Форум » ОБЗОРЫ, СТАТЬИ,ПУБЛИКАЦИИ В ПЕЧАТИ и ИНТЕРНЕТ » ПВО - свежие публикации » Ответить

ПВО - свежие публикации

volhovm6: ПВО - свежие публикации Генерал-майор запаса, заместитель начальника войсковой ПВО ВС РФ (2005–2009) Александр Тазехулахов в своей статье взял да и выдал, прямо-таки как из бронзы отлил следующий пассаж: «Учитывая, что создание системы воздушно-космической обороны (ВКО) или войск ВКО может оказаться самым заметным, дорогим и в то же время самым бессмысленным и бесполезным проектом, необходимо в очередной раз рассмотреть существующие проблемы и варианты решения этой сложной задачи». Прочитайте здесь Ваше мнение?

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

volhovm6: В ночь с 18 на 19 января на центре управления первой армии противовоздушной и противоракетной обороны (особого назначения) прошли богослужения и крещенские купания по случаю празднования Крещения Господня. В числе первых в воды иордани окунулся командующий армией генерал-лейтенант Андрей Дёмин. Всего в мероприятии приняли участие более 100 человек, в их числе как военнослужащие, так и их родные, близкие и все желающие. Мероприятие началось в 22:00 18 января и продлилось до 2:00 19 января. Подготовка к купаниям осуществлялась под руководством начальника центра управления полковника Константина Симоненко. Были оборудованы место для купания, теплые раздевалки, пункты обогрева, полевая кухня и медицинский пункт. [url=https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12271616@egNews]ПОДРОБНЕЕ[/url]

ст.оператор: Российский генерал рассказал о вероятной длительности ракетного боя при защите Москвы В ведомственной газете Вооружённых сил "Красная Звезда" вышло интервью с командиром соединения противоракетной обороны генерал-майором Сергеем Грабчуком. Интервью было посвящено в том числе вопросам функционирования противоракетной обороны российской столицы. https://topwar.ru/166994-rossijskij-general-rasskazal-o-verojatnoj-dlitelnosti-raketnogo-boja-pri-zaschite-moskvy.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com

volhovm6: Воспоминания Сергея Владимировича Кургузова [img]https://nekrasovka.mos.ru/0056(132).jpg[/img] 22 января летчики России отмечают свой профессиональный праздник — День авиации войск противовоздушной обороны. В Московском авиационном центре есть немало сотрудников, кто помнит и чтит этот замечательный день. А ведь дата была выбрана неслучайно. Именно 22 января в 1942 году во время Великой Отечественной войны началось формирование первого истребительного корпуса авиации ПВО. Истребительная авиация за годы войны стала одним из элементов противовоздушной обороны и основным средством борьбы с самолетами противника на дальних подступах к объектам прикрытия. Летными экипажами было совершено около 170 тысяч самолетовылетов и уничтожено в воздушных боях и на аэродромах более 4 тысяч вражеских самолетов. В этот день поздравления получают летчики-ветераны и все, кто служит или служил в авиации ПВО. В Московском авиационном центре работают более 15 сотрудников, чья жизнь была связана с войсками противовоздушной обороны. В этот день хочется рассказать про военного летчика 1 класса, летчика-истребителя, полковника запаса Сергея Владимировича Кургузова, отдавшего более 25 лет службе в войсках ПВО. Сегодня он работает заместителем директора по материально-техническому обеспечению — начальником Управления МТО в Московском авиационном центре столичного Департамента ГОЧСиПБ. Сергей с раннего детства знал, что будет летчиком. Все школьные годы выписывал журнал «Техника молодежи», откуда черпал первые знания о самолетах. Другие профессии даже не рассматривались. В 1976 году он поступил на летный факультет в Ставропольское летное училище. Как считал Сергей, если быть военным летчиком, то непременно летчиком-истребителем. Именно здесь все его мечты стали воплощаться в жизнь. «Первый полет с инструктором навечно отпечатался в памяти, — делится воспоминаниями Сергей Кургузов. — Это было на аэродроме Мариновка в Волгоградской области на самолете Л‑29. Ощущение бескрайности, смотришь по сторонам — вроде все видишь, а на самом деле не замечаешь ничего… На слова инструктора по «левому борту наш аэродром» — киваешь головой, а сам полностью погружаешься в бездонность неба. Впечатление усиливал и тот факт, что для меня это был лишь второй «подъем в воздух» (первый раз на гражданском самолете от дома до училища). Среди облаков испытываешь возвышенное чувство настоящей удовлетворенности и понимаешь, что ты на своем месте». После окончания училища молодого летчика ожидало распределение, которое прошло довольно демократично. По своему желанию нести службу в Московском округе, Сергей был отправлен в Моршанск. Честно говоря, выбор был предопределен: на 4 курсе училища он познакомился со своей будущей женой, которая мечтала побывать в столице. Прослужил Сергей в этом городе, на севере Тамбовской области, 3 года, и его перевели в Хотилово. «Красивейшее место, вокруг леса, — рассказывает Сергей Кургузов. — Там я провел большую часть службы, летая на МиГ-25. В 1993 я окончил Тверскую военную академию Противовоздушной обороны им. маршала Советского Союза Г. К. Жукова и вернулся к месту службы командиром эскадрильи. Летать стал на МиГ-31 — современном высотном истребителе-перехватчике. А потом — роковой день… Так вышло, что в 1997 году, при облете самолета, воздушное судно загорелось. Мне пришлось катапультироваться, что привело к серьезной травме». Этот день определил дальнейшую судьбу Сергея. К большому сожалению, вернуться к летной работе по медицинским показаниям он не смог, тогда и перевелся в Москву на должность старшего офицера оперативного управления. Всего 26 лет военной службы в авиации войск ПВО, более 20 лет в составе экипажа истребителя, и по выходу на военную пенсию — жизнь связывает летчика с Московским авиационным центром. «В 2004 году я пришел в МАЦ на должность диспетчера суточного плана полетов, — вспоминает Сергей Владимирович. — Последние годы службы в армии я как раз занимался командными пунктами, так что работа была мне хорошо известна. Московский авиацентр только начинал свой путь, и необходимо было выполнять полеты над столицей. А как мы знаем, Москва — запретная зона, и нужно было отработать документы по совместным действиям с командным пунктом Командования специального назначения». В Московском авиационном центре Сергей Кургузов прошел путь от диспетчера до начальника центра планирования, организации контроля и управления воздушным движением. С 2009 года Сергей Владимирович занимает должность заместителя директора по материально-техническому обеспечению и успешно применяет все свое мастерство, работая в Московском авиационном центре. Здесь ему очень пригодился опыт службы на командных должностях. «Весь путь, проделанный за годы службы в авиации войск противовоздушной обороны, незаменим и помогает в повседневной работе, — говорит Сергей Кургузов. — Сегодня вместе с коллегами из Московского авиационного центра мы вспоминаем былые годы военной службы и, конечно же, отмечаем все праздники, связанные с этим важным периодом нашей жизни. Хочу от себя лично и от руководства ГКУ «МАЦ» поздравить всех причастных к авиации войск ПВО и пожелать здоровья, счастья и безоблачного неба над головой». отсюда


Заправщик: О комплексе С-500 Смотрим здесь

volhovm6: Основа наземного сегмента ПВО РФ в 1990-е годы. ЗРС С-300ПТ, С-300ПС и С-300ПМ Много ли у нас систем ПВО? В конце 1960-х годов был накоплен опыт применения ЗРК советского производства в локальных конфликтах. В течение длительного периода времени основными противовоздушными комплексами зенитных ракетных войск ПВО СССР являлись ЗРК семейства С-75. Комплекс, изначально создававшийся для борьбы с высотными разведчиками и дальними бомбардировщиками, оказался достаточно эффективен против ударных самолётов тактической и палубной авиации. Совершенствование С-75 продолжалось до второй половины 1970-х годов. При этом на последних модификациях были существенно расширены зоны обстрела, до 100 метров снижена минимальная высота поражения, увеличились возможности борьбы со скоростными и активно маневрирующими целями, повышена помехозащищённость, введен режим стрельбы по наземным целям. ЗРК С-75 всех модификаций, будучи наиболее многочисленными в зенитно-ракетных войсках, являлись становым хребтом войск ПВО страны до середины 1980-х годов прошлого столетия. Самый совершенный серийный вариант «семьдесятпятки», ЗРК С-75М4 "Волхов", был принят на вооружение в 1978 году, однако эта модификация не получила широкого распространения в связи с появлением зенитной ракетной системы нового поколения — С-300ПТ. ЗРС С-300ПТ В ходе крупных локальных вооруженных конфликтов выяснилось, что при всех своих достоинствах ЗРК С-75 обладают рядом существенных минусов. В силу невысокой мобильности в условиях господства в воздухе авиации противника выживаемость достаточно громоздкого комплекса была низкой. Использование зенитных ракет с жидким токсичным топливом и едким окислителем также накладывало массу ограничений и требовало наличия специальной технической позиции, где осуществлялись заправка и обслуживание ЗУР. Кроме того, ЗРК С-75 изначально был одноканальным по цели, что существенно снижало возможности одиночного комплекса при отражении массированного налёта вражеской авиации и облегчало его подавление помехами. В связи с этим командование войсками ПВО СССР во второй половине 1960-х поставило задачу разработки многоканального зенитного комплекса с высокой огневой производительностью и возможностью обстрела цели с любого направления вне зависимости от положения пусковой установки, с размещением всех элементов на самоходном или буксируемом шасси. Одновременно с работами по созданию нового комплекса для подстраховки разрабатывался очередной вариант «семьдесятпятки» — С-75М5. В 1978 году на вооружение поступила зенитно-ракетная система С-300ПТ с радиокомандной твердотопливной ракетой 5В55К. Благодаря введению в состав новой ЗРС многофункциональной РЛС с фазированной антенной решеткой с цифровым управлением положения луча появилась возможность быстрого просмотра воздушного пространства и одновременного сопровождения нескольких целей. В ЗРС С-300ПТ пусковые установки с четырьмя зенитными ракетами в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) размешались на буксируемых тягачами прицепах. Зона поражения первого варианта С-300ПТ по дальности составляла 5—47 км, что было даже меньше, чем у ЗРК С-75М3 с ЗУР 5Я23. В составе первой модификации С-300ПТ использовалась ЗУР 5В55К с радиокомандным наведением ДАЛЕЕ

ст.оператор: Вот как прокомментировал идею боевых роев дронов военный эксперт Алексей Леоков: «Концепция, над которой американцы, кстати, давно работают, предусматривает использование роя дронов в случае, если происходит применение средств воздушного нападения, прежде всего против стран, у которых развитая система противовоздушной обороны и наличествуют другие сопутствующие комплексы защиты, например средства радиоэлектронной борьбы». По его словам, «рой дронов выполняет роль первого эшелона: заставляет комплексы противника работать, то есть выявлять себя, а также «забивать» информационные каналы средств ПВО множеством целей». В то же время, отметил эксперт, рой небольших дронов пока вряд ли удастся использовать на большой дальности. Так как маллые аппараты имеют «слабые электрические цепи и источники энергии, маломощное бортовое оборудование». Управлять такими дронами на расстоянии в десятки километров проблематично. Эксперт напомнил, что у американцев есть идея организации связи беспилотников с самолетами-разведчиками типа «Посейдон». «По идее, с борта этих самолетов происходит управление дронами, которые залетают далеко в глубину территории противника, добывают ценную информацию и, может быть, даже гибнут при этом, но успевают передать ее на воздушный командный пункт. В условиях боевых действий информация — это самое ценное», - рассказал эксперт. Рассматривается также вариант управления дронами с борта самолета-невидимк F-35, когда такой самолет посылает рой дронов, которые «вскрывают» объекты противника, а F-35, не входя в зону действия ПВО, поражает выявленные цели. «Если дроны будут сами летать с определенными программами, летчик станет только выбирать цели, и дрон будет их поражать, то в принципе мы получаем так называемую «длинную руку». А если таких дронов будет много, то с ними придется считаться», - предупредил эксперт. Вся статья по ссылке ниже https://yandex.ru/turbo?text=https://www.mk.ru/politics/2020/03/08/ekspert-obyasnil-taktiku-boevogo-roya-dronov-primenennuyu-turkami.html&promo=navbar&utm_referrer=https://zen.yandex.com/

volhovm6: Зенитная ракетная система С-300В: против самолётов, крылатых и баллистических ракет Много ли у нас систем ПВО? В конце 1950-х после принятия на вооружение Войск противовоздушной обороны СССР возимого ЗРК С-75 его также предполагалось использовать в подразделениях ПВО Сухопутных войск. Однако достаточно длительное время развёртывания и свёртывания, невысокая мобильность комплекса, для транспортировки многочисленных элементов которого использовались колёсные тягачи, использование ракет, заправляемых жидким топливом и едким окислителем, делали невозможным сопровождение им войск на марше. В итоге основным средством ПВО фронтового и армейского звена стал ЗРК «Круг», принятый на вооружение в 1965 году. Все элементы зенитной ракетной батареи этого комплекса размещались на гусеничном шасси и были способны двигаться в одних походных порядках с танками. По дальности и высоте поражения воздушных целей ЗРК «Круг» сравним с последними модификациями ЗРК С-75. Но, в отличие от С-75, в комплексах войсковой ПВО семейства «Круг» использовались радиокомандные ЗУР с прямоточно-воздушным двигателем, работавшим на керосине. ЗРК последней модификации «Круг-М1» серийно выпускался до 1983 года и эксплуатировался нашими вооруженными силами до 2006 года. Комплексы этого типа стояли на вооружении зенитных ракетных бригад армейского и фронтового подчинения. Но уже в начале 1980-х годов ЗРК «Круг» стал не в полной мере соответствовать требованиям помехозащищённости. Кроме того, военные желали получить универсальный многоканальный войсковой комплекс, который, помимо борьбы с воздушными целями, мог бы обеспечить защиту мест сосредоточения войск, штабов и других важных объектов от ударов тактическими и оперативно-тактическими баллистическими ракетами. Выполнение этих задач было решено возложить на зенитную ракетную систему С-300В, разработка которой началась в конце 1960-х годов. При создании ЗРС С-300 предполагалось, что в новой многоканальной зенитной ракетной системе средней дальности, разрабатываемой для Сухопутных войск, Войск ПВО страны и ВМФ, будет использоваться унифицированная ракета и общие радиолокационные средства. Во второй половине 1960-х разработчики считали реальным использовать одинаковые ЗУР и РЛС для поражения аэродинамических и баллистических целей, разместив их на колесной и гусеничной базе, а также на кораблях. Однако вскоре выяснилось, что специфика применения комплексов в различных условиях требует индивидуального подхода. Зенитные ракетные подразделения ПВО СССР опирались на развитую радиолокационную сеть и системы автоматизированного управления. Традиционно сложилось, что зенитные дивизионы защищали стратегически важные объекты, неся боевое дежурство на стационарных, хорошо подготовленных в инженерном отношении позициях. Комплексы ПВО Сухопутных войск зачастую работали в отрыве от радиотехнических подразделений, и поэтому в их состав вводились собственные средства обнаружения, целеуказания и управления. В ходе проектирования морского комплекса требовалось учитывать особые условия: качку, солёные брызги и необходимость совмещения с другими корабельными системами. В итоге разработку ЗРС С-300П, С-300В и С-300Ф поручили различным организациям. Частично унифицировать удалось только радиолокаторы обнаружения систем С-300П и С-300В, а также ЗУР, используемые в ЗРС С-300П и С-300Ф. ДАЛЕЕ

volhovm6: ИСТОЧНИК 12 апреля отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО). Он был учрежден в СССР 45 лет назад. О некоторых малоизвестных страницах истории противовоздушного щита Родины и о сегодняшнем дне важной составляющей Воздушно-космических сил «МК» рассказал член президиума Совета ветеранов войск ПВО, экс-начальник зенитных ракетных войск Командования специального назначения (ПВО Москвы, 2007-2009 годы) полковник запаса Сергей Хатылев. -Сергей Петрович, в войнах, которые сегодня идут в разных «горячих» точках, средства противовоздушной обороны (ПВО) играют немалую роль. -И эта роль, заметьте, повышается. Хотя и раньше войска ПВО сильно влияли на ход и результаты конфликтов. Например, мало кто помнит, что в 60-е годы по просьбе Китая была создана группа советских войск для организации ПВО Шанхая. И Она свою задачу выполнила. Во Вьетнаме наши системы ПВО сыграли решающую роль. У нас в стране знаковое событие, положившее конец безнаказанным полетам американских самолетов-разведчиков над СССР, произошло 1 мая 1960 года, когда был сбит американский самолет-шпион U-2, пилотируемый Пауэрсом. Его сбил наш комплекс ПВО С-75. Хотя высота полета U-2 превышала 20 километров. В этом году, кстати, исполняется 60 лет тому противовоздушному бою. -Для американцев это стало неожиданностью? -Да, они не думали, что у нас есть средства, способные на такой высоте достать их самолеты. Это был уже 24-й разведывательный полет над СССР. Маршрут был такой: Пакистан – Норвегия. В нашем воздушном пространстве он должен был пройти над двумя объектами - Байконуром и Свердловском (Екатеринбург). На борту был полный набор шпионской аппаратуры. Но закончилось все тем, что их шпион был сбит. Правда, тогда было потеряно два наших собственных истребителя. Погиб советский летчик. Это случилось из-за того, что не было организовано должное взаимодействие между истребительной авиацией и зенитными ракетными войсками. Однако именно с этого времени началась новая эпоха ПВО. -Как вообще ПВО развивалась? Какие этапы проходила? -Я бы обозначил этапы развития так. 1950-1960-е годы – создание щита ПВО. 1960-1980-е годы – испытание боем, когда ПВО сыграли решающую роль во многих военных конфликтах – во Вьетнаме, на Ближнем Востоке. 1980-1990-е – создание супер-ПВО, когда появилась единая система управления. В те годы принят на вооружение самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50 – воздушный командный пункт и летающий радар. Благодаря ему система управления получила новые возможности. Авиация стала наводиться на цели в автоматическом режиме. -А потом началась перестройка, на Красную площадь сел Матиас Руст, случился 1991-й год… -Я бы назвал то время – испытание изменой. Курс, который был выбран нашим руководством, привел к развалу ПВО. До того у нас было 7 армий ПВО и Московский округ ПВО. В результате все было сокращено, превратившись в корпуса и районы ПВО. Техники не хватало, вся она устарела, новой не поступало. Поддерживать ее в боеготовом состоянии было очень трудно. Приходилось иногда из трех нерабочих комплексов собирать один рабочий, чтобы поставить его на боевое дежурство. Только после 2000 года ситуация начала как-то меняться. Пошло активное строительство, появлялись новые комплексы. Толчок в развитии получили истребительная авиация и радиотехнические войска. На передовые позиции в развитии выдвинулась противоракетная составляющая, что стало предвестником создания Воздушно-космической обороны. И если мы раньше, начиная с 50-х годов, говорили, об организационном создании сектора, зоны или района ПВО, то сейчас мы говорим о целых территориях под защитой ПВО. И не только нашей страны, но, к примеру, и территории Сирии. Встал вопрос о прикрытии системой ПВО приграничных приморских территорий, и конкретно – Северного морского пути. -То есть в Сирии мы создали мини-модель своей организации ПВО? -Мы своими системами ПВО над территорией Сирии как бы развернули купол безопасности, выполнив свою мирную миссию по охране воздушного пространства этой страны. -Как же выполнили, если Израиль периодически наносит ракетные удары по некоторым объектам в Сирии? -Хитрые израильтяне наносит удары с территории сопредельной страны, или прикрываясь Голанскими высотами. Например, наносят удары, не входя в сирийское воздушное пространство, с территории Ливана. Сирийцы не имеют права их там уничтожать. Нет никаких международных договоров, разрешающих это делать. Вот израильтяне этим и пользуются. Они используют классическую тактику борьбы с системой ПВО. Однако, американцы, либо кто-то другой на сирийскую территорию залетать в открытую все-таки не смеют. -В этом году была другая нашумевшая ситуация с ПВО – налет запущенных хуситами крылатых ракет и дронов на нефтяные объекты Саудовской Аравии. Саудитов защищали американские комплексы «Patriot», но сделать ничего не смогли. А наша ПВО справилась бы в аналогичной ситуации с налетом такого количества беспилотников? -Для нас вопрос: справились - не справились – не стоит. Помните, когда в 2018 году примерно такое же число дронов и ракет было запущено со стороны моря на территорию Сирии? Думаю, американцы к этому приложили руку. Мы с этим справились! Основной ударной силой у нападающих тогда были крылатые ракеты. Несколько из них не взорвались и попали в наши руки. Мы их разобрали до винтика, изучили и сказали: спасибо, товарищи, американцы. -А почему упали? -Потому что, во-первых, были применены системы радиоэлектронной борьбы. Ракеты были сбиты с курса, потеряли заданные координаты и удар не нанесли. Во-вторых, более 40% целей сирийские ПВО уничтожили в полете. То есть была доказана эффективность ПВО Сирии, которая создавалась на основе наших российских комплексов. Террористы периодически атакуют наши базы в Сирии - Хмеймим и Тартус - с помощью беспилотников. И нам приходится подтверждать свои возможности, отражая эти удары. Мы ведем своевременную разведку, дорабатываем «Панцири», в целом систему ПВО, чтобы маловысотные цели – разведывательные и боевые беспилотники, которые могут действовать не только одиночно, но и роями, стаями, были гарантированно уничтожены. -Не слишком ли это мелкие цели для таких серьезных систем ПВО? Вот американцы после того, как их комплексы не смогли защитить саудовские нефтяные объекты, заявили, что их Patriot вообще не для этого предназначены. Дескать, это то же самое, что стрелять из пушки по воробьям. -Да, если бы только атаки этих «воробьев» не привели к сокращению нефтедобычи в Саудовской Аравии на 5,7 млн баррелей в сутки – половину текущего объема добычи. Свою неготовность к выполнению боевой задачи американцы оправдывали тем, что и в Ираке, и в Саудовской Аравии, у них мало комплексов. Половина из них в ремонте, другая часть не развернута, нет нормальных командных пунктов, не существует единой системы разведки… Дескать, там это все ни к чему, так как противник слишком слабый. А я думаю, что дело не в том. Это просто наплевательское отношение американцев к противостоящему противнику. Недооценка его. Они не ожидали, что откуда-то может появиться такое количество беспилотников, и их нужно будет обстреливать. Они не были к этому готовы. -Американские стратегические беспилотники забираются на высоты 18-20 километров и более. Наша ПВО может эффективно бороться с такого типа средствами? -Конечно. Со времен Пауэрса не разучились. Зона поражения С-300 или С-400 по высотам от 10 метров до 37 километров. К тому же, истребительная авиация на таких высотах может по ним работать – тут проблем нет. Высотный диапазон применения беспилотных аппаратов очень большой. Приходится учитывать, что разведывательные беспилотники могут применяться как на малых, так и на больших высотах. А вот ударные беспилотники действуют обычно на предельно малых высотах. Чтобы как можно быстрей и точней с малой высоты, не тратя лишнего топлива, сил и средств, сразу нанести удар по целям. У американцев и израильтян такие беспилотники уже приближаются по своим характеристикам к боевым самолетам. Сегодня чисто технологически мы можем уничтожить беспилотник в любом исполнении. -Что принципиально изменится в нашей ПВО с постановкой на вооружение С-500? -Этот комплекс может решать несколько задач. Например, обнаружение и уничтожение обычных аэродинамических целей – самолетов и вертолетов, крылатых ракет – всего, что летает в диапазоне до гиперзвуковых скоростей. Но кроме этого, С-500 способен сбивать баллистические цели, причем не только на нисходящем участке траектории полета, но и на всех остальных. Там скорости уже космические – несколько километров в секунду. Он способен уничтожать цели на высотах почти до 200 километров и на дальности до 600 километров. То есть С-500 способен работать по целям в ближнем космосе. Это уже противокосмическое оружие. В этом комплексе технически применен метод разделения, когда один локатор работает по целям, летящим на максимальных высотах, а другой - по тем, что летят у земли - до 30 километров. -Американские противоракеты Aegis и THAAD, в том числе те, что разворачивают в Румынии и Польше, тоже, как утверждают, должны уничтожать баллистические ракеты на начальном участке полета? -Только эти их возможности не подтверждены ни испытаниями, ни боевыми стрельбами. И все же, думаю, США вынудят своих сателлитов на Западе и Востоке закупить эти противоракеты. -Тут, видимо, главное слово - «закупить»? -Конечно. Для американцев главное – всучить подороже и рассказывать потом, что облагодетельствовали вас, создав защиту ПРО от России. Напомню, у нас эшелонированная территориальная многоканальная система противоракетной обороны А-235 с комплексом «Нудоль», ракетами ближнего и дальнего перехвата до тысячи километров создана лишь вокруг Московского промышленного района. Но с появлением такого комплекса, как С-500, мы сможем говорить о противоракетной обороне целых территорий. А впоследствии, с увеличением выпуска и совершенствованием этих изделий, уже о ПРО страны в целом и создании на этой основе Воздушно-космической обороны всей Российской Федерации. -У кого-нибудь в мире есть что-либо подобное, или только у нас? -Только у нас. В целом, говоря о системе ПВО, только у нас она находится в таком состоянии, которого нет ни у кого в мире.

ст.оператор: Сирийские войска 20 апреля впервые провели отражение атаки, направив свои ракеты против израильских истребителей F-16. Как сообщает Министерство обороны Сирии, 20 апреля два израильских истребителя произвели атаку шестью ракетами по окрестностям Пальмиры. При этом было зафиксировано пересечение воздушной границы Сирии. В ответ на действия Израиля сирийские войска применили системы ПВО ЗРК «Бук» и «Панцирь-С». Все выпущенные ракеты были перехвачены, а один из активированных комплексов выпусти ракеты по обнаруженным F-16. Истребителям удалось уйти от ракет (это объяснили работой израильских РЭБ, прикрывающих самолеты). Отмечается, что ранее атаки по самолетам Израиля сирийские ПВО не проводили, а только перехватывали запущенные ими ракеты. Объяснялось это тем, что истребители не пересекали воздушных границ Сирии, а производили атаки с территории Ливана. Но в этот раз видимо радиуса действия ракет не хватило для удара по окрестностям Пальмиры, и F-16 вторглись на территорию Сирии. Специалисты в свою очередь считают, что сирийцы намеренно не стали активировать комплексы С-300, а произвели атаку на самолёты из менее мощных систем ПВО, а атака была как предупреждение Израилю, что в Сирии готовы действовать более решительно. На фоне системного кризиса в мире и по мере ослабления контроля и давления со стороны других стран, Сирия все активнее защищает свою страну. https://zen.yandex.ru/media/xdey/siriia-vpervye-atakovala-izrailskie-istrebiteli-5e9ea8b1175b6f71c45adecb

RevALation: в Сирии готовы действовать более решительно. Сирия все активнее защищает свою страну. . Надо полагать: "как только, так сразу" ?

volhovm6: Шестьдесят лет назад под Свердловском был сбит самолет-разведчик U-2 Френсиса Пауэрса. Однако до сих пор нет ясности, кто именно поразил эту цель. С деталями противовоздушного боя в небе над столицей Урала разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок. ОТСЮДА Заслуга в уничтожении самолета-шпиона США 1 мая 1960 года сегодня приписывается только 2-му зенитному ракетному дивизиону (командир — майор М. Р. Воронов) и 1-му зрдн (командир – капитан Н. И. Шелудько) 57-й зенитной ракетной бригады, командный пункт (КП) которой был расположен в поселке Березовский, близ Свердловска. Так ли это было на самом деле? Обратимся к событиям шестидесятилетней давности. 1 мая 1960 года боевая готовность №1 37-й зенитной ракетной бригаде в городе Кыштым и 57-й зрбр была объявлена за два часа до подлета самолета-разведчика U-2 к охраняемым объектам. Вначале опишем боевую работу 5-го зрдн 37-й зрбр на основании воспоминаний Бориса Самойлова, одного из офицеров дивизиона, принимавшего участие в событиях 1 мая 1960 года и впоследствии ставшего полковником. С его исходными материалами я работал первым из редакторов и, по большому счету, подготовил их к печати, при этом в значительной степени переписав. Однако при этом автор ни в коей мере не правил сути рассказа Бориса Самойлова и не покушался на его оценки событий того дня, а всего лишь откорректировал текст исключительно с точки зрения двух документов — Правил стрельбы и Наставлений по боевой работе зенитного ракетного комплекса С-75. Мне было это отнюдь не трудно сделать, поскольку вся моя служба прошла на этой системе. Более того, в течение длительного времени я командовал дивизионом С-75. И если в настоящее время воспоминания Бориса Самойлова и упоминаются в некоторых источниках, то исключительно в моей редакции (и никакой другой). Итак, операторы станции разведки и целеуказания П-12 «Енисей» 5-го зрдн 37-й зрбр обнаружили U-2 на дальности 270 километров и сопровождали самолет до момента его уничтожения. При подлете цели к зоне поражения дивизиона командир постоянно получал из бригады сведения о координатах цели. Однако они отличались от данных СРЦ П-12 дивизиона. И это объяснимо, поскольку данные с КП 57-й зрбр поступали с запаздыванием информации. К тому же в районе города Кыштым U-2 немного изменил маршрут полета, как будто выбирал наиболее безопасную траекторию пролета между ракетными дивизионами 37-й зенитной ракетной бригады. Разрешение на открытие огня командир 5-го зрдн получил в то время, когда цель подошла к дальней границе зоны поражения дивизиона. Цель на запрос «свой-чужой» не отвечала. Сомневаясь в работе НРЗ-10 (наземного радиолокационного запросчика), командир 5-го зрдн подполковник Новиков И. И. несколько раз просил КП бригады уточнить координаты U-2. А цель тем временем уже начала удаляться от дивизиона. Командир 37-й зрбр еще раз подтвердил свое решение на обстрел цели. Подполковник Новиков скомандовал офицеру наведения: «Пуск». Офицер нажал кнопку «Пуск», но старта ракеты не последовало — он от волнения забыл переключить три канальных тумблера «Неисправность/Боевая работа» в режим «Боевая работа» на шкафу офицера наведения И-90. Мгновенно исправив ошибку, офицер наведения по команде командира «Цель уничтожить двумя ракетами» нажал кнопку «Пуск» первого канала. Ракета стартовала в 8.46 и направилась уже вдогон самолету U-2. Затем офицер наведения нажал кнопку «Пуск» второго канала, но старта ракеты не последовало. Впоследствии оказалось, что ракета не сошла с пусковой установки по вине технического дивизиона, который готовил это изделие. И это несмотря на то, что контроль стартового оборудования и проверка радиолокационного ответчика ракеты перед этим прошли штатно. Тем временем операторы и офицер наведения в соответствии с Руководством по боевой работе ЗРК С-75 сопровождали цель в режиме РС (ручное сопровождение), а затем перешли на автоматическое (АС). На 53-й секунде полета ракеты выдалась разовая команда К3. Это так называемая команда ближнего взведения радиовзрывателя (РВ) ракеты. После этого передатчик РВ начинает работать на излучение. К3 выдается примерно за 300 метров до подхода ракеты к цели. В этом случае цель должна быть обязательно поражена. Через несколько секунд операторы ручного сопровождения 5-го зрдн поочередно доложили, что произошел срыв автоматического сопровождения по всем трем координатам — дальности, азимуту и углу места. При выполнении боевых стрельб это следует, как правило, за физическим разрушением цели. Офицер наведения не смог сразу правильно оценить обстановку и доложил командиру зрдн: «Срыв автоматического сопровождения по трем координатам». Командир, занятый проблемами со второй ракетой, моментально доложил на КП 37-й зенитной ракетной бригады: «У нас срыв сопровождения». Через некоторое время командир 5-го зрдн, разобравшись с офицером наведения и операторами ручного сопровождения, повторно доложил на КП бригады: «По имеющимся признакам, цель поражена», так как на экранах индикаторов цель начала быстро менять свои параметры и характеристики. На это ему командир бригады грубо ответил: «Ерунда. Цель над Нижним Тагилом». В это время офицеры и солдаты стартовой батареи 5-го зрдн, находясь на открытом воздухе, визуально наблюдали картину поражения высотной цели, кричали «Ура!» и бросали головные уборы вверх. На чистом безоблачном небе было отчетливо видно, как ракета догнала цель, появилось белое облачко от подрыва боевой части, а затем вниз полетели обломки самолета со шлейфом черного дыма. Минуты через две-три в небе появилось еще несколько белых облачков — подрывов боевых частей зенитных управляемых ракет. Значит, еще какой-то зенитный ракетный дивизион произвел обстрел цели. Подрывов было три или четыре. Когда командир дивизиона подполковник Новиков вышел из кабины «У», командир стартовой батареи доложил ему об увиденном результате обстрела цели, о принятых мерах по безопасности личного состава и второй ракете. В это время из бригады поступила команда: «Любой самолет в воздухе — противник» и боевой расчет дивизиона снова занял рабочие места. Минут через 20 поступила команда: «Отбой». Вслед за этим из бригады поступило указание скопировать с планшета дальней воздушной обстановки трассу полета самолета U-2 и доставить кальку на КП бригады, опечатать кабины. Трассу с планшета ДВО копировал Борис Самойлов, а документы в бригаду отвозил капитан Александров. Вернувшись, он сообщил, что еще несколько дивизионов 57-й зенитной ракетной бригады стреляли по самолету, который якобы применял пассивные помехи и круто менял маршрут полета. На КП 5-го зрдн ни офицер наведения, ни операторы ручного сопровождения на экранах индикаторов никаких помех не наблюдали до подрыва ракеты, а на кальке проводки U-2, которую копировал Борис Самойлов с планшета ДВО, никакого резкого маневра самолета не отмечалось. Впоследствии подтвердилось, что на U-2 не было никакой аппаратуры постановки пассивных/активных помех, и никаких резких маневров самолет Пауэрса не совершал. В течение 2–3 мая 5-й зрдн посетили две комиссии — из штаба 4-й ОА ПВО и управления главнокомандующего Войсками ПВО. В это время средства массовой информации объявили, что офицеры, сержанты и солдаты дивизионов майора И. И. Воронова и капитана Н. И. Шелудько награждены правительством СССР за уничтожение самолета U-2. Однако об участии дивизиона подполковника И. И. Новикова и его роли в уничтожении U-2 ни тогда, ни в течение последующего времени не упоминалось. По мнению Бориса Самойлова, реальная картина уничтожения самолета U-2 США 1 мая 1960 года выглядит следующим образом. Ракета 5-го зрдн (стартовая позиция – близ станции Полдневая) 37-й зрбр (КП – г. Кыштым), выпущенная в 8.46 вдогон самолету U-2, повредила ему хвостовое оперение. Взрыв боевой части ракеты произошел сзади машины, летчик был защищен от него двигателем и поэтому остался жив. После взрыва БЧ ракеты Пауэрс вывалился из самолета, который продолжал планировать еще 12 километров. Докладу подполковника Новикова о поражении цели на КП 37-й зрбр не поверили, так как в те времена еще не было случаев стрельбы ракетами ЗРК С-75 вдогон удаляющейся цели, да еще и на дальней границе зоны поражения. Руководством по боевой работе и Правилами стрельбы зенитной ракетной системы С-75 в те времена это не предусматривалось. Данный факт привел к потере цели и как следствие — гибели старшего лейтенанта Сафронова на МиГ-19. В докладе министру обороны СССР маршалу Р. Я. Малиновскому 2 мая 1960 года главнокомандующий Войсками ПВО маршал С. С. Бирюзов отмечал: «В результате проведенного предварительного расследования установлено, что самолет-нарушитель в 8.55 был обстрелян 1-м (м-р Воронов) и 2-м (к-н Шелудько) зенитными ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады (г. Свердловск). По докладу командующего 4-й отдельной армией ПВО в этот момент самолет находился на высоте 21 000 метров. На экранах индикаторов станций наведения ракет у стрелявших создалось впечатление, что нарушитель в момент подхода ракет поставил пассивные помехи. А фактически это наблюдались отдельные части сбитого ракетой 5-го зрдн уже разрушающегося самолета U-2. 4-му зенитному ракетному дивизиону (стартовая позиция — Старые Решеты) командиром 57-й зенитной ракетной бригады (командир — майор Шугаев) была поставлена задача добить самолет нарушителя. По роковому совпадению к этому времени в зоне поражения 4-го зрдн появилась цель на значительно меньшей высоте. Расчет принял эту цель за самолет-нарушитель и открыл огонь, выпустив три ракеты. Цель была поражена в 9.23. Этой целью оказался свой самолет МиГ-19, следовавший на перехват самолета-нарушителя. Летчик Сафронов С. И. погиб». И в этом же документе: «5-й зенитный ракетный дивизион (командир – подполковник И. И. Новиков) 37-й зенитной ракетной бригады, несмотря на большую дальность, произвел пуск одной ракеты, но безрезультатно, так как цель была вне зоны поражения зрдн». Это единственное упоминание о том, что 5-й зрдн 37-й зрбр 1 мая 1960 года участвовал в стрельбе по самолету-шпиону U-2 и первым выпустил одну ракету. Согласно отчетным карточкам боевой стрельбы по U-2 стреляли только три дивизиона: первым — 5-й зрдн 37-й зрбр в 8.46 одной ракетой, вторым — 2-й зрдн 57-й зрбр в 8.52 одной ракетой, а третьим — 1-й зрдн 57-й зрбр в 8.55 тремя ракетами. Достаточно взглянуть на Карту боевых действий ЗРВ 4-й ОА ПВО, на точку стояния дивизиона майора Воронова и на траекторию самолета U-2, как станет понятно, что дивизион Воронова не мог поразить цель сзади, он должен был стрелять в U-2 прямо в лоб, а не сзади. При этом осколки самолета фактически сыпались ему на голову, так как дивизион Воронова дислоцировался в районе станции Косулино, где и приземлился летчик U-2 Пауэрс. Скорее всего, только ракета 5-го зенитного ракетного дивизиона 37-й зрбр могла так «мягко» поразить цель сзади снизу. Что касается версии, распространенной в 1990–2000 годах о том, что летчик-истребитель капитан И. А. Ментюков на самолете Т-3 (предсерийный Су-9), поднятом на перехват самолета-шпиона с заданием уничтожить его во что бы то ни стало, вплоть до тарана, «пересек трассу самолета U-2 и газовой струей своего самолета сбил его», она оказалась плодом фантазии журналистов и самого капитана И. А. Ментюкова. В действительности согласно донесению командующего 4-й ОА ПВО № 0015 от 5 мая 1960 года: «Самолет Т-3 (капитан И. А. Ментюков) был поднят с аэродрома Кольцово в 8.14 с заданием идти на таран... После набора самолетом высоты 20 750 метров истребитель был довернут на цель, но имея большое превосходство в скорости, он обогнал цель, не обнаружив ее, так как цель прошла выше на 2000 метров. При остатке топлива 650 килограммов летчику было приказано произвести посадку на аэродроме Кольцово. Посадка произведена в 8.52. Повторно с аэродрома Кольцово в 9.24 был поднят самолет Т-3 (летчик – капитан И. А. Ментюков) и посажен на аэродром, так как к этому времени самолет-нарушитель был сбит огнем ЗРВ». Необходимо отдать должное мужеству и самоотверженности капитана Ментюкова, который, без сомнения, выполнил приказ командования идти на таран самолета-шпиона США, зная, что в результате этого он сам погибнет. На мой взгляд, дивизионы майора Воронова и капитана Шелудько обстреливали уже обломки самолета U-2. Именно их они приняли за пассивные помехи, которых в реальности быть не могло, поскольку U-2 не комплектовался аппаратом для сброса дипольных отражателей. Основная слава в поражении Пауэрса приписывается дивизиону майора Воронова. Об этом в боевом донесении № 0012 командующего 4-й ОА ПВО генерал-лейтенанта Е. В. Коршунова изложено следующим образом: «…в 8.52 открыл огонь 2-й зрдн 57-й зрбр (майора Воронова). Израсходована одна ракета, две ракеты использованы не были ввиду нахождения цели в секторе запрета стрельбы с пусковых установок». Эти строчки выглядят с моей точки зрения более чем сомнительно. Тем не менее, они красочно описаны в многочисленных последующих публикациях. Что значит — находились в «секторе запрета стрельбы с пусковых установок»? Дело в том, что ЗРК С-75 комплектуется шестью пусковыми установками. Если в момент выполнения боевой стрельбы одна из пусковых установок (ПУ), станция наведения ракет и цель находятся на одной линии, то пуск с этой ПУ не производится, поскольку ракета может повредить станцию наведения ракет. Для этого заранее и выставляются соответствующие зоны запрета. Все вроде на первый взгляд логично. Однако стрельба в ЗРК С-75 ведется не пусковыми установками, а каналами. Первый канал — 1 и 2-я пусковые установки, второй канал — 3-я и 4-я пусковая установки, 3-й канал — 5-я и 6-я пусковая установки. К примеру, если цель надо обстрелять тремя ракетами, то при любых условиях обстановки все три ракеты непременно сойдут с ПУ. К примеру, в зоне запрета оказалась 6-я ПУ. Значит, система управления стартом (СУС) даже без вмешательства оператора СУС пустит ракету с 5-й ПУ этого же 3-го канала. Лично у меня такой случай был на полигоне. Цель надо было обстрелять тремя ракетами. Первым решили стрелять третьим каналом. Нам хотелось, чтобы первой сошла ракета с 5-й ПУ. Но в момент стрельбы стартовая автоматика из-за разрыва в синхронизации переключилась на 6-ю ПУ и первой ушла ракета именно с этой ПУ. Тут есть еще один нюанс, который все донесение генерала Коршунова кладет, образно говоря, на лопатки. Дело в том, что пусковые установки в зоне запрета в ЗРК С-75 могут оказаться только при стрельбе по относительно маловысотным целям, то есть при угле возвышения ПУ менее 24 градусов. А при стрельбе по U-2 Паурса (высота полета цели 21 тыс. м) пусковые установки ЗРК С-75 должны были смотреть чуть ли не зенит (то есть значительно больше 48 градусов). Никаких зон запрета в этом случае не могло быть в принципе. Почему же они возникли в донесении генерала Коршунова? Видимо, надо было как-то оправдать тот факт, что главный герой противовоздушного боя 1 мая 1960 года — дивизион майора Воронова — не пустил еще две ракеты. Отсюда и возникла версия о зонах запрета, с таким восторгом подхваченная многими авторами, впоследствии описывающими события того дня. А скорее всего, вторую и третью ракету не пустили по одной простой причине — обломки U-2 уже рассеялись и какого-то крупного фрагмента, который еще можно было бы сопровождать, уже просто не было. Почему я называю значения углов в 24 и 48 градусов? Это величины из функционального контроля стартового оборудования ЗРК С-75. Специалисты по ЗРК С-75 меня хорошо поймут, вспомнив соответствующие команды этого ФК: «Угол места 24 градуса! Дать пуск по третьему каналу! Пуск по третьему каналу не прошел! Вращать по азимуту! Угол места 48 градусов! Дать пуск по третьему каналу! Пуск по третьему каналу прошел!» и т. д. Так что, скорее всего, U-2 был подбит ракетой 5-го зенитного ракетного дивизиона 37-й зенитной ракетной бригады (командир зрдн – подполковник И. И. Новиков, стартовая позиция дивизиона – станция Полдневая), выпущенной вдогон самолету и поразившей его. Это был первый в истории ЗРВ ПВО СССР боевой пуск ракеты С-75 по реальной цели. Он подтвердил высокие тактико-технические характеристики зенитного ракетного комплекса С-75. Почему же в итоге так получилось, что героями противовоздушного боя 1 мая над Свердловском стали совсем другие бойцы и командиры? По моему мнению, с учетом реалий того времени все объясняется достаточно просто. О поражении самолета U-2 надо было докладывать лично Никите Хрущеву. И докладывать об этом требовалось в соответствующих выражениях типа «коварный враг уничтожен первой ракетой, при этом войска показали высокий уровень боевой готовности и боевой выучки, а отечественное зенитное ракетное вооружение подтвердило свои отличные тактико-технические характеристики». Только на минуту представим себе, какова была бы реакция горячего на расправу лидера СССР, если бы ему доложили, что 1 мая под Свердловском был устроен фейерверк из четырнадцати запущенных зенитных управляемых ракет, при этом в горячке боя поразили свой истребитель, а самолет U-2 Пауэрса сбил дивизион, производивший стрельбу уже вдогон. Руководителю страны (да и руководству Вооруженных сил и Войск ПВО страны) требовался в тех условиях (с учетом и немалого политического момента) совершенно другой доклад — «малой кровью, могучим ударом, первой ракетой». Были срочно назначены герои, и такой документ был немедленно подготовлен. А что не вписывалось в эту версию, либо подработали, либо дали команду — «навсегда забыть и никогда не вспоминать». Если у исследователей уже нашего времени возникнет желание до конца разобраться во всех нюансах противовоздушного боя 1 мая в небе над Свердловском, то надо обратиться в Центральный архив Министерства обороны России: фонд № 72, № описи 974693, № дела 36, № коробки 24066. Биография автора: Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке. Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976), Военную командную академию ПВО (1986). Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983). Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988). Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992). Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000). Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998). Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

RevALation: Начальник музея ВВС и ПВО (п.Заря) Крутов (отец которого принимал участие в той атаке)занимается этой темой уже много лет, опровергая официальные данные об "авторстве" пресечения полета Пауэрса. В НГ и ВПК публиковалась целая серия любопытных статей, которую можно почитать

Заправщик: RevALation пишет: Начальник музея ВВС и ПВО (п.Заря) Крутов Небольшая опечатка, Александр Сергеевич. Кнутов его фамилия, Юрий Альбертович Кнутов. Такой с бородкой и в очках. RevALation пишет: целая серия любопытных статей Читал его некоторые статьи - очень понравились.

volhovm6:

volhovm6: С-500 «Прометей» способен «нанести удар» по программе F-35 и всей американской оборонной отрасли На Западе пристально следят за тем, как в России продвигается реализация программы создания перспективного зенитного ракетного комплекса С-500 «Прометей». Напомним, что ранее представители производителя отмечали, что С-500 появится на вооружении российских частей и соединений в скором времени. Эти слова и сам факт скорого появления новейших ЗРК в Вооружённых силах России вызвали обеспокоенность в НАТО. Обозреватель американского издания The National Interest Марк Эпископос назвал данные о скором принятии С-500 на вооружение в России «плохой новостью для НАТО». Автор отмечает, что перспективный комплекс С-500 «Прометей», который он называет «Триумфатором-М», имеет целый ряд неоспоримых преимуществ перед ныне существующими ЗРК. Из статьи: Новое поколение российской противоракетной обороны С-500 может похвастаться множеством лучших в своем классе характеристик. Предполагается, что комплекс способен задействовать противобаллистические ракеты на 600 километрах, что на 200 километров больше, чем у грозного С-400. Дальность полета С-500 соответствует не менее впечатляющей способности отслеживать и перехватывать до десяти ракетных боеголовок, летящих со скоростью более 4 миль в секунду (более 6,4 км/с – прим. «ВО»). Один из главных вопросов, которым сегодня на Западе задаются в связи с разработкой С-500 Россией, состоит в том, сможет ли С-500 обнаруживать и при необходимости сбивать самолёты пятого поколения F-35 различных их модификаций. Ответ на этот вопрос важен в первую очередь для США. Ведь если для С-500 технология «стелс», реализованная на F-35, окажется открытой книгой, то это может нанести удар даже не по самому престижу F-35, а по его, если можно так выразиться, коммерческой программе. F-35 – один из масштабнейших коммерческих проектов США в военно-технической отрасли за последние несколько десятилетий. Программа уже «съела» сотни миллиардов долларов, а потому производитель ожидает расширения объёмов закупок истребителей как в самих США, так и в странах-союзниках. И если вдруг выяснится, что радары С-500 «Прометей» «видят» F-35 в любых режимах полёта, если комплекс способен перехватывать ракеты, стоящие сегодня на американском вооружении, то это будет удар ниже пояса для всей американской оборонки, включая ту самую программу истребителя пятого поколения. На таком фоне дополнительный козырь появится у российского истребителя нового поколения Су-57, который готовят к постановке на вооружение ВКС. Заключается он в том, что для современного истребителя «стелс»-технология играет далеко не передовую роль. Куда более важны другие параметры самолёта, включая его маневренность, которую определяют в том числе его двигатели. ОТСЮДА

Заправщик: Мишустин одобрил отказ от использования локаторной станции в Казахстане Россия начала процедуру отказа от радиолокационной станции на Балхаше в Казахстане в системе своей противоракетной обороны. Читаем здесь

hakkapeliittaa: Заправщик Спасибо за ссылку. Как всегда, журналюги написали, что попало... Картинку вставили, ПРО зачем-то упомянули, хотя речь об СПРН, явно, и... вышла статейка. Балхашский Дарьял, как на картинке в статье, давно наши казахские друзья размародерили и сожгли. Там оставался устаревший морально и физически Днепр. Зачем содержать это циклопическое сооружение, когда есть современные эффективные РЛС Воронеж! Давно пора было это сделать.

Заправщик: hakkapeliittaa пишет: Зачем содержать это циклопическое сооружение, когда есть современные эффективные РЛС Воронеж! Давно пора было это сделать. Согласен... В принципе для этого и дал инфу.

volhovm6: От Саида Аминова ОТСЮДА 57-мм ЗАК 2С38 "Деривация-ПВО" ЗРПК "Панцирь-СМ" ЗРПК "Панцирь-С" ЗРК "Панцирь-СА" ЗРК С-350 "Витязь-ПВО" ЗРС С-400 "Триумф" А-50У МиГ-29СМТ МиГ-31К с "Кинжалами" Четверка Т-50 (Су-57) Тактическое звено из Липецка - Су-34, Су-30СМ и Су-35С Русские Витязи на Су-30СМ и Стрижи на МиГ-29

Анатолий: В честь части, чьи силы участвовали в уничтожении американского самолета - шпиона, в Серове открыли мемориальную доску 15 июля, в 11.00 у здания местного отдела ГИБДД собрались бывшие служащие войсковой части 51591 и ее бывший командир Юрий Поташный, глава Серова Василий Сизиков, председатель городского совета ветеранов Александр Якимов. Они пришли на открытие доски, сообщающей, что раньше в здании, в котором сейчас работают отдел Госавтоинспекции и пожарный отряд, находилась войсковая часть. «Здесь с 1957 по 1998 год дислоцировалась в/ч 51591 с боевой задачей по охране воздушных рубежей Урала и Сибири. 1 мая 1960 г. силы и средства полка участвовали в уничтожении американского самолета — шпиона «U-2», - гласит надпись на табличке. Табличка размещена около входа в отдел ГИБДД. Торжественное открытие началось с гимна России. Затем рассказали об истории части. Глобус Серов · Историческая справка. Первым перед собравшимися выступил Василий Сизиков. [ut]https://www.youtube.com/watch?time_continue=1&v=0s3w75vqfxs&feature=emb_logo[/ut] Далее слово взял полковник в отставке Юрий Поташный. - В этот прекрасный солнечный день мы с вами открываем мемориальную доску, которая посвящена нашей части и личному составу. Серовская воинская часть - заслуженная, уникальная часть. Постоянно была в боевой готовности, несла боевое дежурство. Занимала большие границы и площади ответственности. Серовские батальоны не позволяли ни одному летательному аппарату незаметно пролетать над небом Урала и Сибири. Часть была оснащена современными средствами воздушной обороны. Часть отличалась сильным, подготовленным личным составом. В нас всегда верили и знали, что мы выполним поставленную задачу. Потому, когда американский самолет — шпион «U-2» нарушил воздушное пространство Советского Союза, то мы уверенно обнаружили его и выдали всю необходимую информацию для уничтожения самолета, - сказал Юрий Павлович. Перед торжественным открытием собравшиеся приветствовали друг друга. Фото: Мария Чекарова, "Глобус" Юрий Павлович поблагодарил администрацию Серова, управление культуры, спонсоров и мастеров за организацию церемонии открытия и изготовление мемориальной доски. В конце перед присутствующими выступил председатель городского совета войны и труда, депутат Думы городского округа Александр Якимов. Председатель городского совета войны и труда Александр Якимов. Фото: Мария Чекарова, "Глобус" - Сегодня эта память много значит для горожан. Думаю, это должно быть местом для патриотического воспитания молодежи. История воинской части прошла именно в Серове. От всей души, от ветеранов, молодежи поздравляю со знаковым событием, - сказал Александр Николаевич. Бывшая столовая части. Фото: Мария Чекарова, "Глобус" Бывшие служащие военной части Раиса Будникова (справа) и Ася Перевалова. Фото: Мария Чекарова, "Глобус" - В 1980 году пришла работать в секретную часть служащей и проработала до самого расформирования военной части. То есть, семнадцать лет, - вспоминает Раиса Михайловна Будникова. - Работу здесь начала в 1964 году, в общей сложности проработала почти 38 лет - на двух должностях. У меня специальности очень хорошие были, работала старшей телеграфисткой, потом меня перевели в штаб. Стала старшей машинисткой секретных объектов, - рассказывает Ася Федоровна Перевалова. Наталья Миронова (слева). Фото: Мария Чекарова, "Глобус" - Прослужила здесь до самого расформирования военной части. А на службу попала случайно, пришла после сокращения на железной дороге. В части муж служил и я сюда пришла, - говорит Наталья Владимировна Миронова. А есть ли среди читателей те, кто служил в этой части? Рабочие устанавливают "самолет Серова" Рабочие устанавливают макет самолета в центре города. Фото: Алексей Пасынков, "Глобус" В центре города, напротив серовского техникума сферы обслуживания и питания, рабочие приступили к монтажу копии самолета И-16, на котором летал Анатолий Серов. В настоящее время бригада рабочих вместе с разработчиком копии Александром Самойловым заняты установкой - самолет собирают на месте по частям, после чего он будет водружен на стелу. По состоянию на полдень к копии самолета осталось прикрепить винт и моторный отсек, после чего начнется финальный монтаж объекта. Напомним, команда авиамоделистов занялась изготовлением копии самолета И-16. Культурный объект изначально планировалось разместить в центре города. Цена этого муниципального контракта составила 2,7 миллиона рублей. Текст скорпирован с сайта serovglobus.ru



полная версия страницы