Б.П. Мирошниченко и В.Г. Никулин. Мне особенно приятно, что в памяти и воспоминаниях наших ветеранов отчетливо живут такие люди, как Николай Николаевич Шашков. Готовя статью, я встретился с генералом в отставке И.Б. Ковыриным. Судьба долго вела его вместе с Н.Н. Шашковым одними дорогами службы. По рекомендации молодого замполита полка секретарем комитета ВЛКСМ части избрали И.Б. Ковырина. Являясь техником, он не раз наблюдал такую картину. На станции, которая выполняла функции командного пункта, дежурило значительное количество офицеров. Днем личный состав находился на рабочих местах, и жизнь шла по установленным правилам несения боевого дежурства. В вечернее время оживление спадало, и тогда холостяки, а на станции среди них большинство - молодые офицеры, садились за стол и "расписывали пульку" (играли в преферанс). Замполит полка, готовясь к увольнению, уже давно махнул рукой на такие мелочи. Посещая станцию, сам нередко занимал пустующее место и "резался" в карты, пока его не обыгрывали. Но вот он уволился. Ради объективности надо сказать, что холостяки ушли "в подполье" и продолжали свое увлечение в офицерском общежитии, при этом оставляя отдельных лейтенантов без месячной получки. Тут уж в этот процесс включился секретарь комитета комсомола. Заключив союз, офицеры-активисты стали совершенствовать игру в преферанс и, достигнув мастерства, "раскрутили" главного покусителя на лейтенантские зарплаты. Вот так, "клин клином", и разрешился финансовый кризис у молодых офицеров. "Н.Н. Шашков о себе не любил много говорить, - вспоминал И.Б. Ковырин, - да, многие и не знали, что предшествующие годы службы он посвятил авиации. Специфику зрп С-25 освоил быстро и не испытывал никаких проблем общения с инженерно-техническим составом. Завершая свои наблюдения, ныне уже ветеран, И.Б. Ковырин подтверждает то, что "Николай Николаевич остался в памяти, как человек исключительно преданный делу, которому он посвятил всю свою жизнь, высокоорганизованный, с чистыми руками и светлой головой". Рано по велению сердца они оказались в рядах авиации. Николай Николаевич в августе 1942 г. прочитал похоронку о гибели своего старшего брата Ивана, а в декабре он уже принимал военную присягу и учился в Яновской военной школе авиационных механиков. Потом готовил к боевым вылетам самолеты на аэродроме (деревня Борки), участвовал в боевых действиях в КНДР в истребительной авиационной дивизии Кожедуба, где в полку на комсомоле под руководством летчика и начподива Н.В. Петухова проходил проверку делом. В.П. Акимов знакомится с Н.Н. Шашковым, принимая от него должность в ИАП (ст. Воротынск в 18 км от Калуги). С тех пор они уже поддерживают добрые дружеские отношения до конца службы. Позже, работая инспектором по авиации в политуправлении, Н.Н. Шашков видит, как самоотверженно, один за весь политотдельский аппарат (тогда все оказались на учебе) работает пропагандист В.П. Акимов. Сам "пахарь" и трудоголик, он не может не помочь достойному офицеру. Все время отслеживает его служебный путь и помогает ему в заслуженном росте. О переводе В.П. Акимова на очередную должность искренне горевал начальник политотдела иап Анчеев Игорь Николаевич. Он сожалел об уходе такого прекрасного политработника и толкового пропагандиста. А служба привела В.П. Акимова в политотдел Никулинской школы младших авиаспециалистов. Здесь Василия Петровича привлекали не лебеди в бассейне, а объем ная, напряженная работа с молодыми сержантами и солдатами. Школа, к тому же, несла дополнительную нагрузку с большим количеством всевозможных сборов и занятий для руководящего состава округа. Было где развернуться. Он не засиделся. Его выдвинули в отдел пропаганды и агитации политуправления округа. Он облагородил и усилил инструкторский состав пропагандистов. Светлая память о Николае Шашкове живет в его сердце. На мой вопрос: "Какие воспоминания остались от совместной службы с Николаем Николаевичем?" - ответил коротко: "Я многое перенял от него и, прежде всего - ответственность, великое трудолюбие и уважение к людям".

ст.оператор: Вышла книга Бабакина А.Г "На наши РЛС надеется страна" . Доказательно, на примерах автор показал, что в конце 40-х годов ХХ века именно на Преображенской площади столицы на перестроенном бывшем танкостроительном заводе начали осваивать первые советские РЛС П-20 «Ромашка» дальнего обнаружения, которые спустя несколько лет создали основу радиолокационного поля ПВО над Советским Союзом. Автор книги на основе встреч с ветеранами, изучения архивных документов доходчиво и интересно рассказал, как потом строились РЛС П-25, П-30, П-35, П-50. http://nvo.ng.ru/armament/2017-02-10/7_936_radar.html

Эстина: Мой друг и товарищ Владимир Макаров прислал свое стихотворение Моя Родина, моя память.

volhovm6: Вот уже скоро наступит 23 февраля,День защитника Отечества,всей стране объявлен выходной ,все будут отмечать ,всех мужчин будут поздравлять. А справедливо ли это? Почему тех кто не служил тоже поздравляют? Почему им тоже объявлен выходной день? Чем они заслужили эти привелегии? У нас меня на работе ,6 мужчин ,всем уже более 35 лет, а вот служил только я ,а остальные нет ,но выходной у всех и поздравляют тоже всех ,не справедливо ,на мой взгляд Коллега говорит: - Я по болезни в армию не попал ! Ага ,Вы бы его видели ,двухметровый амбал и качок ,постоянно в фитнесс центре ,спрашиваю :- А какой диагноз? - Нууууууу ,там что то сложное и при этом подмигивает и ржет как конь Второй прямо говорит :- Я ,что похож на дурака ,два года портянки мотать? Пусть дураки и дебилы служат! При этом подарки и поздравления принимает с удовольствием. Остальные отмолчались...... Спрашиваю у женщин коллег: - А зачем Вы дарите подарки тем кто по сути защитником не является,тем кто струсил и откосил от армии? - Ну они же мужчины ,в этот день мужчин надо поздравлять.-отвечают мне женщины - Но это же не День мужчины ,это День защитника Отечества ,то есть День тех кто защищал и будет,если надо ,защищать.......... Одна коллега ,женщина мне на это парирует : - Вот мой брат,два года в Туле служил ,заборы красил и полы мыл ,автомат видел только несколько раз ,чем он защитил Отечество?И так многие служили ,не принося пользы Родине и никого не защищали! Все остальные согласно ей кивали........... - Да ,многие заборы красили и полы мыли ,то есть делали то ,что хотела от них Родина ,на тот момент ,но если бы в этот момент началась бы война,то именно они взяли в руки оружие и пошли воевать,то есть защищать Вас от врагов ,именно они ,а не те "косари из фитнесса"! - Ну не случилось же - говорят мне - Правильно,не случилось и не случилось благодаря тем кто "заборы красил и полы мыл",не случилось потому ,что границу охраняют и боевые части на границе стоят,потому ,что враг знает, что если он решит напасть ,то целая армия "тех кто красит и моет" возьмет в руки оружие и плечом к плечу встанет на Защиту своего Отечества!!! А те кто откосил ,станут старостами ,т.к. приспособленцы........... По моему мнению,нужно делать День защитника Отечества только для отслуживших в рядах Вооруженных Сил и для женщин ,чтобы было кому поздравлять , а у "косарей" этот день должен быть рабочим! Согласны? Опубликовал Владимир Россиянин ,ОТСЮДА

ст.оператор: Тема конечно интересная. У меня тоже много вопросов о современной Армии, а вот почему поздравляют всех , то тут всё ясно. Мужское население страны потенциальные защитники в случае войны. Больные , кривые . Всех поставят под ружьё и спрашивать не будут если что то серьёзное произойдёт.

ст.оператор: Для тех кто интересуется http://www.ethnica-studio.ru/portfolio/zhurnaly-i-knigi/item/336-sovremennaya-tekhnika-vko-i-reb-rossii.html

Эстина: Офицерская доля Вы погоны надели мальчишками, Свою жизнь навсегда повернув, Но из детства с красивыми книжками Прямо в зрелость, без страха шагнув. Офицерская доля тревожная, Но когда нормативы на "пять", Оборона державы надёжная, И с небес не появится тать. Вы владеете грозными силами. Но мы знаем, что лишь для того, Чтоб просторы небес были синими Есть и будут войска ПВО. Много вёрст полигонами пройдено И обучено много солдат Это в чистое небо над Родиной Ваш весомый естественный вклад. (Олег Боголюбов) Здорово и сильно.

volhovm6: Это не моя история, просто служили вместе с одним парнишкой, он уже наверное готовится подполковника получать, вот он и рассказывал. Есть в войсках ПВО такая штука как центральные офицерские курсы, сокращенно ЦОК, в славном городе Владимире. Практически каждый из молодых офицеров (по крайней мере РТВшник), иногда даже не единожды, попадает туда на учебу. Сами понимаете, переход на другую должность, на новую РЛС требует обучения, и длится вся эта радость обычно три месяца. Теперь собственно сама история. Отправляют Андрюху на ЦОК - три месяца!!! из Моздока во Владимир!!! ни разу не был, что к чему он не знает, ну и кинулся к опытным сослуживцам с вопросами, мол как там, куда идти, как проехать? Ну кто-то ему и говорит, типа, не парься, Андрюха, дорогу не запоминай, просто подходишь к ЛЮБОЙ девушке и спрашиваешь, как мол на ЦОК проехать и все. Тот послушался, выпил на прощание со всеми и поехал. Как в наших поездах путешествуют военные все знают, поэтому в момент прибытия в пункт назначения голова у Андрюхи болела, цвет лица оставлял желать лучшего, да и сам он был немного помят и никак не бодр и весел. Но самое главное он помнил - надо спросить у девушки, где тут этот ЦОК, найти его и доложиться начальству. Он находит взглядом девушку и нетвердою походкой направляется к ней, примерный разговор выглядел так: - Девушка, вы не подскажете как до ЦОКа добраться? - А тебе какой нужен-то? - Не знаю, а их тут что, много? - Ага, что изучать-то будешь? - Ну РЛС... - Какую!? - 5н84 - А, "Оборону"! Ну это метровый диапазон, значит тебе на первый ЦОК, проехать можно вот так-то и так-то (объясняет как добраться, где общага и т.д.), понял?? Сказать, что Андрюха был в шоке - это ничего не сказать, он остолбенел, потом выдавил из себя: - Спасибо большое, девушка! - и повернулся в указанном направлении, после чего был окончательно убит выстрелом в спину, когда девушка произнесла, ни к кому не обращаясь, но с неслабой обидой в голосе: - Какие же вы все СУКИ вежливые когда только-только приехали!!! ОТСЮДА

volhovm6: Армия. Проснулся я около двенадцати часов дня во время стоянки. Свесив голову в проход я увидел что почти все ещё спят, либо валяются в постелях. Я решил тоже понежиться, после шконок вагонные полки с матрасами казались нам самой мягкой периной на свете. Но через некоторое время по коридору прошёл майор и сказал, чтоб все вставали. Так как подъезжаем к Москве и пора собираться. Поспрыгивав с полок и наскоро умывшись, мы, сели за поздний завтрак, а судя по времени так уже и за обед. Перекусив наполовину остатками своих запасов, наполовину сухпайком, мы стали собирать бельё и сворачивать матрасы. Всё это сопровождалось целой серией приколов и шуток. За этой суетой мы незаметно подъехали к Москве. Поезд остановился. Собрав вещи выходим из вагона. Ярославский вокзал. Толпа народу. Построились. Люди смотрят на нас, кто с улыбкой, кто с сочувствием. Хотя нам по большому счёту до лампочки их понимание и сочувствие. Двинулись к выходу с вокзала. Майор сказал, что за нами должны прислать автобус. Оставив нас возле автостоянки, он сказал нам ждать его, а сам отправился искать автобус из части. Минут через пять с сияющей физиономией он вернулся и сказал нам идти за ним. Мы двинулись за ним следом. Майор направился к шикарному экскурсионному "Икарусу", я подумал ещё: "Неплохо живут вояки!". Но майор обогнул "Икарус" и мы увидели старенький КАВЗик окрашенный в защитный цвет. Еле уместившись, мы сели в автобус. Через минуту мы уже мчались по улицам Москвы, КАВЗик оказался необычайно резвым, а шофёр видимо хорошо знал маршрут движения. Немного попетляв по городу мы выехали на загородную трассу. Мелькали посёлки с разными смешными названиями: Немчиновка, Баковка, Перхушково, Дубки, Часцы. В Часцах мы повернули направо и через несколько минут подъехали к КПП №1. В/Ч 11281 как гласила табличка на дверях КПП. За воротами стоял зенитный комплекс и три ракеты, были направлены в небо. Памятник. Проехали на территорию части, и немного покружив, остановились возле длинного одноэтажного здания. Выходим из автобуса, осматриваемся. Две казармы. Одна двухэтажная стоит поодаль, другая та к которой мы подъехали. Караульный городок. И вся территория части обнесена колючей проволокой. Заходим в казарму. Напротив дверей стоит деревянная тумбочка с чёрным военным телефоном. Большой коридор выстлан белой кафельной плиткой стёртой от времени сапогами. Проходим в спальное помещение. Огромная комната, где можно запросто сдавать на небольшой машине фигурное вождение, разделена на две половины продолжением коридора обрамлённого огромными колоннами. Как нам потом объяснили, на солдатском сленге этот коридор называется взлётка. Здесь он был покрыт уже линолеумом. В дальнем углу стоят несколько двухъярусных кроватей, всё что успели подготовить до нашего приезда. Майор приказывает нам сложить вещи и построиться в одну шеренгу на взлётке. Побросав свои рюкзаки и сумки, выстраиваемся. Он зовёт всех находящихся в казарме солдат. Всего их пятеро, представив их по очереди он говорит нам что теперь это наши прямые начальники, что мы должны беспрекословно им подчиняться и со всеми вопросами обращаться только к ним. И обращаться к ним не иначе как: "Товарищ младший сержант". Мы обещались всё выполнять. А потом пришёл повар из столовой и забрал остатки сухпайка, т.к. мы на довольствии ещё не стояли и накормить нас решили собственными запасами. Выполнив свою миссию повар ушёл и следом засобирался и наш майор, видимо посчитав что и он свою миссию выполнил. Но вот как видно спохватившись, он вернулся и сказал что кто хочет может отдать ему на хранение на эту ночь свои документы, (паспорта, права, военники. и т.д.) что бы мы их не потеряли. Это была военная хитрость, если бы он сказал нам что до конца карантина мы не увидим своих документов то вряд ли кто-то бы повёлся на такое. А так мы все отдали всё что у нас было из документов. Собрав, с нас дань майор ушёл, и после этого мы его не видели, до самой присяги. После того как он ушёл, мы расселись на табуретках в круг и начали обсуждать последние события, произошедшие с нами. Пока мы обменивались впечатлениями об месте предстоящей службы, сержанты курсировали из спального помещения в коридор и обратно, приглядывались к нам. Вскоре один из них подошёл к нам и сказал Серёге Терентьеву, что бы тот шёл с ним. Мы молча проводили их взглядами. Сидящий ближе всех к взлётке и видевший все, что на ней происходит до самого конца, принялся информировать нас. - Все сержанты зашли в туалет. - Тот который подходил с Серёгой тоже заходят туда. - Пацаны пошли! Вдруг они его сейчас откумарят! Все встаём и быстрым шагом направляемся в туалет. Когда мы зашли Серёга стоял и чему то улыбался. Сержанты почему-то сразу по одному стали уходить из туалета, последний кивнул Серёге что бы он следовал за ними. - Всё в норме? - Да просто спрашивают откуда мы и кто. Мы тоже стали выходить. Сержанты отвели Серёгу к своим кроватям которые стояли в самом начале комнаты и о чём то говорили с ним минут пять. Мы снова расселись на свои места возле наших кроватей. Серёга подошёл с довольной физиономией. И говорит нам:" Ну они и охуели когда вы всей толпой завалились. Говорят, что такого здесь ещё не было что бы за одного, вся команда подрывалась. Они сказали, что нас не тронут, придёт следующая партия, те будут встревать, а наш тест пройден. Попросили только если деньги у кого остались, чтоб им дали, нам они всё равно не нужны, а они хоть в увольнение нормально сходят". Короче загрузил он нас по полной программе, и все как дети повелись, и отдали все, что оставалось у нас в заначках, наивно полагая, что деньги нам действительно не нужны. Свою ошибку мы осознаем позже, примерно через неделю. Но именно с этого момента наметился раскол в нашей дружной команде, хотя тогда этого никто ещё не заметил. В двадцать часов нас вывели на улицу и построили в колону по три. Сержанты прикалывались: " По ранжиру! Весу! Жиру! Становись!" И мы разбирались по ранжиру. Наконец им удалось сотворить из нас весьма странный строй. И мы отправились в своё первое путешествие по гарнизону. Прошли мимо штаба части кубического двух этажного здания. Мимо импровизированного парка состоящего из одной алеи засаженной по сторонам могучими деревьями, и в центре которой стоял памятник в виде большой ракеты столбом направленной в небо. Навстречу прошли две молодые девушки, видимо дочери офицеров. В наших рядах появилось оживление, и шутки насчёт того, что здесь служить можно раз здесь спокойно без охраны бродят такие тела. Но девушки как видно привыкли к такому поведению новобранцев и не удостоив нас даже взглядом спокойно прошли мимо. Это было началом ещё одного открытия, в военных городках солдат срочников не любят. Но вот мы добрались и до столовой. Длинное одноэтажное здание. Заходим. Раздевалка, квадратная комнатушка размером где-то около пяти квадратных метров. Следов вход в раздаточное помещение и зал для приёма пищи. Два ряда столов, где-то человек сорок примерно поместиться думаю я. В общем, обычная столовая. Нас выстроили у раздачи в очередь, берём подносы, ложки и получаем по тарелке странного вещества отдалённо чем-то напоминающего рисовую кашу, в придачу к этому выдаётся стакан чая и два куска хлеба, белого и чёрного. Рассаживаемся за столы, тут я понял неверность моих рассуждений о вместимости. Сержанты рассадили нас по шесть человек за один стол, т.е. увеличили количество свободных мест на четверть. Через пятнадцать минут, когда всё было съедено, на каждом столе собрали все подносы и посуду на один поднос и определились, кто его будет уносить. После этого встали и вышли на улицу. На ясном небе светились яркие звёзды, дул тёплый ветер, рядом стояли новые надёжные друзья. Так для меня начиналась Армия. ОТСЮДА

Леонов Д.Н.: Сегодня услышал ещё несколько строк из эпической поэмы "Под Москвой в укромном месте стоит станция Б-200". Но процитировать нет никакой возможности, потому что густо разбавлено словом, хорошо рифмующимся с "Борозда" (рассказчик служил под Клином)

hakkapeliittaa: Дима, радуйся, вроде бы Роскомнадзор разрешил слово, рифмующееся с чудак, только на букву М))

Леонов Д.Н.: Там много разных слов было - и на "Б", и на "П", и что-то ещё про зам.ком.взвода. Но не последний раз встретились, надеюсь на продолжение

ГСМщик: hakkapeliittaa пишет: ... Мудрый, умный, дальновидный, артиллерийский командир

SAKVOIYG: https://youtu.be/YPXkMQyn3Ac

SAKVOIYG: Для ВАС дорогие офицеры!!! https://youtu.be/6ZjncgDuWTc

SAKVOIYG: https://youtu.be/ECbT7PIt3DA

SAKVOIYG: https://youtu.be/OXQz6AcFNEQ Я Русский и этим Я горжусь!!!

SAKVOIYG: За всех погибших и ушедшмх в бессмертие!!! https://youtu.be/nTX-_DruPfg

hakkapeliittaa: Про службу на Семипалатинском полигоне. Подсказали коллеги интересную книгу - Ядерный рэп, или Сақтан поездың Автор - Виктор Смоктий. Книга сейчас выставлена на Московской Международной книжной ярмарке, поэтому бесплатно в интернете можно прочитать только четверть книжки... Думаю, что через некоторое время повесть появится целиком. Прочитал взахлеб! Почитайте и вы!

volhovm6:



полная версия страницы