Форум » ОБЗОРЫ, СТАТЬИ,ПУБЛИКАЦИИ В ПЕЧАТИ и ИНТЕРНЕТ » ВОСПОМИНАНИЯ, РАССКАЗЫ и ЗАМЕТКИ » Ответить

ВОСПОМИНАНИЯ, РАССКАЗЫ и ЗАМЕТКИ

RevALation: Передана Вице-Председателем ВОСПОМИНАНИЯ, РАССКАЗЫ и ЗАМЕТКИ Основная тема Форума

Ответов - 212, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Вице-Председатель: RevALation пишет: Через какое-то время я отправил в окружную газету материал о полигоне. Естественно, что без правки редактора не обошлось – была добавлена «руководящая и направляющая роль». Но главным в материале всё-таки были достойные ЛЮДИ, которым честь и хвала. Вот она-волшебная сила коллективного искусства!Вот они-перлы творчества! Талант автора в правке не нуждается! А технические неточности и редактирование событиям не помеха! Александр Сергеевич- Вы в Предновогоднем ударе!!

RevALation: «…А дубы-колдуны что-то шепчут в тумане У поганых болот чьи-то тени встают…» Из песенки «Про зайцев» …Проезжая по безлюдной бетонке на участку между станцией Фрязево и постом ГИБДД у развязки «Раменское – Гжель» можно увидеть заброшенное ответвление вправо. Когда-то здесь висел знак «Проезд запрещен». Сейчас знака нет. Ехать можно. И если вас не утомит путь длиною в … десять километров (!) по разбитой бетонке сквозь глухой, болотистый лес, вы попадаете в «резервацию» - остатки заброшенного жилого городка бывшего зенитного ракетного полка. О жизни и нравах сей «резервации» и пойдет мой рассказ. «РЫБИЙ» ПОЛК Летом 1987 года, в силу сложившихся обстоятельств мне пришлось перевестись служить из Можайска в противоположную от Москвы сторону. Это назначение не являлось перспективным выдвижением, но позволяло вернуться служить в Первую Армию. А значит - в два раза сократить расстояние от жилья до столицы… Зенитный ракетный полк особого назначения имел оригинальный «рыбный» позывной для связи - «Салака». Находился он на первом (50 км) «ракетном кольце» между городом Раменское и станцией Фрязево (не путать с городом Фрязино) Восточное направление противовоздушной обороны Москвы во все времена её существования не было основным. А уж к кадрированным полкам (сокращенного состава и не несущим боевого дежурства) отношение было и вовсе плёвое. Одним словом – глухая окраина. Перевооружение полков армии на систему С-300 началось ещё шесть лет назад, но к моему прибытию в часть, офицеры и солдаты еще только строили позиции и собирались ехать на переучивание в гатчинский учебный центр. …История части была более, чем скромной. Основная итоговая оценка за многие годы - «удовлетворительно». Полк по многим показателям в шестом корпусе ПВО считался отстающим. А когда командиром части стал подполковник Рыбин, полк и вовсе пришел в упадок. За что и получил соответствующее прозвище «рыбий». На титульной странице "дембельских" фотоальбомов солдат оригинальным брендом красовалась этикетка от дешевых консервов «Салака в масле». Однако, развал и запустение части не помешали командиру за счет «изыскания скрытых резервов» построить по соседству с забором военного городка дачный домик. Между прочим, как раз напротив солдатской столовой. Уйдя на пенсию, бывший командир полка частенько заглядывал в столовку, не гнушаясь по старой привычке приобщиться к солдатскому столу. Увидев впервые Рыбина, бредущего по разбитой дороге с авоськами, доверху наполненными пустыми литровыми банками, мне и в голову не могла бы прийти крамольная мысль о том, что сей неказистый мужичонка - бывший командир полка. Но это было так. Место, где расположен городок, было ужасным. Попытаюсь его описать. …Представьте себе непроходимую дремучую чащу с поваленными деревьями и заболоченными низинами. В одной из таких низин и стоял с середины 50-х годов, заброшенный и забытый ВСЕМИ и ВСЯ, военный городок. Ветераны полка рассказывали мне, что нынешние болота – это далеко не те топи, которые окружали эту «резервацию» до спасительной мелиорации, проведенной спустя двадцать лет после появления здесь первых служивых поселенцев. Поскольку почва здесь «ходила ходуном», основные инженерные коммуникации были проведены «воздушным способом». Кюветы вдоль дорог были постоянно заполнены водой и зарослями рогоза. Наступить ногой в полутемном подъезде на лягушку – привычное дело. Хорошо, что не на змею, которые здесь тоже водились. Болотистая местность буквально кишела полчищами комаров, которые норовили напиться человеческой крови. Эти, и подобные им паразиты, нещадно кусали ребятишек городка: они ходили, измазанные «зеленкой» с головы до пят, вызывая сочувственно - брезгливые взгляды людей «внешнего мира». Мамы с ребятишками гуляли в основном на плацу – только здесь был асфальт. Когда-то в полку был детский сад, но потом его закрыли. Карусели и качели заросли болотными кочками. Но особенно тяжко было по весне, когда эти, поистине баскервильские болота пополнялись талой водой, наполняя ею и подвалы финских избушек. В комнатах была постоянная сырость. Связь с «большой землёй» осуществлялась рейсовым «ПАЗиком», ходившим по «бетонке» между Фрязевым и Раменским, и изредка заезжавшим в этот «таёжный тупик». От КПП до «бетонки», где можно было поймать «попутку», путь был очень длинный. Он петлял между болотами и за это получил прозвище «ус». Длина его была…десять километров! Пешком не находишься. Школы в городке не было, и поэтому учиться ребятишки ездили на том же «ПАЗике» в военный городок Всеволодово, находившийся неподалёку от станции Фрязево. Когда начинались снегопады, «ус» не успевали (а может быть, и забывали) чистить. Тогда автобус не заезжал в городок, и высаживал бедных ребятишек у начала «уса» И те совершали переход «за знаниями» туда-обратно длиной в …двадцать километров! А своего автобуса в части не было. Правда, был еще один путь. Примерно, в двух километрах к югу от нас находилась большая благоустроенная деревня Захарово. Она стояла на возвышенности, и дома в ней были один другого краше. Словно жильцы соревновались в конкурсе на самый красивый дом. Большинство жителей деревни работали либо в Раменском, либо в Москве. Между Захаровым и Раменским регулярно ходил нормальный автобус, и вся поездка составляла по времени около полчаса. Кроме того, маршрут автобуса проходил недалеко от станции Донино, откуда также можно было добраться до Казанского вокзала. Но дойти до Захарова можно было только по просёлочной дороге. Летом – это было в удовольствие. В распутицу дорогу развозило и до лета «сухопутная навигация» прекращалась. Вот, в таких условиях здесь приходилось служить. И жить. «АТАМАН» Подполковник Кошелев «верховодил» в полку недавно. «Старушка» С-25 была уже разобрана на металлолом, а «трёхсотку» еще только предстояло получать после нового формирования и переучивания в гатчинском учебном центре. Суть формирования состояла в преобразовании бывших трех полков (позывные «Салака», «Пешня» и «Таблетка») в один полк трёх-дивизионного состава. Штаб и управление полка планировалось разместить на «Салаке» Кошелеву было поручено организовать строительство боевых позиций, формирование и обучение полка в новом штатном составе. По натуре Кошелев был наглец. По внешнему виду я сравнил бы его с бывшим начальником политотдела можайского полка, но в отличие от тамошнего политработника, у здешнего командира ума было явно поменьше, а нахальства и беспардонности – с избытком. При первой встрече, увидев на моем кителе знак «Гвардия», он выпучил глаза и приказал его снять, поскольку вверенный ему полк – не гвардейский, и гвардейцам здесь делать «не фига». Как будто, у меня на груди был немецкий железный крест за «восточную кампанию». В то время, я еще пытался сохранить за собой жилье в Балашихе. Возможность получения мною квартиры крайне раздражала Кошелева. Когда же стало ясно, что квартиру придется сдать (приватизации тогда еще не было) он возрадовался, а на мою просьбу о предоставлении служебного жилья в полку заявил: «Это твои проблемы: мы на тебя с жильём не рассчитывали» Поскольку мой предшественник, пропагандист полка уволился из армии на пенсию и получил квартиру в Ногинске, освободившееся жилье полагалась мне. Но командир хотел отдать её своему приятелю – начальнику одной из технических служб, жившему в этом же доме, но на первом этаже. Узнав об этом, начальник политотдела корпуса генерал Афанасий Митюшкин восстановил справедливость. Кошелев этого мне не простил. Во время ремонта квартиры он высказал мне претензию по поводу…запаха половой краски, «губительно действующей на здоровье других жильцов». Под «жильцом с подорванным здоровьем» подразумевался приятель командира, претендовавший на мою квартиру. В свободное от службы время, командир садился за руль своего служебного ГАЗика и носился на большой скорости по заснеженной грунтовой дороге между нашим городком и деревней Захарово. По всей видимости - в нетрезвом состоянии, ибо сцепление машины визжало на всю округу. И хорошо, что дорога эта была безлюдной. Юмор у него был тоже своеобразный. Зайдет, бывало в медпункт пообщаться с медиками. А там – кто-нибудь из офицеров: либо зубы лечит, либо какую несложную, но болезненную хирургическую операцию делает. Кошелев тут же «указание» врачам дает: «Вы ему …побольнее, побольнее сделайте! Чтобы… поменьше к врачам обращался!» С этим наглецом нужно было общаться по наглому. Как, например – молодой лейтенант, бывший курсантский старшина. Кошелев отправил его в командировку с группой солдат на мебельную фабрику в Шатуру. Цель: негласно поработать там, в обмен на мебельные гарнитуры для командира полка и его друзей. Сообразительный лейтенант наработал с бойцами на…два гарнитура, один из которых… оставил себе. Сия лейтенантская наглость поразила Кошелева, и он приказал вернуть мебель для некоего знакомого из управления корпуса. Лейтенант ответил отказом, пригрозив рассказать «наверх» о незаконных работах солдат. Кошелев оставалось только скрипеть зубами… Когда я переезжал к новому месту службы, все вещи (включая мебель) в кузове одной открытой машины не уместились, и я перенес их в свой сарай, решив оставшийся скарб перевезти второй машиной. Но сложилось так, что следующий рейс я смог сделать несколько месяцев спустя. Но когда я приехал, на месте моего сарая стоял лишь….бетонный забор! Куда все делось – никто сказать не мог. Все говорило о том, что решение на снос сарая принимал Кошелев, не удосужившись меня известить о своем намерении. Более того, он бросил клич: берите, кому что нужно. Такой вот, командир. По понятиям. «ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ» Замполитом полка у нас был подполковник Константин Волчков. Многие офицеры в нашей отстающей части не воспринимали его всерьёз, и постоянно с ним препирались. А он продолжал делать свое «партийно-политическое» дело. Мне показалось, что он очень истосковался по общению с умными людьми, коих в полку было ничтожно мало. «Надеюсь – сказал он мне при первом знакомстве – наш полк станет для Вас «творческой лабораторией», в которой вы будете ставить свои эксперименты, которые помогут вам в профессиональном отношении и превратят Вас в… маститого мэтра политработы» Право, я был смущен таким оригинальным посылом. Впоследствии, он частенько спрашивал меня, лукаво улыбаясь: «Ну-с, как дела… в вашей творческой лаборатории?» Волчков редко принимал самостоятельные решения и почти всегда принимал сторону командира, даже если тот был неправ. Тем самым, Волчков терял свой авторитет у подчиненных, ненавидевших Кошелева. Более того, когда командиру необходимо было расправиться с каким-нибудь офицером, он натравливал на него своего замполита, и тот исполнял роль послушной собаки. Рассказывали, что однажды Волчкова назначили замполитом сборов приписного состава. Призванных на сборы военнослужащих, обычно звали «партизанами». Как правило, эти работяги, откомандированные с предприятий, превращались в сущий сброд и использовали специфический отрыв от работы для пьянства и безобразий. Волчков, пытаясь наставить их на путь истинный, переусердствовал. Пьяные «партизаны» решили уйти со сборов в самоволку, а мешавшего им «инженера человеческих душ» посадили в… мешок, завязали его, и подвесили на сук большой сосны. И… пошли пьянствовать в ближайшую деревню. Волчков долго звал на помощь, пока его не обнаружили и не сняли с дерева. В его образовательном «багаже» был заочный областной пединститут имени Крупской. Я же в то время учился уже на третьем курсе академии. Этот факт Волчков использовал, чтобы периодически испрашивать у меня советы. Но если бы советы! …Сижу дома - отдыхаю. Прибегает посыльный из штаба и передает приказание: срочно прибыть к замполиту полка. Что могло случиться? Идешь – волнуешься, обдумывая, причину вызова. Захожу в кабинет. «Я вот, тут… стихотворение для стенгазеты… почти сочинил, а … концовку никак не подберу. Вы – грамотный. Не поможете с рифмой?» Такие «срочные» вызовы были настолько частыми, что наводили на мысль: или начальник издевается надо мной, или ему по-настоящему одиноко… … Пригласил он, как-то меня к себе домой в гости отобедать. А заодно и показал свою коллекцию… старых русских икон. Раньше за такую коллекцию можно было на парткомиссию попасть. Но, поскольку в стране вовсю полыхали «перестройка» с «гласностью», коллекция замполита делала его идущим в ногу со временем. Волчков любил писать доклады сам, не прибегая, как другие, к моей помощи. Однажды на партсобрании, обсуждавшем бытовое пьянство офицеров, он образно использовал слова известной песни Ю. Антонова: «Пьянство ушло из наших казарм и скрылось… под крышей дома своего» После увольнения из армии он удивил всех, поступив …учеником на гжельскую фарфоровую фабрику. Освоил технику «гжели», купил обжигную печь и стал изготавливать эксклюзивные сувениры, которые сдавал в художественные салоны. И при этом имел солидный приработок. КАДРЫ РЕШИЛИ. И… ВСЁ Между тем, материал для моей «творческой лаборатории» был, откровенно говоря, неважнецкий. Поскольку, наш полк был последний в очереди на перевооружение, сюда «слили» всех бесперспективных офицеров корпуса. Дальше сливать было некуда. Из этого «добра» нужно было скомплектовать полк нового состава, а лишних – уволить в запас, либо отпустить на все четыре стороны. Кто-то себе присматривал место поближе к Балашихе, а мой бывший сослуживец по Можайску и сосед по общежитию – Саша Униченко, рвался попасть домой – в городок «Заря». Заставить работать сборище этих людей - было архи-трудной проблемой. Бесперспективные - вообще ничего не делали и только огрызались, если им пытались поручить какое-то задание. В основном – они ходили в наряды, либо назначались старшими машин. Не проявляли рвения и «перспективные» - дожидаясь отправки на учебу в гатчинский центр ЗРВ, после которого можно было бы сбежать из этого болота, переведясь в другой полк. Или дивизион. Справедливости ради скажу, что в полку были и нормальные офицеры – командир дивизиона майор А.Коровкин, начальник клуба («гореловец») Гриша Артемьев, начальник строевого отдела Михалев, начмед Мананников. На таких людей было мало. В такой обстановке и приходилось работать. «КОШКИН ДОМ" Я заселился под Новый год в квартиру бывшего пропагандиста, которая находилась в так называемом «кошкином доме». Своё название этот двухэтажный восьми-квартирный дом, получил от фамилии командира дивизиона С-300 подполковника Кошкина. Этот дивизион когда-то был прикомандирован к «Салаке». Негоже было селить офицеров новейшего комплекса в старые развалины. И возвели для них этот дом у самого КПП. Строили «хапспособом». То есть, что хапнули, из того и строили. А если быть точнее: что хапнули, то и недовложили. К примеру, цемента. Можно было взять обычный карандаш, и не прилагая особых усилий, запросто… просверлить им отверстие в стене. Когда начинала протекать крыша (хапнули гидроизола) - вода размывала стены (хапнули цемента).Часто горела проводка (хапнули изоляцию), создавая угрозу пожара. …Помню весной, после очередной учебной недели в академии, приезжаю я домой в полк на выходные.У подъезда дома соседи с первого этажа встречают меня новостью: «У вас в квартире … что-то громко падало и… разбивалось» С нехорошим предчувствием открываю входную дверь и…ужасаюсь от увиденного. Сущий погром. Пол маленькой комнаты усеян осколками битого хрусталя, стекла, дерева, пластмассы… Причиной «погрома» стала крыша, которая протекла, и в квартиру с потолка и по стенам устремились потоки талой воды. Та вода, что текла по стенам маленькой комнаты, размыла штукатурку и пробки, в которых крепились книжные полки. Под тяжестью книг, полки стали срываться со стены, описывая на стене полукруг и падая на нижние, а те – сметали всё на своем пути… Пол из ДВП вздыбился подобно степным барханам. Кругом всё капало, чавкало и булькало… Не подумав, я щёлкнул выключателем и…тут-же вздрогнул от треска яркой огненной дуги, пробежавшей по периметру стен моей квартиры. Запахло паленым. Грустный итог: сгорела ВСЯ электропроводка моего жилища. И как меня, стоящего в воде не ударило еще током! Оглядел я с грустью свое жилище. Зажег лучину и затопил титан-камин в ванной. Квартира начала наполняться теплом. А полы… с диким скрежетом стало «корежить». Вечер я провел без света, а наутро заменил по периметру электропроводку подвесными (прошу прощения) «соплями». Жизнь в «яранге» продолжалась… А так, снаружи – «кошкин дом» вроде бы и ничего. Как новый. Если сравнивать его с убогими «финскими» избушками, в подвале которых месяцами стояла вода… ОБРЕЗАНИЕ С отоплением жилых домов на «Салаке» тоже были проблемы. Котельная была плохенькая и «дышала на ладан». Ремонтировать её не собирались, поскольку в связи с переходом на новый штат, планировалось её ликвидировать, а взамен построить новую. Система была «завоздушена» и не грела. Чтобы устранить этот недостаток, жильцы обычно спускали воздух с помощью врезанных «доисторических» бронзовых кранов. Такой кран был и у меня в квартире. Естественно, что помимо воздуха из радиаторов уходило много воды. Напор ослабевал и это, по мнению начальства, было главным объяснением плохой работы котельной. Хотя, на самом деле истинная причина заключалась в неисправном водяном насосе. А новый насос для части, полученный в КЭЧ корпуса, наши горе-тыловики попросту…угробили! Подстрекаемые командиром «женсоветчицы» организовали рейд… «обрезания» кранов. Взяли с собой солдата-сантехника и стали стучаться по квартирам. Но не тут-то было! Почти все разьяренные офицерские жены не пускали на порог этих «посланниц недоброй воли» и акция обрезания провалилась… ПОДОБНО ПРОМЕТЕЮ К великому позору, подмосковный городок наш еще не был газифицирован. Газ давно уже был проведен в окрестные деревни, а городок жил еще по старинке. Пропан привозили на «Салаку» из Раменского в больших баллонах, которые устанавливались в специальных железных шкафах у домов. Это было крайне неудобно. Особенно зимой, когда газ нередко замерзал, и готовить пищу приходилось с помощью электроплиток. Здорово выручал электрический самовар: в нем мы варили картошку. И все эти топливные проблемы – в каких-то полусотни километрах от Москвы! В связи с перевооружением полка и строительством типового пятиэтажного дома, вопрос о газификации стал «ребром». Газ решили тянуть от деревни Захарово, до которой было три километра. Желание людей обрести «новый» вид топлива до наступления холодов было настолько велико, что все офицеры и прапорщики, как один выходили по субботам рыть траншею «нитки» будущего газопровода. Наконец, газ провели. И тут выяснилось, что «кошкин дом» … не включен в план газификации! Произошло это потому, что решение о газификации принималось еще задолго до его появления. А внести в план изменения - попросту забыли. Вот и получилось - все хибары газифицировали, а наш дом класса «де-люкс» – «обещали пообещать». Таким образом, все жители «кошкина дома» перешли в разряд… людей второго сорта. На вопросы «а с нами что?» Кошелев только разводил руками и нагло ухмыляясь, предлагал обездоленным ждать «нового витка газификации». Нужно было выходить из сложившейся ситуации. Вечером, когда счастливые жители городка праздновали приход голубого огня в свои «яранги», я отправился добывать топливо и для своего жилища. Прихватив на хозяйственном дворе железную колесницу, предназначенную для перевозки кислородных баллонов, я впрягся в неё словно китайский рикша. И стал объезжать газифицированные «финские избушки», собирая ненужные теперь полупустые баллоны с пропаном. Некоторые из жителей, в темноте заподозрив неладное под своими окнами (случаи воровства бывали), по привычке выбегали из домов. Но узнав в пришельце сослуживца, с чувством явного «коммунального» превосходства сочувствовали. То же самое проделали и все мои соседи – жители, некогда привилегированного «кошкина дома». В итоге, наши сараи разом превратились в огромное хранилище баллонов с пропаном. И если бы возник пожар, последствия были бы довольно серьезными. Но никто из нас об этом тогда и не думал… В ОГОНЬ! Газ - газом, но горячей воды у нас в домах тоже не было. Люди по старинке раз в неделю ходили в полковую баню. Но в «кошкином доме» уже имелось средство роскоши. Я имею в виду банальную чугунную ванну. Горячая вода появлялась в ней из титана, размером с пороховой ускоритель ракеты средней дальности, который топился .. дровами. Вернее, дровишками. Мой предшественник попробовал увеличить мощность титана и использовал вместо дров уголь. И тем самым …вывел из строя колосники. Починив титан, я использовал в качестве топлива маленькие… «чурочки» размером в четыре дюйма, нарубленные из тары – деревянных ящиков, позаимствованных моим предшественником по знакомству у продавщицы магазинчика Военторга. Нарубили и напилили и березовых дровишек. Одно радовало – для топки годился и всякий бытовой мусор, за исключением пластмассы. … Бросишь, бывало в топку изношенные офицерские ботинки или сапоги и… радуешься очередному кубометру горячей воды. Так что, из бытового мусора мы тоже извлекали пользу.

RevALation: КОГДА ОХОТА ... ПУЩЕ НЕВОЛИ Чем могли в свободное время заниматься люди, живущие на болоте? Отвечаю: либо пьянством, либо… охотой. Места у нас были довольно глухие. И это радовало всевозможных пернатых и парнокопытных, отступавших в наши «дебри» под натиском садоводческих товариществ. Тут-то и настигали их «храбрые и отважные» охотники в погонах. Особенно массовым был выход на весеннюю «тягу», когда «шёл» вальдшнеп. Офицеры становились в два эшелона. И если какая птаха проскакивала первый эшелон, её настигала дробь второго. Редкой птице удавалось долететь от позиции дивизиона до позиции станции… Я тоже несколько раз ходил на весеннюю тягу и охотился во втором эшелоне, что на пересечении крохотной реки Донинки и бетонки, ведущей на КП. И даже подстрелил одного вальдшнепа. В обычные же дни охотой промышляли только «профессионалы». Был у нас на КП некий старший лейтенант Кокоулин. У него была даже тройка охотничьих собак и настоящий охотничий рожок. Призывный звук этого рожка в течение дня был настолько частым, как клаксон автомобиля в городской автомобильной пробке. Пожалуй, все основное время Кокоулин проводил либо на охоте, либо натаскивая на дичь своих собак. И лишь изредка появлялся на службе, вызывая справедливые нарекания командира части, с которым я полностью согласен. «КУРОРТНАЯ» ГАУПВАХТА Довелось мне пойти первый раз дежурным по полку. После отбоя решил я проверить караул, а заодно и познакомиться с гаупвахтой. Тем более, что в одной из камер сидел старослужащий разгильдяй чеченской национальности, который изрядно достал всех офицеров. Захватив с собой разводящего, мы пришли на гаупвахту. Часовой доложил нам, что под охраной находится только один арестованный, который в данный момент уже спит. Сквозь смотровое окошечко, я увидел на лежаке у стены спящего солдата и уже хотел, было уйти восвояси, но…что-то меня насторожило. «Откройте камеру!» - приказал я разводящему. Звякнули ключи, лязгнули засовы. Заходим. Арестованный лежит неподвижно. Подхожу ближе и…. рывком сбрасываю шинель без хлястика! А под ней – скрученная валиком б/ушная подменка, имитирующая тело человека. Сбежал? Смотрю вопросительно на разводящего, но тот только делает круглые глаза. Подхожу к зарешеченному окну, трогаю руками решетку. Так и есть: её нижняя часть закреплена только слегка. Соображаю: этот солдат не дурак – находиться где-то поблизости. Устроив «разнос» караульным начальникам, отправился на поиски. Наверняка, прячется где-нибудь у своих земляков. Обошел все полковые казармы, заглянул во все каптерки – нигде нет. А не прячется ли он у «соседей» - в казарме стройбата? (Небольшое подразделение военных строителей занимало одну из казарм, в которую наши офицеры обычно не заглядывали – у них были свои офицеры) Приказываю открыть каптерку. И чтобы вы думали? Сладенько спит там наш арестованный, видя уже не первый сон. Подымаю наглеца, а тот даже ухом не ведет – а чего мол такого страшного? Водворяю его назад. Утром докладываю Кошелеву, но он воспринимает случившееся довольно спокойно. «Вот мерзавец!» - восклицает он - надо его в оборот взять. И решетку покрепче приладить» На этом командирская воля закончилась. Офицеры полка тоже отнеслись к происшедшему равнодушно. И я понял, что здесь все в развале. А чеченец, выйдя на «свободу», сказал мне следующее: «Я регулярно уходил после отбоя спать к строителям. Все остальные дежурные офицеры догадывались об этом. А вы – новый и потому – принципиальный. Проявили – бдительность…Я про вас по нашей… «чеченской почте» сообщу в другие части». «По какой-то такой почте?» – интересуюсь я. «Есть у нас… такая. В каждом полку служат земляки, которые между собой регулярно общаются, рассказывая, что у кого как происходит» … И ведь верно! Через полгода после описываемых мною событий, я служил на макаровской технической базе. Там тоже служили чеченцы. И они пересказали мне точь-в точь этот разговор… ВСТРЕЧА С ПЕВЦОМ Однажды Волчков объявил мне: «В Электростальском Дворце спорта «Кристалл» будут давать концерты популярные певцы Игорь Скляр и Михаил Боярский. Мне позвонил директор Дворца спорта и сказал, что билеты распродаются из рук вон плохо. Чтобы не ударить в грязь лицом перед «народными любимцами», принято решение обратиться за помощь к армии - заполнить зал солдатами и жителями местных военных гарнизонов. На Боярского я уже народ собрал, а вот со Скляром проблема. Берите с собой жену, ребенка и присоединяйтесь к народу» И мы поехали. Концерт понравился. Но среди зрителей (из электростальских) затесался подвыпивший мужик, который зациклился на песне «Комарово». Скляр её исполнил и спросил, какую спеть еще. «Комарово!» - заорал мужик. Скляр спел песню. «А теперь какую?» - спросил певец. «Комарово!» - вновь заорал мужик. Скляр исполнил. «Ну, а теперь какую?» «Комарово!» - не унимался мужик, несмотря на то, что на него уже начали «шикать» другие зрители. Вообщем, получился в тот вечер концерт одной песни…. Кстати, в привлечении военных на концерт нет ничего зазорного. Когда в нашу страну впервые приезжал Майкл Джексон, на его концерт в Лужники тоже привозили солдат московского гарнизона… «ПРОСЛАВИЛИСЬ» …Я уже был несколько лет на гражданке, когда «Салака» прогремела на всю страну. 6 июня 2001 года в 9.30 утра на стартовой позиции дивизиона прогремел взрыв. Во время тренировки, некий лейтенант из дивизиона, отрабатывая учебный пуск, произвел непреднамеренный…старт боевой ракеты! (так мне рассказали офицеры полка) Пороховой заряд вытолкнул её из контейнера. Но при этом, предохранительная крышка у него не отстрелилась, и ракета «прошила» её насквозь, обломав свои рули-стабилизаторы. Пороховой двигатель не включился: кувыркаясь, ракета полетела обратно вниз и упала на заряжающие машины с боекомплектом. Начался пожар, в результате чего 12 ракет и две пусковые установки С-300 сгорели. По счастливой случайности ЧП обошлось без человеческих жертв. Всех начальников наказали, за исключением того самого лейтенанта, нажавшего на кнопку «Пуск»… ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ или КОГДА ПОСЛЕДНИЕ СТАНОВЯТСЯ ПЕРВЫМИ Когда наконец-то дошла очередь переучиваться «Салаке», выяснилось, что на смену системе С-300 ПС уже пришла её новая модификация. И наш полк стал первым в её освоении. Управление полка перевели из болота сначала в город Электросталь, где стоял один из дивизионов «Таблетка». А сейчас и там организовали показной филиал, переведя штаб полка в Монино. После расформирования 242 гвардейского Краснознаменного (можайского) полка в 199 году и вливания его в торопецкий полк, последовало новое расформирование. Боевое знамя гвардейского полка и орден Красной звезды были переданы на хранение 606 полку. На вооружении нынешнего полка стоит зрк С-400 и комплекс «Панцирь» Вот ведь как бывает: был полк всегда отстающим, а в историю вписан одним из лучших! И в едином списке истории теперь значатся и настоящие командиры, так и не очень. Возможно, меня упрекнут в том, что я рассказал только о плохом. (Я не упоминал об эпидемии дизентерии, охватившей не только личный состав, но и жителей городка. Причиной тому – чудовищная антисанитария) и другие ЧП. Я пришел на «Салаку» из Можайского полка и мне было с чем сравнивать. Кроме того, когда полк отлучен от боевой готовности и не несет боевого дежурства, наступает «период разброда шатаний». Даже несмотря на то, что находится всего в тридцати километрах от Главного штаба войск ПВО… А. Лебедев


Анатолий: Лед из Серова стал украшением новогодней Москвы Ледовый город зимней площадки московского фестиваля «Круг света» создан изо льда, доставленного из Серова. «Искусственно замороженный лед для нас не подходит, потому что его структура не настолько прозрачна, — объяснил руководитель проекта Николай Кержиневский. — А нам особенно важна прозрачность». Новогодняя площадка фестиваля «Круг света» откроется на Крымской набережной 30 декабря, сообщается на официальном сайте правительства Москвы. Город с тремя виражными горками и тысячами разноцветных огней, Снегурочка и Дед Мороз сделаны из 200 тонн льда, выпиленного на озерах, расположенных под Серовом. Как подчеркивают организаторы «Круга света», строительный материал москвичи получили бесплатно — в качестве новогоднего подарка. Общая длина скатов составит около 200 метров. Высота горок колеблется от четырех до шести метров. Подсвечиваться горки будут под известные и любимые мелодии из советских кинофильмов. 60-минутные представления будут идти в цикличном режиме с 15-минутным интервалом. «Мы захотели быть оригинальными. Специалисты решили поэкспериментировать, и мы впервые увидим возможности света в ледовом преломлении», — рассказал Владимир Черников, руководитель департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма Москвы. Московский международный фестиваль «Круг Света» — ежегодное событие, в рамках которого светодизайнеры и профессионалы в области 2D- и 3D-графики используют архитектурное пространство Москвы как объект для мультимедийных и световых инсталляций. Впервые в этом году организаторы решили провести его зимой. источник: http://serovglobus.ru/led-iz-serova-stal-ukrasheniem-novogodnej-moskvy/

RevALation: Анатолий пишет: А нам особенно важна прозрачность». Щелковская администрация решила не ударить лицом в грязь и тоже соорудила на площади ледовые забавы. угрохав на это хорошие деньги. Все - для людей - решили "папа и мама" района, занявшего в этом году 60-е место из 63 населенных пунктов Московской области. Чем хуже в стране -тем круче праздник на улицах. Пей. гуляй - все отмыто. Российский бренд, однако.

ГСМщик: Первоначально хотели сделать головным нас. "Таблетку", но из за связи не сделали, а то 51860 осталась бы. Хотя непонятно почему? У "Таблетки" 1-й двз стоял на Пешне, 2-й на Салаке, 3-й на Таблетке, 4-й на Удалом. Техбат в Макарово. А теперь как там на Салаке пятиэтажки? На Таблетке городок в завале. Теперь городок относится к сельскому поселению Аксёнки. Стали сельскими жителями.

RevALation: Уж кому, как не "Таблетке" присоединиться к городу Электростали. Там же выезд - прямо на Архив КСПН (бывшая учебка). А Салака ...это мрак. Я не представляю, как там дом на болоте держится. А Удалой... КПП разорено, проходи, кто хочет. А кругом - коттеджи и частные озера....

ГСМщик: Первый караул. Ровно 51 год назад я тоже в это время не спал боролся со страхом в своём первом карауле. ГСВГ. Магдебургский автобат. Месяц, как нас перевели со сборов шоферов, где мы учили Правила уличного движения ГДР. И нас начали ставить в караул. 30 декабря 1964 г. я заступал в караул пост №4, 2-я смена. Перед заступлением все инструктировали: начкар, старики. Старики мне говорили всякие нюансы: пост дальний, недалеко на Херен Круг дорога по ней немцы ездят, могут камнем запустить, автомат отнять, в общем страху нагоняли. Заступил. Пост был в самом деле паршивый. Строили боксы для 4-й роты, посреди грязная бетонка. С одной стороны стройка с другой, на бугорке, возле стены боксов моей роты стояли на колодках 157 бензовозы, рота была строевая. Один прожектор освещал слабенько, дорога на Херен Круг проходила в 50 метрах за бетонным забором. Длина поста была метров 100. в конце ворота из колючки и свинарник, над ним лампочка болталась от ветра. Погода была типичная немецкая зима. Шёл то ли дождь то ли снег, ветер, противно. Я так схватил автомат, что пальцы заболели. И головой кручу почти на 360 грд. Хожу смотрю. Сменили чуть пораньше. В карауле всё спрашивали как и учили. Надо отдыхать. Спал не спал, надо идти. При смене часовой сказал, что то шумит будто кто кидает. Лучше он это не говорил, я на этом зациклился. Хожу. Минут через 30- грохот. Я прячусь за машину и кричу:Стой! Кто идёт? Да ещё по немецки надо продублировать. Молчание. Я стою и ещё раз крикнул. Минут 10 я прятался, потом вышел. Начал ходить и через некоторое время уже грохот и машина выезжает метра на 2 сама, двигатель не работает. У меня всё. И опять шум и ещё одна машина немного выехала. Здесь я начал орать во всё горло, и что стрелять буду и русско-немецкими словами. До кнопки страшно пройти она за машинами, а там темно. Ещё шум. Ору. Слышу со 2 и 3 постов, что случилось, а я ору Стрелять буду. Тут смена подошла. Объяснил.Начали смотреть, что случилось, почему машины выкатились? Оказалось машины ставили на колодки на снег. Стало сыро, снег таял и колодки срабатывали, а машины стояли на бугорке и катились. Так их надо было за цепочку дёргать, и то не всегда срабатывали. Им было смешно, а мне не до смеха. Говорят орал так, что , наверно, немцев перепугал. Это был первый незабываемый, а последний лет через 25, в 90-х годах. Когда запретили солдат ставить в караул. Оставили 2 пистолета: у начкара и дежурного по дивизиону и 2 автомата в карауле и на посту. В караул ходили офицеры и прапорщики. Такой был мой первый караул. На улицу мало ходил, всё на 1-й пост. Да начкаром, а там страшно было подходить к спящему часовому на 3-м посту. На крыле Зил 157.

Эстина: 70 лет назад, 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия) был зверски убит советский генерал Дмитрий Михайлович Карбышев. Генерал Карбышев был узником фашистских лагерей смерти Майданек, Освенцим, Заксенхаузен, участвовал в движении Сопротивления, проводил среди военнопленных активную антифашистскую подпольную работу. В 1945-м за три месяца до вступления нашей армии в Берлин 65-летнего Карбышева перевели в лагерь Маутхаузен, где он был подвергнут изощренным пыткам и принял мученическую смерть. О гибели Карбышева впервые стало известно через год после окончания войны. 13 февраля 1946 г. майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, находившийся на излечении в госпитале под Лондоном, пригласил к себе представителя Советской миссии по делам репатриации в Англии, чтобы сообщить "важные подробности". "Мне осталось жить недолго, - сказал майор советскому офицеру, - поэтому меня беспокоит мысль о том, чтобы вместе со мной не ушли в могилу известные мне факты героической гибели советского генерала, благородная память о котором должна жить в сердцах людей. Я говорю о генерал-лейтенанте Карбышеве, вместе с которым мне пришлось побывать в немецких лагерях". По словам офицера, в ночь с 17 на 18 февраля около тысячи пленных немцы пригнали в Маутхаузен. Мороз стоял около 12 градусов. Все были одеты очень плохо, в рванье. "Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев", - с болью в сердце излагал канадский майор. "В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека", - такими словами закончил свой рассказ канадский офицер. 16 августа 1946 г. генерал-лейтенанту Дмитрию Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Как записано в указе, это высокое звание присвоено генералу-герою, трагически погибшему в фашистском плену, "за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне". 28 февраля 1948 г. главнокомандующий Центральной группой войск генерал-полковник Курасов и начальник инженерных войск ЦГВ генерал-майор Слюнин в присутствии делегаций от войск группы почетного караула, а также правительства Австрийской Республики открыли памятник и мемориальную доску на месте, где фашисты зверски замучили генерала Карбышева на территории бывшего гитлеровского концентрационного лагеря Маутхаузен.

Эстина: Звезду фильма «Тени исчезают в полдень» Завьялову убил родной сын Заслуженная артистка России не дожила два дня до своего 80-летнего юбилея 79-летняя актриса Александра Завьялова, сыгравшая роль Пистимеи Морозовой в культовом советском фильме «Тени исчезают в полдень», погибла в своей квартире в Санкт-Петербурге от рук родного сына Петра, сообщает LifeNews. Как стало известно, мужчина расправился с матерью 2 февраля за два дня до ее 80-летнего юбилея и уже признался в содеянном следователям. По словам соседей, звезда кинофильма «Тени исчезают в полдень» и ее сын жили в бедности и часто ссорились друг с другом. Петр в нетрезвом виде нередко избивал пожилую мать. Не исключено, что сын убил Александру Семеновну в ходе очередной пьяной ссоры. Известно, что в первом браке с художником Дмитрием Бучкиным Александра Завьялова воспитала дочь Татьяну. А вот Петра актриса родила от второго супруга — американского бизнесмена, которого во времена СССР заподозрили в шпионаже и депортировали. Заслуженная артистка России Александра Завьялова сыграла главные роли в 13 советских и российских кинофильмах. Широкую известность она получила после выхода на экраны фильма «Тени исчезают в полдень» — экранизации романа Анатолия Иванова. Актрису пригласили на роль Пистимеи Морозовой. После этой картины актрису не снимали более 20 лет. Ее последнее появление на экране произошло в 1992 году в многосерийном фильме «Белые одежды», снятом на студии «Беларусьфильм». Партнерами Завьяловой по этой картине стали Валерий Гаркалин и Жанна Эппле. Источник здесь: газета ИЗВЕСТИЯ понедельник 08.02.2016

ГСМщик: Маслоспирт. Почему-то иногда точечные воспоминания о моих сослуживцах, прапорщиках, приходят не обыденные, бытовые, а связаны с употреблением. Может от того, что комичны. Как то в семьдесят, не помню точно, году в нашей части прошли странные учения, это для нас странные. Шёл обычный рабочий день, послеобеденный развод. Где-то около 17 часов проехал чужой Уазик к штабу и загудело. Тревога. Нас тыловиков и автомобилистов собрали возле ТПУ. Получили оружие, противогазы. Офицеры и прапорщики с тревожными чемоданчиками. Запретил выезд в город, местным и женщинам тоже. Находиться в ТПУ, включить печки, всё развернуть, пункт экипировки, медпункт в ТПУ и санчасти. Дежурство, замена внутреннего караула, кроме 1-го поста. Все должны быть на виду. Сидим ждём, женщины в комнате медпункта. Зампотыл и офицеры в дежурке возле телефонов. Никто ничего не знает. Дали команду готовить ужин на местах. Всех поставить на довольствие. Обычно заранее знали когда учение, а здесь неизвестно что, тем более запретили появляться по домам, за школьниками автобус не послали, запрет на выезд. Зампотыл нервничает. Тут ко мне подходит наш прапор Толя с перегарчиком, а время уже около девяти вечера. Ему плохо, надо принять, а домой не пускают. Пойдём на склад, налить. Отказывался, отказывался, достал меня. А когда принимал склад ГСМ, то была канистра, написано "Касторовое масло", но очень жидкое, почти прозрачное и сильный запах спирта, не похоже на масло так и стоит и горит хорошо. А он уже не может, плохо ему. Объяснил ему, так и так, ему всё равно. После десяти вечера пошли на склад, хорошо, что через дорогу. Он взял стакан. На складе темно. Канистру открыл сильный запах спирта. Говорит "Наливай, не могу больше" Вышли под фонарь, наливаю, а у него руки дрожат. Стакан налил. Он полстакана выпил,больше ему не дал. Остальное сказал после. Повеселел, ожил, а у меня кошки, что это он пил? Не отравлю. Пришли в ТПУ. Все сидят, ждут отбой тревоги. Женщины тоже. Солдаты спят, Толя тоже лёг. Около 12 ночи пришли офицеры, краснопогонники. Начали считать и проверять всех и всё. Около часа ночи женщин отпустили спать в Медсанчасть, остальным находиться в ТПУ, никого не отпускать. В два ночи всё успокоилось, а я Толю всё проверял. С утра опять началось. Нападение, тревога. Надеть ОЗК и не снимать, кроме противогазов, кого увидят без него на улице задержат и на Губу. После восьми вечера всё закончилось. Пока всё сдали, автобус ушёл. Пришлось опять ночевать в ТПУ. Вот такие были учения. Ни до ни после таких учений не было. Толя ожил, но далеко от туалета не уходил. Этой канистрой я других отваживал. Боялись, кроме Толи. Он был, как реклама, что можно пить. Толя интересный был прапор, позже он ушёл из армии. Об этом позже. Женатый холостяк. Сейчас ищу группы тех мест, где когдато бывал и выкладываю фото прошлого. И недавно на меня вышла одна женщина, уже бабушка. И вспомнился Колюня, когда он меня первый раз подставил, ещё до Губы. В командировках все как обычно холостые. И вот будучи с Колюней на уборочной он познакомился с девушкой. Всё было нормально, а тут ришёл и жалуется, что она требует доказать, что он холостой, показать удостоверение, а оно у него заполнено, он был уже за тридцать. Я ему и говорю: " Поменяй листы, у меня чистые." Вообщем заменили всё, чтоо нужно из моего удостоерения. Через какое-то время шум. Колюню вызвали к командиру и замполиту. Она пришла с жалобой на него, что обманул, он женат. Почта и село подвели. Начали разбираться. По номерам вычислили меня. Разборка. Он сказал, что сделал всё без меня, я не знал. Что делать? ЧП. Отправлять домой? А он здесь нужен. Постановили: Колюню отправить из этого села во взвод с глаз долой,( такая участь и меня в последущем постигла, За организацию солдатского оркестра для игры в ресторане и на танцах, ) лишить 100% Премии и сообщить в часть, а он коммунист. Меня лишить премии на 20%. Потом в части вспоминали об этом. Ему ещё досталось и по партийной линии. Вот такое знакомство Плац. Строевой плац. Интересно подсчитать, сколько суток провёл военнослужащий на нём за время службы. Прапорщик Коля Волков, старшина ГТО. старшина техбатареи, краснопогонник, из всех нас, прапоров с "Таблетки" больше всех провёл на нём. Ещё со срочной службы. Попал он служить в ГСВГ. Из-за своего роста и выправки ему пришлось почти всю службу проводить на строевом плацу. Пехота, встречи, занятия, даже, когда остался служить прапорщиком. Когда перевёлся из ГСВГ к нам, на "Таблетку" его всегда ставили нам в пример по строевой подготовке. Вначале отличался краснотой, мы то чёрные. Как проверка, то его освобождали от нарядов для улучшения среднего бала. Проверяющим нравилось как он ходил: высокий, подтянутый, стройный., отличный лёгкий своеобразный строевой шаг с протяжечкой. ГСВГ! Нас заставляли ходить, как он. Баллы приносил, а за это снимали ранее наложенное взыскание. Когда зашли на плац ему грустно стало во что плац превратился. Сейчас бы все одинаково прошли, выбирая дорогу. Вот тебе и плац, зеркало части. Коле грустно от такого вида.

ГСМщик: Чудильник, как много в этом слове! Все его понимают и применяют по своему. У нас на "Таблетке" так звали офицерское общежитие, барак, но кирпичный. Сам в общежитиях не жил, но бывать и ночевать приходилось. В последнее пребывание в городке с Колей Волковым посмотрели на то, что от него осталось. Вспомнил, как нас посадили на казарменное положение и пришлось трое суток жить в нём. Однажды решили проверить нас на прибытие по тревоге полным составом. Где-то в 23-00 объявили тревогу и начали проверять по полной: посыльные по местам проживания. Послали и за нами, кто жил за пределами городка. Послали школьный автобус. Старшим назначили капитана, обычно школьников возили майоры. Город он не знал, вернее, почти не знал. Водитель, только основные маршруты. Дали ему наши адреса и начался вылов. Семейных нашли. С холостяками проблема. не всех отловили. Хорошо, что мать знала где я мог быть, подъезд. Подъехали они к дому, а какой этаж? Где-то вверху. Возле подъезда сидели ребята, ещё светло, лето, время половина первого. Спросили "Где военный живёт?" Послали на 4-й этаж. А там из 4-х квартир на площадке и в 3-х военные живут. Подняли всех, а я то неучтённый. Потом встречались и смеялись, когда будет тревога. Где-то около часа кого могли найти, нащли би поехали за остальными в Ногинск, на Аэродромную улицу, там раньше был аэродром, у нас был прапорщик Витя Самотаев, он там занимался после войны. Показывал лётную книжку. Родители говорили, что перед войной и парашютная вышка была в Ногинске, и на этой жили наши офицеры, выделили квартирки, по другому их не назовёшь. Эконом класса сейчас больше, а эти ещё меньше хрущёвок. Поворот проскочили и поехали в круговую через переезд и окрестности. К двум часам добралсиь и забрали наших. Поехали дальше по Ногинску, за другими. Приехали за ними. Хорошо, что в доме жил наш бывший офицер. пенсионер и у него есть телефон. Наши позвонили ему, чтобы он предупредил соседей, чтобы все возвращались в часть,, в Обухово ехать не надо. Привезли нас в часть около трёх, все уже разошлись. Весело было. Солдат, которого посылали в деревню Ивашево, км 1,5 заблудился в деревне. В Зверосовхоз не посылали. Утром разбор и оргвыводы. Имели бледный вид и макаронную походку, особенно те кто не был по месту прописки, даже местные не были в чудильнике, появились перед разводом. Предупредили, что через две недели будет снова проверка и чтобы был тревожный чемодан. Я достал маленький картонный чемоданчик и положил в своей Ф-3, покрасил, чтобы не бросался в глаза. И через 12 дней всем иногородним объявили казарменное положение. Так пришлось поночевать в нашем Чудильнике. Иногда, если, заступал начкаром, отдыхал там, домой не ездил. Вот развалины и напомнили об этом. Интересно, а кого так собирали по полной? А это Утро в Чудильнике после праздников.

ГСМщик: Вот и пришла очередной юбилей: 45 лет назад в нашей части 51860 "Таблетка", как появились первые прапорщики. В конце января 1972 г. Зачитали приказ о присвоении звания Прапорщик, трём нашим сверхсрочникам, отличникам: Аникину Гене, Гуськову Вите, Жарникову Вове.Все смотрели на них. Паника продолжилась. Ведь как нам было зачитано: прапорщиком мог стать у кого образование не ниже среднего. И долгое время у нас трое ходили сверхсрочниками, образование не позволяло и они не могли стать секретным оружием и Золотым фондом Советского Союза. Старшина Клюев Г.Б. участник ВОВ, так и уволился через два года старшиной в возрасте 59 лет. Двоим присвоили прапорщиков через 1,5 года. Зато они не ходили на совещание офицеров, уезжали домой, а мы оставались. А когда начали присваивать старших прапорщиков, то коммунисты теряли в деньгах: партийные взносы увеличивались. Прапора, прапора

volhovm6: Автор с ником Советник пишет: Чисто по случаю получилось. Лет пять назад. Знакомый один "круто-металлист", где то по Москвой шарился за металлом. Для опознания и понятия безопастности (чтобы не взорвалось) привез мне фотки военного металлолома, на опознание. Смотрю - ба! А там телега с УНВ и КЗУ-16! Попросил - привези! Он привез. Народ "бывший" приехал на дачу. Кран подогнали. И стоит УНВ С-125. Сам я с него службу начинал... Так теперь на День ПВО УНВ крашу, приезжают "наши", пробивает всех на ностальжи и все нормально упиваются...

ГСМщик: 12 апреля 1961 года идёт 3-й урок первой смены в 13-й школе г.Электросталь вдруг прозвенел звонок раньше времени минут на десять и шум на лестнице. Зашла секретарь и сказала: "Чтобы ученики с 5 по 10 класс собрались в актовом зале школы. Когда собрались, а все были шумные, довольные, урок раньше кончился. Директор школы всех утихомирил и сообщил, что в космос запущен наш космонавт Юрий Гагарин. Весь зал взорвался криками и смехом. Верили и не верили этому. На следующем уроке должна была быть контрольная, но было не до неё. Позже довелось участвовать в встрече Гагарина на Красной площади. Брат учился в Москве и пригласил меня на встречу, но пришлось вставать пораньше, чтобы попасть доехать до места встречи его института. Шли в 3-й или 4-й колонне от мавзолея, но видеть было сложно все махали кричали, но что то видел. В 1969 году работал пионервожатым в пионерском лагере "Орлёнок"(Луковое озеро) от нашего завода и мне сказали набирай в отряд одних девочек, располагаться будем на веранде, а ребята 1-го отряда будут жить в палатке за корпусом. приедут чехи и им отдают палаты. Во вторую смену, в июле, к нам привезли отряд чехословацких детей, вероятно, после событий. Устроили их с шиком: В палате было по шесть человек, шкафы для одежды, а наши девочки располагались по 10-11 человек, а ребята на веранде. Мои девчонки всё завидовали им. Была и переводчица с ними, но потом уехала, остался только вожатый, все и так подружились, мы его даже прописали в наш отряд вожатых после отбоя. И, вероятно, из-за них к нам пригласили в пионерлагерь космонавта Павла Попович. Сопровождали его руководство города и секретарь МК КПСС. На входе на линейку Попович и секретарь посадили по берёзке. В 1968 году по дороге посадили берёзки дети из Ташкента, а чехи посадили у входа на стадион, где во времена моего детства по среди острова находилось зарастающее озеро. Лагерь наш большой и красивый. Однажды, когда в Москве был съезд рабочих и компартий, их хотели привезти к нам, но не знали как провезти мимо Глуховских казарм в Ногинске, построенных Морозовым. Попович оказался очень весёлым дядькой, пел с ребятами фотографировался. Ребят на фото так и не смог отыскать в Электростальской группе, повзрослели. Вот так и запомнился День космонавтики. Да, ещё с ребятами видели второй спутник, когда он пролетал над Москвой. Встреча космонавта Павла Попович, на дороге по перешейку на остров. На пионерской линейке Наши лагерные баянисты, два Саши и пионервожатая Оля Руководство завода "Электросталь" и пионерлагеря "Орлёнок" на пристани у катера Наш остров с пионерлагерем "Орлёнок", сейчас- оздоровительный лагерь "Луковое озеро" з-да "Электросталь" удержали!

РИЦак: Не желанно пришедший октябрь напомнил события 80х происходившие в один из таких же поливавших серой моросью вечеров. Немного о мобилизации или как служба в ПВО спасла от службы в «партизанах» После демобилизации поработав полгода в г.Москва пришлось вернуться домой. Здесь пройдя собеседование и к своему удивлению обнаружив, что я неплохо разбираюсь в радиосвязи и системах телеграфирования был принят 15 января 1980 года на совсем новенькое только, что зарождающееся предприятие. Работники предприятия через некоторое время после оформления документов, запросов в МО получали бронь и не подлежали призыву в армию при объявлении мобилизации. Прошло полгода, а у меня в военном билете по-прежнему красовался розовый листок мобпредписания с литером «А», группа -1 и требованием явится в течении часа в райвоенкомат, последнее особенно радовало- поскольку до РВК было 20 км. Обращаясь с вопросом к руководству : «Почему у меня не изымают мобпредписание?» Получаю ответ, что постановка на бронь с моим ВУС оказывается проблематична и будет выполнена к концу года. Наступил октябрь 1980 года где-то число 10-11, вечер, смотрю телевизор, стук в дверь, входят две девушки и радостно вручают повестку. В повестке требование: Немедленно явится в горисполком, при себе иметь военный билет и рыльно-мыльные принадлежности. Звоню на работу и предупреждаю, что минобороны по мне соскучилось и в связи с этим я вряд ли прибуду утром на рабочее место. Прибываю к горисполкому, перед которым уже собралась куча «призывников» и стоит штук пять автобусов. Руководит всем этим жужжащим роем ст.лейтенант в полевой форме с петлицами танкиста. Согласно называемых фамилий садимся в автобусы, в автобусе среди знакомых и не знакомых людей почти все- кто механик водитель МТЛБ, кто танка, и прочей тракторной техники, кто артиллерийский наводчик. Время перевалило за 23.00. начинаем движение, по дороге обсуждаем, что случилось и куда едем. Поскольку в лесах под Вологдой до начала 90х стоял «железный кулак»̀̀̀* из танков, БРДМ, и прочей мощи СССР предназначенной если, что двинуть через границу с Финами до европейских bistro, время от времени вся эта махина проходила расконсервацию и обкатку и среди будущих «партизан» нашлись те, кто уже побывал на таких мероприятиях и они высказывали предположение, что все присутствующие скорее всего попадут на испытательный полигон «Кущуба»** который находился в 60 ти. км. от Вологды. Минут через 50 движения по М-8 останавливаемся, автобусы выключают фары, двери открываются, мы выходим в непроглядную темноту, приглядевшись, замечаем у дверей автобусов офицеров, чуть дальше УАЗ ВАИ перегородивший автодорогу и ваишников в белых касках. У каждого автобуса стоял фонарь освещавший выход приглушенным фиолетовым цветом, далее вдоль трассы стояли знаки такого же цвета как фонари, на одних были стрелки указывающие направление движения, на других надписи влево, вправо. Согласно указаниям офицеров, ориентируясь по фиолетовым указателям мы сошли с дороги и углубились в лес. На тропинке под указателями то тут, то там стояли часовые, постепенно дорога расширилась, на земле появились деревянные настилы. Ориентируясь по светящимся табличкам мы подошли к большой палатке вход в которую указывала чуть заметная светящаяся фиолетовая стрелка. В палатку запускали по два человека, зайдя в палатку освещенную внутри желто-лунным светом светильников висящих под потолком, увидел несколько столов покрытых брезентом, за столами сидели офицеры что-то пишущие в многочисленных разложенных бумагах. Где-то вдалеке работала АБшка узнаваемая по характерному звуку двигателя УД. На стенах палатки висели таблицы с кодами ВУС и их расшифровкой, с наименованием и численностью различных подразделений, еще с какими-то данными. На противоположной стороне от входа в палатку было два выхода, согласно указаниям прибывшие после беседы с одним из офицеров выходили кто в один, кто в другой выход. Дошла очередь и до меня, я сел на освободившееся место к мотострелковому офицеру в звании капитана, капитан взял мой военный билет, начал сверять мой ВУС с документами лежавшими на столе. Пересмотрев несколько бумаг и видимо не найдя то, что было необходимо майор обратился ко мне: «Вы где службу проходили?» - «Десятый корпус 1й армии ПВО ОН» сказал я, ОН - переспросил капитан, да, еще раз ответил я. Офицер на секунду впал в ступор, на лицо наехала маска недоумения. Видя происходящее замешательство к нам подошел майор которому капитан подал мой военный билет и сказал, что данный ВУС отсутствует в его бумагах. Майор велел мне сесть на скамейку стоящую рядом со столом на котором стояли полевые телефоны. За этим столом сидел полковник делавший пометки в каких-то документах и одновременно наблюдавший за происходящим. Майор подошел к таблицам висящим на стенах и начал водя пальцем по столбцам сверять цифры в таблицах с моим военным билетом. Где-то вначале второй таблицы майор нашел совпадение цифр с моими и обратившись к полковнику сказал: «Управление армии..!» видимо подразумевая расшифровку ВУС указанной в военном билете. Полковник взял мой военный билет и начал его рассматривать, пробурчав что-то типа :»Что они там! офонарели!»- велел майору увести меня обратно к автобусам и отправить домой. Обратно ехал в одиночестве , по дороге болтали с водителем пазика о службе в армии. На этом мои «попытки» послужить еще разок в СА не закончились. Продолжение следует. * 267-й мотострелковый полк, 268-й мотострелковый полк , 303-й мотострелковый полк , 87-й отд. танковый батальон , 118-й артполк , зенитный артполк, 96-й отд. ракетный дивизион, отд. противотанковый дивизион , 111-й отд. разведывательный батальон , отд. инженерно-сапёрный батальон, 473-й отд. батальон связи, отд. рота химзащиты, отд. ремонтно-восстановительный батальон, отд. медицинский батальон, 1483-й отд. батальон материального обеспечения , Отдел военной контрразведки ** Кущубский полигон — территория, сыгравшая важную роль в исторических событиях XX века. Страницы его истории — это фрагменты летописи военной истории не только Вологодского края, но и всей России. В 30-е годы прошлого века на территории полигона проходили учения / по химической подготовке военнослужащих. Во время Великой Отечественной войны Кущубский лагерь становится местом переформирования частей и соединений, прибывших с фронта. Здесь проходили подготовку юноши и девушки, призванные в армию. В послевоенные годы Кущубский лагерь продолжал действовать как военный полигон — объект для проведения войсковых учений (учебный) и испытаний вооружений и военной техники (испытательный). Для танковой части, базирующейся в Вологде («Красные казармы»), на его территории был создан специальный танкодро́м, оборудованный для обучения вождению танков и другой гусеничной бронетехники. В мирное время Кущубский лагерь использовался еще и для проведения военных сборов. . Каждое лето там шли учебные стрельбы из артиллерийских орудий. В настоящее время только 10 процентов жителей близь лежащих населенных пунктов помнят, что в 20м веке здесь находился полигон.

РИЦак: Об очередном недоумении офицеров или метаморфозы ВУС Наступил 1986 год, облюбовавшее мой военный билет мобпредписание по прежнему было приколото к последней странице. Однажды на мой рабочий телефон позвонила девушка из 3го отделения РВК и сказала, что нужно прибыть в отделение предварительно сфотографироваться . Ожидая очередного подвоха прибыл в РВК, отдал девушкам фото и военный билет, приходите через полчасика в кабинет к военкому- сказала девушка. Полчаса прошли в томительном ожидании, захожу в кабинет к военкому. С военкомом уже был знаком по пересечению на различных мероприятиях по повышению и укреплению…., здравия желаю (на всю жизнь запомнилось Здрасьте! сказанное начальнику РИЦ) - Николай Николаевич, какую - такую военную неожиданность Вы мне припасли? « Cобытие достаточно приятное» – улыбнулся военком, «Согласно приказа Зам.Министра обороны СССР Вам присвоенное воинское звание лейтенант с вручением военного билета офицера запаса». Поздравляю! сказал -Николай Николаевич протягивая мне новенькие зеленые корочки. Спасибо- ответил я разглядывая пахнущий типографией зеленый документ. Поблагодарив военкома- отравился на работу. Прошло два года, наступил теплый июль, моя работа уже на сто процентов должна была защитить меня от призыва куда –либо, однако в один из солнечных июльских дней получаю в первом отделе прибывший на мое имя пакет с номером воинской части дальней авиации. Что, собрался на другую работу переходить? спрашивает девушка - работница спецчасти . Поскольку не знаю содержимого пакета то лицо у меня вытягивается в недоумении, чтобы ни кто не помешал вникнуть в суть дела иду к себе в аппаратную не доступную другим работникам предприятия. Просматриваю содержимое пакета- начинается все дело с письма начальника особого отдела авиабазы дальней авиации о том, что в связи со сменой моего ВУС (блин!,а я и не сверял новый ВУС с оставшимся в прежнем билете) я в случае чего (а как же 100 процентная бронь?) т.е. милости просим к нам в отдел на чашку чая. Далее, о данном событии начальник особого отдела просит не распространятся. Летчики! первые «враги» ПВО, как же так! где мое любимое ПВО- проносится в голове. Затем следуют для заполнения бланки автобиографии и опись того, что мне нужно сделать:, целый набор фото- начиная с 10х15 и тд, и тп. Как законопослушный гражданин СССР выполняю все вышесказанное и отправляю пакет со спецсвязью. Пришел достаточно насыщенный различными событиями и изменениями год, август, в начале месяца необходимо прибыть к военкому. Захожу, приветствую. Военком: «Пришел приказ зам. командующего округом о присвоении тебе звания ст.лейтенанта но чтобы приказ вступил в силу необходимо пройти двухнедельную переподготовку в авиационной части «Николай Николаевич! я же есть истинный пвошник, а Вы меня хвосты самолетам заносить!» говорю я с юмором. Ну ты же понимаешь, что решаю не я- отвечает военком, ты сильно не волнуйся далеко не отправлю, а чтобы было не скучно с тобой поедут еще два земляка. Подготовку будите проходить в только- что разворачивающейся в/ч в районе старого аэродрома под Вологдой, сейчас подойдут еще два авиатора ты их подожди в коридоре. Ну и еще, в/часть по пути следования автобуса- думаю, доберетесь сами к 09.00 в понедельник. Ваши личные дела уже в части, найдете командира он в курсе. Познакомившись с будущими «партизанами» один из которых был бывший капитан лет 45, командир транспортного МИ-8 списанный из армии за то, как он сам рассказывал, что уронил высокозвездочную комиссию с высоты 7 метров. Дело было так: На дальнем востоке высокая комиссия облетала точки дислокации РЛС, Владимир –так звали капитана благополучно несколько дней возил генералов, осталась крайняя точка где-то на сопках. Полет проходил без инцидентов, подошли к точке, сильный боковой ветер, начал потихоньку заходить на площадку- машина с небольшим креном, но уверенно шла посадку. В это время сильный порыв ветра прижимает Ми к земле, капитан дает «шаг-газ» на себя, но не успевает. ( как нам потом объяснял приставленный к нам КВС : при резком перемещении вверх рычага «шаг-газ» происходит перетяжеление несущего винта в результате чего вертолет может самопроизвольно снизиться.) Вертолет- разбрызгивая шасси шлепается на брюхо, ни кто не пострадал. Тем не менее, комиссия в шоке. При расследовании авиационного происшествия комиссия пришла к выводу, что пилот не виноват. Через некоторое время приказ о о списании капитана на гражданку и все вытекающие. Второй коллега по «призыву»- штурман транспортной авиации после гражданского ВУЗ. В понедельник мы у штаба 377-й отдельной смешанной авиаэскадрильи. Военнослужащие с удивлением смотрят на трех гражданских добирающихся у штаба комэска. Наконец тыча всем подряд в лицо предписаниями явиться на переподготовку- нам удалось проникнуть в штаб. Штаб- как и все остальные здания представлял из себя сборную щитовую казарму. Вот мы и в кабинете подполковника- комэска сдаем военные билеты, предписания и докладываем о прибытии на переподготовку. Подполковник изучает военные билеты и задает вопрос нашему КВС : На «восьмерке» службу проходили? и получив положительный ответ переходит к штурману . На каких типах специализацию проходили? На АН-12- отвечает штурман. Доходит очередь до меня -комэск изучая мой военный то поднимет глаза на меня, то смотрит в военный билет. Где-то я уже видел такое выражение лица у офицера, размышляю я про себя. Не задавая вопросов мне, комэск говорит: Ну вот, что товарищи офицеры, сейчас придет командир звена вертолетов боевого обеспечения все вопросы дальше с ним. Пришел на вид лет 35 майор и пригласил нас за собой. Мы вошли в помещение где летчики перед вылетом получают и изучают полетное задание. На стенах всели карты воздушных зон, плакаты с обозначением взлетной полосы, схемы рулежек. Если честно- сказал капитан у нас полная запарка, направление к нам вашей команды достаточно неожиданно, давайте знакомится. Владимир Алексеевич вы как я вижу вертолетчик со стажем, очень приятно видеть коллегу. Вы Александр Юрьевич штурман транспортных самолетов- конечно больше бы Вы почерпнули для себя у нашего звена «Антоновых» у нас в эскадрильи на вооружении два 8 и один 12 Ан. Ну да ладно, что-нибудь придумаем. Дошла очередь и до меня. Каким ветром к нам занесло Вас Николай Иванович- обращается ко мне ком. звена. Вопрос на секунду вводит меня в замешательство. Вообще- то я есть первый враг всего, что летает поскольку срочную проходил в доблестных войсках –ПВО страны. Как меня выловило высокое авиационное руководство я не ведаю, а здесь я буду с пистолем сидеть в кабине воздушного судна за спинами моих коллег и смотреть чтобы мои друзья выбрасывали бомбы в правильные цели -шутливо говорю я. После моих слов мои теперешние сослуживцы по «партизанскому» движению повернулись и удивленно посмотрели на меня. Они думали, что я также какой-нибудь авиаспец. И так рад приветствовать вас в 377 смешанной авиаэскадрилье, состоящей из вертолетов Ми-8МТВ и Ми-8Т усиленных бронезащитой с увеличенным числом точек подвески вооружения, а также звена военно-транспортных самолетов АН. Большинство личного состава прошли Афганистан, многие были в Чернобыле. Сейчас я должен ненадолго убыть- затем я познакомлю вас с КВС МИ-8 и авиамехаником которые будут заниматься с вами. А пока вот ваши военные билеты, предписания после переподготовки заберете в штабе. Ну и чтобы вы не скучали - сказал майор открывая металлический сейф, вот вам для изучения литература. Майор раздал нам под роспись технические описания блока управления вооружением, техническое описание вертолетов с индексом МТ и ушел по своим делам. Примерно через полчаса майор вернулся в сопровождении КВС в звании капитана и ст.лейтенанта авиамеханика. Мы тут посовещались- сказал майор и решили предложить вам следующие: Поскольку вас сейчас надо ставить на довольствие, переодевать располагать в казарме, на что у нас сейчас нет ни времени не материальных ресурсов. Давайте поступим так- к среде комэск подпишет ваши предписания, в военкомат мы отправим данные о прохождении вами переподготовки в полном объме. Заниматься будем часов до 13, ну и думаю через три, четыре дня мы закончим. Данное предложение вызвало «бурные аплодисменты» от нашей аудитории. За эти четыре неполных дня мы узнали много интересного об Афганистане, как падал МИ-6 в Чернобыле и что желтый дым из реактора означает активное горение циркониевых стежней. Выпало счастье нам полазить по «Тэшке» -так любовно авиаторы называли свои МИ. Посидеть в кабине, позапускать двигатели, заменить достаточно тяжелые аккумуляторные батареи, КВС все говорил мне- не дергай резко шаг-газ на взлете, отрубишь хвостовую балку. Услышали не мало серьезных рассказов о жизни летчиков и веселых историй. Попрощавшись в четверг с авиаторами, мы разбежались по домам. В 90е эскадрилья была расформирована. В дальнейшем должность моя на работе изменилась и больше ни кто не приставал с просьбой послужить. Сейчас самому интересно, чем бы закончилось мое дальнейшее знакомство с авиацией.

РИЦак: Об очень доверчивых и совсем не доверяющих женщинах. САвсЭм недоверчивый, однако! Середина 80-х, ученья, время летит к полуночи, из 27 подчиненных нам удаленных площадок одна не доложила о готовности к проведению мероприятия. Не в силах добраться по прямым связям звоню на городской телефон домой руководителю площадки. Трубку сняла жена, спрашиваю: Где Иван Иванович ? Cпит! -отвечает жена. Челюсть у меня отвисает, я кричу в трубку: Как так спит! срочно к телефону, пароль «Пелена»! в ответ жена начальника матом: Какая на Х…й пелена! опять на Бля…ки! Занавес закрывается. Не было бы счастья да…. или женщина мечта. Немножко затянутая предистория события. Время шло, из эпохи развитого социализма под радостные вопли демократически настроенных граждан и активном содействии – « главное нАчать, а затем расширить и углУбить» и конечно же: «Ну что, доигрались, мудаки? -Горбачев 21.08.1991» Мы дружно перемахнули «ненавистный» забор коммунизма и ошалело взирая по сторонам- приготовились наслаждаться благами капитализЬма. Пришло время- безвременья часы замерли на отметке 00.00., наступал полный пофигизм, всем было не до чего. В это время дядя Сэм не ожидавший такого легкого и быстрого поворота событий с наслаждением потирая свои загребущие ручонки проталкивает: Указ Президента РФ "О сокращении мобилизационных мощностей и мобилизационного резерва" (1994 год) ………. при этом в обязательном порядке: Предусмотреть сокращение уровня мобилизационных мощностей и мобилизационного резерва в несколько раз по сравнению с имеющимися; Если для восьмидесяти семи штанных единиц узла мечь перестройки только еще ковался то для сотрудников охраны участка хранения мат.ценностей моб. резерва пришел полный абзац! Повисшие без охраны на мне как руководителе предприятия передвижные аппаратные общей стоимостью в сотни тысяч советских рублей взывали не то чтобы обеспокоенность, а настоящий словесный понос при разговорах с высоким начальством. Тут немножко притормозим и вспомним цены по которым в СССР отпускалась продукция для предприятий в т.ч и оборонки. Так литр спирта 96° стоил 32-36 копеек, полушубок овчинный-30 рублей, тулуп овчинный для часового – 36 рублей, полупроводниковые транзисторы стоившие в магазине 1р.20 коп. по 6-15 копеек за штуку. Сколько на самом деле стоили аппаратные радиосвязи весом в 11700 кг и числящиеся по 69 тысяч 700 рублей за штуку- даже представить страшно. В конце концов, видя, что руководство впало в анабиоз- плюнув на все я написал письма во все инстанции о том, что снимаю с себя ответственность за сохранность техники. Тем более к одной из телеграфных аппаратных стоявших не в боксах, а под навесом уже подобрались смышленые граждане и умыкнули свечи зажигания вместе с в/в. проводами. Сама история. Что-то не задался рост грибов и ягод у нас в лесах- тем не менее сельпо активно закупало бруснику по 8 руб. за кило да еще предлагало за сданные килограммы джинсы Wrangler. В связи с вышеизложенным группа товарищей вышла на меня с инициативой рвануть к Архангельской области за речку Коленьга где по слухам вступить было не куда от ягод и белых грибов. Поскольку жаждущих снабдить сельпо ягодами набралось 6 человек + корзины, еда ну и конечно «немножко» спиртного- встал вопрос, на чем ехать за 300 км. 160 по асфальту, а дальше речки и тайга. Копия по этому поводу ломались не один день, наконец- я подумал: Да пропади оно все, поедем на новенькой военной машине- только надо определится какая лучше. Выбрали 401-ю аппаратную предназначенную для ретрансляции радиоканалов. Полноприводная, полный вес всего 5,9 т., аппаратуры всего две стойки, оттяжки антенн и аккумуляторы спрятаны под двумя мягкими, удобными диванами, в кабине подвешивается входящий в комплект имущества «спальник» для водителя, большой стол, две АБшки- будет чем посветить. В четверг снимаем с колодок оду из четырех аппаратных, когда срывал мастичные пломбы с кунга и кабины холодок все- таки пробежал по спине. В пятницу 12 августа в 18.00 трогаемся, в кунге царит юморная атмосфера, временами машину сотрясает «конское» ржанье- водитель кричит по переговорному: Что там у вас происходит? Новенький 66-04 бежит 105 км.час. редко встречающихся гаишников отпугивает блестящая на солнце краска цвета хаки и черные номера. К часу ночи добираемся до промежуточной точки где нас должен был встретить проводник из местных. Надо добавить, что проводник был директором еще не уничтоженного местного КБО. Он и 35 сотрудниц женщин (зафиксируем внимание на этом моменте) Обходим частный дом, не света, ни души. Стучимся достаточно долго, открывает заспанная женщина-жена директора КБО. Спрашиваем: Петрович должен был нас встретить и проводить в сторону Кулоя. Женщина очень спокойно: Да, нет, что вы! У него каждую пятницу актив, до утра опросы решают! Еле сдерживая смех забираемся в кунг и решаем ехать наугад. 66 легко, без напряга, скребя всеми 4-мя колесами легко преодолевал неглубокие речки и лесные дороги. По дороге спрашивали у местных неизвестно откуда взявшихся на дороге среди ночи, километров пять подвезли подвипившего мужичка, куда вообще мы едем? народ махал нам рукой показывая направление и предупреждал : «Вы там поосторожней! В этих местах встречается снежный человек. (Году в 98 по телевизору показывали оставшиеся после путешествия ЕТИ в Архангельской области огромные следы на крышах казарм в/ч » На следующий день т.е. вечером в субботу все небо осветило серебряным светом, к сожалению была облачность и нам не удалось разглядеть запущенный из Плесецка КА. Столько белых и ягод я в своей жизни больше не видел, за субботу мы каждый набрали словно рассыпанной по земле брусники по два мешка, и по мешку совсем небольших белых грибов. В понедельник по привычке опечатывая аппаратную сунул печать в карман, так и осталась она у меня на память.

РИЦак: Пролетая над гнездом остатками корней земли русской. Мысли после работ по выбору трассы ВЛОП * Много еще в глубинке России помнящих былой расцвет, а теперь погибающих после волны смывшей СССР населенных пунктов. Нет-нет да и промелькнет иногда мимо них современная жизнь то в виде лесозаготовителей, то как в нашем случае колонны с магистральным кабелеукладчиком, а то и в виде жаждущих металла «металлистов». Остановится честной народ, посмотрит на уходящие в землю строения, вздохнет и двинет дальше, а ведь когда-то здесь кипела жизнь, люди строили планы, мечтали о будущем. И вот все то, что для кого-то было родиной- исчезает с лица земли. Иногда место расположения населенного не населенного пункта может посоперничать с красивейшими местами нашей страны, а возможно и забугорья. Вот и нам на пути повстречалась местность из 4 совсем брошенных и одной деревни где еще доживают свой век несколько пожилых людей. Населенный пункт в свои времена не простой, а как указывает мраморная доска на падающей конторе- здесь был совхоз миллионер. Находится данная деревня в 200 км. от райцентра и пройти по местности окружающей эти красоты не всегда просто даже тяжелой технике. Еще года четыре назад здесь были четыре фермы, но видимо охотники за перекрытиями и металлом аннигилировали строения, сейчас в виду нарушенной дренажной системы уходят в небытие остатки одной из бывших ферм. Для работников процветающего совхоза были построены разваливающиеся в настоящее время каменные дома (белые на заднем плане) Вдали по левому берегу виднеются также исчезающие деревни [/URL] Местная «звезда» одиноко отдыхающая в тенечке Как вы мне все надоели А вот и колонна то ли несущая цивилизацию, то ли уничтожающая природу. Впереди для облегчения работы двухметрового виброножа укладчика перерубая трубы , корни и все что не успели убрать весело «бежит» пропорщик. Кадры сняты на калькулятор Толи река, толи ручей- но все не так просто В некоторые места трассы, перефразируя известную песню «Только вертолетом можно долететь» Фото первой скрипки этого оркестра магистрального ДМ, куда-то запропастились. Вот он в другое время (тоже на «калькулятор») Волоко́нно-опти́ческая ли́ния переда́чи ВОЛП — официальный термин, определённый в ГОСТ 26599-85

volhovm6: В 1986 году решило Отечество, что я ему сильно должен. Тогда мода была такая – отправляли студентов в академотпуск, чтобы проветрились на свежем армейском воздухе от душных аудиторий, ума и здоровья на халяву набрались. И начал я в Московском округе ПВО постигать науку побеждать. Первая армейская мудрость, которую впитал на своем горьком опыте: «Хуже дурака – только дурак с инициативой». Собрали нас в первый день службы в ленинской комнате и приказали изучить обязанности дневального. Ну, я сразу и выучил. Доложил сержанту и стал ждать награду за свой подвиг. Она тут же нашла героя – на следующий день я пошел в наряд. И, драя туалет, с черной завистью смотрел на то, как мои сослуживцы продолжают дремать над уставом. А я тоже мог бы, если бы был умнее… Второй случай произошел, когда нас, молодых сержантов, отправили в часть. На первой же политинформации багаж знаний мочой стукнул мне в голову, и я поправил замполита: «Товарищ лейтенант, Вашингтон не был главнокомандующим армией северян в гражданской войне с югом. Он – первый президент США». Лейтенант посмотрел на меня и… объявил три наряда вне очереди. За подрыв авторитета офицера. На следующие полгода «тумбочка», то есть наряд по роте, стала моим родным домом. Замполит не упускал возможности провести со мной воспитательные мероприятия, в результате которых я получал новую порцию взысканий. Неизвестно, сколько бы все это продолжалось, если бы не командир взвода старший прапорщик Юрий Николаевич Карякин. Невысокий обладатель противного голоса, с пузцом на кривых ногах. Матерый человечище, ходячий кладезь армейской мудрости и солдатский гуру. – Тебе не надоело *** страдать? – как-то спросил он. – А что я могу поделать? Он мне голову прогрызает! – А ты в это время думай о приятном! Смотри на него влюбленным взглядом, а если что-то спросит, отвечай: «Так точно!» И вообще, запомни: если в одно ухо влетает, а в другое не вылетает – с ума сойти можно! Это было первая солдатская мудрость, которую он поведал мне. Когда я научился вовремя «включать дурака», то жизнь сразу наладилась. Многое уже стерлось в памяти, но меткие выражения Карякина до сих пор помню. Например, как-то после очередной политинформации, почесывая голову, он изрек сакраментальную фразу о сущности марксизма-ленинизма: «Ты смотри, ничего не понятно, но все правильно!» Или знаменитый анекдот о бестолковых солдатах, которых хватало во все времена: – Ты знаешь, воин мужественный, что можно доверить солдату? – Никак нет, товарищ старший прапорщик! – Солдату можно доверить только сторожить большой чугунный шар! Объясняю. Почему шар? Чтобы не укололся! Почему чугунный? Чтобы не утащил! Почему большой? Чтобы не проглотил! – последние слова тонули в гомерическом хохоте. Впрочем, сей великий армейский педагог был известен не только крылатыми фразами, но и масштабными поступками. Когда я отслужил год, мои дела пошли в гору. Но я все еще оставался младшим сержантом, потому что в личном деле не было живого места от выговоров. Видимо, командир взвода крепко думал о том, как исправить ситуацию, а потом вызвал меня в канцелярию и спросил: – Сколько у тебя взысканий? – Где-то штук пятнадцать. Он протянул мое личное дело со словами: – Вырывай эти страницы! Вклей новые и запиши себе пять благодарностей! – За что? – За образцовый внешний вид! Пришла пора сержанта получать. Домой я ушел уже старшим сержантом, осознавшим несколько важнейших жизненных максим: «Чем больше в армии «дубов», тем крепче наша оборона», «Не спеши выполнять – отменят!», опять же «Хуже дурака – только дурак с инициативой». Все они очень помогали на «гражданке», но дело не в этом. А в том, что после всей этой полной абсурда жизни, щедро приправленной стрельбами из боевого оружия, караулами при минус 30, хроническим недосыпанием, марш-бросками и давящей на плечи ответственностью, я стал другим. Взрослым. И самое главное знание заключалось в том, что автомат совсем не игрушка и размахивать им ради «понтов» – последнее дело. Его нужно брать в руки только в двух случаях: когда Родина прикажет, или когда нужно защитить свой дом, как сегодня делают мои друзья. Некоторые – вместе со своими сыновьями. А все остальное – пыль на армейских кирзовых сапогах…

volhovm6: А сейчас награждают грамотами?

volhovm6: В Люблине Анатолия Прохорова вызвал командир батареи и дал направление в тыл. Предполагалось, что на учебу. Однако учеба не состоялась, Прохоров отправился в Горький, где его новая воинская часть охраняла железнодорожный мост. Там и встретил 9 мая 1945 года. Закончилась война, но не срочная служба – семь лет тогда служили, и Анатолий Прохоров нес ее до 1950 года. Последние два года сержантом, но на офицерской должности, был начальником дежурной смены, командиром взвода. – Пришел приказ о демобилизации. Меня вызвали на военный совет округа, а там – сам командующий, генерал-полковник Батицкий, – рассказывает Анатолий Иванович. – Говорит мне: «Вам, товарищ сержант, разрешили остаться в кадрах, нам нужны такие специалисты. Как вы на это смотрите?» Они уже все решили, а я как на это смотрю... В общем, присвоили мне младшего лейтенанта и направили учиться на начальника радиостанции большой мощности. Я год учился в Литве, после чего получил в командование новую радиостанцию на трех машинах – резервную связь командующего округом. Анатолию Прохорову пришлось повышать свою квалификацию еще в двух военных вузах – в Ленинграде, в училище связи, и в Киеве, в инженерном радиотехническом училище. Продолжал службу на различных командных и инженерных должностях. От командира взвода, роты, до инженера, старшего инженера, начальника центра, начальника объекта связи. Обеспечивал связь Московского округа противовоздушной обороны, дослужился до полковника. Закончил службу в 1979 году, и началась гражданская жизнь. Пошел работать преподавателем в радиотехническую школу ДОСААФ, где обучал специалистов для нужд народного хозяйства и армии еще 18 лет, до выхода на пенсию. Курсы были платными, но приходило народу много, не только связисты, но и авиаторы, постигавшие певучую азбуку радиосвязи, все эти «ай-дааа», «бааа-ки-те-кут», «ви-даа-лаа»... Даже когда морзянка утратила свою актуальность в радиосвязи и телеграфии, она еще долго требовалась авиационным штурманам – аэродромные радиомаяки сконструированы так, что постоянно автоматически отбивают в эфир азбукой Морзе две кодовые буквы. Для каждого аэродрома свое сочетание. Их надо правильно опознать, чтобы настроить радиокомпас и провести воздушное судно по заданному маршруту. Занимался Анатолий Иванович и с детьми, создал детский клуб радистов. И сейчас, в почтенном уже возрасте, от встреч с детьми, с молодежью не уклоняется, активный общественник, председатель Совета ветеранов Заречья. Воспитал с супругой Ниной Ивановной не только дочь, но и внука и внучку – так случилось, что после скоропостижной смерти дочери пришлось позаботиться и о них. Всем дали достойное образование, внук окончил Плехановскую академию, а внучка – финансовую. Подрастают две правнучки. Поздравить с девяностолетием ветерана пришел лично глава поселения Заречье Юрий Чередниченко. Вручил подарки, поздравление от главы района Андрея Иванова, не отказался от чаепития – уж больно известны в Заречье фирменные беляши, которые печет Нина Ивановна Прохорова. Когда-то давно познакомились они с Анатолием на танцах в сельском клубе, куда приходили зенитчики. Друзей-сержантов было трое, и все, что называется, «положили глаз». Но Нина Ивановна, как считает до сих пор, выбрала из всех самого лучшего. Так всю жизнь и прошли рука об руку. Память Читайте подробнее на: http://odinweek.ru/articles/2016/08/13/sluzhil-v-pvo

volhovm6: Вспомнилось. Году так в 89-м на базу в Белые Столбы свозили из полков дальнего кольца полуприцепы для транспортировки ракет С-25. Мы их резали на металлолом и связывали в кубы примерно по м3. Кто то решил на них заработать - нам сказали , что для покупки какого то там оборудования.. Самое интересное то, что шины с них, с виду новые, "не езженные", нам было приказано сжигать! Это сотни покрышек! Жалко стало и мы предложили их в соседнюю автоколонну, на Камазы она как раз подошла.. Ну погуляли на вырученные деньги немного всей бригадой. Через несколько дней начальник автоколонны сообщил, что колеса взрывааются на ходу.. хотя возврата он не потребовал.Сам принимал "товар". Вопрос в том, а что случилось бы, если бы на этих колесах перевозили боевые ракеты?

Владимир Попов: Ничего не случилось-бы, потому - что ракеты на скорости не перевозят, а взрывались колёса на КАМАЗах которые ехали с большой скоростью - проверено, не на ракетах, а на колёсах снимаемых с техники Н.З.

Анатолий: Названа очередная возможная версия гибели группы Дятлова Уральский радиолюбитель Валентин Дегтерёв выдвинул новую версию гибели группы Дятлова. В 1999 году редакцию «Уральского рабочего» пришло письмо от жителя Верхней Салды, Николая Кузьминова. Тот прочитал рассказ от 30.01.1999 года под названием: «Цена гостайны-девять жизней». Как пишет Дегтерёв в своем блоге, в 1959 году автор письма служил срочную службу на Северном Урале. После пропажи группы туристов его и десять его однополчан, оправили на склон перевала искать погибших людей. «Кузьминов был уверен, что причиной гибели группы стал контакт с так называемыми огненными шарами. Видимо Кузьминов был уверен в том, что это были ракеты. С ним самим чуть не случилась такая же трагедия. Интересно, что никто кроме Николая Ивановича об этом случае не упоминает. Как-то они наблюдали такой шар. Их вызвал из палатки дневальный, который первым заметил его на ночном небе. Через 5−6 минут разум людей помутился, и они стали расходится в разные стороны. Спасло их только то, что Кузьминов (по команде руководителя) стал стрелять в воздух из пистолета. После ЧП военнослужащие дали радиограмму с просьбой организовать их эвакуацию. Им ответили, что данное явление было связано с испытаниями (!) ракетного топлива на водороде. Явление не опасное, если в это время не выходить наружу из палатки. Солдатам пообещали, что испытаний (на время поисков) больше не будет», — говорит исследователь. «Выяснить правоту написанного Кузьминовым невозможно. В сентябре 2001 года он скончался от инфаркта миокарда. Вдова его про эту историю ничего не знает. Он ей не рассказывал», — пишет Дегтерёв. По его данным, в месте катастрофы проводились натурные испытания ракетных двигателей. «Скорее всего при помощи ракет ЗРК С-75. Одна деталь. Ракетная установка имела: двухступенчатую ЗУР. Первая ступень (ускоритель — пороховой, вторая ступень-жидкостная. Кстати, момент старта таких ракет есть и на снимках поисковых работа сезона 1959 года. В качестве топлива использовался водород, а так же метиловый спирт, как важный компонент топлива. Метиловый спирт позволял топливу не замерзать на морозе, хотя имел несколько более низкую температуру детонации, чем кислород. Где находился стенд для испытания, я уже описал в своей недавней статье. У склона горы Отортен. Подрыв ракеты на небольшой высоте вызвал панику среди туристов. А пары метилового спирта, вызвали опьянение и дезориентацию группы. Кроме того, метанол вызывает гиперемию (переполнение кровью какого-либо органа) и отёк зрительного нерва и сетчатки, которые в результате приводят к их атрофии и слепоте. Так, что все разговоры о том, что люди могли ослепнуть имеют все шансы на то, что бы быть правдой. Именно о метаноле я писал сравнительно недавно. Но версию того, что метанол мог быть в ракетном топливе, тогда я не рассматривал», — заключает уральский радиолюбитель. Ранее радиолюбитель Валентин Дегтерёв из Нижнего Тагила сделал очередное заявление по гибели группы Дятлова. Он рассказал, что нашёл следы крови на небольшой записной книжке Зины Колмогоровой, которая вела дневник во время похода. Напомним, группа Дятлова погибла в 1959 г. в горах Северного Урала. Студенты приурочили свой поход высшей на тот момент третьей категории сложности к очередному съезду КПСС. Сегодня существуют различные версии гибели туристов, от техногенной до конспирологической, однако полной ясности нет. Источник: https://news.mail.ru/society/35920350/?frommail=1

Леонов Д.Н.: В главе 7 "Разгадка тайны "огненных шаров" (в изложении Евгения Буянова)" книги "Тайна аварии Дятлова" авторов Е.В.Буянова и Б.Е.Слобцова (https://readli.net/tayna-avarii-dyatlova/) рассматриваются различные ракетные версии случившегося - пуски ракет С-75, МКР "Буря", МБР Р-7. Автор приходит к такому выводу: "Разгадка тайны "огненных шаров" дала доказательство отсутствия связи этих явлений с аварией Дятлова. Причём стало понятно, откуда пошли слухи и легенды, откуда возникли "техногенные" версии и представления об аварии, основанные на наблюдениях "огненных шаров". Просто недавно читал эту книжку.

KOLUMB: 88 дивизия ОН, МО ПВО, В\ч 52116Ц, КП «Затвор». г.Долгопрудный. *** 10 апреля 1989 года — возвращение в статью 35 Закона нормы об отсрочке [брони] студентам всех вузов, отказ от дальнейших призывов студентов, этому непосредственно предшествовал полный вывод советских войск из Афганистана, закончившийся 15 февраля. *** В своём выступлении на I Съезде народных депутатов СССР, академик А. Д. Сахаров, в числе важнейших вопросов, отметил, что, помимо уже состоявшегося возврата "брони", «…надо [досрочно] демобилизовать к началу учебного года всех [солдат-] студентов, взятых в армию год назад…». ; в июле 1989 года Правительство, отвергнув возражения со стороны Министерства обороны, пошло на такой шаг. *** 11.07.1989 Это знаковый день, который повлиял на мою судьбу. Вышло Постановление о 100%-м увольнении в запас находившихся на тот момент в ВС студентов. Сказать, что это был шок, или радость. Нет, конечно. Было какое-то онемение, оцепенение, некоторое недоумение, ощущение какой-то опечатки, неудачной шутки. Нам, студентам, сразу сказали, чтоб мы не надеялись, это решение отменят- пересмотрят. Недоумение вызывало то, что люди, принявшие этот закон, явно не понимали ситуацию в Армии, не понимали, что все эти студенты, более 110 тыс. сержантов, ефрейторов, рядовых - это высококлассные специалисты, это не случайные парни, это не бесполезный балласт, который можно легко и без проблем, выпихнуть на гражданку. После неожиданного увольнения студентов неизбежно будет снижение боеготовности, поскольку, без всякой предварительной подготовки уволить такое количество специалистов, обязательно чревато последствиями. Конечно, всех студентов вполне возможно было уволить, но нужно было одновременно провести «ревизию кадров», ревизию воинских специальностей солдат и сержантов. В то время реально было сократить и 200 тыс. должностей солдат- сержантов при грамотной организации боеготовности, в основном за счёт ликвидации некоторых частей, при этом боеготовность никак не пострадала бы. Об одной такой части писал недавно – это ЗКП «Затвора». В целом по стране, таких частей в то время были сотни. Но всех студентов просто тупо уволили, ни сколько не сократив солдатские должности, и как результат образовалась огромная нехватка личного состава, солдат и сержантов. Из роты управления нас досрочно уволили 8 человек. Что там было после нас? Нет, конечно, ничто не рухнуло, не исчезло, но нагрузка на оставшихся служить резко возросла, это точно. Весь июль и август газеты пестрели всякими статьями и заметками на эту тему. Ситуация бурно обсуждалась. Понятно, что вся Армия, все 5 млн., были категорически против этой затеи. В газетах было много статей о том, как это плохо для Армии, как сильно пострадает боеготовность. Некоторые газеты я привёз с собой домой. Мои родители сохранили несколько таких газет. Но корректировок в постановление не внесли и увольнение прошло в указанные сроки. В августе 1989 на КП пришёл новый замполит – майор, фамилию не помню. Наследство ему досталось тяжелейшее. Некоторое время он вникал в состояние дел. В середине августа он стал выяснять кто заменит увольняющихся студентов. С каждым из студентов беседовал индивидуально. Помню, вызвал меня, спросил кто меня заменит? А откуда я знаю. «Почему никого не готовишь?» Сказал ему как есть: «Не было приказа, не указали на какую кабину и кого учить, стажёра не дали». Он, мягко говоря, сильно разгневался, вздрючил ротных офицеров. За 10 дней обучил двух солдат на кабины 65-И и 42-44. Припоминаю, осенью 1989, когда продолжал учиться в институте, случайно вечером по телевизору увидел большое интервью с депутатами, в котором они говорили, что их обманули перед голосованием, им не сказали и не показали правды, что будет, если уволить всех студентов. Когда студентов уже уволили, они ездили по военным частям, и увидели плачевные, жуткие последствия своего решения. Они пытались внести на рассмотрение этот вопрос в Верховный Совет, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию в армии, что-то сделать, принять меры, как-то поправить ситуация, но с ними никто не стал разговаривать, их грубо послали с их инициативами. Закон обратной силы не имеет! После увольнения в запас меня автоматически восстановили в Ставропольском политехническом институте; Из таких солдат-студентов была сформирована специальная группа. Так было на всех факультетах. В течение года после армии мы все получали стипендию независимо от оценок, никого не отчисляли ни по каким причинам. С нами проводились бесплатные дополнительные занятия для тех, кто в этом нуждался. Мы освобождались от неучебных дел. Военной кафедры в нашем институте не было. С 1988 года в вузах с военной кафедрой можно было её не посещать, оставшись в звании, присвоенном при срочной службе. Воспитательная функция армии, полезная для некоторой части призывников, применительно к студентам неактуальна: они и так были достаточно организованными, законопослушными гражданами. На них служба нередко оказывала, наоборот, негативное влияние. «Поумнев», «познав жизнь» они начинали понимать, что «грызть гранит наук» это сложно, трудно. Прекрасно жить можно и без этого… ГАЗЕТЫ ИЮЛЬ-АВГУСТ 1989 [url=https://ru.wikipedia.org/wiki/Призыв_студентов_в_Вооружённые_Силы_СССР_(1980-е_годы)]Как в 1980-е года призывали студентов в Вооружённые Силы СССР[/url] С просьбой прокомментировать постановление Верховного Совета СССР корреспондент «Известий» обратился к заместителю начальника Главного штаба Сухопутных войск генерал-лейтенанту Н. Тер-Григорьянцу. — Не ошибусь, если предположу, что увольнение в запас студентов в большей степени затронет сухопутные войска? — Сегодня в Вооруженных Силах СССР — около 176 тысяч бывших студентов. Из них в мотострелковых, танковых, инженерных, химических и других частях Сухопутных войск — 82 тысячи. Все они к сентябрю вернутся в студенческие аудитории. Сегодня же вечером пойдет команда в строевые части пол-ков и отдельных батальонов проверить и уточнить по учетно-послужным карточкам солдат и сержантов, кто из них обучался на очных отделениях вузов. — По своему армейскому опыту знаю — не везде эти карточки ведутся аккуратно. Забыли, скажем, поставить в военкомате отметку — и вот солдат получает отказ. Сколько же будет обид! — Солдаты, сержанты и старшины срочной службы, призванные в армию из институтов, должны заявить об этом командирам. Если в документах нет отметки, воинская часть направит запрос ректору вуза. — Как вы посмотрите на то, чтобы сами родители воинов заранее взяли справки и выслали их в части? — Этим они окажут нам огромную помощь. Но лучше выслать две справки: одну — на имя сына, а копию, заверенную у нотариуса, — на имя командира. — Перед разговором с вами я был в Генштабе. Там не скрывают обеспокоенности по поводу возможного падения нашей боеготовности. Скажем, в Группе советских войск в Германии останутся без экипажей 700 танков, 900 боевых машин пехоты, в запас уйдут около десяти тысяч солдат... — Конечно, нам сразу не восполнить такие потери. Прибалтийскии округ, скажем, лишится 3.128 вчерашних студентов, Московский — 4.510, Ленинградский —.2.400... Если учесть, что именно студенты были на должностях младших командиров и специалистов и определяли во многом боеспособность частей, то их увольнение, естественно, создаст для нас определенные трудности. — Было ли для Вооруженных Сил это постановление неожиданным? — Когда генерала армии Д. Язова утверждали на пост министра обороны, он прямо заявил: армии пока нельзя без студентов. Тогда Михаил Сергеевич сказал: но надо подумать. Нам дали ночь на размышление. Мы запросили все округа и флоты. Данные Генеральный штаб передал в Совет Министров СССР. Тот — в Верховной Совет. Так и появилось постановление. Н. САУТИН. Известия, 12-13 июля 1989 г.

hakkapeliittaa: KOLUMB спасибо за историю. Как раз я застал те времена, когда студентов начали активно призывать в армию. И меня в том числе, хотя строго говоря, я был "учащимся", а не студентом, поскольку учился в музучилище им. Гнесиных, хотя и после 10-го класса. Независимо от того, поступил туда после 8-го или 10-го, срок получения среднего образования в музучилищах один - 4 года. И, как раз до меня, всем давали окончить обучение, и после получения диплома призывали в армию. В 1980 году ситуация изменилась - стали призывать прямо во время учебного года. Что случилось и со мной... Но я не об этом. Студент в армии. Хорошо это, или плохо? Мое мнение - однозначно хорошо. Студент: 1. Толков, много знает, и знает, как учиться быстро и эффективно. 2. Достаточно организован, хотя и может пошланговать периодически. ВУЗовская система подразумевает то относительно спокойные семестры, то горячую пору - сессию. Поэтому приспосабливаться к армии студенту уже достаточно просто. Вместе с тем, любой студент очень, очень свободолюбив! И некоторые командиры, особенно общевойскового профиля, студентов частенько недолюбливали, поскольку, увы, чувствовали превосходство студенческого интеллекта. Идеальное озадачивание солдата - студента - творческое, т.е., таким образом, чтобы он сам нашел оптимальное решение проблемы. Только, конечно, если это не было связано с добыванием чего-либо путём с3,14*дить. И в технических войсках, в ПВО, в связи, на флоте и в ВВС это давало хорошие результаты. И конечно же, в 89 году внеплановое увольнение студентов реально понизило боеготовность армии. Кстати, в том же 1989 году я был на гастролях в Риге, когда прошел день балтийского единства в годовщину подписания пакта Молотова - Рибентроппа. И стало понятно, что Прибалтийские республики начали свою борьбу за выход из СССР. А в СА служило довольно таки много литовцев, эстонцев и латышей. И они были тоже хорошими солдатами, хотя и говорили по-русски с акцентом. И в какой-то момент всех прибалтов тоже отпустили по домам, врать не буду, точную дату не назову. Остававшимся в строю стало действительно тяжело - наряды и караулы никто не отменял, боевые работы тоже. В-общем, кому-то действительно повезло, а кому-то совсем наоборот. Вот такая диалектика, понимаш...

KOLUMB: hakkapeliittaa пишет: Студент в армии. Хорошо это, или плохо? Мое мнение - однозначно хорошо. Студент: 1. Толков, много знает, и знает, как учиться быстро и эффективно. 2. Достаточно организован, хотя и может пошланговать периодически. ВУЗовская система подразумевает то относительно спокойные семестры, то горячую пору - сессию. Поэтому приспосабливаться к армии студенту уже достаточно просто. Полностью согласен студент для армии - это очень хорошо, а вот студент после армии для ВУЗа - это очень плохо. Все стали «ВУмными», умудрёнными армейским опытом, искали всюду халяву. И конечно находили!!! В целом «учёба» была не учёба, а игра кто кого объ***т. Преподаватели, конечно, знали всю эту хрень, не первый год они такое проходили, боролись с нами как могли, но традиционно проигрывали. За первые пару месяцев учёбы все столы-парты во всех аудиториях института были расписаны матами и разрисованы похабными рисунками, а в некоторых аудиториях даже на стенах появилось непотребно-порнографическое художество. hakkapeliittaa пишет: А в СА служило довольно таки много литовцев, эстонцев и латышей. И они были тоже хорошими солдатами, хотя и говорили по-русски с акцентом. И в какой-то момент всех прибалтов тоже отпустили по домам, врать не буду, точную дату не назову. Все прибалтийские государства потребовали вернуть своих парней после путча августа 1991 года. Но к этому времени их уже было в СА очень мало, около 4 тысяч. hakkapeliittaa пишет: Остававшимся в строю стало действительно тяжело - наряды и караулы никто не отменял, боевые работы тоже. В-общем, кому-то действительно повезло, а кому-то совсем наоборот. Реальный, очень серьёзный удар по армии нанесло одномоментное увольнение всех студентов в 1989 году.

KOLUMB: Забирали нас в армию сразу, по окончании занятий 1-го курса, не давали возможности сдать летнюю сессию. В нашем ВУЗе три экзамена стояли в июне 1988, и два в июле 1988. Специальность у меня была очень не простая «Промышленная робототехника». Экзамены в любом техническом ВУЗе замороченные. У нас были такие: Первый, стандартно, никому не нужная ИСТОРИЯ КПСС, вела её бабка, доктор исторических наук профессор Асриянц (армянка), такое не забыть. Из всего потока, порядка 100 студентов, с первого захода ей сдали экзамен 5 человек. Второго захода у уходящих в армию уже не было…. Другие экзамены можно было сдать только досрочно, договорившись с преподавателями: 2)«Высшая математика и математическая статистика», 3)«Технологические основы конструкционных материалов и материаловедения», 4)«Теоретическая физика состояний металл-металлоид», 5)«Теоретическая механика». Кроме того, чтобы быть допущенным к экзаменам надо сдать все зачёты и защитить курсовые проекты по «Машиностроительному черчению» и «ТОКМиМ». Поэтому у большинства вернувшихся из армии студентов были «хвосты», не сданные экзамены за 1-й курс. Сдал все экзамены к 24-ому июня 1988, а 26-го бритым сидел в краевом военкомате. После возвращения, в сентябре 1989, в Ставропольский политехнический институт из «армейцев», кто прослужил 1 или 2 года, на всех факультетах, на 2-ом курсе, сформировали отдельные группы, поскольку нас было очень много. На нашем факультете была сформирована одна, 3-я группа. Набралось нас около 50 человек, хотя в технических вузах группа должна быть максимум 25 человек, но деканат по опыту прошлых лет предвидел будущее. На занятиях присутствовало всегда не более 20 человек. Все были приблизительно одинаковы, все «умудрённые армейским жизненным опытом» взрослой жизни, учиться никто уже не хотел. Все научились в армии делать всё на отъ****ь…. В таком стиле и начали «учёбу». Учёбой это можно было назвать весьма условно и очень приблизительно. Никто не помнит первого курса, а тут уже второй. У большинства были «хвосты» с первого курса, а тут ещё и жутко сложный материал 2-го курса, полностью основанный на материале 1-го. Мне в числе не многих, удалось сдать все экзамены за 1-й курс досрочно, поэтому «Хвостов» у меня не было! Поэтому я с головой погрузился в предметы 2-го курса, пытаясь что-то вспоминать с 1-го. У большинства ситуация было совсем не радужная. Усугубляло ситуацию то, что никто не собирался учиться так же как мы учились на 1-ом курсе. Очевидно, что против грубых армейских методик, хитростей, гражданская система образования бессильна - «против лома нет приёма». Все стали «ВУмными», умудрёнными армейским опытом, искали всюду халяву. И конечно находили!!! 1) Кроме нашей третьей, армейской группы, были ещё 1 и 2 группы обычных студентов, которые не пошли в армию, поскольку с 1989 года студентов перестали призывать. Мы их называли салабонами, духами. С первых дней занятий, некоторые «сообразительные» студенты из нашей группы начали вылавливать духов из 1 и 2 групп и с применением армейской лексики (от которой у вчерашних школьников уши заворачивались в трубочку) заставляли делать свои задания. Духи сразу «въехали в ситуацию» и этот процесс стал на поток. Студенты из 1 и 2 групп решали, писали, выполняли наши задания без всяких уговоров и угроз. 2) Несколько парней, способных к подделкам почерка, освоили подписи и почерк преподавателей и потоково ставили зачёты и оценки на всяких лабораторных работах, задачах и другой всякой мутатени, которую не надо было лично перед преподавателем защищать. После чего умело и хитро отвлекали препода и тоже самое отмечали в его журнале. Студенты из 1 и 2 групп сразу же охотно приобщились к этой халяве, а нам то, что, не жалко! В целом «учёба» была не учёба, а игра кто кого объ***т. Преподаватели, конечно, знали всю эту хрень, не первый год они такое проходили, боролись с нами как могли, но традиционно проигрывали. Но одно дело лабораторные, практические, домашние задания, курсовики, это всё нам делали духи, или мы подделывали подписи, оценки, зачёты, но экзамены за нас сдать никто не мог, это надо самому. Хотя и тут были попытки подставить на экзамен вместо себя сообразительного парня с другого факультета. Но в целом, на экзаменах как раз и получалась засада, их надо сдавать самому. В результате к «хвостам» 1-го курса нарастали «хвосты» 2-го. За первые пару месяцев учёбы все столы-парты во всех аудиториях института были расписаны матами и разрисованы похабными рисунками, а в некоторых аудиториях даже на стенах появилось непотребно-порнографическое художество. При всём этом нам стабильно весь год платили стипендию и никого не имели права отчислить, не зависимо от того что мы творили. Нас терпели целый год. По окончании 2-го курса, в августе 1990, наша армейская группа была ликвидирована. Больше половины были отчислены из института или ушли в академотпуск со своими «хвостами», тогда так было можно. А остальные, кто невероятным чудом сдали все или почти все экзамены, перевелись на другие факультеты, другие специальности (так сделал я) или перевелись в другие институты. Оставшихся, около 15 человек, распределили в 1 и 2 группы, которые также немного поубавились за 2 года. Аналогично поступили и на других факультетах. Такое творилось во всех ВУЗах страны, на всех факультетах. Это был последний год когда студенты-армейцы так чудили в ВУЗах страны. По моему мнению, в 80-х годах, в СССР, с целью любой ценой удержать численность армии в 5,5 млн., Высшему Образованию страны, был нанесён абсолютно не поправимый ущерб. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО НАРОДНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ ПРИКАЗ от 18 июля 1989 г. N 593 О МЕРАХ ПО ОРГАНИЗАЦИИ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА ДЛЯ СТУДЕНТОВ, УВОЛЕННЫХ С ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ Постановление Верховного Совета СССР от 11 июля 1989 г. "Об увольнении с действительной военной службы отдельных категорий военнослужащих срочной службы" вызвало широкий резонанс в советском обществе, воспринято им как проявление заботы высшего органа власти об усилении интеллектуального потенциала страны. Научно-педагогические и студенческие коллективы высших учебных заведений должны сделать все необходимое, чтобы каждый вернувшийся к учебе после службы в армии студент почувствовал, что его ждали, и имел возможность активно включиться в учебный процесс. В соответствии с указанным Постановлением приказываю: 1. Ректорам высших учебных заведений совместно с партийными, комсомольскими, профсоюзными и другими общественными организациями сотрудников и студентов создать все необходимые условия для нормальной учебы студентов, уволенных с действительной военной службы, оперативно решать их материальные и социально-бытовые вопросы. В этих целях: 1.1. Всем студентам, приступившим к занятиям после увольнения из рядов Вооруженных Сил СССР для продолжения обучения, независимо от их предшествующей успеваемости, наличия академической задолженности, назначить стипендию со дня восстановления в институт, иногородним - предоставить общежитие. Стипендия указанным студентам выплачивается в течение действия индивидуального графика обучения (до 12-ти месяцев) при условии его успешного выполнения, а тем из них, кто по их заявлению оставлен на повторное обучение, стипендия назначается с начала занятий до результатов первой экзаменационной сессии. 1.2. Разрешается устанавливать сроки ликвидации академической задолженности указанным студентам в пределах до одного года. 1.3. Организовывать в 1989/90 учебном году из этих студентов учебные группы для проведения дополнительных занятий, в т.ч. в период зимних и летних каникул, а также для организации всех видов учебной работа по индивидуальному графику. 1.4. До ликвидации отставания в выполнении графика учебного процесса освобождать уволенных из Вооруженных Сил СССР от участия в сельскохозяйственных работах и, как правило, не привлекать в состав студенческих отрядов. 1.5. До 1 августа 1989 г. представить в министерства (ведомства) по подчиненности расчет дополнительных средств на стипендиальное обеспечение. 1.6. Обратиться в местные советские органы, отраслевые министерства, предприятия и организации, для которых осуществляется целевая подготовка специалистов, по поводу оказания помощи в решении необходимых социально-бытовых вопросов для студентов, уволенных с военной службы, снятии ограничений на временную прописку студентов. 2. Разрешить органам управления народного образования союзных республик, министерствам (ведомствам), имеющим высшие учебные заведения, ректорам вузов уменьшать план приема на 1 курс в 1989 г. без сокращения финансирования и штатного обеспечения. 3. Главному планово-экономическому управлению (т. Валуеву), органам управления народного образования союзных республик: - до 1 сентября 1989 г. решить вопрос с соответствующими финансовыми органами о выделении дополнительных средств на стипендиальное обеспечение студентов, вернувшихся из Вооруженных Сил СССР; - при необходимости рассмотреть вопросы о выделении дополнительных ассигнований по фонду заработной платы из соответствующих резервов. 4. Считать утратившими силу Приказ Минвуза СССР от 6 июня 1984 г. N 415, инструктивные письма Минвуза СССР от 7 июня 1984 г. N 35, от 12 июля 1985 г. N 44 и 19 февраля 1987 г. N 6, абзац второй п. 1 Приказа Гособразования СССР от 6 мая 1989 г. N 392. Председатель Г.А.ЯГОДИН

Леонов Д.Н.: Выложил главу про радиотехнический центр - https://author.today/reader/16818/102806

volhovm6: Если человек — не кинозвезда, то его могут не узнать в лицо, а в гражданской одежде генерал может не отличаться от алкаша. Даже если не пьёт. Две небольшие истории. 1. 1976 год. Московский округ ПВО. Петровское. Прислали с полков дембелей на уборку территории гарнизона. Они и обрезают над дорогой ветки. Дошли до дома нач.штаба в звании генерал-лейтенанта. Но, чтобы понятнее, все говорили, что он вообще не пил, но на лицо — вылитый алкаш. Выходит генерал в спортивном костюме и просит дембелей не резать дерево. Дембеля по незнанию послали его на три буквы: у них, видите ли, приказ прапорщика. Генерал Лапшев, если не запамятовал, молча идёт в дом, переодевается в форму и с матом выходит из дома. Дембелей как ветром сдуло. Сам видел эту картину — дежурным по бане был. 2. (взято там же) В Монино вновь прибывшие офицеры-абитуриенты попросили у дедушки, возившегося на огороде соседнего участка, вынести пустые стаканы. Водку некуда было разлить. Ну, посуды рядом не оказалось. Дедушка оказался маршалом авиации, заслуженным военным лётчиком СССР, дважды Героем Советского Союза, Начальником Военно-воздушной академии им Ю.А. Гагарина Николаем Михайловичем Скомороховым. Стаканы не дал... Вывод: пить надо подальше от окраин столицы. ОТСЮДА

volhovm6: источник из 33-х моих адресатов (родственники, друзья, тренер и подруги...), мне писали 17-ть девушек. Со спорта, со школы, с техникума, с работы, куда нас распределили писать дипломы... И я никому не писал одно и то же, под копирку... Каждому адресату я писал только то, что касалось наших отношений. И вот те прекрасные девушки, которые "с работы", они мне с (почему-то) бааалшим удивлением признавались после, что неоднократно в курилке обменивались впечатлениями, типа, "ну чо, пишет?"..., "пишет"..., "а чо пишет?"... И их больше всего впечатляло, что даже по таким куцым сведениям друг от друга про контент моих писем, они понимали, что им писали нечто личное и только им!!! Так оно и было:)) А ещё ровно в эти дни я вспомнил, что ровно 38 лет назад, с 10-го по 20 сентября 1980 года Родина в лице командира полка нахрадила меня отпуском домой за звание лучшего связиста Московского округа ПВО :))) И я поскакал домой из лесных ебеней глухого далёкого Подмосковья на перекладных домой.... Прям в х/б, потому что парадную форму у нас забрали старики сразу же после прибытия в часть ещё за год до этого... Имел тогда же и ещё потом, после армии, тяжёлые разговоры с мамой, которая поверить в то, что в "нашей армии" может быть ТАКОЕ!!! никак не могла, и уверенно заявляла, что это я "продал" свою форму, а уж на что пошли деньги - "ну ты сам знаешь на что"...:((( Это она ещё ничего не знала про дедовщину тогда, от которой тогда солдатики массово писали заявления об их желании "поехать в Афганистан"... И это я сейчас точно знаю, что "если надо что-то объяснять, то ничего объяснять не надо", а тогда я что-то всё объяснял маме, объяснял....:((( В Москве тогда было тепло и солнечно - помню потому, что все десять дней проходил в рубашке с короткими рукавами. А... И ещё помню, что в эти дни посмотрел тогда в к/т "Октябрь" на Новом Арбате кино "Экипаж" Митты, и (уже не помню где) - "Пираты 20-го века" с Ерёменко... 20-го сентября возвращался в часть с 3-мя батонами вареной колбасы, 5-батонами белого хлеба за 25 копеек и 2-мя вафельно-ореховыми тортиками в типа шоколаде. Той же ночью мы всё это и съели всей казармой...

Заправщик: Думаю, будет интересно. Самолёты. Нет - выдающиеся самолёты! Читаем:

РИЦак: Возможно, уже все читали, но все-таки ссылку оставлю. Интересно написано про ВПК

Заправщик: Перловая каша ("кирза") - секретное оружие Советской армии. Читаем и глотаем слюну

РИЦак: Навеяно постом уважаемого Юрия Александровича-«Заправщик» Потеря из потерь , о полоротости некоторых руководителей или как перестройка помогла. Конец 80х, все еще вертится согласно планам Госплана и постановлениям Совмина. Идет модернизация и строительство сети связи «Искра-2» . Вот и на наш узел приходит телеграмма о поступлении оборудования. Выдвигаюсь получать аппаратуру в учреждение с постепенно исчезающим сейчас названием КМТО (Контора материально-технического обеспечения.) Прибываем, захожу на склад посмотреть, что да как. Поступили линейные трансляторы и трансляторы дальнего набора номера. В 8ми большущих ящиках в каждом из которых статив высотой 2м. 20см с несъемными блоками, а также упакованные в плотный пергамент 5ть укладок в каждой по 5ть блоков и ЗИП Более современная (90е г.г.)укладка транслятора ТДН из 5ти блоков - Прикидываю, что в наш КАМАЗ «Колхозник» все это добро не войдет. "Колхозник" Грузчики распаковывают ящики и начинают погрузку. Прыгаю по кузову, считаю укладки с блоками. Одну укладку взял в руки, затем положил на крышу кабины КАМАЗа. Все погрузили, пошел подписывать накладные. Попрощался с зав. складом Валентиной Игоревной, прыгнул в кабину, поехали. Через километр ударило -блин!! Блок на крыше!! Остановились, выскочил из кабины, залез в кузов. Это фиаско, нет на крыше укладки стоимостью около 1.100 советских рубликов. Прыгаю в кабину, погнали обратно, оба с водителем смотрим на дорогу и обочину. Нигде не видно пергаментного свертка. Приехали на КМТО, поискали там, поспрашивали грузчиков и охрану. Постепенно монтировалось аппаратура сети «Искра-2», вот уже поблескивая новенькими боками готовы к настройке ряды ЛТР и ТДН, а один статив не комплект. Приготовился писать докладную высокому начальству, но тут грянуло: «Я покидаю вас оплодотворённым . Михаил Горбачев»

Леонов Д.Н.: Выложил новые главы - Служба и После службы

Смирнова: Леонов Д.Н. пишет: Выложил новые главы - Служба и После службы С удовольствием прочла мемуары и изложенные воспоминания офицеров и прапорщиков. Большое спасибо автору за предоставленные материалы. Впечатляюще!!!

hakkapeliittaa: Дима, очередное большое спасибо за твой труд! И, хотя с героями твоего повествования я не пересекался по службе, могу подтвердить. Да, несмотря на отсутствие перспектив по службе, очень многие офицеры были достойнейшими людьми. Пусть некоторым капитанам было по 43 года, пусть не всем повезло с академией. Люди, в основном, были хорошие, относились к подчиненным солдатам, как к сыновьям или младшим братьям. Между собой хорошо общались. И поэтому я считаю, что со службой мне в принципе повезло. Хотя какие-то моменты я до сих пор не могу понять... Тем более, что мне есть что с чем сравнивать.



полная версия страницы