Форум » Войска воздушно-космической обороны » Стратегические ядерные силы и воздушно—космическая оборона России » Ответить

Стратегические ядерные силы и воздушно—космическая оборона России

hakkapeliittaa: Стратегические ядерные силы и воздушно—космическая оборона России США после Второй Мировой войны всегда старались и стараются иметь военные базы за рубежом. Им это необходимо, чтобы влиять на возможные военные конфликты непосредственно в местах этих конфликтов, и - чтобы отвести угрозу применения ОМП на территории США. С точки зрения СССР (а теперь и многих россиян ) - это ПЛОХО. а с точки зрения американцев - самое то))). Для справки. В военной доктрине США уже очень давно считается неприемлемым подрыв на территории США хотя бы одного ядерного боеприпаса - своего или чужого. А как было у нас? Планировалось использовать СБП на своей территории, вблизи крупных населённых пунктов. Про мегатонные головы антиракет вообще молчу....

Ответов - 41, стр: 1 2 All

РИЦак: Рассказ коллеги по отрасли, Иванова Константина Владимировича-опубликован в специальном выпуске "Вестника Связи"-февраль 2015. «Мишенный наземный комплекс»-сегодня Причал для инопланетян. В 1988 году, когда курсанты моей группы проходили практику в одной из войсковых частей космодрома Байконур, нас направили на торжественное мероприятие, посвященное памяти погибших при испытании подземных шахтных ракетных установок. Проезжая через полупустынную степь обратил внимание на странные, огромные и совершенно плоские бетонные площадки, покрытые непонятными знаками. Самое удивительное, что вблизи этих поросших степной травой площадок нет ни одного из объектов космодрома. Да и похоже это было на огромные посадочные комплексы, что было не очень оправдано. Ведь с космодрома стартовали ракеты, а не финишировали. Тогда космодром, или испытательный полигон был засекречен. Вопросов никто не задал. Поэтому с товарищами посмеялись:«Может быть, это причал для инопланетян?». Только в 90-х годах, уже проходя службу на космодроме, я узнал истинное предназначение необычных сооружений. Одной из главных задач военных спутников было ведение разведки за территорией вероятного противника. Для этого в Советском Союзе создавались самые различные модификации космических аппаратов фоторазведки. Долгое время строго засекреченной была информация о том, что несколько орбитальных станций, летавших на околоземной орбите под названием станция«Салют»,на самом деле являлись огромными фотоаппаратами, которые могли снимать довольно подробно многие участки США. Секретное и рассекреченное название этих станций -«Алмазы». Но даже такие сверхсовременные фотоаппараты время от времени нуждались в настройке. Для этой цели на Байконуре в 1974 году был создан уникальный комплекс –«Объект 135 МК», получивший название «Мишенный наземный комплекс». Мишенное поле, как прозвали комплекс специалисты, представляло собой семь огромных участков общей площадью более 120 тысяч квадратных метров, которые были забетонированы десятисантиметровым слоем высококачественного бетона. На шести полях нанесли специальную разметку, которая представляла штриховые прямоугольники на бетоне и полосы различных размеров серого, черного и белого цветов. Седьмой участок отводился под поле яркости, на котором красками были нанесены четыре разноцветных квадрата. Что–то похожее на настроечную палитру черно-белого телевизора, кто это помнит, не правда ли? А настраивались орбитальные аппараты фоторазведки так. Пролетая над Байконуром спутник-разведчик Союза в течение 10-12 секунд фотографировал мишенный комплекс. Одновременно, мишенная команда комплекса, состоявшая из 30 человек, проводила наземные замеры специальным фотомером. Работа эта была весьма непростой–за один пролет космического разведчика проводилось более тысячи замеров. Затем в течение нескольких часов шла обработка полученных результатов. Сравнение данных, полученных спутником и наземной командой, позволяло подстраивать объективы каждого конкретного аппарата и даже улучшать качество спутниковых фотографий, снимая паразитные атмосферные влияния –легкие облака, дымки, дрожания приземного слоя воздуха. Заодно уточнялись параметры орбиты самого спутника. А вот сателлиты-шпионы других государств использовать мишенный комплекс для настройки своей аппаратуры не могли из-за отсутствия наземных данных. После ввода в строй, комплекс в течение 15 лет использовался для работы со всеми спутниками фоторазведки, которые запускались с Байконура. Гарантийный срок эксплуатации мишенного наземного комплекса закончился в 1989 году. Но к тому времени с его помощью был наработан огромный объем экспериментальных данных. А компьютерная обработка накопленных данных позволяет сегодня обходиться без этого громоздкого сооружения. Так что инопланетяне тут точно ни при чем. Перед стартом межконтинентальной баллистической ракеты. Иванов Константин Владимирович Подполковник Космические войска, годы службы 1986-2009 гг. Автор -крайний слева.

Коростелев В.А.: Ракета «Булава» наконец будет запускаться со сделанного под нее ракетоносца «Юрий Долгорукий». Причины ее неудачных запусков найдены и проанализированы, заявил разработчик ракеты Юрий Соломонов. Эксперты считают, что это важный шаг, но до принятия «Булавы» на вооружение еще далеко. Между тем стало известно, что в России разработана неуязвимая для ПРО боеголовка Стартовой платформой для испытательных пусков ракеты «Булава» станет подводный ракетоносец четвертого поколения «Юрий Долгорукий», сообщил в четверг «Интерфаксу» генеральный конструктор Московского института теплотехники, разработчик ракеты Юрий Соломонов. Напомним, что все 14 предыдущих испытательных пусков «Булавы» были проведены с АПЛ «Дмитрий Донской», специально переоборудованной под снаряд. Из них семь признаны успешными или частично успешными, остальные – аварийным Член-корреспондент Российской академии космонавтики Андрей Ионин полагает, что переход к испытаниям с «базового» корабля говорит о том, что процесс по принятию на вооружение «Булавы» близится к концу, но говорить о сроках, когда «Булава» будет реально использоваться в вооруженных силах, пока рано. «Идет процесс. В конечном счете ракета встанет на вооружение, но когда конкретно это произойдет, неизвестно, – рассказал эксперт газете ВЗГЛЯД. – Ракета установлена на тот ракетоносец, который был для нее предназначен, под нее сделан и оборудован – это говорит хотя бы о готовности подлодки, что АПЛ прошла ходовые испытания. Теперь началось совмещение ракеты и подводной лодки. Пусть встретятся и обнимутся», – подытожил Ионин. Отметим, что на стапелях «Севмашпредприятия» в Северодвинске сейчас строятся серийные корабли проекта 955, однотипные с «Юрием Долгоруким» – «Александр Невский» и «Владимир Мономах». Планируется также строительство стратегического крейсера «Святитель Николай». Ракетоносцы получат на вооружение межконтинентальную баллистическую ракету «Булава». Всего, согласно государственной программе вооружения, до 2017 года планируется построить восемь кораблей проекта 955. Юрий Соломонов также рассказал журналистам о причинах неудачных пусков «Булавы». Конструктор в очередной раз отметил, что осечки вызваны не конструктивными ошибками, а отсутствием должного контроля за ее производством. «За последние годы были утрачены контрольные функции, которые раньше выполняла военная приемка, отделы технического контроля, которые всегда были гарантом довольно высокого качества. В определенный момент роль военных представительств оказалась низведенной до минимума, и ситуация не меняется к лучшему, – отметил генконструктор. – Потребуются значительные усилия по восстановлению статуса военной приемки, по крайней мере, в том виде, каким он был лет 7–10 назад». Карты немного устарели, но общее представление они дают. Ракетные Войска Стратегического назначения и объекты 12 Главного Управления Министерства обороны России. (наверное уже много нет, стратегов тоже порезали, как и ПВО, и не знаю есть ли еще 12 ГУ МО РФ) 2011, 13:22:08 Пуск РС-24. Фото с сайта kapyar.ru Первый ракетный полк "Ярсов" заступил на боевое дежурство В Ивановской области заступил на боевое дежурство первый в России полк, вооруженный подвижным стратегическим ракетным комплексом РС-24 "Ярс". Об этом, как сообщает РИА Новости, заявил официальный представитель управления пресс-службы и информации министерства обороны России Вадим Коваль. По его словам, в состав полка вошли два дивизиона РС-24, которые в 2010 году были поставлены на опытно-боевое дежурство. Во время опытной эксплуатации военные подтвердили заявленные тактико-технические характеристики комплекса. В перспективе новые ракетные комплексы должны заменить на вооружении устаревшие РС-18 (российская классификация УР-100Н УТТХ, классификация НАТО - SS-19 Stiletto) и РС-20 "Воевода" (Р-36М, SS-18 Satan). Как ожидается, "Ярс" вместе с комплексом шахтного и мобильного базирования РС-12М2 "Тополь-М" составит основу ударной группировки Ракетных войск стратегического назначения. К настоящему времени состоялось три испытательных пуска РС-24; все они были признаны успешными. В ноябре 2010 года командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев заявил, что ракетные войска намерены постепенно перевооружиться с подвижных "Тополь-М" на новые комплексы РС-24. При этом принятие на вооружение ракетных комплексов "Тополь-М" шахтного базирования будет продолжено. В целом, сроки перевооружения на "Ярсы" будут зависеть от сроков эксплуатации уже стоящих на вооружении ракет. Следует отметить, что РВСН ежегодно проводят испытательные пуски баллистических ракет в рамках программы продления их сроков эксплуатации. Разработкой "Ярса" занимается Московский институт теплотехники. Ракета будет способна нести 3-4 ядерных боезаряда индивидуального наведения мощностью 150-300 килотонн каждый. Технические данные ракеты засекречены. Предполагается, что она сможет поражать цели на расстоянии до 11 тысяч километров. Источник

MVILIUSS: Генеральный конструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов, разработчик стратегических ракетных комплексов подвижного и шахтного базирования РТ-2ПМ «Тополь», РТ-2ПМ2 «Тополь-М», РС-24 «Ярс», а также морской РСМ-56 «Булава-30», сделал в конце января 2011 года несколько сенсационных заявлений в интервью информационному агентству «Интерфакс-АВН». • Некоторые из них по большому счёту сводят на нет предупреждение Государственной Думы и Совета Федерации России о том, что если Вашингтон в одностороннем порядке будет развивать такие системы ПРО, которые бы качественным образом меняли сложившуюся ситуацию в этой сфере, а также существенно нарушали бы национальную безопасность и обороноспособность России, то наша страна выйдет из Пражского договора. ПОЛНЫЙ ТЕКСТ Российская армия прирастет «Булавой» и «Юрием Долгоруким» уже в начале осени Об этом сообщили в главном штабе ВМФ РФ Лариса КАФТАН — 19.03.2011 Атомная подлодка «Юрий Долгорукий» (проект 955, шифр «Борей») будет принята в боевой состав Военно-морского флота в начале осени, сообщил в субботу первый замначальника главного штаба ВМФ вице-адмирал Олег Бурцев. В июне этого года с «Юрий Долгорукого» (если будет полная готовность) будут осуществлены стрельбы «Булавы» (одиночные и залповые), после которых ракета также будет принята на вооружение ВМФ. Таким образом, после испытаний будет принят весь комплекс – подлодка плюс ракета. Планируется провести не менее трех-четырех пусков. Возможно, первые пуски произведут с испытательной подлодки «Дмитрий Донской». Межконтинентальная баллистическая ракета «Булава» станет основой морских стратегических ядерных сил. Ее можно запускать прямо во время движения под водой, дальность полета - до 8 тысяч километров. Именно под «Булаву» готовятся новые подводные лодки. Но пока только 7 пусков «Булавы» из 14 были успешными.

hakkapeliittaa: Предлагаю Всем форумчанам посмотреть интересный фильм про Красноярский ГХК. И хоть непосредственного отношения к ПВО это не имеет, советую посмотреть. кино

MVILIUSS: Система С-225, ракета В-757 Система С-225, ракеты 5Я26 и 5Я27 / В-825 Система С-225, ракеты 5Я26 и 5Я27 / В-825 Система С-225, комплекс "Азов" - ABM-X-3 Ракета 5Я26 / ПРС-1 - ABM-X-3A GAZELLE / SH-08 Ракета 5Я27 / В-825 - ABM-X-3B Проект универсального ограниченно мобильного ЗРК с возможностями ПРО / объектовой системы ПРО с высокоскоростной противоракетой и противоракетой средней дальности действия. В основе аванпроекта наработки НИИ-648 по системе ПРО "Сатурн", которые после закрытия темы, при содействии В.Н.Челомея, переданы в КБ-1 (позже переименовано в ЦКБ "Алмаз") А.А.Расплетина. Решение Военно-Промышленного Комитета СМ СССР о разработке системы ПРО ограниченного объекта от одиночной стратегической баллистической ракеты принято в мае 1961 г. Разработка системы ПРО поручена КБ-1 Минрадиопрома СССР (министр - В.Д.Калмыков). Генеральный конструктор КБ-1 - А.А.Расплетин, с марта 1967 г. - Б.В.Бункин. Главный конструктор системы ПРО Шабанов В.М., позже - Синельников В.Д. Разработка аванпроекта системы начата в тематической лабораторией КБ-1 под руководством В.И.Маркова (до 1963 г.), заместитель главного конструктора - К.К.Капустян. На стадии первоначального аванпроекта предполагалось использование в качестве РЛС целеуказания РЛС "Программа" (главный конструктор - Ю.Г.Бурлаков), в качестве противоракеты - перспективную ракету с твердотопливным ПВРД разработки ОКБ-2 МАП (МКБ "Факел") главного конструктора П.Д.Грушина (прототип - ракета В-757). Аванпроект стрельбового комплекса С-225 завершен в конце 1961 г. После рассмотрения отчета об испытаниях средств противодействия ПРО "Верба", "Кактус" и "Крот" начаты работы по выработке путей селекции реальных целей в групповой баллистической цели. Принято решение об использовании атмосферной селекции целей - при входе в плотные слои атмосферы боеголовки продолжают движение, а легкие ложные цели отсеиваются. Такой способ селекции требовал повысить требования к ракете-перехватчику. Разработка обновленного проекта системы ПРО для борьбы с гиперзвуковыми аэродинамическими целями и баллистическими ракетами начата КБ-1 в июне 1962 г. под руководством Т.Р.Брахмана и К.К.Капустяна. Противоракета 5Я27 МКБ "Факел" комплекса С-225 (Коровин В., Ракеты "Факела". М., МКБ "Факел", 2003 г.) РЛС с ФАР РСН-225 / FLAT TWIN (фото из архива ВПК, Дементьев Г. СМУ-304 - ГПТП "Гранит" - ОАО "ГНПО "Гранит". // Военно-промышленный курьер. №7 / 2007 г.). На этом этапе В.Н.Челомей предложил использовать систему ПРО С-225 для добивания на атмосферном этапе боеголовок противника, прорвавшихся через дальнюю систему ПРО "Таран". Постановление СМ СССР о совмещении систем ПРО "Таран" и С-225 вышло 4 мая 1963 г. В рамках работ по системе принято решение разработать РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР). Для разработки проекта системы в рамках КБ-1 создано специальное бюро СБ-32 под руководством Т.Р.Брахмана (в 1971 г. назначен руководителем лазерного направления КБ-1). В состав СБ-32 включены отделы по разработке системы, РЛС и вычислительных средств с программным обеспечением. Аванпроект выполнен и защищен в 4 ГУ МО СССР в начале 1964 г. Стрельбовой комплекс системы ПРО С-225 на этом этапе включал в себя: - РЛС наведения высокого разрешения с ФАР РСН-225; - контейнер с аппаратной частью РЛС наведения (на втором опытном образце - контейнеры с оборудованием устанавливались в ангар в связи с запретом на мобильные системы ПРО по Договору о ПРО); - станция передачи команд (СПК) для противоракет - поворотный антенный пост на лафете, аппаратная часть - в контейнере; - цифровой вычислительный комплекс (ЦВК, разработки ИТМ и ВТ) - несколько ЭВМ в контейнере; Средства стрельбового комплекса предполагалось монтировать в контейнерах в заводских условиях с развертыванием комплекса на любой заранее подготовленной площадке. Основание антенного поста РЛС наведения размещалось на бетонированной площадке. Управление работой системы ПРО по целям предполагалось осуществлять ЦВК полностью в автоматическом режиме. Предполагалось использование ракеты П.Д.Грушина с твердотопливным ПВРД, аналогичной ракете В-757. После отставки Н.С.Хрущева проект системы ПРО "Таран" был закрыт, но разработка проекта С-225 была продолжена. Комплекс С-225 был предложен в качестве альтернативы разработкам ОКБ-30 (А-35 - ABM-1 GALOSH). Ракету с твердотопливным ПВРД было решено заменить более скоростной двухступенчатой твердотопливной ракетой 5Я26. Проектирование ракеты 5Я26 в 1964 г. начато ОКБ-2 (МКБ "Факел"), генеральный конструктор П.Д.Грушин. В итоге, в 1965 г. выпущен новый эскизный проект системы С-225 с двумя эшелонами перехвата - средним (ракета 5Я27) и ближним (5Я26). Новым проектом предусматривалось использование ракеты средней дальности перехвата с ЖРД - 5Я27, разработкой которой занялось ОКБ-2 П.Д.Грушина. Система С-225 стала именоваться противоракетно-противосамолетной, а ракетами 5Я27 предполагалось поражать как аэродинамические так и баллистические цели. Начата разработка технической документации. Постановлением СМ СССР №927-318 от 5 ноября 1965 г. года задано создание в 1967 г. двух опытных образцов системы - полигонных стрельбовых комплексов "Азов" - с использованием мощностей Кунцевского МРТЗ с предъявлением на совместные испытания в середине 1969 г. Сроки готовности опытных образцов от промышленности не были соблюдены. Решение о строительстве полигонного комплекса "Азов" принято постановлением СМ СССР №927-318 от 05 ноября 1965 г. и рядом решений Комиссии Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам. Для проведения испытаний средств комплекса на площадке №35 полигона Сары-Шаган организованы первая команда в/ч №03145 (начальник команды - подполковник Чевырин Е.А.), технологический поток подготовки противоракеты 5Я27 в в/ч №03142, комплексный отдел (начальник отдела - подполковник Батагов А.С.) и отдел по испытаниям радиотехнических средств и командного пункта (начальник отдела - подполковник Волков А.А.) в 1-м управлении в/ч №03080. ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://military.tomsk.ru/blog/topic-346.html P.S. Предлагаемая статья очень информативная, много фотографий, таблиц. Указаны все источники.

Леонов Д.Н.: Рассуждения о ПРО Отчёты о посещениях подмосковных объектов ПРО не могут не поражать прямо-таки фантастическим уровнем разрухи. И это не может не вызвать сомнений – а существует ли до сих пор пресловутый «ядерный щит» Родины? Некоторые впечатлительные люди делают вывод о полной безоружности и беззащитности Московского промышленного района, да и всей страны перед угрозой неминуемого ракетного нападения даже со стороны таких не самых сильных в военном плане стран, как Иран, Пакистан, Индия и даже со стороны северокавказских террористов, по случаю прикупивших баллистическую ракету. Попробую на основе своих скромных познаний и сведений из открытых источников понять, какими боевыми возможностями в настоящее время обладает система ПРО А-135 и какие возможности закладывались при её создании. Итак, некоторые общие сведения. Система ПРО А-135 принята на вооружение в 1995 году и состоит (состояла ?) из радиолокационной станции «Дон-2Н» и нескольких позиций противоракет. Все противоракеты рассчитаны на ядерный перехват, то есть имеют спецБЧ: дальние 51Т6 имеют БЧ мощностью 1МТ, ближние 53Т6 – 10КТ. Радиолокационная станция «Дон-2Н» расположена в Софрино-1 и кроме наведения противоракет может быть использована (и активно используется) для решения задач по контролю космического пространства и предупреждения о ракетном нападении. Допустим, система А-135 задействована для уничтожения одиночной простой баллистической цели. В результате отражения атаки цель уничтожена. Но остатки цели и противоракеты всё равно неминуемо упадут на густонаселённые районы Москвы и Подмосковья. В связи с этим вспоминается одно из интервью генерала Царькова, в мае 1987 года – командующего Московским округом ПВО. Он сказал: «При подходе к Москве мы вели самолёт Руста и имели техническую возможность его сбить. По нормативам для гарантированного уничтожения такой цели необходимо три ракеты комплекса С-300. Вы представляете, что было бы, если бы мы применили три зенитные ракеты по низковысотной цели в районе, скажем, Клина или Зеленограда?!» То есть в случае с самолётом Руста в 1987 году применение средств ПВО вызвало бы большие жертвы среди мирного населения, чем даже если бы «Сессна» врезалась в автобус на Васильевском спуске. Также очевидно, что политические последствия такого шага были бы не менее тяжёлыми, чем от посадки Руста на Красной площади. Таким образом, даже уничтожение баллистической цели даже неядерными средствами ПРО над густонаселённым районом всё равно вызовет неизбежные жертвы и разрушения. Практически все известные советские конструкторы, занимавшиеся вопросами ПРО, участвовали в разработке первой отечественной зенитной ракетной системы С-25 («Беркут»). С-25 была создана в фантастически короткие по современным меркам сроки, на основе её через несколько лет была создан комплекс С-75, а полученный задел позволил вскоре создать комплексы С-125 и С-200. Но самое главное – были созданы научные коллективы, во главе которых стояли опытные конструкторы, получившие опыт успешной разработки. Были созданы многие предприятия и отработана система кооперации между ними. Естественно, это вызвало желание получить и систему защиты от ракетного нападения. А быстрота и успешность создания С-25 внушали уверенность, что будущая система ПРО будет столь же эффективна и будет создана в столь же короткие сроки. Система С-25 была создана за 4 года и 9 месяцев. Постановление о разработке управляемых снарядов-ракет вышло 9 августа 1950 года, система С-25 принята в опытную эксплуатацию 7 мая 1955 года. Министры и правительственные чиновники, имевшие непосредственное отношение к ракетно-космической тематике, были не в силах противостоять авторитету Совета главных. Иногда они сами участвовали в его работе. Располагая реальной экономической и политической властью, правящие структуры Советского государства в целом поддерживали технические предложения Совета. … Аналогично королевскому Совету позднее создавались Советы главных во главе с М.К. Янгелем, В.Н. Челомеем, А.Д. Надирадзе, В.П. Макеевым, Д.И. Козловым, Г.Н. Бабакиным, М.Ф. Решетневым. … Подобные технократические структуры существовали и в атомной отрасли (под руководством И.В. Курчатова), и в радиолокационной (под руководством А.И. Берга, А.А. Расплетина, Г.В. Кисунько, Б.В. Бункина). В сферу их научно-технической деятельности входили производства, научные учреждения и военные организации. Задолго до Советов главных конструкторов, руководивших созданием ракетно-космической техники, в авиационной промышленности установилась своя система главных или генеральных конструкторов. Имя главного конструктора присваивалось наподобие фирменной марки всем созданным под его руководством самолетам. Подобных королевскому демократических Советов в авиации не было, пока там не занялись разработкой ракет для ПВО и ПРО.» Со временем роль политического руководства стала рассматриваться как материальное обеспечение деятельности конструкторов – ведь в технических вопросах руководители всё равно ничего не смыслят. Вот что говорит на эту тему К.С.Альперович («Военно-промышленный курьер» №34 (200) за 05 сентября 2007 года): «…- А какова роль в создании системы московской ПВО Лаврентия Берии? - Особое положение Лаврентия Берии в руководстве страны и его особый "характер" обеспечивали привлечение неограниченных материальных и людских ресурсов. Когда мы, например, обращались со своими просьбами в какое-либо министерство, отказа нам никогда не было - никто не хотел почувствовать на себе гнев Лаврентия. То есть нахождение под эгидой этого человека позволяло нашим руководителям решать любые вопросы без задержек. Что же касается существа решавшихся нами проблем, то о них Берия никакого представления не имел и активно не хотел знакомиться с ними даже на максимально упрощенном, "мурзилочном" уровне, потому что не обладал такими способностями. Появляющиеся в последнее время попытки представить Берию как эффективного менеджера не имеют никакого основания. Быть им он был просто не способен.» Так что главные конструкторы – люди не только талантливые и незаурядные, но и весьма амбициозные. В августе 1953 года семь Маршалов Советского Союза во главе с начальником Генерального штаба В.Д.Соколовским обратились в Президиум ЦК КПСС с запиской о необходимости создания системы противоракетной обороны. В сентябре 1953 года в ЦК КПСС состоялось первое совещание по проблемам ПРО. Принято решение проработать вопрос о том, возможно ли вообще создание средств защиты от удара баллистических ракет. Мнения о теоретической возможности создания противоракетной обороны разделились. Одни специалисты считали перехват баллистической ракеты вполне возможным. Ярым сторонником этой точки зрения был Г.В.Кисунько. Другие высказывались более скептически: «ПРО – это такая же глупость, как стрельба снарядом по снаряду». Как я понимаю, авторство этой фразы приписывается А.А.Расплетину. С тех пор к единому мнению о целесообразности ПРО придти так и не смогли. С августа 1953 года Расплетин – Главный конструктор системы С-25. В это время Кисунько – начальник отдела в КБ-1, подчинённый Расплетина. В 1956 году и Расплетин, и Кисунько получают звание Героя Социалистического труда. В сентябре 1957 года Расплетин назначается начальником СКБ и Главным конструктором предприятия, а в 1958 году он избирается членом корреспондентом Академии наук СССР. В том же 1958 году Кисунько назначен главный конструктором системы ПРО А-35 (пока ещё в рамках КБ-1), а в конце 1961 года (после успешного поражения баллистической цели 4 марта 1961 года на полигоне в Сары-Шагане) Кисунько назначен начальником вновь образованного самостоятельного ОКБ-30 и генеральным конструктором системы ПРО А-35. Так что отношения между А.А.Расплетиным и Г.В.Кисунько были непростыми. Очень подробно и эмоционально, хотя и в форме художественного произведения, они описаны в книге Николая Горбачёва «Битва» (я читал в издании Н.Горбачев «Время ураганов». Содержание: Ударная сила, Битва. Москва, «Современник», 1989). Вообще трилогия Н.Горбачёва «Дайте точку опоры», «Ударная сила», «Битва» посвящена созданию С-25 (первые две книги) и А-35 («Битва»). Художественная форма позволила описать очень многое, обойдя при этом секретность и не обидев прототипов главных героев. Ветераны 25-й Системы книгу мне рекомендовали так: «Если хочешь узнать историю создания С-25 – читай Горбачёва, там всё написано». Уже в 1962 году в Подмосковье началось строительство объектов системы А-35. Не буду описывать структуру системы А-35 – об этом можно прочитать, например, здесь -http://pvo.guns.ru/abm/a35.htm. Отмечу другое - строительство объектов ПРО велось на территории объектов С-25. Стрельбовые комплексы строились на месте 5-го и 10-го взводов дивизионов С-25. Естественно, при этом уменьшалось огневая мощь этих полков. Но на это пошли по нескольким причинам. Во-первых, в начале 60-х годов мощность системы С-25 была уже явно избыточной. Во-вторых, уже существовала инфраструктура С-25 – дороги, жилые городки, электросети. Правда, пришлось построить систему передачи данных, но промежуточные усилительные пункты этой системы располагались на территории РТЦ С-25. В некотором роде система А-35 была наложена на уже существующую структуру С-25. Возникает даже ощущение, что изначально А-35 задумывалась как продолжение С-25. В связи с этим возникает вопрос о том, почему С-25 («Беркут») была спроектирована именно такой и построена именно под Москвой? Выбор места строительства первой зенитной ракетной системы вполне очевиден. Перед Великой Отечественной войной в структуре ПВО СССР существовало три корпуса ПВО: 1-й – для защиты Москвы, 2-й – Ленинграда, 3-й – Баку. Во время войны под Москвой был развёрнут фронт ПВО. И после войны Московский промышленный район – важнейший объект защиты ПВО. И не только потому, что Москва – столица и крупный административный центр. Несмотря на то, что, осознавая угрозу воздушного нападения, промышленные объекты стали рассредотачивать по территории страны ещё в 30-е годы, в конце 40-х Московский промышленный район – это 15% промышленного потенциала страны. Структура первой зенитной ракетной системы строилась исходя из требований к аналогичной группировке зенитной артиллерии, так как зенитных ракетных систем до этого просто не существовало. А требования были такими: – оборона должна быть круговой; – пояс боевых курсов авиации противника должен быть прикрыт огнем не менее двух-трех зенитных батарей; – она должна обеспечивать массированный огонь при наличии групп бомбардировщиков, рассредоточенных по глубине и высоте (нормальным интервалом между огневыми позициями зенитных батарей считались три-четыре километра); – иметь зону наибольшей плотности огня со стороны вероятного нападения противника. Методика расчётов размещения зенитной артиллерии была уже хорошо освоена. В известном учебнике по теории вероятности Елены Сергеевны Вентцель многие задачи по расчёту вероятности даны на примере вероятности поражения самолёта при зенитной стрельбе. Это неспроста – как специалист по теории вероятности, Е.С.Вентцель привлекалась для составления соответствующих методик расчётов. Именно эти соображения и определили двухкольцевую структуру С-25. Тактика применения бомбардировочной авиации советским специалистам по итогам Второй Мировой войны была хорошо известна – как на примере действий авиации союзников, так и на собственном опыте. По мнению Главного маршала авиации А.Е.Голованова, именно действия советской Авиации дальнего действия в феврале 1944 года стали решающим фактором, повлиявшим на выход из войны Финляндии. Перед высадкой на Японские острова в начале 1946 года планировалось проведение воздушной операции, для которой США и союзники готовы были сосредоточить до 16 тысяч боевых самолётов. Но этого не потребовалось – Япония капитулировала в сентябре 1945-го. С появлением зенитного ракетного оружия тактика применения бомбардировочной авиации стала меняться. Высота полёта и скорость больше не делали бомбардировщики неуязвимыми. В 60-е это стало настолько очевидным, что в США прекратили программу создания сверхзвукового высотного бомбардировщика В-70 «Валькирия» (первый полёт 21 сентября 1964 года) – новый самолёт был так же уязвим для зенитных ракет, как и дозвуковой В-52. Как сказал Роберт Макнамара, министр обороны в администрации Кеннеди: «Мы пришли к заключению, что В-70 не сможет повысить мощь наступательного оружия настолько, чтобы оправдать его чрезвычайно высокую стоимость. Учитывая все повышающиеся характеристики ракет класса земля-воздух, а также скорость и высоту полета самолета В-70, он не будет иметь существенных преимуществ (перед имеющимися бомбардировщиками)». После принятия на вооружение спецБЧ для зенитных ракет (первое испытание - 19 января 1957, Капустин Яр) стало бессмысленным и массированное применение бомбардировщиков. Именно поэтому огневая мощь С-25 в начале 60-х годов стала избыточной. Для 1950 года, когда создавалось техническое задание на будущий «Беркут», расчёты были другими. Таким образом, характеристики первой зенитной ракетной системы задавались исходя из тактики применения авиации в конце Второй Мировой войны. Но, появившись, зенитные ракеты изменили тактику применения авиации, что, в свою очередь, изменило требования к новым зенитным ракетным системам. Когда говорят о создании С-25 под Москвой, возникает такое ощущение, что вся остальная территория страны осталась беззащитной. Это не так - в июле 1946 г на Высшем Военном Совете принято стратегическое решение о развёртывании ПВО на всей территории СССР – даже там, где её не было в Великую Отечественную войну. Командованию Войсками ПВО страны поручили разработать план усиления противовоздушной обороны в районах Поволжья, Урала и Сибири и её создания в Средней Азии. Ещё во время войны ПВО страны была организована как территориальная, то есть вражеские самолёты обнаруживались и уничтожались во всём воздушном пространстве страны, а не только над защищаемыми объектами. Конечно, плотность ПВО была неравномерной. Но главным фактором защиты страны от воздушного нападения были Сухопутные войска. В случае начала новой войны они должны были стремительным ударом захватить Европу, в том числе уничтожив вражескую авиацию на аэродромах. А из-за океана много бомб привезти затруднительно. Подобная операция по защите промышленных объектов страны от стратегических бомбардировок фашистов была осуществлена летом 1943 года. В июне 1943 года, в преддверии летней кампании, фашистская авиация начала стратегические бомбардировки промышленных предприятий, находящихся в городах Поволжья. В течении месяца были разрушены АвтоГАЗ, Ярославский шинный завод, Саратовский авиационный завод, Саратовский НПЗ, многие другие предприятия. Подробно эти события описаны в книге «Михаил Зефиров, Дмитрий Дёгтев, Николай Баженов. «Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО»http://lib.rus.ec/b/138680/read Вражеская авиация осуществляла вылеты с аэродромов Сталино, Полтавы, Орла, Брянска. Атаки фронтовой авиации и Авиации дальнего действия на аэродромы противника не смогли остановить дальнейшие налёты на наши промышленные предприятия. Полную гарантию от продолжения налётов дало освобождение Орла и Брянска в ходе Курской битвы. Дальности действия вражеских бомбардировщиков уже не хватало для нанесения ударов по большинству городов Поволжья. В своей книге «Господство в воздухе» итальянский генерал Джулио Дуэ ещё в 1921 году высказывает такие мысли: - Для предотвращения вражеских авиаударов необходимо завоевать господство в воздухе. Для завоевания господства в воздухе необходимо уничтожить воздушные силы противника. Наиболее действенный для этого способ – не гоняться за воздушными силами противника в воздухе, а уничтожать их базы, запасы и центры производства. Это может быть сделано посредством бомбардировок. Советская военная теория и практика дополнили этот тезис – вражеская авиация гарантированно уничтожается нашими танками на вражеских аэродромах. Таким образом, советские войска в Европе в конце 40-х годов были в том числе и средством для предотвращения бомбардировок советских городов в случае возникновения новой войны. В начале работ над противоракетной системой А основные трудности виделись в перехвате боевого блока баллистической ракеты. Понятие тактики казалось неприменимым к ракетной атаке. Для первых межконтинентальных ракет и ракет средней дальности достижением уже был успешный старт. Методик расчёта надёжности ракетных комплексов тогда ещё не существовало, но, по оценкам, надёжность МБР тех лет была меньше 0,8, то есть из 10 МБР цели достигли бы менее 8. Подготовка ракеты к старту занимала долгие часы, после заправки ракеты жидким кислородом приходилось постоянно подпитывать ракету, так как кислород постоянно испарялся. В систему наведения ракеты надо было ввести данные о цели, расчёт которых при том уровне вычислительной техники занимал многие дни. Об оперативном перенацеливании ракеты речи вообще не шло. Да и само количество ракет было небольшим. В 1959 году на вооружении США было 6 межконтинентальных баллистических ракет «Атлас», в 1960-м году их количество увеличилось до 12. Также с 1958 по 1963 год на американских базах в Англии, Италии и Турции было развёрнуто 105 пусковых установок ракет средней дальности «Юпитер» и «Тор». На этом фоне параметры разрабатываемой системы А-35 – 32 стрельбовых канала – смотрелись очень внушительно. Но ситуация менялась очень быстро. В 1963 году в США началось развёртывание новых твердотопливных МБР шахтного базирования «Минитмен-1». Уже в 1964 году группировка МБР США насчитывала 907 ракет. В 1958 году в СССР и США начались работы по разработке систем защиты головных частей баллистических ракет от поражения противоракетами противника. Начала разрабатываться тактика ракетного удара по объектам, защищённым системой ПРО. Предлагалось такое пространственно-временное построение боевых порядков, когда боевые блоки и ложные цели системы преодоления ПРО перенасыщали систему ПРО, делая её таким образом неспособной отразить удар. Другой метод преодоления ПРО – ослепляющие высотные ядерные взрывы вблизи цели, защищённой системой ПРО. Под их действием радары ПРО на некоторое время – несколько десятков минут – не могли функционировать, и в это время можно было беспрепятственно нанести ракетный удар. В середине 60-х годов в связи с наметившимися успехами в создании ПРО в США начали разрабатывать разделяющиеся головные части для МБР. Всё это потребовало уточнения концепции противоракетной обороны. Вот что пишет главный конструктор СПРН 1970 - 1987 гг., Герой Социалистического труда, доктор технических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ В. Г. Репин (http://www.vimpel.ru/rko5.htm): «К разработке концептуальных вопросов наряду с НТЦ ОКБ «Вымпел» были привлекались многие коллективы военных и гражданских организаций и отдельные специалисты. Эту напряженную работу подытожили в конце 1969 г. узкой по составу экспертной группой специалистов, которая для исключения давления разного рода руководящих и лоббистских кругов формировала свое итоговое заключение в обстановке неизвестности самого факта ее существования и полной изоляции от внешних воздействий. В состав группы входили А. Г. Басистов, выдающийся специалист в области радиолокации и системотехники сотрудник КБ-1 Т. Р. Брахман, Г. В. Кисунько, начальник управления 2 НИИ МО В. Н. Журавлев, заместитель главного конструктора МКБ «Факел» Б. Д. Пупков, В. Г. Репин и заместитель научного руководителя работ по созданию ядерного оружия Ю. Б. Харитона - Ю. А. Романов.» Обратим внимание на слова про «исключение давления разного рода руководящих и лоббистских кругов». Это очень сильно не похоже на обстановку при создании «Беркута» (С-25). Вот как описывает методы разрешения разногласий между руководителями при строительстве С-25 Б.Е.Черток («Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны»): «Я еще раз напомнил известную большинству из нашего технократического 211 общества притчу о том, как Берия снял разногласия между двумя главными конструкторами. В 1952 году Берия должен был рассмотреть и утвердить очередной график, связанный со строительством знаменитого кольца ПВО вокруг Москвы. Помощник ему доложил, что график не визируют два главных конструктора. Они никак не могут договориться о распределении ответственности и работ между собой. Помощник просил, чтобы Лаврентий Павлович их выслушал. - Передайте им, - сказал Берия, - что если два коммуниста не могут договориться между собой, то один из них враг. У меня нет времени разбираться, кто из них двоих действительно враг. Дайте им еще сутки на согласование. Помощник вышел, через пять минут он вернулся в кабинет и положил перед Берией график, завизированный обоими главными. Бериевские времена давно прошли, и теперь появилось много желающих противоречия обострять.» Но вернусь к выводам экспертной группы по вопросам ПРО, работавшей в конце 1969 года. Её рекомендации начинаются с фразы: «- признать, что при имеющемся и прогнозируемом состояниях научно-технических знаний, создание эффективной системы территориальной обороны от массированного удара невозможно. Основной причиной является возможность количественного насыщения любой системы ПРО боевыми и ложными целями и, как следствие, деградация боевых возможностей ПРО с ростом масштаба ракетного удара и совершенствованием мер его маскировки. В дальнейшей практической деятельности руководствоваться этим непреложным фактом». К тому времени система А-35 ещё не была достроена, хотя должна была быть готова к 1967 году. В конце концов А-35М была принята на вооружение в 1977 году. Но уже в 1973 году начинается создание новой подмосковной системы ПРО – А-135. Главным конструктором новой системы назначен Анатолий Георгиевич Басистов. Тот самый Басистов, который в 1969 году входил в состав экспертной группы, сделавшей вывод о невозможности создания эффективной системы территориальной обороны от массированного ракетного удара. Полковник Н.Д.Дроздов приводит такое объяснение: «Здесь уместно привести замечание А.Г. Басистова, сделанное им в частном разговоре в начале 70-х годов, в период, когда ему было поручено руководство разработками перспективных средств ПРО. На заявление, что, учитывая опыт системы «А-35», не следует спешить с созданием проектов систем ПРО, он заметил: « Вы что же думаете, я это не понимаю? Но попробуйте обратиться в военно-промышленную комиссию с просьбой о выделении средств для научных исследований, а не для создания системы ПРО Москвы - ничего не получите». В своей книге «Секретная зона» Г.В.Кисунько описывает такой случай: «Я был поражен, когда один из высокопоставленных представителей военного заказчика доверительно мне сказал следующее: «В принципе вы правы: станции А. Л. Минца – не фонтан, но они просты, дешевы и могут быть созданы быстрее, чем станции ПРО; американцы их засекут своими спутниками-разведчиками, и им не придет в голову мысль о том, что эти станции, как вы говорите, ни на что не годны. Неэффективность узлов РО-1 и РО-2 выявится только в ядерной войне, но если это, не дай Бог, случится, то некому и некого будет привлекать к ответственности». При всей циничности приведённого высказывания оно говорит лишь об одном – ПРО стала стратегическим оружием, проверить эффективность которого можно только в глобальной войне. А само наличие этого оружия предостережёт вероятного противника от развязывания войны. Таковы были реалии эпохи взаимного сдерживания. Впервые понятие сдерживания появилось после Карибского кризиса, но фактически сдерживание началось 29 августа 1949 года – после испытания в СССР атомной бомбы. Следующим существенным шагом к взаимному сдерживанию был запуск спутника 4 октября 1957 года – отныне заморский потенциальный противник уже не мог чувствовать себя в безопасности. И только в середине 60-х Р.Макнамара ввёл понятие неприемлемого ущерба. Основа сдерживания – осознание, что агрессор неминуемо получит ответный удар. Для достижения эффекта сдерживания (или устрашения – как получится) противостоящие стороны всегда прибегали к элементам блефа. Наверное, первым, кто применил блеф для целей глобального сдерживания, был И.В.Сталин. В ответ на усилившийся атомный шантаж со стороны США 6 ноября 1947 года министр иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов сделал заявление относительно секрета атомной бомбы, сказав, что "этого секрета давно уже не существует". Это остудило горячие головы за океаном. Продолжение истории последовало 25 сентября 1949 года. В сообщении ТАСС в ответ на то, что "22 сентября президент Трумэн объявил, что по данным правительства США, в одну из последних недель в СССР произошел атомный взрыв...", объяснялось, что в Советском Союзе "ведутся строительные работы больших масштабов, ...которые вызывают необходимость больших взрывных работ с применением новейших технических средств". "Что же касается производства атомной энергии, то ТАСС считает необходимым напомнить, что еще 6 ноября 1947 года министр иностранных дел СССР В.М. Молотов сделал заявление относительно секрета атомной бомбы, сказав, что "этого секрета давно не существует". " Это заявление означало, что Советский Союз уже открыл секрет атомного оружия и он имеет в своем распоряжении это оружие. Научные круги Соединенных Штатов Америки приняли это заявление В.М. Молотова как блеф, считая, что русские могут овладеть атомным оружием не ранее 1952 года. Однако они ошиблись, так как Советский Союз овладел секретом атомного оружия еще в 1947 году". (С.Т.Брезкун, В.Н.Михайлов «Добро или зло? Философия стабильного мира»). Озадаченным американским генералам осталось только гадать – сколько атомных зарядов накопил Советский союз к концу 1949 года? Окончательно стратегический статус ПРО был закреплён в 1972 году подписанием Московского Договора по ПРО. В 1969 году группировка отечественных МБР достигла численности, сопоставимой с численностью группировки США. Президент США Никсон признал наличие ядерного паритета между СССР и США. Как и в начале 50-х, только оборонительные меры не могли обеспечить безопасность страны. Поэтому в 60-е основные усилия и ресурсы шли на достижение ядерного паритета. Михаил Первов в книге «Ракетные комплексы РВСН» пишет: «Предполагалось строительство более тысячи шахтных пусковых установок. Массовое строительство шахт в будущих районах дислокации началось в 1965 году. О громадных объемах работ, затратах материальных и людских ресурсов только за два первых года строительства ракетных комплексов УР-100 и Р-36 красноречиво свидетельствуют следующие официальные сравнительные данные по состоянию на июль 1967 года: - проведено около 120 миллионов кубометров земляных работ (на Днепрострое в свое время было проведено около 3 миллионов кубометров, на Красноярской ГЭС - около 5 миллионов); - стоимость строительства стартовых позиций УР-100 и Р-36 составила около одного миллиарда рублей, что соизмеримо со стоимостью строительства Куйбышевской и Красноярской ГЭС; - в работах по строительству, доставке, монтажу оборудования и вводу в эксплуатацию ракетных комплексов УР-100 и Р-36 участвовало более 650 тысяч рабочих, конструкторов, ученых, военнослужащих. Группировка ракет 8К84 и 8К84М росла быстрыми темпами. В 1967 году на дежурстве находились 160 пусковых установок 8К84, в 1968 году - 420, в 1969 году - 620, в 1970 году - 770, в 1971 году - 930. В 1972 году группировка 8К84 и 8К84М достигла своего апогея - 950 пусковых установок.» В эти же годы развитие противоракетной обороны пошло по пути создания системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системы контроля за космическим пространством (СККП). В ядерном планировании США на смену контрценностному подходу пришёл контрсиловой (подробнее здесь - Текст лекции Е.В. Мясникова, состоявшейся 15 октября 2003 г. в Московском физико-техническом институте «Принципы планирования ядерных операций»http://www.armscontrol.ru/course/lectures03b/evm031015.htm), то есть в качестве первоочередных целей стали рассматриваться стратегические силы СССР. В качестве меры по сохранению группировки МБР стал рассматриваться их вывод из-под удара по сообщению о ракетно-ядерном нападении от СПРН, то есть ответно-встречный удар. Из-за сложности организации ответно-встречного удара принимались меры для сохранения потенциала для ответного удара после нападения противника. Одной из таких мер была разработка средств ПРО пусковых установок МБР, но эти средства в силу специфики защищаемых объектов сильно отличались от системы ПРО типа А-35. История отечественной ПРО – непрерывная борьба мнений. Причём мнений людей выдающихся и амбициозных. И эта борьба затягивала всех соприкасавшихся с этой тематикой людей. Часто эта борьба принимала ожесточённые и бескомпромиссные формы. Победители получали руководящие кресла, проигравшие – персональную пенсию. Чтобы разобраться в хитросплетениях этой борьбы, мало знать технические подробности, надо иметь представление о политической расстановке сил в ЦК КПСС, в Совете Министров СССР, в Министерстве Обороны, в Академии наук. Причём эта расстановка сил постоянно менялась. Непосвящённый человек, чтобы понять ситуацию с ПРО, обращался к специалистам – и неизбежно оказывался в одном из противостоящих лагерей. Вот пример – статья Виктора Литовкина начала 90-х о подмосковной ПРО (http://basistov.narod2.ru/litovkin). Довольно много интересного об истории и перспективах систем ПРО есть на этом форуме - «ПРО СССР, США, России и оружие основанное на новых физических принципах.» [BR]http://sudden-strike.ru/forum/showthread.php?t=7638 Если хватит терпения прочитать более 300 страниц форума, продираясь через неизбежный форумный флуд – узнаете много интересного.

hakkapeliittaa: Браво, Дмитрий Леонов! Спасибо за действительно интересное сообщение. Системы ПРО А-35/А-135 были, по неофициальным данным, чуть ли не самым дорогим оборонным проектом в СССР. Уж слишком трудная задача была поставлена - найти и уничтожить в космическом стоге сена маленькую иголку, а то и много иголок, несущихся со скоростью 7 км в секунду. И даже если бы товарищ Сталин приказал, создать систему, которая гарантированно защитила территорию всей страны, все равно не удалось бы... Дело доходило до курьезов. Академик Челомей, один из Главных конструкторов МБР, предлагал в случае ракетной атаки со стороны США путем подрыва большого числа термоядерных ББ ракет УР-100 над Северным Ледовитым океаном создать облако плазмы, через которое не пролетит ни один боевой блок противника. И все равно такая система не давала никаких гарантий. Видимо, несколько десятилетий холодной войны всё-таки привели лидеров СССР и НАТО к мысли, что главным фактором ненападения друг на друга является возможность получить удар возмездия.

Валерий Голяс: Леонов Д.Н. пишет: Строительство комплексов 35 шло на базе 5и10 взводов.Не знаю о каких полках идет речь,но думаю автор мог и ошибиться.В 60 годы никто не пошел бы на такое кощунство.Сама система существовала к этому времени менее 10 лет...А что такое 5 взвод...Это единственный взвод в полку для ракет со спец.ядерным зарядом.Может быть вблизи этих взводов могло идти строительство под стрельбовые комплексы.Правда,особенно на западном и северном направлениях,у нас существовали совместные военные городки с частями ПРО.Там было построено по несколько пятиэтажных домов для размещения семей офицеров ПРО.Но это были совершенно обособленные позиции.Городки были совмещены. В начале 80-х годов на территории РТЦ идет строительство пунктов АСПД.Они как правило строились через полк,были управляемые и работавшие в автономном режиме.Для офицеров ПРО было в полках построено по два 8 квартирных двухэтажных дома.Обслуживал эти пункты полк связи.Почему я говорю об этом,так как я до 1987 года был зам.командира полка в 614 полку-ТАБЕЛЬЩИК.В/часть 92574 в 1 корпусе.При мне строились дома и пункты передачи данныхДумаю они заступили на дежурство году в 1985

hakkapeliittaa: Consto Во-первых. приветствую Вас на форуме. Во-вторых. Прошу дать ссылку на источник. В-третьих.... Со многими доводами Михаила Первова (если это действительно он) можно поспорить, но я не об этом. Отдавшим десятки лет жизни системам ПРО конструкторам, инженерам, военным действительно трудно понять этот исторический казус. Потрясающие достижения и успехи были, а, как теперь выясняется, всё это было.... зря.... Почему так получилось? ИМХО, виновата в этом система принятия решений, существовавшая в СССР. Сейчас стали известны многие факты, о которых раньше никто не знал, и даже не задумывался. Считалось, раз Военно-Промышленная Комиссия при ЦК КПСС приняла решение, значит, так и надо. Оказалось, что оценки военно-политической ситуации, явившиеся краеугольными камнями при выдаче Технических Заданий на проектирование систем ПРО, далеко не всегда соответствовали действительности. А от этого всё поехало дальше.... Гонка за званиями, Госпремиями, заказами, честолюбие конструкторов, зачастую торпедировавших друг друга в подковёрных интригах. Результат - так всё и осталось самым дорогим экспериментом, не дающим никаких гарантий.... Вот и я, бродя по площадкам бывших противоракетных центров, думал - сколько же труда, денег и упорства всё это стоило, сколько солдатского пота пролито было.... И выходит, зря?

hakkapeliittaa: Consto Во-первых. приветствую Вас на форуме. Во-вторых. Прошу дать ссылку на источник. В-третьих.... Со многими доводами Михаила Первова (если это действительно он) можно поспорить, но я не об этом. Отдавшим десятки лет жизни системам ПРО конструкторам, инженерам, военным действительно трудно понять этот исторический казус. Потрясающие достижения и успехи были, а, как теперь выясняется, всё это было.... зря.... Почему так получилось? ИМХО, виновата в этом система принятия решений, существовавшая в СССР. Сейчас стали известны многие факты, о которых раньше никто не знал, и даже не задумывался. Считалось, раз Военно-Промышленная Комиссия при ЦК КПСС приняла решение, значит, так и надо. Оказалось, что оценки военно-политической ситуации, явившиеся краеугольными камнями при выдаче Технических Заданий на проектирование систем ПРО, далеко не всегда соответствовали действительности. А от этого всё поехало дальше.... Гонка за званиями, Госпремиями, заказами, честолюбие конструкторов, зачастую торпедировавших друг друга в подковёрных интригах. Результат - так всё и осталось самым дорогим экспериментом, не дающим никаких гарантий.... Вот и я, бродя по площадкам бывших противоракетных центров, думал - сколько же труда, денег и упорства всё это стоило, сколько солдатского пота пролито было.... И выходит, зря?

Леонов Д.Н.: Статья о современных задачах ПРО - ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ

Леонов Д.Н.: hakkapeliittaa Отдавшим десятки лет жизни системам ПРО конструкторам, инженерам, военным действительно трудно понять этот исторический казус. Потрясающие достижения и успехи были, а, как теперь выясняется, всё это было.... зря.... Был такой авиаконструктор – Наум Семёнович Черников. Довольно эмоционально его творческая биография описана тут - [url=http://www.volgaflot.com/index.phtml?l=eng&s=4&url=index.phtml?l=eng&s=4&url=3005.html]Покорители неба[/url] Простим автору статьи многочисленные ошибки и неточности – всё-таки газета речников, а не авиаторов. Заместитель авиаконструктора П.О.Сухого О.С.Самойлович в своих воспоминаниях о Черникове вспоминает так: «Главным конструктором самолета был назначен Н. С. Черняков, переведенный к нам от В. Н. Челомея на должность заместителя Генерального конструктора. Наум Семенович Черняков являлся заместителем Генерального конструктора С. А. Лавочкина и одновременно начальником КБ. Но у Лавочкина был еще один заместитель - М. М. Пашинин. Между ними началось выяснение отношений - кто главнее. В итоге Чернякова перевели на должность зам. Генерального конструктора к В. Н. Челомею. За период работы в КБ Лавочкина Н. Черняков руководил разработкой самолетов Ла-150, Ла-200 и Ла-250 "Анаконда", а также крылатой ракеты "Буря" с дальностью полета 6000 км и скоростью М=3. Ракету построили, даже провели 17 пусков (из них 3 аварийные), но с уходом Н. Чернякова эта тематика погибла сама собой. Я не знаю, почему Н. Черняков не сработался с Челомеем и был переведен в наше КБ, да меня это и не интересовало. Мы получили руководителя, с которым нам предстояло работать.» В серии документальных фильмов «Тайны забытых побед» был фильм «Сотка» Черникова», и про «Бурю» там тоже фильм был. Вот так вот у человека жизнь прошла. А ведь все эти самолёты и ракеты делал не он один – были рядовые конструкторы, инженеры, рабочие на производстве. Когда был на ТМЗ, мне рассказывали, что за одним из цехов ещё долго титановый фюзеляж недоделанной «Сотки» валялся, пока в конце 90-х на металлолом не распилили. Так что ситуация для истории техники вполне типичная – далеко не все разработки доходят до серийного производства, а очень многие не доходят даже до опытных образцов. Ещё можно вспомнить лунную ракету Н-1 и сверхзвуковой Ту-144. ИМХО, виновата в этом система принятия решений, существовавшая в СССР. А какая должна быть система? Допустим, вы – чиновник высшего звена, к вам приходит некий изобретатель-конструктор со своим изобретением. Аналогов у его изобретения нет. Просит он, естественно, финансирования. Обещает, естественно, совершенно невероятные результаты. Что делать? А вдруг аферист? Или просто добросовестно заблуждается? Или его затею невозможно реализовать в принципе – противоречит законам природы? А может, наоборот – это действительно уникальный шанс совершить переворот в технике? Как принять решение? В таком случае собирают экспертную комиссию. Эксперты изучают вопрос и пишут заключение. А вдруг эксперты ошиблись – дело-то принципиально новое? Или вступили в тайный сговор с изобретателем и надеются на его благодарность за поддержку? Или наоборот – пытаются уничтожить конкурента? Часто в таком случае опытный руководитель принимает решение – дать денег, но не слишком много – чтобы не жалко было, и посмотреть – что получится. Если не получится – тему закрыть, расходы списать. Если получится – финансирование увеличить, работы расширить. Как-то так. Как мне объясняли знающие товарищи, уже на уровне главы районной администрации такие энтузиасты ходят толпами, причём неадекватность многих из них видна невооружённым глазом. Consto ибо все мозги высшего сорта утекают за рубеж, мозги первого сорта – в банки и нефтегазовый сектор, мозги второго сорта – в торговлю и только мозги третьего сорта со скрипом пополняют ОПК. В начале 90-х слышал я истории успеха про выпускников Физтеха, которые за несколько месяцев, бросив науку, достигали невероятных успехов в бизнесе. И даже знаю фамилию человека, который бросил науку и стал очень известным бизнесменом – Березовский. Но это единичные случаи, да и времена не те. У технарей-инженеров мозги обычно под другое заточены. Что касается зарплат в миллион, то несколько лет назад один знакомый, служивший в своё время в ВВС, рассказывал такую историю. Не уверен в её достоверности, но история поучительная. Где-то в середине нулевых годов РФ заключила с Китаем контракт на поставку истребителей. Получили от них предоплату, и работа закипела. Проходит год – самолётов нет. Путин вызывает директора завода. Директор говорит – не можем сделать. Путин – любые деньги, контракт горит, неустойку придётся платить. Директор подумал и говорит – у меня половина производственных площадей сдана в аренду. Ладно, арендаторов я выгоню. Половину оборудования, пока не было заказов, мы сдали в металлолом. Ладно, оборудование я новое куплю. За последние годы многие рабочие ушли на пенсию, а некоторые и умерли. А вот новых рабочих я купить не смогу, чтобы они что-то путное сделали – их 2-3 года готовить надо. Так что даже если деньги будут, результат будет не раньше чем через 3 года. Вроде бы контракт по-тихому расторгли. Так что тактика забрасывания деньгами не работает. И это понимают на самом высоком уровне – судя по высказываниям Медведева о рабочих.

hakkapeliittaa: Consto Благодарю за публикацию известного материала. Да, официально всё так и было. Нет повода подвергать сомнению то, о чем написал уважаемый автор, генерал-майор и кандидат технических наук. Но почему же тогда были склоки и интриги - как общеизвестные между Туполевым и Мясищевым, так и многие неизвестные? А результат тех склок есть. Многие прогрессивные решения, обогнавшие своё время на многие десятилетия вперёд, зарублены на корню. А тупиковые темы съели триллионы народных денег, и только много лет спустя стало понятно, кто есть ху... Кстати, не совсем в тему. В своё время у С.П.Королёва были большие разногласия с Генеральным конструктором систем управления Н.А.Пилюгиным. Приборы Пилюгина долго не хотели работать так, как надо. Тем не менее, несмотря на жесткий характер Королёва, фирму Пилюгина никто от процесса не отстранил. И хорошо, что Пилюгинский НИИАП (ныне ФГУП НПЦ им. Пилюгина) выжил... Кого за это благодарить? Оказывается, Н.А.Пилюгин и непотопляемый Д.Ф.Устинов, отвечавший за оборонную промышленность, были женаты на родных сёстрах. Или это просто совпадение?

Consto: № 1 (32) за 2007 г. Заказ вооружения по–советски Часть 2. Документы Комплекс программных документов по развитию ВВТ, разрабатываемый на принципах программно–целевого планирования, включал в себя: • долгосрочные документы, рассчитанные на 15–летний период, важнейшим из которых были «Основные направления развития вооружения и военной техники»; • среднесрочные документы – Программа вооружения (на 10–летний период) и взаимоувязанные пятилетние планы различных видов деятельности (фундаментальных и прикладных поисковых исследований, научной работы, НИОКР, капитального строительства, заказов и поставок ВВТ, капитального и восстановительного ремонта, развития лабораторно–испытательной базы полигонов МО и т.д.); • исполнительные документы: текущие планы на год (научной работы видов ВС (родов войск), научно–исследовательских институтов, вузов, планы НИОКР, заказов и поставок ВВТ, развития лабораторно-испытательной базы полигонов МО, капитального строительства и др.), которые также взаимно увязывались по содержанию, срокам и объемам работ и финансирования. Программные документы по развитию вооружения охватывали всеобъемлющий спектр проблем от научных и научно-технических прогнозов, фундаментальных и прикладных поисковых исследований в области естественных и общественных наук, разработки базовых военных технологий, прикладных исследований и экспериментальных работ до полномасштабной разработки новых систем и образцов вооружения и военной техники. Основное наполнение программных документов определялось положениями военной доктрины и концепции строительства Вооруженных Сил и включало: • прогнозирование исходных данных по противнику и своим войскам; • фундаментальные и прикладные поисковые исследования в интересах обороны страны; • обоснование и формирование Основных направлений развития вооружения и военной техники; • обоснование и формирование Программы вооружения. Прогнозирование исходных данных предусматривало разработку: • системы исходных данных по средствам нападения зарубежных стран (тактико–технические и экономические характеристики средств нападения и наиболее важные технические и конструктивные характеристики образцов, способы боевого применения); • оперативно–стратегических исходных данных (возможные военно–стратегические ситуации, виды войн, сценарии военных действий); • задач войск на планируемый период, требуемых уровней их решения и замысла дальнейшего развития ВС; • прогнозов достижений научно–технического прогресса и развития промышленно–производственной базы; • анализов исходного состояния вооружения и группировки войск. Фундаментальные и прикладные поисковые исследования в интересах обороны страны (рис. 3) включали в себя: • разработку научно–технических прогнозов развития соответствующих разделов науки и отраслей техники на 15–20 лет; • фундаментальные и прикладные поисковые исследования по конкретным направлениям науки и техники. Все эти исследования и работы проводились с учетом ограничений по возможностям промышленности по разработке и серийному производству ВВТ, по капитальному строительству, эксплуатации. Также учитывались ограничения по допустимой численности личного состава. Разработка Основных направлений развития вооружения и военной техники была направлена на установление ориентиров, определяющих требуемый технический уровень вооружения и военной техники и направления работ по их созданию, обоснование рационального типажа ВВТ, требуемый научно–технический и конструктивно–технологический уровень ВВТ, требуемый уровень боевых (тактико–технических) характеристик ВВТ. Целью этих работ являлось накопление научного задела под перспективные потребности Вооруженных Сил, оборонных отраслей промышленности, а также на обеспечение полномасштабной разработки наиболее важных систем (образцов) вооружения и военной техники для их последующего производства и принятия на вооружение. Обоснование Основных направлений развития вооружения и военной техники включало: • обоснование оперативно–тактических и экономических требований к перспективному типажу вооружения с учетом исходных данных о развитии средств нападения противника, оперативно–стратегических задач и уровней их решения Вооруженными Силами; • определение уровней тактико-технико-экономических характеристик перспективных типовых образцов ВВТ с учетом достижений научно–технического прогресса, принципов конструктивного построения образцов, их технической и экономической реализуемости в разработке и производстве; • системный анализ по отбору образцов вооружения, предлагаемых промышленностью; • разработку предложений по развитию научно-технической, конструкторско–технологической и производственной базы промышленности. В случае, если в рассматриваемый период не представлялось возможным качественно и эффективно решить поставленные задачи (из–за ресурсных ограничений и недостаточных возможностей промышленности), производилась корректировка задач и уровней их решения в соответствии с приоритетностью задач. Рассчитанные на 15–летний период Основные направления развития вооружения и военной техники структурно состояли из ряда разделов. В первый раздел включались предложения по созданию перспективных образцов вооружения с указанием требуемого года создания каждого образца, потребных уровней его основных тактико–технических, экономических и эксплуатационных характеристик. Во втором разделе содержался перечень фундаментальных, поисковых и прикладных научно–исследовательских работ, экспериментальных и испытательных работ в обеспечение создания образцов ВВТ, перечисленных в первом разделе. Третий раздел содержал перечень научно–исследовательских и экспериментальных работ, а также закупок технологического оборудования в обеспечение опережающего развития научно–технической и конструкторско–технологической базы промышленности для обеспечения своевременной и качественной реализации планов по созданию перспективных образцов ВВТ. Также в Основных направлениях развития предусматривались отдельные меры по развитию производственного потенциала страны, решению ряда экономических и социальных проблем. Обоснование Программы вооружения включало: • количественное и качественное определение номенклатуры ВВТ на программный период и оценку ее реализуемости на мощностях промышленности; • формирование рационального состава средств с учетом прогнозируемого количества опытно–конструкторских работ и оценки реализуемости потребного количества ВВТ с учетом возможностей промышленности и лимитов ассигнований. По результатам обоснования формировались предложения в Программу вооружения, включающие: • достаточный типаж ВВТ; • тактико–технико–экономические характеристики и планируемые сроки создания образцов ВВТ; • тематику прикладных научно–исследовательских и экспериментальных работ; • состав ВВТ в группировках ВС по периодам; • потребные ресурсы и численность личного состава; •предложения по реализуемости. Программа вооружения состояла из двух основных частей. Первая часть (первая пятилетка) содержала детализированные сведения обо всех образцах вооружения и военной техники, которые должны были создаваться в этот период. Здесь содержалась исчерпывающая информация не только о характеристиках каждого образца, но и о кооперации разработчиков и изготовителей, приводились сроки выполнения и этапность работ, сроки и объемы финансирования работ и др. По каждому образцу, находящемуся в серийном производстве, также имелся полный объем информации. Рис. 3. Обобщенная схема организации фундаментальных и прикладных поисковых исследований в обеспечение создания перспективных образцов вооружения и конструкторско–технологического задела в оборонной промышленности Сюда же включались работы, перешедшие из предшествующего пятилетнего периода. Во втором разделе (вторая пятилетка) содержались обобщенные данные на следующее пятилетие. Эти данные не имели такой детализации и носили общий характер. Информация второго раздела была в большей степени ориентировкой для обеспечения своевременного издания необходимых нормативных документов и проведения подготовки для начала разработки и производства перечисленных в разделе образцов ВВТ. Программа вооружения вместе с Основными направлениями развития ВВТ утверждались каждые пять лет высшим государственным документом – постановлением ЦК КПСС и СМ СССР. При издании каждой новой редакции Программы вооружения производилось как бы смещение работ по временной оси: работы из второго раздела детализировались и переводились в первый, а во второй раздел включались новые. Аналогично корректировались и Основные направления развития вооружения и военной техники. Это позволяло учитывать в новых редакциях документов реальное состояние дел и при необходимости вносить необходимые коррективы. В целях увязки комплексных проблем при обосновании основных положений Программы вооружения и Основных направлений развития ВВТ головным институтам МО с привлечением ведущих предприятий-разработчиков задавались комплексные научно-исследовательские и экспериментальные работы, где всесторонне и в комплексе рассматривались проблемные вопросы, связанные с развитием вооружения. Эти исследования проводились на различных уровнях детализации: работы по оценке противника, по оценку возможностей промышленности, по возможности реализации в перспективном ВВТ новых технологий и т.д. Например, к выполнению цикла исследований, в рамках которого анализировались средства воздушно-космического нападения вероятных противников, привлекалось более сотни институтов Академии наук, высшей школы, НИИ и КБ оборонных отраслей промышленности. На основе всех видов информации оценивались и уточнялись реальные боевые, эксплуатационные характеристики и экономические показатели существующих образцов, выявлялись тенденции их совершенствования, оценивались вероятности достижения определенных уровней характеристик в заданные периоды времени и т.д. Одновременно исследовались формы и методы боевого применения средств, характеристики их уязвимости от различных средств поражения и многое другое. Естественно, все это требовало проведения большого числа экспериментов, многие из которых по понятным причинам на натурных образцах выполняться не могли. Поэтому активно использовалось математическое и полунатурное моделирование. К работе по созданию моделей широко привлекались союзные министерства, в ведении которых находились предприятия оборонных отраслей промышленности, а также организации Академии наук СССР и высшей школы. По результатам этих исследований решением ВПК утверждался обязательный для исполнения всеми органами власти и организациями всех ведомств, связанных с созданием вооружения и военной техники, документ, носивший весьма пространное название, начинавшееся со слов "Исходные данные по средствам воздушно-космического нападения…» Этот документ имел столь важное значение, что разработчики методологии обоснования исходных данных были удостоены Государственной премии СССР. Аналогичные комплексы работ проводились и по другим направлениям науки и техники. Нужно отметить, что вопросы повышения объективности научных исследований, связанных с обоснованием путей развития ВВТ, всегда находились в центре внимания руководства страны и Министерства обороны. Ради достижения этой цели создавались порой весьма своеобразные кооперации исполнителей. Например, модель налета средств воздушно–космического нападения разрабатывалась под руководством головного института РВСН, а не Войск ПВО. И наоборот, модель оценки эффективности средств преодоления противоракетной обороны противника, которыми оснащаются наши стратегические ракеты, создавалась кооперацией институтов, занимающихся проблематикой ПВО. Сергей Колганов генерал–майор, доктор технических наук

Леонов Д.Н.: Safeguard Complex (anti-ballistic missile defense system in North Dakota) А вот как у них - http://srmsc.org/

Коростелев В.А.: В России разработали ракету мощнее "Булавы" Стратегическая ракета морского базирования "Лайнер", летные испытания которой начались успешным пуском 20 мая, способна нести от девяти до 12 боевых блоков малой мощности, что превышает боевое оснащение ракеты "Булава", сообщает Государственный ракетный центр (ГРЦ) имени Макеева. "Ракета "Лайнер" может быть оснащена в 1,5 - 2 раза большим количеством боевых блоков малого класса мощности, чем ракета "Булава", - отмечено в сообщении предприятия. Ракета "Булава" может оснащаться всего лишь шестью боевыми блоками малого класса мощности. "Лайнер" может быть оснащена боевыми блоками разного класса мощности. "Ракета "Лайнер" по энергомассовому совершенству (отношение массы боевой нагрузки ракеты к ее стартовой массе, приведенное к одной дальности полета - ред.) превосходит все современные твердотопливные стратегические ракеты Великобритании, Китая, России, Соединенных Штатов и Франции, а по боевому оснащению (четыре блока среднего класса мощности) не уступает четырехблочному (в условиях СНВ-3) американскому "Трайденту-2", - подчеркивает ГРЦ имени Макеева, сообщает "Интерфакс". Благодаря ракетным комплексам "Синева" и "Лайнер" разработки ГРЦ имени Макеева обеспечена возможность существования северо-западной группировки подводных лодок проекта 667БДРМ в течение 35-40 лет, то есть до 2025-2030 годов. "При этом наличие многовариантного боевого оснащения позволит оперативно реагировать на изменение военно-политических обстоятельств", - отмечает предприятие. ИсточникИсточник

MVILIUSS: Первый ракетный полк "Ярсов" в полном составе несёт боевое дежурство МОСКВА , 9 августа 2011 г. "ОРУЖИЕ РОССИИ" Анатолий Колодин После заступления на боевое дежурство третьего по счету ракетного дивизиона в полном штатном составе осуществляет выполнение задач по несению боевого дежурства первый в Вооруженных Силах РФ ракетный полк 54-й гвардейской ракетной ордена Кутузова дивизии (Ивановская обл.), вооруженный новейшим подвижным грунтовым ракетным комплексом (ПГРК) "Ярс". В июле 2010 года факт развёртывания первого подразделения РС-24 был подтверждён официально заместителем министра обороны. С 2010 года дивизионы выполняли задачи опытно-боевого дежурства. За этот период были подтверждены все заявленные тактико-технические характеристики ракетного комплекса, отработаны все задачи, позволившие подтвердить надежность нового вооружения. C 4 марта 2011 года данный полк заступил на боевое дежурство в составе двух ракетных дивизионов, вооруженных ПГРК "Ярс" с межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) РС-24. В июне 2011 года с заступлением на боевое дежурство третьего по счету ракетного дивизиона полк был доведен до полного штата. В настоящее время на базе учебного центра, дислоцированного на космодроме Плесецк (Архангельская обл.) завершаетcя первый этап переподготовки на ПГРК "Ярс" личного состава очередного ракетного полка 54-й гвардейской ракетной ордена Кутузова дивизии. С принятием на вооружение МБР РС-24 усилятся боевые возможности ударной группировки РВСН. PC-24 "Ярс" — российская твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета мобильного базирования с разделяющейся головной частью, разработана Московским институтом теплотехники под руководством академика РАН Ю. Соломонова. Эта ракета создана с использованием научно-технических и технологических решений, реализованных в ракетном комплексе "Тополь-М", что существенно сократило сроки и затраты на ее создание. В перспективе должна заменить МБР PC-18 и РС-20 и составить вместе с Тополь-М основу ударной группировки РВСН. ОРУЖИЕ РОССИИ

Коростелев В.А.: Внезапный "Лайнер" Есть или нет? В России создана и проходит испытания новая баллистическая ракета "Лайнер", предназначенная для подводных лодок. О первом запуске ракеты стало известно 23 мая 2011 года, однако сообщение о некоторых технических подробностях нового средства доставки ядерного оружия появилось только девятого августа и вызвало настоящую бурю в российских средствах массовой информации. Выяснилось, что разработчик ракеты никаких дополнительных подробностей не раскрывал, а сам "Лайнер" разрабатывается в инициативном порядке. 20 мая 2011 года Министерство обороны России отчиталось об успешном запуске межконтинентальной баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) "Синева". Ракета стартовала с борта стратегической атомной подводной лодки Северного флота К-84 "Екатеринбург" в подводном положении. "В расчетное время боевые блоки ракеты 'Синева' достигли полигона 'Кура' на Камчатке", - рассказал официальный представитель Минобороны полковник Игорь Конашенков. При этом он отметил, что запуск "Синевы" был контрольным - его целью была проверка надежности стратегических ядерных сил России. Спустя три дня миасский Государственный ракетный центр имени Макеева опубликовал пресс-релиз, из которого следовало, что на самом деле 20 мая были произведены испытания новой БРПЛ, разработка которой ведется под шифром "Лайнер". Подробности интриги читайте з д е с ь

MVILIUSS: Россия провела испытания новой ракеты 09 10 2011 Испытания последней российской баллистической ракеты под названием «Лайнер» завершены. Военные эксперты говорят, что новая ракета морского базирования в два раза мощнее «Булавы». Она может нести 12 ядерных боеголовок – а также боеголовки других видов. Источник

Коростелев В.А.: 18 июня 2012 года ядерные системы "Тополь" и "Ярс" начинают патрулирование территории России. В патрулировании примут участие 6 ракетных дивизий - Новосибирская, Барнаульская, Иркутская, Тагильская, Тейковская, а также ракетные части из Бологое. К патрулированию привлекаются как отдельные дивизионы (один дивизион - три пусковые установки), так и полки целиком. Территория патрулирования от Ивановской области до Восточной Сибири, сопоставима с территорией нескольких европейских государств. ОТСЮДА. Это что, такой вид боевого дежурства?

Леонов Д.Н.: Опять же, насколько я понимаю. Вывод подвижных комплексов на маршруты боевого патрулирования = выводу из-под вероятного удара в угрожаемый период. Вывод одного комплекса (+ колонна машин обеспечения и сопровождения) - учения. Вывод 6 дивизий - близко к светопредставлению. Т.е. где-то машину на бок положат, где-то столкнутся, где-то пожар, короче без потерь не обойдётся. Опять же расход моторесурса. Но главное - зачем? Коплексы могут стрелять и из мест постоянной дислокации, где и несут дежурство. Если 6 дивизий уехали на учения, то кто дежурит? Если поехали не на учения - война. Сирия - это, конечно, вещь нужная. Но не Куба, а сейчас на 62-й год.

Леонов Д.Н.: Похоже, первоисточник здесь - lenta.ru: "По словам представителя пресс-службы капитана Сергея Шорина, ракетным комплексам предстоит впервые за летний период обучения отработать вопросы боевого дежурства на полевых позициях". И сравните с "Российской газетой": "На будущей неделе расчеты подвижных ракетных комплексов стратегического назначения "Ярс" и "Тополь-М" начнут боевое патрулирование огромной территории - от Ивановской области до Восточной Сибири.Уже в понедельник, 18 июня, десятки ядерных систем покинут родные гарнизоны и по колонным путям отправятся на полевые позиции." Одно радует - первоисточником стало всё же не это: "Возможно, ответ в недавнем же заявлении адмирала Владимира Высоцкого. Флотоводец сообщил, что с июня 2012 года Российский флот возобновит непрерывное боевое патрулирование Мирового океана стратегическими атомными подводными лодками". - Свободная пресса Зато опус "Российской газеты" перепостило почти слово в слово ещё с десяток изданий. Вот так делаются новости.

Коростелев В.А.: "Налет" российских ядерных бомбардировщиков поднял в воздух американские истребители Российские стратегические бомбардировщики в очередной раз выполнили многочасовые полеты над Тихим океаном, в том числе над нейтральными водами вдоль границы берегов американских Алеутских островов и Аляски. Во время полетов их сопровождали поднятые в воздух истребители ВВС США. Никакого недовольства американцы пока не высказывали, но в Минобороны России все же посчитали необходимым дать комментарии. Как сообщил официальный представитель ведомства Владимир Дрик, четыре Ту-95МС ВВС РФ, поднятые с аэродромов Украинка в Амурской области и Елизово в Петропавловске-Камчатском, успешно выполнили полет над нейтральными водами в северо-восточной части Тихого океана. По его словам, продолжительность полета пар самолетов составила 13 и 20 часов соответственно, передает "Интерфакс". Экипажи отработали навыки ведения полетов над безориентирной местностью, а также выполнили попутную и встречную дозаправки в воздухе от самолетов-топливозаправщиков Ил-78, для досягаемости западных берегов Алеутских островов и патрулирования вдоль берегов Аляски, рассказал Дрик. "Над нейтральными водами, на всем протяжении полета, самолеты сопровождались двумя истребителями F-15 ВВС США", - отметил он. Полностью статью можно прочесть здесь!

Коростелев В.А.: Возродить идеи БЖРК. Россия успешно испытала невидимую ракету 20:04 / 04.09.2012 Дни.ру Россия успешно произвела бросковые испытания контейнерного комплекса ракетного оружия "Клаб-К" с ракетой Х-35УЭ. В ближайшее время пройдут аналогичные испытания с ракетами 3М-54Э и 3М-14Э. "Программа бросковых испытаний выполнена полностью. Специалисты оценивают их как успешные, – цитирует деловая газета "Взгляд" представителя концерна "Моринформсистема-Агат", который проводил испытания. – Испытания еще раз показали, что заказчикам предлагается не модель или макет, а действующий контейнерный комплекс ракетного оружия, позволяющий превратить любое судно в ракетный корабль". Контейнерный комплекс ракетного оружия "Клаб-К" вызвал настоящую панику в среде западных военных экспертов, так как он способен полностью изменить правила ведения современной войны. Компактный контейнер может быть установлен на суда, грузовики или железнодорожные платформы. Из-за отличной маскировки ракетного комплекса неприятелю придется проводить намного более тщательную разведку при планировании атаки. "Эта система дает возможность для распространения крылатых ракет в таких масштабах, каких мы еще не видели, – оценил потенциал "Клаб-К" консультант Пентагона по вопросам обороны Рубен Джонсон. – Благодаря тщательной маскировке и высокой мобильности вы больше не сможете легко определить, что объект используется как пусковая установка. Сначала у ваших берегов появляется безобидное грузовое судно, а в следующую минуту ваши военные объекты уже уничтожены взрывами". Отметим, ранее комплекс "Клаб-К" демонстрировался на ряде международных выставок и вызвал большой интерес у зарубежных заказчиков. Впервые ракетная система "Клаб-К" была представлена российским ОКБ "Новатор" на Азиатской выставке оборонных систем, проходившей в апреле 2009 года в Малайзии. В России "Клаб-К" был показан широкой публике в Санкт-Петербурге на военно-морском салоне "МВМС-2011". Система представляет собой пусковую установку с четырьмя противокорабельными крылатыми ракетами Х-35УЭ, а также ракет типа 3М-54КЭ, 3М-54КЭ1 и 3М-14КЭ. "Клаб-К" размещается в стандартном железнодорожном контейнере. Обнаружить его можно только во время пуска ракет, когда комплекс приводится в боеготовое состояние. В другое время внешне это обычный железнодорожный контейнер. Функционально комплекс состоит из универсального стартового модуля (УСМ), модуля боевого управления (МБУ) и модуля энергопитания и жизнеобеспечения (МЭЖ). Российские разработчики называют ракетную систему "доступным вооружением стратегического назначения", каждый контейнер стоит, по разным оценкам, около 15 миллионов долларов.

volhovm6: Система противоракетной обороны (ПРО) Москвы А-135 находится в процессе углубленной модернизации, в ходе которой войсками военно-космической обороны (ВКО) будут расконсервированы закрытые ранее шахтные пусковые установки, сообщил РИА Новости в понедельник генерал-полковник ракетных войск стратегического назначения в отставке Виктор Есин. "Проходит углубленная модернизация системы А-135: идет замена на ракеты с новым оснащением, совершенствуется конструкция этих ракет, а также всех остальных элементов, входящих в эту систему, в том числе узлов обнаружения и наведения; в ходе модернизации будут расконсервированы шахтные пусковые установки", - сказал Есин. Система ПРО Москвы А-135 предназначена для отражения ограниченного ядерного удара по российской столице и центральному промышленному району. Разработка А-135 началась в 1971 году, а в 1995 году систему приняли на вооружение. В настоящее время с вооружения сняты противоракеты дальнего перехвата, а их шахтные пусковые установки законсервированы. Есин отметил, что ракеты ближнего и дальнего перехвата в данный момент модернизируются. При этом они будут базироваться в старых шахтах, расположенных в Подмосковье. "Новых шахт под ракеты рыть не будут, шахты расположены в нескольких районах вокруг Москвы", - пояснил Есин. ПОДРОБНО ЗДЕСЬ

Вице-Председатель:

volhovm6:

SkArpioN: Система ПРО А-235 (ОКР «Нудоль») Статья здесь

Леонов Д.Н.: Лично мне особо доставила фраза: "...к которым относятся загоризонтные станции предупреждения о ракетном нападении." Сложилось ощущение, что вытащили все наработки сумрачного советского гения, взболтали, но не смешивали, и теперь хотят денег. "Первые эскизные проекты системы ПРО А-235, скорее всего, были защищены еще в Советском Союзе в 1985-1986 годах. С тех пор работы над этой системой продолжаются. Предположительно местом развертывания новой, более совершенной системы ПРО должен стать бывший район базирования системы А-135 под Москвой." Как тут не вспомнить А.Г.Басистова, главного конструктора А-135. На заявление, что, учитывая опыт системы «А-35», не следует спешить с созданием проектов систем ПРО, он заметил: « Вы что же думаете, я это не понимаю? Но попробуйте обратиться в военно-промышленную комиссию с просьбой о выделении средств для научных исследований, а не для создания системы ПРО Москвы - ничего не получите».

Леонов Д.Н.: "Никто не мог поверить в то, что нам это удалось" К 55-летию первого перехвата баллистической ракеты.

Dron:

РИЦак: Про ядерных диверсантов,охрану позиций РВСН и немного о ПВО. На нашем форуме уже поднимался вопрос об охране позиций РВСН, данная статья преподносит еще один вид угрозы РВСН. ВВОД: "– Генерал Борштейн, насколько трудно доставить ядерное устройство в Соединенные Штаты? – При нашей пограничной охране это – детская игра…" Когда в 1991 году автор многочисленных американских триллеров Том Клэнси писал эти строки в своем блокбастере "Все страхи мира", он даже не представлял себе, насколько он близок к истине. К тому времени в США уже в укромных местах давно стояли три русских ядерных "гостинца" малой мощности. Эта операция спецназа ГРУ Генштаба СССР до сих пор остается в глубокой тайне. Мы расскажем о ней лишь в самых общих чертах, дабы не навредить тому, кто участвовал в этом рейде. Совсем недавно ее можно было бы положить в папку "Архив Холодной войны", но после 11 сентября тема эта приобрела второе дыхание. Ядерная диверсия – это сегодняшний страшный сон США… КОНЕЦ ВВОДА НАШ ОТВЕТ РЕЙГАНУ Когда весной 1986 года палубная авиация США нанесла удар по союзной нам Ливии, Горбачев и его обер-дипломат Шеварднадзе решили провести самую рискованную в истории спецназа всей планеты операцию. Они постарались найти очень впечатляющий ответ на яростный натиск американского президента Рональда Рейгана, который в 1981-м поклялся отправить Советский Союз на свалку истории. К тому времени и экономическое положение нашей страны ухудшилось: умелая дипломатия Америки привела к тому, что Саудовская Аравия резко увеличила объемы добычи нефти, обвалив мировые цены и резко сократив тем самым валютные доходы Москвы. А задумало советское руководство вот что: установить близ шахт американских баллистических ракет небольшие ядерные фугасы. Так, чтобы в момент начала войны против СССР взлетающие "Минитмен-2" и "Минитмен-3" были опрокинуты наземь ударной волной от недалеких ядерных взрывов малой мощности. И ту, и другую ракету запускают методом "минометного старта", с помощью вышибного заряда. Они вылетают из шахт, словно пробка из бутылки шампанского, на какое-то время зависая в воздухе в момент, когда еще не успели включиться двигатели первой ступени. В этот миг баллистические ракеты особенно уязвимы. Хватит избыточного давления ударной волны в 0,3 атмосферы на квадратный метр, чтобы опрокинуть "Минитмен" набок, после чего она просто врезается в землю. Специалисты рассчитали, что для этого достаточно установить примерно в десяти километрах от позиций американских ракет переносной ядерный заряд – ранцевый, стоявший на вооружении частей спецназа Главного разведуправления. Каждый из этих зарядов снабжался сейсмическими датчиками, которые реагировали на сотрясение почвы в тот момент, когда специальные заряды выбрасывали американские ракеты из-под земли. Все диверсионное устройство со всеми датчиками умещалось в трех туристических рюкзаках – по 25 кило на каждый. Мощность же заряда колебалась от пяти до двадцати килотонн. То есть, от одной четвертой до полной Хиросимы. Или, чтобы представить все нагляднее, в трех вещмешках как бы умещалось от пяти до двадцати тысячетонных состава с тротилом. И задача стояла так: русские диверсионные группы, высадившись в США, должны были добраться до места назначения, собрать устройства, схоронить их надежно и включить радиокомандную линию. А затем – скрытно уйти. В любой момент по сигналу со спутника эти фугасы приводились в готовность, и могли взорваться в момент старта американских межконтинентальных ракет. Задача облегчалась тем, что наземные пусковые комплексы США в основном размещены на севере страны, в Скалистых горах, в штатах Монтана и Северная Дакота, где они дислоцируются полками по десять ракет в каждом. План этот с самого начала был авантюрным и обреченным на провал. Уничтожение даже всех наземных ядерных ракет США ничего не решало, потому что у американцев в этом случае все равно оставались боезаряды на стратегических бомбардировщиках-носителях крылатых ракет и на подводных лодках. Да и заминировать абсолютно все пусковые шахты в США просто невозможно. Поэтому военные СССР пытались протестовать – но политическое руководство требовало выполнения приказа. ПОД ВИДОМ ТУРИСТОВ Операция началась в январе 1987 года. Для начала в США отправились три пробные группы, которые сделали сводными, набирая в них людей из разных частей спецназа. Они прибывали в военно-морскую базу в Петропавловске-Камчатском, где садились на обычные дизель-электрические подлодки. Отметим особо: именно дизель-электрические, а не атомные с их особой бесшумностью. То есть, русские в этом случае пошли тем же путем, что и немцы во Второй мировой войне, которые забрасывали людей в Америку субмаринами. Только вот подводники Деница пересекали Атлантику, а наши в 1987-м шли через северную часть Тихого океана. Переход вскрыл почти полную незащищенность Соединенных Штатов от проникновения диверсантов на их территорию именно с этого направления. Береговая охрана США просто физически не в состоянии прикрыть всю береговую линию страны. Неподалеку от берега лодки всплывали, отправляя советских спецназовцев к берегу на надувных лодках, практически незаметных для радаров. Одна из групп высадилась в окрестностях Сиэтла, штат Вашингтон. Обогнув с юга остров Ванкувер, лодка для этого вошла в залив Хуан-да-Фука, довольно глубоко врезающийся в территорию США на самом севере этой страны. Их было девять человек с одной ядерной бомбой. Все – специалисты по диверсиям в глубоком тылу стран НАТО. И отнюдь не все они выглядели Шварцнеггерами. Обладая прекрасно сработанными документами американского образца, они работали по легенде эмигрантов из стран Восточной Европы. Именно это снимало вопросы по поводу английского языка с акцентом у некоторых из членов команды. Без всяких проблем группа взяла напрокат микроавтобус и двинулась к месту назначения, изображая туристов-байдарочников в куртках-алясках, американских бейсболках и клетчатых байковых рубахах. Часть пути наши диверсанты проделали на автомобиле, а затем двинулась пешком. Кое-где шли на байдарках: благо, этот район США изобилует реками. Они вышли к месту закладки, без помех заложили фугас и потом спокойно ушли на юг, где пересекли американо-мексиканскую границу, прибыли на полуостров Юкатан, и оттуда на нанятом суденышке перебрались на дружественную Кубу. Благо, знатоков морского дела среди наших хватало: несколько человек в том отряде проходили подготовку как подводные диверсанты, обучаясь в знаменитом учебном центре в Фюрстенберге, в Восточной Германии. Всего таким образом в США в 1987 году установили три ядерные мины. Самое же интересное заключается в том, что американцам рассказали об этой операции только в 1993-м, на волне демократии и дружбы. В рамках, так сказать, борьбы с тоталитарным прошлым. Конечно, без публичной огласки, назвав точные места закладки "сюрпризов". Но когда янки бросились изымать фугасы, то оказалось, что одного не хватает. Однако шума из этого делать не стали: к тому времени четырехгодичный срок годности заряда уже истек. Слишком уж нестойкая в ранцевом фугасе ГРУ "начинка", отчего их нужно переснаряжать раз в несколько лет. Поэтому пропавший фугас уже никогда не взорвется. Участник той операции, рассказывая нам эту историю, считает, что со стороны Москвы то был крайне авантюристический и совершенно бессмысленный с военной точки зрения шаг. По самым скромным подсчетам, для нейтрализации ракет наземного базирования США в то время пришлось бы засылать в Америку около тысячи групп минёров. Понятное дело, часть из них неминуемо попалась бы, и это грозило вызвало кризис почище Карибского. Но в этом же эпизоде виден и новый шанс нашего народа в борьбе с возможной агрессией с Запада. Сегодня, дорогой читатель, перед русскими нет задачи полного минирования всего парка межконтинентальных ракет США. В случае нападения на нас блока НАТО главной задачей становится совсем иное: поражение сознания и критических узлов инфраструктуры самого главного из наших вероятных противников. Опыт операции 1987 года говорит о том, что если новая Россия сможет восстановить подразделения спецназа (уже в рамках Сил спецопераций новой империи), если худо-бедно сможет снабдить ВМФ новыми бесшумными лодками, то откроется еще один путь борьбы с агрессором. Диверсионный. Уже непосредственно на глубинной территории врага. ПОСТСКРИПТУМ: УЯЗВИМЫЙ ЯДЕРНЫЙ ЩИТ РОССИИ Но сам собой рождается и другой вопрос: а не может ли противник сделать что-то подобное для того, чтобы оставить без ядерного оружия нашу Россию? Увы, времена очередной российской смуты успеху подобной операции очень даже способствуют. Границы наши подобны решету, народ нищ и вял. Если уж группа террористов Бараева два месяца разгуливала в Москве, под носом у всех спецслужб и самого Кремля, готовя захват театра, то что уж там говорить о тех захолустных местах, в которых развернуты дивизии наших Ракетных войск стратегического назначения? Представим себе группы чужих диверсантов, которые спокойно бороздят просторы России на микроавтобусах и автофургонах, подкупая милицию, устраивая схроны с оружием там, где это необходимо. Приемники американской спутниковой системы Джи-Пи-Эс не дадут им заблудиться. Откуда могут быть враги, которые нанесут внезапный удар по нашему ядерному потенциалу? Во-первых, диверсанты из своих, кавказских. В сентябре 2001 года на совещании по атомной энергетике и ядерной безопасности в Курске, которое проводилось под эгидой руководства Центрального федерального округа, представители Генпрокуратуры как бы вскользь заметили: в районах маневрирования подвижных ракет типа "Тополь" как-то очень подозрительно расселились почти три тысячи выходцев из Чечни. А ведь особенность грунтового "ползуна", комплекса "Тополь", такова, что его можно вывести из строя выстрелами из крупнокалиберной снайперской винтовки с расстояния в полтора километра. А могут быть враги и другого рода – из блока НАТО. У флагмана Североатлантического союза, Америки, есть и портативные ядерные мины, и аэрокосмические силы с высокоточным оружием, способные устраивать "22 июня": воздушные удары по местам базирования дивизий и полков РВСН России. А еще у натовцев есть твердая валюта, на которую можно нанять диверсантов из местных кадров, не питающих любви к единой России. Благо, и опыт такого взаимодействия у янки есть – в Косово 1999 года, когда тамошние исламские боевики стали лучшими друзьями США и прекрасными наводчиками для их военно-воздушных сил. Пока, конечно, эта опасность носит чисто гипотетический характер, пока считается, что союз между Вашингтоном и Москвой против мировой гидры терроризма вечен и нерушим. Но точно так же говорили в 1941-1945 гг., когда мы были союзниками по антигитлеровской коалиции. И кто знает, надолго ли затянется нынешняя идиллия? Поэтому можно посмотреть на то, как сегодня защищены наши РВСН от внезапного неядерного удара силами и диверсантов, и современных военно-воздушных сил. Вот позиции стратегических ракет охватывают Красноярск большой подковой с севера. В Солнечном (или Ужуре-4) стоят комплексы тяжелых многозарядных ракет 62-й ракетной дивизии, размещенных в шахтах. В Канске – база мобильных "тополей" 23-й гвардейской дивизии РВСН. Наконец, дивизия в Гладком – это "ядерные поезда". Сегодня они почти абсолютно беззащитны перед нападениями перспективных аэрокосмических экспедиционных формирований США! Впрочем, и перед лицом налетов китайских бомбардировщиков тоже. Здесь нет ни зенитно-ракетных частей, ни истребительной авиации. А глушь здешнего края – просто рай для групп вражеского спецназа. Ставь себе ядерные мины с сейсмодатчиками – и жди решительного момента. Вот 59-я дивизия ракетно-стратегических войск в окрестностях города Карталы в Челябинской области и 13-я дивизия РВСН в Ясном (в Оренбургской области). Фактически это – одна группировка тяжелых шахтных ракет о десяти головах. Например, 59-я дивизия – это сорок пусковых комплексов в степи, до которых надо около часа лететь на вертолете из Магнитогорска. Сегодня дивизия с воздуха ничем не прикрыта, как, впрочем, и вся Челябинская область. Не лучше ситуация и с 13-й дивизией – ближайшая к ней Донгузская зенитно-ракетная бригада с комплексами С-300В жмется к Оренбургу. Если американцы атакуют позиции наших тяжелых ракет с юга, со стороны своих баз в Средней Азии и на Ближнем Востоке, то им ничто не помешает. Возьмем 27-ю ракетную армию со штабом во Владимире. Ближайшая дивизия мобильных комплексов – это 54-я, в Тейково. Кто прикрывает их от первого удара с воздуха? Центральные офицерские курсы зенитно-ракетных войск в Костерево-1. Там, конечно, стоят комплексы С-300П, но их слишком мало. "Волновые" атаки крылатых ракет, хорошо знакомые нам по Югославии, быстро истощат их. Ближайшее прикрытие с воздуха – это 54-й полк МиГ-31 в соседней Нижегородской области – в Саваслейке. Чёрт, ведь подавят же в два счета! Вот 7-я ракетная дивизия в Выползово Тверской области, оснащенная подвижными комплексами "Тополь". Как мы уже упомянули, она уязвима для действий мобильных диверсионных групп, которые могут поражать тягачи с ракетами и из снайперских винтовок, и с помощью легких противотанковых управляемых ракет типа "Малютка", "Фагот" или "Корнет". Последние, кстати, вовсю используются сепаратистами в Чечне. Заодно диверсанты по спутниковой связи способны наводить на цели и авиационные удары. В Костромской области, на станции Василёк, стоит дивизия стратегических ракет на поездах. Ее не прикрывают ни зенитно-ракетные части, ни истребительные полки. Возьмем 14-ю и 8-ю дивизии РВСН, которые дислоцированы в Башкирии и Кировской области. Прикрытия от атак с воздуха снова нет! Лишь намного восточнее, в Пермской земле, гнездится одинокий полк МиГ-31 – 764-й полк в Соколе. А состояние отечественной ПВО сегодня таково, что огромные районы внутри России не просматриваются радарами. То есть, диверсанты могут высаживаться для "антиракетной войны" и с самолетов. Одним словом, сегодня есть над чем подумать не только американцам, но и нам тоже. Максим КАЛАШНИКОВ

Амелин: Виктор Есин, генерал—полковник в отставке, кандидат военных наук, профессор АВН РФ Уроки Карибского кризиса Созданный 16 октября 1962 года американским президентом Джоном Кеннеди специальный комитет при Совете национальной безопасности США предлагал начать операцию вторжения на остров Куба 29 или 30 октября. Агрессия неизбежно привела бы к развязыванию третьей мировой войны с неминуемым массированным обменом ядерными ударами. Возникшее противостояние, получившее впоследствии широкую известность как Карибский кризис, удалось ликвидировать 28 октября политическими средствами. СССР срочно разместило на Кубе вооружённые силы и вынудило США разрешить кризис мирным путём. Договоренности Кеннеди — Хрущева о ненападении на Республику Куба были официально закреплены в качестве соглашения между двумя державами, а не просто главами их правительств только в октябре—ноябре 1970 года при обмене соответствующими нотами между Государственным департаментом США и Министерством иностранных дел СССР. Тогдашний американский президент Ричард Никсон официально подтвердил обязательство Соединенных Штатов как государства не совершать вторжение на Кубу, если Советский Союз дает такое же обязательство не размещать наступательное оружие на острове. После достигнутого согласия сторон по урегулированию кризиса части и соединения группы советских войск на Кубе (ГСВК) поэтапно стали приводиться в исходное состояние. 01 ноября 1962—го Фидель Кастро выступил по телевидению с обращением к народу Кубы. В частности, кубинский лидер произнес такие слова: «Нужно помнить о том, что во все трудные моменты, когда мы сталкивались с американской агрессией, мы всегда опирались на дружественную руку Советского Союза. За это мы благодарны ему, и об этом мы должны говорить во весь голос. Советские люди, которых мы видим здесь, сделали для нас очень много. Кроме того, советские военные специалисты, которые готовы были умереть вместе с нами, очень много сделали для обучения и подготовки наших вооруженных сил». В пригороде Гаваны, в местечке Торренс находится Мемориал советским воинам—интернационалистам. Здесь захоронены тела 68 военнослужащих ГСВК. Мемориал бережно содержится властями, кубинцы отдают дань уважения тем, кто в 1962—1963 годах погиб при выполнении интернационального долга по защите республики. Одновременно с передислокацией 51—й ракетной дивизии был осуществлен вывоз в Советский Союз всех ядерных боеприпасов, а затем и бомбардировщиков Ил—28. Оставшийся личный состав ГСВК за исключением одной мотострелковой бригады, сформированной на базе мотострелкового полка, покинул Кубу в 1963 году. Вооружение и военная техника были безвозмездно переданы кубинской армии. Так завершилась операция «Анадырь». Вопрос о необходимости оказания военной поддержки Республике Куба носит сугубо политический характер. Это был акт солидарности лидера социалистического лагеря со страной, стремящейся к построению социалистического общества, над которой нависла угроза захвата мощным враждебным государством. О том, что такая опасность была, выражаясь современным языком, отнюдь не виртуальной, а напротив, вполне реальной, свидетельствуют следующие факты. Исходя из вышесказанного, правомерность оказания Советским Союзом военной помощи кубинскому народу, которому Соединенными Штатами было отказано в праве самостоятельного выбора пути развития, не вызывает сомнения и с позиции сегодняшнего дня. Такая помощь не противоречит Уставу ООН. Выбор же руководством СССР ее формата определялся с учетом влияния многих факторов. К числу важнейших из них относились: - решительность целей и масштабы готовящейся агрессии против Республики Куба; - геостратегическое положение островного государства; -размещение американских ядерных средств поражения относительно территории СССР. Операция «Анадырь» стала первым примером реально осуществленного Советским Союзом ядерного сдерживания. Поставленные руководством СССР политические задачи были достигнуты, хотя, безусловно, с огромным риском оказаться втянутым в невиданную ядерную войну. Но поступив иначе, СССР не смог бы удержать США от нападения на Республику Куба и ее оккупации. Опубликовано в выпуске № 43 (460) за 31 октября 2012 года

volhovm6: Соединению, входящему в состав 1-й армии ПВО-ПРО ВКС, исполнилось 55 лет В рамках функционального контроля боевой готовности системы противоракетной обороны Москвы боевые расчеты соединения войск противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО-ПРО) Воздушно-космических сил (ВКС) провели в 2016 г. более 750 учебных тренировок по обнаружению условных баллистических ракет, их сопровождению, измерению координат, анализу состава сложных целей и наведению противоракет. В ходе несения боевого дежурства по противоракетной обороне Москвы и центрального промышленного района в течение минувшего года боевой расчет радиолокационной станции (РЛС) «Дон-2Н» системы ПРО обнаружил более 10 пусков баллистических ракет и ракет космического назначения, выполненных с российских полигонов, космодромов, а также морских акваторий. Кроме того, в интересах оценки боевой готовности средств системы ПРО и информационного обеспечения средств российской системы контроля космического пространства боевые расчеты РЛС «Дон-2Н» выполнили контрольные проводки около 250 космических объектов, из которых более 80 космических объектов классифицировались как особо важные. Соединение противоракетной обороны, которое 22 января отметило день своего образования, входит в состав 1-й армии ПВО-ПРО ВКС. На протяжении 55 лет это уникальное соединение выполняет задачи противоракетной обороны столицы и центрального промышленного района, а также принимает участие в решении задач предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Ежедневно в воинских частях соединения ПРО на круглосуточное боевое дежурство по противоракетной обороне охраняемого района заступает более 200 военнослужащих. На вооружении соединения находится система противоракетной обороны (ПРО) – уникальный комплекс сложных многофункциональных радиотехнических, ракетно-стартовых средств и радиоэлектронной аппаратуры с высокой степенью автоматизации и исключительной точностью измерений, совместно функционирующих в автоматическом режиме в реальном масштабе времени и обеспечивающих практически гарантированную оборону от межконтинентальных баллистических ракет нового поколения с большим количеством боевых зарядов, комплексами средств преодоления, станциями активных помех, тяжёлыми и лёгкими ложными целями различных классов. Центральным и наиболее сложным элементом системы противоракетной обороны является РЛС «Дон-2Н», которая решает задачи обнаружения баллистических целей, их сопровождения, селекции, измерения координат и наведения на них противоракет на фоне реальной космической обстановки. Уникальность РЛС заключается в её универсальности и многофункциональности. Станция выполняет задачи не только в интересах системы ПРО. Она также интегрирована в единую систему дополнительного информационного обеспечения систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. В этих целях, а также для оценки технического состояния средств, РЛС регулярно задействуется для обнаружения запусков ракет космического назначения и пусков баллистических ракет с космодромов Плесецк и Байконур, стартов баллистических ракет с подводных лодок из акваторий Баренцева, Белого и Охотского морей, полигона Капустин Яр. В интересах системы контроля космического пространства на постоянной основе осуществляется решение задач по обнаружению и сопровождению космических объектов, сбору по ним различной информации и определению параметров их орбит. Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны

Вице-Председатель: КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ: ПЕРВОПРОХОДЦЫ, КОТОРЫЕ ПРОВЕЛИ ОБОСНОВАНИЕ И КРУПНОМАСШТАБНЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ РАБОТЫ, СОЗДАЛИ, ИСПЫТАЛИ, ОСНАСТИЛИ АРМИЮ ОРУЖИЕМ ПРОТИВОСАМОЛЕТНОЙ И ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ Командующий Космическими войсками Российской Федерации, генерал-полковник А.Н. Перминов, сказал, что почти полувековая история создания войск РКО изобиловала важными военно-политическими мерами, выдающимися научными открытиями, блестящими конструкторскими решениями (зачастую опережающими наших вероятных противников на десятки лет), беспримерными трудовыми и воинскими подвигами. Как отметил А.Н. Перминов, с самого начала и до конца в процессе создания систем непосредственное и активное участие принимал личный состав войск: строительство, монтаж аппаратуры и оборудования, настройка, все виды испытаний на полигонах Капустин Яр и Сары-Шаган, опытная эксплуатация, боевое дежурство. ИМЕНА ПЕРВОПРОХОДЦЕВ, ПРОЗВУЧАВШИЕ В ВЫСТУПЛЕНИЯХ РАЗНОГО УРОВНЯ РУКОВОДИТЕЛЕЙ, КОТОРЫЕ ПРИНИМАЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ В СОЗДАНИИ ОБОРОННОЙ ТРИАДЫ Президент Межгосударственной акционерной корпорации «Вымпел» В.В. Литвинов сказал: «…Следует отметить, что к концу 60-х годов прошлого столетия в исследованиях и работах по РКО были достигнуты немалые результаты. В целях противоракетной обороны: создан полигон в Сары-Шагане (Казахстан) для отработки и испытаний средств ПРО; введен в действие экспериментальный комплекс ПРО – система «А» (генеральный конструктор Г.В. Кисунько), с использованием которого противоракетой В-1000 (генеральный конструктор П.Д. Грушин) 4 марта 1961 года впервые в мире была поражена головная часть отечественной БР Р-12; создан полигонный комплекс «Алдан» для отработки принципов и технологий системы А-35, опытный образец перебазируемой системы ПРО «Азов» и ряд других полигонных средств; Космическим аппаратом-перехватчиком противокосмического комплекса ИС (генеральный конструктор А.И. Савин) в 1968 году был осуществлен перехват космической мишени, а в августе 1970 года впервые поражена космическая цель. Важным этапом, определившим долговременную программу работ по РКО, стала разработка проектов системы предупреждения о ракетном нападении («Экватор»), системы контроля космического пространства («Застава») и системы ПРО г. Москвы второго поколения А-135. Научно-техническим руководителем проектов «Экватор» и «Застава» был В.Г. Репин, проекта А-135 – А.Г. Басистов. Наряду с руководителями проектов хотелось бы отметить исключительно эффективный и добросовестный труд по проектированию и реализации проектов тт. А.А. Курикши, Б.А. Головкина, Ю.С. Ачкасова, А.В. Меньшикова, В.Г. Макеева, Л.К. Загвоздкина, Г.П. Тартаковского, В.Г. Морозова, Э.Г. Егисапетова, В.П. Траубенберга, Г.К. Тарасова, А.Л. Григорьева, З.Н. Хуторовского, В.П. Кобылковского, В.П. Тихомирова, В.Д. Шилина, С.В. Петровского, М.Г. Минасяна, Ю.В. Поляка, В.К. Слоки, В.Н. Пугачева, О.В. Голубева, Ю.А. Каменского, Н.К. Свечкопала, Ю.В. Воскобоева, В.Г. Хлибко, М.А. Карцева, В.С. Бурцева, Г.В. Давыдова, Б.А. Бабаяна и многих-многих других. За период 1970–1992 года, благодаря усилиям широкой кооперации научно-исследовательских, проектно-конструкторских и производственных организаций, многих министерств и ведомств при организационном и научно-техническом руководстве ЦНПО «Вымпел» при реализации указанной идеологии, были созданы: СККП в составе ЦККП и взаимодействующих с ними средств; системы противоракетной обороны А-35 и А-35М, а также основные средства системы А-135. Назовем основные из тех, главными разработчиками которых являлись предприятия, входящие в ЦНПО «Вымпел». По ПРО: командно-вычислительный пункт системы А-35 (А-35М), радиолокаторы канала цели и противоракет (генеральный конструктор Г.В. Кисунько); РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3», «Дунай-3У» (главные конструкторы В.П. Сосульников, А.Н. Мусатов); командно-вычислительный пункт системы А-135 (генеральный конструктор А.Г. Басистов); многофункциональная РЛС «Дон-2» (главный конструктор В.К. Слока). По системе ПРН: командный пункт и запасной командный пункт (главный конструктор В.Г. Репин); РЛС «Днестр-М», «Днепр», приемная РЛ позиция «Даугава» (главный конструктор Ю.В. Поляк); РЛС «Дарьял» (главный конструктор В.М. Иванцов); РЛС «Дарьял-У» (главный конструктор А.А. Васильев); загоризонтные РЛС типа «Дуга» (главные конструкторы В.П. Васюков, Ф.А. Кузьминский, Ф.Ф. Евстратов). По системе ККП: Центр контроля космического пространства (главные конструкторы В.Г. Репин, А.В. Меньшиков, А.А. Курикша). Создан также разведывательный корабль «Урал» (главный конструктор М.А. Архаров) с РЛС «Атолл» (руководитель работ В.В. Груздев), а также ряд полигонных средств: экспериментальная многоканальная РЛС «Аргунь» (руководители работ А.А. Толкачев, Н.А. Айтхожин), экспериментальная РЛС «Неман-П» (руководители работ Ю.А. Бурлаков, Б.М. Пантелеев), экспериментальная РЛС миллиметрового диапазона «Руза» (руководитель работ А.А. Толкачев). Особой благодарности заслуживает коллектив 2 ЦНИИ МО (С.Ф. Ниловский, Б.А. Королев и др.), много сделавший на первых этапах создания РКО, и коллектив 45 СНИИ (ЦНИИ) МО (И.М. Пенчуков, Ю.Г. Ерохин, Г.С. Батырь), созданного в 1960 г. для испытаний первой системы ПРО и превратившегося в головной институт МО по РКО, хорошо известный не только у нас в стране, но и за рубежом… В этот период в ЦНПО «Вымпел» работало около 80 тыс. сотрудников, среди которых было свыше 70 докторов и 700 кандидатов наук. Основными из них являются: создание КП РКО и СПРН первого этапа развития (В.Г. Морозов, А.Л. Григорьев, В.И. Цветков, В.П. Траубенберг и др.); создание современной технологической базы по проектированию систем РКО (В.В. Литвинов, А.В. Меньшиков, В.Г. Репин, А.Е. Колесса, С.А. Суханов, С.В. Петровский, В.Н. Лагуткин, А.К. Ким, А.П. Лукьянов, В.М. Амочкин); разработка перспективных РЛС высокой заводской готовности; завершение испытаний и принятие на вооружение РЛС «Волга» на узле Барановичи (В.В. Литвинов, В.С. Капитонов, А.В. Меньшиков, В.Г. Морозов, А.Л. Григорьев, С.П. Магомедов, Н.М. Кузнецова, С.С. Чеверев, П.М. Костюкевич, А.А. Курапов и, безусловно, коллективы под руководством С.Д. Сапрыкина и С.И. Миронова – основных разработчиков РЛС); ввод в эксплуатацию и сопряжение с КП ПКО и ККП ОЭС «Окно» (З.Н. Хуторовский, В.Д. Шилин); постановка на боевое дежурство системы ПРО А-135 (коллективы под руководством А.Г. Басистова, значительный вклад внести также В.В. Литвинов, Г.С. Батырь, А.В. Меньшиков, В.С. Капитонов, Е.В. Тарасов, А.А. Панкеев, Л.А. Кузнецов); разработка системных проектов перспективной ПРО РФ и системы ПРО от ударов НПРО (С.А. Суханов, А.А. Панкеев, В.А. Третьяков и др.)…». Выдающийся вклад в создание оружия внесли руководители работ. Далее приведем имена разработчиков и испытателей, вклад которых получил высокую оценку руководителями работ. В.К. Стрельников, генерал-полковник, указал на следующее: «В создании СПРН участвовало несколько министерств оборонных отраслей, десятки НИИ и КБ, сотни предприятий… Координировали работу от Совета Министров Л.И. Горшков, министры В.Д. Калмыков и П.С. Плешаков, бессменный начальник заказывающего управления генерал М.И. Ненашев. Управление генерала Ю.В. Вотинцева контролировало ход работ и соответствие создаваемого вооружения оперативному предназначению. Много сил и труда в создание системы, ее испытания и эксплуатацию вложили офицеры вновь создаваемых частей. Постоянное внимание СПРН уделяли главкомы войск ПВО Маршал Советского Союза П.Ф. Батицкий и главный маршал авиации А.И. Колдунов. За создание СПРН сотни участников были удостоены государственных наград, десятки стали лауреатами Государственных премий. Конструкторы А.И. Савин, В.Г. Репин и В.М. Иванцов, генералы Ю.В. Вотинцев, М.И. Ненашев, О.А. Лосев, М.М. Коломиец, К.М. Вертелов, более десятка рабочих предприятий были заслуженно удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда… С 1970 года командиры-специалисты стали поступать из Военной командной академии им. Г.К. Жукова, которыми стали укомплектовываться командные и штабные должности. В последующем они стали умелыми командирами (В.М. Смирнов, А.В. Соколов, Н.К. Сергеев, М.П. Федорченко, В.С. Гусаченко, И.М. Полтава, Н.П. Макляк, И.К. Горшков, А.С. Шишкин и многие другие). Большинство из них в дальнейшем стали генералами, достигли высоких должностей. Так, В.М. Смирнов стал командующим РКО, генерал-полковником, А.В. Соколов – командармом, генерал-лейтенантом, А.С. Шишкин – заместителем командующего Космическими войсками, генерал-лейтенантом. Инженеров готовила ВИРТА им. Л.А. Говорова. Ее выпускники заполнили все инженерные должности. Многие из них стали большими техническими руководителями. Так, Н.В. Кисляков и В.П. Панченко начали службу в СПРН капитанами, стали генерал-майорами…». М.М. Коломиецем, генерал-лейтенантом, Героем Социалистического Труда, было сказано следующее: «Вместе с тем следует с благодарностью отметить постоянную помощь и содействие в работе как штаба, так и всего управления, со стороны начальника 5-го управления 4 ГУ МО генерал-лейтенанта М.И. Ненашева, его заместителя генерал-майора Н.И. Петрова, начальников отделов полковников А.Б. Масленникова и Н.А. Одинцова, начальников и офицеров управлений и отделов Главного штаба Войск ПВО страны: оперативного – генерал-майоров Н.Н. Ермоленко, С.А. Григорьева, Б.А. Назаркина; организационно-мобилизационного – генерал-лейтенантов И.Д. Годуна и В.А. Белоусова, полковников М.И. Левадного и В.С. Костенко; войск связи – генерал-лейтенантов Л.И. Гавриленко, Н.М. Белоусова и В.Е. Балкового; 8-го отдела – полковника С.Д. Молодова; офицеров управления РЭБ – полковников С.В. Федорова, В.С. Ферсанова, В.Е. Алешина; начальника штаба войск ПРО и ПКО генерал-лейтенанта И.П. Писарева, его заместителя генерал-майора К.И. Зиханова; начальника штаба объединения ПРН генерал-лейтенанта Н.Г. Завалия; начальников и офицеров направления на войска РКО ГОУ ГШ – генерал-майоров А.А. Феденко и Э.Ф. Богачева, полковника Б.А. Долгина; начальников и офицеров группы по разработке структуры и штатов войск ПВО ГОМУ ГШ – генерал-майора Г.К. Слипко, полковников И.Е. Клемина, А.С. Мордашева и Б.И. Шевцова, офицера управления РЭБ ГШ полковника В.И. Корабельникова и многих других… В 4 ГУ МО действиями личного состава Управления и войсковой части 03159 по созданию комплекса ПКО «ИС» постоянно руководили генерал-лейтенант М.Г. Мымрин и начальник 6-го отдела полковник Б.Ф. Гроссман. Генерал Мымрин, как один из руководителей Заказчика, был, наряду с главным конструктором А.И. Савиным, полноправным создателем этого комплекса, был, кстати, и председателем государственной комиссии по летно-конструкторским испытаниям. Без преувеличения могу сказать, что не руководил бы этой государственной комиссией М.Г. Мымрин, неизвестно, была бы вообще создана система-комплекс ПКО «ИС». В Управлении по вводу систем этими работами руководили, кроме меня как начальника Управления, генерал-майоры И.А. Фабриков, И.Д. Аркадьев, непосредственное руководство осуществлял 6-й отдел полковника С.Ф. Максимова. Отдел был изначально укомплектован опытными офицерами, ранее проходившими службу на 10 ГНИИП (М.М. Малышев, Л.В. Градов, Ю.И. Никитин, В.М. Новиков), впоследствии пополнялся выпускниками спецкафедры КВИРТУ (Д.В. Мельников, В.И. Салата, Ю.Я. Кобяков, А.Н. Кульчицкий). При создании комплекса «ИС» весьма важна была роль измерительных пунктов Управления. Эту-то работу и возглавил полковник С.Ф. Максимов, который отдал очень много сил и здоровья для создания системы измерений не только в Управлении, но и за его пределами… ни одной из систем ПРН не уделялось такого внимания со стороны ЦК КПСС, Военно-промышленной комиссии, министерств обороны и радиопромышленности, главнокомандующего Войсками ПВО страны и его Главного штаба. На объектах системы часто бывали, принимая участие в их создании секретарь ЦК КПСС Я.П. Рябов, председатель ВПК Л.В. Смирнов и его заместитель Л.И. Горшков, председатель Госплана Н.К. Байбаков, начальники Генерального штаба ВС маршалы Советского Союза Н.В. Огарков и В.Г. Куликов, главнокомандующие войсками ПВО страны маршал П.Ф. Батицкий и главный маршал авиации А.И. Колдунов, президент Академии наук СССР А.П. Александров, маршалы инженерных войск А.И. Геловани, Н.Ф. Шестопалов, генералы и офицеры ГШ ВС, Главного штаба войск ПВО страны и, конечно, 4 ГУМО. А начальник 5-го управления Главка генерал-лейтенант М.И. Ненашев был основным отвечающим за создание этой системы со стороны заказчика и с этой задачей справлялся блестяще. Но главными, непосредственными исполнителями проводимых на объекте специальных работ совместно с аппаратом генерального конструктора А.И. Савина были офицеры управления и созданной этим управлением войсковой части. Из состава управления ведущими по работе на объекте были офицеры 3-го отдела инженерной службы. Этот отдел в разное время возглавляли высоко подготовленные в инженерном отношении полковники В.М. Удалов (1972–1978), В.И. Шатаев (1978–1982), А.А. Малов (1982–1989), Ю.В. Волков (1989–1995). Эти офицеры во всех вопросах по созданию системы были, как говорится, на равных с сотрудниками Генерального конструктора, монтажных и настроечных организаций. …Система УС-К работает, трудится и в настоящее время, и необходимо сказать огромное спасибо за этот труд не только офицерам и генералам, находящимся и сейчас в кадрах ВС, но и ушедшим в запас и, к сожалению, многим, которых нет уже в живых. Это генералы М.И. Ненашев, М.Г. Мымрин, Л.М. Леонов, И.Д. Аркадьев и многие другие офицеры и генералы, принимавшие участие в создании этой уникальной системы, которая является надежным оборонительным щитом России, да и не только России. Не случайно из состава многочисленного коллектива офицеров, принимавшего участие в создании системы УС-К, создаваемой управлением, вышли такие крупные военные начальники как генерал-полковники В.М. Смирнов, В.К. Стрельников, генерал-лейтенанты Ю.А. Болдырев, В.И. Кузиков, А.С. Шишкин, генерал-майоры С.К. Курячий, И.К. Горшков, В.В. Рожков, Н.К. Сергеев, Н.Н. Собинов, полковники И.Ю. Юхневич, А.В. Селиванов, В.И. Марченко, Е.М. Захарчук, Н.В. Лукинов и многие другие... Умелыми руководителями воинских коллективов и организаторами специальных работ по созданию и испытаниям средств новой боевой техники и вооружения, проведению научно-испытательных и исследовательских работ на объектах лабораторно-испытательной базы управления проявили себя: командир соединения РП В.К. Стрельников, командиры воинских частей Е.С. Марков, Л.П. Попов, В.А. Колотушкин, В.П. Гловацкий, А.И. Рассоленко, Г.Д. Мостовой, В.Ф. Абрамов, Л.Ф. Рыков, Б.Ф. Ворона, В.И. Кузиков, Н.Н. Дворников, Горелов, А.Г. Буланов, Е.М. Захарчук, Д.В. Куянцев, Ю.И. Седлецкий, В.Ф. Емельянов, В.И. Марченко, И.И. Аднагулов, В.А. Иванов, С.К. Курячий, В.П. Тарадай, В.К. Билык, Б.Н. Початков, В.М. Ласкавец, А.В. Кузнецов, В.А. Кряжев, К.П. Самойлов, А.А. Малов, Б.А. Смирнов, И.М. Колмар, В.И. Осадчий, И.М. Степанов, Н.Т. Хаткевич, М.И. Горленко и другие. Много труда в создании объектов с новой боевой техникой и вооружением вложили коллективы штабов воинских частей и их руководители: начальник штаба соединения РП П.Е. Мелешко, начальники штабов воинских частей В.В. Пантюхин, П.И. Пасюк, Кулик, А.Н. Коюда, Ворсунов, М.И. Клименко, Канцемал, А.И. Александров, А.Г. Безменов, В. И. Акименко, В.Н. Старостин, В.Ф. Мусиец, И.К. Горшков, Н.Н. Кудимов, Н.В. Максименко, В.В. Морозов, В.А. Кузнецов, А.В. Харченко, В.И. Терещенко, А.Е. Левченков, Ю.А. Свирский, В.Д. Мисковец и другие. За успешное выполнение заданий правительства СССР по созданию, освоению и проведению испытаний новых средств специальной техники Указами Верховного Совета СССР за период с 1966 года по 1985 год награждены орденами и медалями СССР 426 военнослужащих, рабочих и служащих управления и воинских частей...». Н.Г. Завалий, генерал-лейтенант, отразил свое видение процессов того времени так: «В разработке проектов Наставлений... по боевому применению и Наставлении по боевой работе средствах системы А-35 плодотворно работали: полковники В.Д. Иванов, Н.Д. Дроздов, В.И. Кащей (НИИ-2 МО), полковники А.С. Шаракшанэ, Г.И. Бутко, А.И. Леонов, В.М. Бахарев (СНИИ), полковники П.Ф. Тушев, Г.Л. Шавердов, А.И. Сырцев (ВКА ПВО), генералы А.И. Ерган, Г.В. Якубовский, полковники С.И. Красногоров, Л.И. Алехов, Л.В. Колосов, А.А. Метешкин, Э.Я. Лусс (АРТА), полковники М.П. Кравченко, А.Д. Зенченко, Ю.Ш. Азовский, В.И. Белолипецкий (УЦ) и др. Но самую кропотливую и сложную работу выполняли подкомиссии непосредственно в частях, где интенсивно велся монтаж аппаратуры, ее настройка и была техническая документация у представителей КБ и монтажных организаций. Подкомиссии возглавляли начальники штабов частей – подполковники Н.П. Гущин, М.С. Чалышов, Г.Т. Шайтуро, И.З. Шухов и др. Основную работу выполняли офицеры отделений боевой подготовки и служб главных инженеров частей, командиры и начальники штабов комплексов и центров, начальники технологических отделов и отделений… полковники Д.И. Баштан, Ю.В. Соколов, В.И. Ларионов, И.Р. Орел, заместитель главного инженера полковник А.П. Пеньков, начальники отделов и служб Управления полковники М.И. Сидорин, Е.Д. Цветков, В.Д. Крысанов, Н.Е. Кучеренко, К.И. Зиханов, П.У. Бондаренко, Ю.В. Голубев, М.В. Мясников, Н.Н. Петров, заместители начальника штаба по боевому управлению полковник Н.Е. Менченко, подполковник В.П. Мухин, главные инженеры частей А.Е. Зекеев, Н.И. Федотенков, В.К. Гордеев, А.Ф. Козлов, К.В. Риганов, офицеры отдела оперативной и боевой подготовки подполковник А.С. Филиппов, майоры В.В. Голубев, Б.И. Сыпков, Б.И. Павлюк, В.С. Ивлиев и др. Постоянно оказывал помощь комиссии начальник штаба управления Н.Н. Ефимов. Нужно также с благодарностью отметить вклад в разработку проектов наставлений генеральных конструкторов Г.В. Кисунько, П.Д. Грушина, С.А. Лебедева, главных конструкторов В.П. Сосульникова, А.Н. Мусатова, И.Д. Омельченко, Ф.П. Липсмана, Н.В. Миронова, В.О. Шварцмана, руководителей промышленных предприятий и объединений Ю.Н. Аксенова, Н.А. Сидорова, В.Н. Казанцева, Э.К. Первышина, А.М. Чугалова, А.С. Еремеева, И.Н. Ярыгина и др. ...В период форсированного развертывания войсковых частей и подготовки их к боевому дежурству (1965–1967) потребовалось укрепить важнейшие звенья – командные и штабные – сильными, волевыми офицерами, имевшими опыт боевого дежурства. Именно тогда были подобраны в 1-й А ПВО ОН на должности командиров ветераны Великой Отечественной войны полковники Иосиф Родионович Орел, Иван Павлович Кукса, Дмитрий Иванович Баштан, Юрий Васильевич Соколов, Василий Иванович Ларионов, Алексей Яковлевич Родионов, на штабные должности полковники Валентин Павлович Шкурко, Николай Ефимович Менченко, на инженерные должности полковники Дмитрий Лаврентьевич Пушкарев, Николай Елисеевич Кучеренко. Укреплялись кадрами и другие звенья, например звено командиров комплексов, центров (А.П. Тарасов, Е.Я. Мозговой, Д.М. Тишенков, П.И. Солодухин и др.). И они блестяще справились с трудными задачами. Части, которыми они командовали, службы, которые они возглавляли, долгие годы буквально гремели не только в войсках ПРО и ПКО, но и в Войсках ПВО и Вооруженных силах. Все они были удостоены высоких государственных наград… Многие годы несли нелегкую службу на КП армии оперативными дежурными Б.Ф. Буртаев, А.Т. Карпов, Н.И. Науменко, В.Т. Хижняков, Ш.Х. Валиуллин, В.И. Моторный, В.К. Донских, В.С. Гусаченко, В.Г. Силаев, В.Б. Кузнецов, дежурными заместителями главного инженера М.В. Фирсов, В.С. Капитонов, Н.В. Митрофанов, В.Х. Сластников, В.И. Грошев, В.В. Баранов, В.Е. Червяков, А.И. Козлов, старшими помощниками ОД В.Т. Корчагин, Г.И. Якимович, В.С. Коберник, В.В. Гладкий, В.В. Задорожный, А.И. Гаур, Г.Т. Зинкевич, Б.Н. Шатон, В. Никишов, оперативными дежурными ПУ связи К.К. Артюшатский, М.И. Семенцов, А.А. Носков, Н.М. Борковский, В.Н. Торицын и др. Почти все они за успешное выполнение боевых задач заслуженно удостоены высоких государственных наград. Так же ответственно и профессионально несли боевую службу оперативные дежурные, дежурные инженеры, дежурные узлов связи в соединениях и частях армии – В.А. Галась, В.Ф. Франтищик, В.В. Прончев, А.П. Хрянин, С.А. Денисенко, В.А. Маслов, В.Н. Коробков, М. Шемчук, В.И. Басов, А.И. Долгополов и многие другие…». А.В. Соколов, генерал-лейтенант, сказал: «...Не могу не вспомнить с благодарностью и считаю выдающимися командирами соединений и частей генерал-майоров В.А. Доброхотова, В.С. Дубровина, Г.А. Доброва, В.В. Лобузько, полковников И.М. Полтаву, С.И. Бокова, Д.В. Куянцева, В.В. Котенко, А.Б. Новицкаса, В.К. Дорошенко, А.Д. Никитина, Р.И. Шигапова, В.И. Полищука, П.А. Терехова, А.И. Копылова, В.И. Ищишина, В.П. Смирнова, О.М. Ядрышникова, подполковника И.С. Жарова и многих других. Огромную работу осуществлял военный совет армии, в который в описываемый период входили генералы В.П. Панченко, В.И. Пронов, Н.П. Карташов, А.И. Суслов, В.Н. Непомнящих, Ю.В. Кабаков, В.С. Дубровин, Н.Н. Собинов, полковники Н.Ф. Новиков, А.И. Фомин, В.Е. Кононов...». Н.М. Пенчуков, генерал-лейтенант, доктор технических наук, назвал имена первопроходцев: «...Работы по созданию Центра контроля космического пространства и Службы ККП, в которых участвовал большой коллектив института, получили высочайшую оценку Родины. За эти работы была присуждена Государственная премия СССР, а группа сотрудников 45 СНИИ стала лауреатами Государственной премия СССР за 1972 г. За две разработки, выполненные молодыми учеными института, были присуждены весьма престижные премии Ленинского комсомола. Все это стало возможным благодаря актуальности тематики и высокой квалификации кадров, пришедших на укомплектование института, в числе которых: 1. Многие сотрудники ЦНИИ-27 во главе с Н.П. Бусленко, ставшим заместителем начальника института по НИР. 2. Большая группа опытных испытателей с полигонов Капустин Яр и Приозерск (А.В. Крылов, А.С. Куренсков, Ю.А. Мухин, Р.Д. Лепков, Г.М. Липник, Ю.Ф. Карагодин, В.Д. Делибаш, Л.М. Бабушкин, В.С. Багаев, Г.И. Бутко и многие другие). В их числе были А.С. Шаракшанэ и А.Д. Курланов, возглавившие управления и впоследствии работавшие также и в 46 ЦНИИ МО. 3. Ряд сотрудников из центрального аппарата – Е.М. Ошанин, Ю.Х. Вермишев, Б.Е. Белоцерковский, Б.Н. Голубев и др.». А.Д. Курланов, генерал-майор, лауреат Государственной премии: «…Научная школа по проблеме распознавания достигла существенных научных и практических результатов благодаря ее основному создателю и руководителю доктору технических наук, профессору А.Л. Горелику. Его инициатива, энтузиазм, способность научно аргументировать предлагаемое решение находили поддержку руководства. Достаточно сказать, что по проблеме распознавания иностранных КО было защищено семь докторских диссертаций (А.Л. Горелик, В.А. Скрипкин, Н.Г. Назаров, Б.Е. Белоцерковский, А.И. Ладыгин, В.И. Яблоков, Е.Г. Перепелицын) и свыше 20-ти кандидатских диссертаций. Результатом признания научного и практического вклада коллектива управления в создание Системы контроля космического пространства явилось присуждение этой работе Государственной премии (1971) и премии Ленинского комсомола. Лауреатами Государственной премии стали: Б.Н. Ананьин, М.Д. Кислик, А.В. Крылов, А.Д. Курланов, А.И. Назаренко, Е.М. Ошанин, З.З. Швецов. Лауреатами премии Ленинского комсомола стали: В.А. Братчиков, В.Б. Голубева, В.Д. Губин, В.И. Дикий, С.И. Захаров, С.Н. Коробка, С.П. Морозов, С.Ф. Сауляк, В.С. Юрасов. Система контроля космического пространства, принятая на вооружение (первая очередь ЦККП сдана на вооружение в 1971 г., вторая очередь – в 1973) и сегодня, выполняя возложенные на нее боевые задачи, вносит существенный вклад в обеспечение национальной безопасности России...». А.С. Шаракшанэ, генерал-майор, доктор технических наук, лауреат Государственной премии, принимавший участие в решении широкого спектра проблем, сказал: «...Во всех работах по тематике ПРО, начиная с 1957 года, использовались КИМСы. В частности, они использовались в испытаниях, впервые в мире успешно проведенных в марте 1960 года под руководством Генерального конструктора Г.В. Кисунько при перехвате баллистических целей, в которых мне также пришлось принимать непосредственное участие, руководя работами на командном пункте. Конечно, создание комплексного моделирующего стенда, как и указанных методик, требовало больших усилий и хороших специалистов-программистов. Но это окупалось хорошими результатами. В решении этих задач большой вклад внесли офицеры Г.В. Кононенко, В.И. Гипик, В.Н. Васенев, Б.И. Семенов, В.М. Рахвальский, В.С. Шевырев, Г.И. Бутко, Р.Г. Королев, А.И. Леонов, В.М. Бахарев, В.С. Попов, В.В. Соколовский и др.; на объектах – Э.А. Пономарев, А.М. Цейтленок, В.П. Шахин, И.С. Целищев и др.». Л.И. Горшков, Герой Социалистического Труда: «...Средства СПРН создавались на предельном для своего времени техническом уровне благодаря тому, что во главе научно-технических разработок стояли выдающиеся ученые и конструкторы академики А.Л. Минц, А.И. Савин, В.С. Бурцев, член-корреспондент АН СССР Г.В. Кисунько, В.И. Марков, доктора технических наук В.П. Сосульников, В.Г. Репин, В.М. Иванцов, М.А. Карцев, Ф.А. Кузьминский, Ф.Ф. Евстратов, Ю.В. Поляк, кандидат технических наук А.Н. Мусатов и другие. Создание такой сложной системы, мобилизация для этого всех мощностей промышленности и организация жесткого и четкого контроля с выездом на места создания средств СПРН было возможно благодаря существованию Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (ВПК) и непосредственно ответственного за ход работ по созданию СПРН отдела во главе с начальником отдела генерал-лейтенантом В.М. Каретниковым, заместителями начальника отдела генерал-майором Н.А. Зайкиным и В.С. Дубровским, старшим референтом В.А. Якуниным...». В.Г. Репин, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда, один из основных руководителей работ, направленных на создание РКО, назвал имена первопроходцев, внесших крупный вклад в решение сложнейших проблем: «...Кафедра подготовила многие сотни блестящих специалистов. Среди ее выпускников много руководителей и главных конструкторов крупнейших разработок систем и комплексов РКО. Например, А.А. Курикша, Е.М. Сухарев, В.Г. Морозов, Г.В. Давыдов, В.Д. Шилин, Э.Г. Егисапетов, нынешние генеральные конструкторы «Вымпела» А.В. Меньшиков и «Алмаза» А.А. Леманский. Я горд тем, что в воспитании и росте этой замечательной плеяды есть доля моих усилий... ...Лаборатория постоянно пополнялась лучшими выпускниками МФТИ и становилась все более мощной научной силой. Наряду с сотрудниками первого призыва 1967–1968 годов в ней сформировались замечательные специалисты В.Г. Морозов, Л.В. Философов, А.В. Меньшиков, И.А. Троицкий, Е.О. Котов, В.Т. Выгон, В.С. Буркин, В.Д. Шилин, А.Е. Колесса, В.Н. Лагуткин и многие другие. Почти все они стали докторами наук, руководителями коллективов, главными конструкторами крупных разработок или их заместителями… я узнал руководителей и основных разработчиков РТИ – А.Л. Минца, М.М. Вейсбейна, Ю.В. Поляка, В.С. Кельзона, Д.С. Конторова, В.М. Иванцова, Л.А. Зорина, Л.И. Глинкина, О.В. Ошанина, А.А. Васильева, В.К. Слоку, НИИ-37 – В.П. Сосульникова, А.Н. Мусатова, Ф.А. Кузьминского, И.Я. Акушского, В.А. Гундорова, Ю.С. Ачкасова, Г.А. Лидлейна, С.А. Миронова, НИИ-244 (ЯРТИ) – Ю.Г. Бурлакова, В.С. Черняка, А.В. Ларнера, В.А. Якунина, ИТМ и ВТ – С.А. Лебедева, В.С. Бурцева, А.Н. Крылова, НИИВК – М.А. Карцева, Ю.В. Рогачева, Л.Я. Миллера, А.А. Крупского, ЦНИИ «Комета» – В.Г. Хлибко, К.А. Власко-Власова, Ц.Г. Литовченко, С.К. Легезо, ЦНИИС – С.А. Аджемова, В.О. Шварцмана и многих других. Лучше узнал я в деле и некоторых своих друзей по институту, ставших ведущими специалистами и руководителями коллективов, – Г.Г. Бубнова, Б.А. Бабаяна, С.И. Новикова, Г.В. Давыдова, К.С. Щеглова и других. В те же годы познакомился я и с руководством Заказчика и военных институтов – Г.Ф. Байдуковым, К.Л. Трусовым, М.Г. Мымриным, М.И. Ненашевым, В.Д. Брилем, Н.И. Петровым, Г.С. Легасовым, В.Н. Селиверстовым, А.А. Гордеевым, И.Д. Аркадьевым, В.П. Куликовым, Б.А. Королевым, В.Н. Журавлевым, З.И. Карасем, В.И. Ивановым, О.П. Сидоровым, Е.С. Сиротининым, Ю.И. Любимовым, П.В. Порожняковым, И.М. Пенчуковым, Ю.Д. Кисликом, В.А. Перфильевым, А.С. Шаракшанэ, А.Д. Курлановым, Ю.А. Диденко, В.М. Рахвальским. Знание этих людей очень пригодилось мне, когда я стал главным конструктором… Общее дело накрепко и на долгие годы связало меня с истинными энтузиастами этого дела первого и последующих призывов Ю.В. Вотинцевым, В.К. Стрельниковым, В.А. Едемским, Н.В. Кисляковым, Н.Г. Завалием, А.М. Михайловым, Г.А. Вылегжаниным, В.С. Гусаченко, И.П. Писаревым, Н.И. Родионовым, В.П. Панченко, Б.А. Алисовым, В.М. Красковским, Г.Д. Юрасовым, Г.Д. Мостовым и многими-многими другими…». А.Г. Чесноков, лауреат Ленинской премии, сказал: «...В заключение хотел бы отметить особые заслуги в деле создания КСПРН СССР прежде всего министров общего машиностроения СССР С.А. Афанасьева и О.Д. Бакланова, Главкома РВСН В.Ф. Толубко, начальника ГУКОС А.Г. Карася, заместителя председателя ВПК СМ СССР Л.И. Горшкова, Главного конструктора НПО им. С.А. Лавочкина Г.Н. Бабакина.

Вице-Председатель: Продолжение Но, пройдя в свое время академию Г.Н. Бабакина и С.А. Афанасьева, они справились с этим грузом и из них выросли высококвалифицированные специалисты и будущие руководители, такие как: С.Д. Куликов, В.Н. Тимофеев, В.Л. Войтик, Ю.Н. Коптев, В.И. Ефимов, В.К. Макаров, А.Г. Ушаков, А.Н. Давыдов, Ю.И. Ипатов, В.Н. Байкин, А.А. Моишеев. При доводке средств системы в процессе испытаний, сдачи на вооружение и постановки на боевое дежурство большой, а порой и решающий, вклад внесли командующие отдельной армией ПРН генерал-лейтенанты Н.И. Родионов и А.В. Соколов, начальник штаба отдельной армии ПРН генерал-лейтенант Н.Г. Завалий. Весом вклад в создание системы военных ученых 45 СНИИ, которым в разное время руководили И.М. Пенчуков, Ю.Г. Ерохин, Г.С. Батырь, В.Н. Завалий. Л.Г. Хватов сказал: «В начале 60-х годов в НИИРП началась разработка системы ПРО г. Москвы – системы А-35 и ее компонент. На полигоне в Казахстане создавалась система «Алдан», являвшаяся опытным образцом системы А-35. В системе «Алдан» предполагалось создание одного РКЦ, двух РКИ и двух пусковых установок, размещаемых на объекте № 52. Вся разработка проводилась под руководством Генерального конструктора Г.В. Кисунько. Его ближайшими заместителями были Ф.И. Заволокин, Б.М. Шаулов, Д.Г. Дорогов, И.А. Гусев и его заместитель В.П. Парамонов руководили отделом по разработке РКЦ, в которой активно участвовали А.П. Ильинский, И.Н. Амиантов, Р.В. Родзянко, Ю.А. Рубичев, В.В. Груздев, Л.А. Антипов, Ю.П. Калюжный и другие. Основными ведущими разработчиками программ вычислительных машин были Г. Силичева, Л.О. Оболенская, Н.Б. Гример. Разработка специализированных вычислительных машин Т-40У была выполнена в НИИРП коллективом, руководимым Ю.Д. Шафровым и А.А. Аникевым. Ведущими разработчиками были В.П. Поняев, А.Н. Гурьев, В.В. Спиридонов, В.П. Буйко. Аппаратура видеотракта была разработана под руководством Ю.Д. Шафрова. Основными ведущими разработчиками были А.А. Аникеев, Г.Д. Бахтиаров, В.С. Чертов, В.И. Казаков, Н.С. Ганюшкин, Р.И. Пошвенчук, В.В. Куликов, Е.А. Корнеев, Ю.Н. Андреев, И.Н. Котов. Аппаратура приемного устройства разрабатывалась под руководством О.А. Ушакова и А.П. Бесчастнова. Основные разработчики – Л.П. Терехина, Г.Г. Леваков, Ю.А. Глебов, В.С. Оконешников, В.А. Григорьев, а также В.А. Якунин в части имитатора эхо-сигнала. Передающее устройство РКЦ было разработано под руководством Е.П. Гренгагена. Ведущие разработчики – Л.П. Жигулин, И.С. Гришин, В.Т. Аржанов, Э.С. Доброхотов, В.И. Андросов. Разработкой антенного устройства руководили Б.И. Скулкин и Н.Д. Наследов. Ведущие разработчики – М.М. Ганцевич, А.А. Разумов, А.В. Часовников, А.К. Абьянов, В.И. Бродовский. Были определены ответственные представители Генерального конструктора на объекте, ими вначале поочередно были Р.М. Суслов, А.К. Нелопко, Л.Г. Хватов, Л.С. Кондратьев. В дальнейшем на самых важных этапах работ ответственными представителями были Б.М. Шаулов, Д.Г. Дорогое, И.А. Гусев. Техническими руководителями на РКЦ поочередно были Л.Г. Хватов, Ю.А. Рубичев, В.В. Груздев, а на РКИ – А.К. Нелопко, Л.С. Кондратьев, А.М. Топорков, М.Е. Кутейников». А.А. Толкачев, доктор технических наук: «При создании устройств установок РЭ была проведена огромная работа. Нельзя не отметить большой вклад Юрия Дмитриевича Шафрова, Алексея Алексеевича Аникеева, Владимира Павловича Поняева, Владимира Петровича Парамонова и Александра Владимировича Виноградова – в создание систем управления станции, обработки и отображения информации; Николая Дмитриевича Наследова, Марка Михайловича Ганцевича и уникального ученого самородка Алексея Владимировича Часовникова – в создание больших антенных систем; Олега Александровича Ушакова и Виталия Сергеевича Дыгина – в создание приемных систем; Ивана Николаевича Котова – в создание контрольно-регистрирующей аппаратуры. Общее руководство созданием радиолокационных средств осуществлялось тематической лабораторией, впоследствии отделом, который возглавлял Борис Митрофанович Шаулов...». Большой вклад в эти работы внесли Н.А. Айтхожин, А.В. Комаров, Р.Р. Свидерский, В.А. Марков, Г.П. Кобельков, М.М. Золотарев, В.В. Белоглазое, В.Е. Фарбер и Г.В. Попхадзе, а также руководитель тематического отдела Б.М. Шаулов. Много труда вложили отраслевые подразделения ОКБ-30, в частности С.И. Шамаев, М.М. Ганцевич, Л.И. Кудрявцев, В.А. Макота, Е.П. Гренгаген, Е.А. Корнеев, В.А. Якунин, А.П. Бесчастнов, В.С. Оконечников, И.Н. Котов, А.В. Куренных и др. Нельзя не вспомнить работников ВПК В.С. Дубровского и В.И. Шалагина, представителя Минобороны А.И. Жаркова, офицеров полигона И.И. Аднагулова, Е.И. Апсита и многих других, активно участвовавших в создании РЛС... РЛС «Руза» имеет возможности одновременного обнаружения и сопровождения многих объектов… Работа по созданию РЛС проводилась командой тематиков, где большой вклад внесли Б.А. Левитан, Г.К. Соловьев, А.Ф. Васильев, Л.С. Кирильчук, В.Д. Корелин, А.Ф. Белова, А.Г. Соколинский. Программно-алгоритмическое обеспечение адаптировали к новой станции и новым вычислительным средствам сотрудники НИИ радиофизики В.Е. Фарбер, М.М. Золотарев. В.А. Говорин, С.А. Топчиев и программисты КБСП Ю.А. Гаврилов, А.П. Афанасьев, Я.С. Минкин, А.М. Фроленков, М.А. Кривцов и другие. Большой труд был вложен в разработку аппаратуры: В.А. Макотой, В.В. Денисенко, А.М. Николаевым – в части создания антенного устройства; Б.А. Левитаном, В.И. Колосом, Я.В. Доминюком, В.И. Кияко, А.В. Зубенко, Б.И. Тюриным, В.М. Рыбаковым, О.В. Беловодским и другими – в части передающего устройства; А.С. Гуровцем, А.Н. Бруевичем, В.Н. Мурзиным – в части приемной аппаратуры. Большая работа была выполнена монтажными организациями объекта, офицерами полигона, строителями. Ответственными представителями на объекте были Г.В. Попхадзе и А.А. Панков. В качестве источника целеуказаний для РЛС «Руза» использовался радиолокатор «Аргунь-И», совместно с командно-вычислительным пунктом (КВП) образовавший двухдиапазонный измерительный комплекс (ДРЛК)». Ю.В. Рогачев, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии СССР: «В числе удостоенных звания лауреата Государственной премии были: от НИИВК заместители главного конструктора Л.В. Иванов, А.Ю. Карасик, А.А. Крупский, Л.Я. Миллер, Ю.В. Рогачев, Р.П. Шидловский; от НТЦ ЦНПО «Вымпел» Л.П. Акимов; от Загорского электромеханического завода А.Г. Шишилов и В.А. Мушников; от ГПТП И.Н. Ярыгин; от Министерства обороны И.М. Савин и А.В. Гармато. Главный конструктор М.А. Карцев был награжден орденом Ленина. Высокие правительственные награды получили 118 сотрудников НИИВК. За разработку и ввод в эксплуатацию вычислительных комплексов, построенных на базе ЭВМ М-10М, почетное звание лауреата Государственной премии получил Е.Н. Шерихов, орденами и медалями были награждены 18 сотрудников НИИВК. К концу 1977 года уже стало ясно, что идея многопроцессорных вычислительных машин стала реальностью, а машина М-10 подтвердила ее широкие возможности. Работая над проектом вычислительной машины нового, четвертого поколения, М.А. Карцев опирался на опыт создания и эксплуатации М-10 и вычислительных комплексов на ее основе…». Ю.Г. Венедиктов, генерал-майор, лауреат Государственной премии: «На Балхаше, в Иркутске, Енисейске велся монтаж технологической аппаратуры; в Мукачево и Барановичах возводились ограждающие конструкции технологических сооружений, в Риге – начинался монтаж спецтехнических систем. Грандиозные задачи по каждому из перечисленных объектов потребовали основным методом управления ходом строительства избрать непосредственную работу на стройках. Создавалась оперативная группа из работников ГУСС МО, ММСС (возглавлял В.М. Нестеров), проектировщиков, заказчиков строительства. Работа на местах оказывала существенную помощь со стороны ГУСС МО строительным, монтажным организациям в создании сложнейших в инженерном плане объектов... Начальники УИР, офицеры Н.А. Куликов, А.Н. Цвенгер, А.А. Лихтеншейн, А.В. Чумак, А.В. Жуткин, А.В. Сапрыга, офицеры ГУСС МО Н.В. Суворкин, А.Н. Хабаров, В.И. Харитончик, Н.Н. Мамистов, А.В. Гречишкин, А.А. Андреев, В.А. Володин, Е.Н. Смирнов, А.Г. Сидиков, Л.М. Малышенко, А.И. Кадыков, В.И. Абосимов, В.А. Парфенюк, В.И. Гусев, С.Г. Карцидзе, Г.П. Щапов, Н.И. Осипов и многие другие внесли огромный личный вклад в дело строительства объектов». В. Светлов, генеральный конструктор, А. Сергеев, заместитель главного конструктора, В. Коровин, начальник отдела: «…Полномасштабные работы по созданию В-1000 были начаты сразу же после принятия в августе 1956 г. постановления Правительства СССР, а уже в декабре того же года был выпущен эскизный проект ракеты. В его создании под руководством П.Д. Грушина принимали участие руководители и ведущие специалисты основных проектных, конструкторских и технологических подразделений предприятия: Е.И. Кринецкий, Г.Е. Болотов, А.В. Караулов, Е.И. Афанасьев, П.Е. Сафронов, А.М. Гузиков, В.Г. Васетченков, Г.Л. Гнесин, А.М. Круглов и другие. На начальных этапах ведущим конструктором В-1000 являлся С.Г. Гриншпун, а затем В.А. Ермоленко… …Первый вариант эскизного проекта на противоракету А-350, оснащенную маршевым ПВРД, был выпущен МКБ «Факел» в июне 1960 г. В его создании под руководством П.Д. Грушина приняли участие ведущие работники проектных, конструкторских и технологических подразделений предприятия под руководством В.С. Котова, Г.Е. Болотова, А.В. Караулова, Е.И. Афанасьева, Н.И. Сафронова, Ф.Ф. Кулешова, Ф.И. Заволокина, Г.И. Гнесина, Н.Г. Курбатова. Ведущий конструктор – В.А. Ермоленко… …Первый пуск А-925 произвели весной 1979 г. и в дальнейшем была реализована хорошо зарекомендовавшая себя при работе с В-1000 и А-350 методология проведения летных испытании, заключавшаяся в поэтапном усложнении решаемых задач и условий проведения испытаний. В окончательном виде система ПРО московского промышленного района А-135, в состав которой вошли противоракеты А-925, была принята на вооружение 17 февраля 1995 г. За участие в этой работе в 1997 г. генеральный конструктор МКБ «Факел» В.Г. Светлов, первый заместитель генерального конструктора С.Г. Хитенков и заместитель начальника испытательного отдела В.Г. Шерстюк были удостоены Государственной премии РФ…». ПЕРВОПРОХОДЦЫ-ИСПЫТАТЕЛИ ПОЛИГОНА САРЫ-ШАГАН На полигоне Сары-Шаган, начиная с 1956 г., при испытаниях различных средств и систем противоракетной обороны (радиолокаторов обнаружения и сопровождения целей, радиолокаторов точного наведения противоракет на цель, систем наведения, систем обеспечения безопасности пусков ракет, систем сборки, автоматизированной проверки, снаряжения и заправки противоракет, систем приема и обработки телеметрической информации как цели так и противоракеты) в разные годы большой вклад внесли: Начальники полигона: С.Д. Дорохов, М.И. Трофимчук, П.И. Марков, Е.К. Спиридонов, В.И. Кузиков, Н.Г. Боровков, Л.В. Тарасов, В.А. Корниенко, Матлашов; Испытания систем «А», А-35, А-35М: И.Ф. Маркелов, Л.А. Белозерский, Г.Ф. Засов, В.И. Звягин, Ю.К. Цуков, В.М. Савин, А.П. Дружков, О.А. Черкасов, М.А. Воскобиник, А.Г. Мельников, Е.А. Губенко, А.М. Парубец, В.Н. Васильев, Э.В. Кондаков, И.Г. Железнов, Е.К. Сивачев, М.А. Сакальский (начальник управления), В.А. Перфильев, Ю.Г. Ерохин, Л.Д. Левантовский, Е.А. Апсиш, А.П. Звонарев, В.Г. Присяжнюк, И.И. Соколовский, В.М. Жалавский, З.И. Болобин, М.К. Поух и др.; Испытания МКСК «Аргунь» (многоканальный комплекс): И.М. Аднагулов, В.Л. Святов, Ю.Н. Соколов, Н.И. Резятов, Н.Ф. Федоров, А.А. Толкачев, Л.Я. Пехтерев, В.И. Хотин, В.М. Юрков, Г.М. Головков, П.В. Хаванский, О.И. Таранов и др.; Испытания системы ПРО ближнего и среднего перехвата «Азов»: С.И. Беляев, А.В. Косяков, В.А. Кулин, А.И. Юшкевич, Б.В. Клименко, С.Я. Исаков, В.А. Ведмедко, В.Г. Хоменко и др.; Испытания системы ПРО 2-го поколения А-135 (испытания многоканального стрельбового комплекса «Амур-П»): Л.А. Белозерский, А.В. Косяков, О.В. Крушиков, А.П. Пицык, Г.Н. Лившиц, В.И. Кравченко, В.К. Захаров, Б.Я. Кирпань, Н.С. Абакумов, А.Ф. Дудник, Ю.Л. Задорожко, Н.С. Ильин, А.А. Зинтрович, В.Н. Стецюк, Г.Ф. Гудзь, А.В. Андреев, В.А. Новиков, Е.В. Масленкин, С.В. Филипповский, П.Г. Гончаренко, И.С. Шальнов, А.А. Шабалов, Ф.С Лохматов, В.М. Ильинский, С.В. Щербатюк, В.А. Калинников, А.В. Кривошлык; Испытания системы ПКО против низкоорбитальных ИСЗ: А.И. Коновалов, Е.В. Бордуненко, И.И. Иванин, С.Я. Исаков, П.И. Романов, Ю.И. Леньшин, В.А. Калинников, В.Г. Ефаров, Н.Н. Плесенков, А.И. Возгрин и др.; Селекция целей: Л.А. Белозерский, Э.В. Кондаков, А.А. Грицовец, Ю.Ю. Елисеев, П.Т. Девяткин, В.А. Пименов, В.А. Файгольд, В.Н. Щеглов, В.С. Кравец и многие другие. Большой вклад в решение задач испытаний средств ПРО внесли: А.С. Шаракшанэ, И.Г. Железнов, Б.А. Демидов, А.Р. Кушаков, Г.И. Бутко, М.Г. Трухан, В.Н. Павлович, В.Н. Романовский, В.М. Жаловский, В.А. Паменов, А.Д. Маврин, А.С. Багатов, Л.Я. Захаренко, П.А. Москвичев, Э.О. Амбарцумян, А.И. Коновалов, И.Д. Савченко, А.Ф. Кулаков, А.А. Котов, В.О. Мастюлин, Л.Д. Левандовский, К.В. Тоболев, А.А. Уртминцев, А.С. Богатов, А.И. Субботин, В.Ф. Бокалин, В.Л. Святов, В.И. Воробьев, Л.А. Попов, В.А. Левков, А.В. Косяков, Р.К. Николаев, О.И. Сизых, В.И. Жукович, О.В. Крутиков, В.П. Салов, Б.Я. Кирпапь, Г.Ф. Мочульский, Е.Г. Наджимов и другие. Приведем следующие имена первопроходцев: заместители командира войсковой части 03080: Грабовский, Романов, Сорокин; заместители командира войсковой части по НИР: Тарасов Евгений Васильевич, Соколов Виталий Павлович, Панюхин Вячеслав Константинович; главные инженеры: Гегечкори, Ярошенко, В.И. Воробьев; начальники 1-го управления: Перфильев, Белозерский, Юшкевич, Абакумов, Панюхин; заместители начальника управления: А.Ф. Коваленко, П.М. Мельник, Ю.Л. Задорожко, П.А. Москвичев, Э.О. Амбарцумян, В.В. Гриценко, А.И. Коновалов; начальники отделов и их заместители: В.И. Кравченко, Пицык, Ильин, Хованский, Дмитричев, Косяков, Сальников, Змитрович, Мачульский, Иванин, Наджимов, Кирнань, Сизых, Шевченко, Дудник, Полетаев, Касаткин; начальники лабораторий, старшие инженеры и инженеры: В. Захаров, Г. Антоненко, В. Ведмедко, Н. Белозеров, В. Новиков, А. Новиков, П. Романов, М. Полянцев, С. Рубан, А. Ковешников, В. Калинников, С. Филипповский, А. Сунцов, А. Гуринович, А. Павлов, Н. Коннов, А. Букреев, Ю. Леньшин, В. Данещик, К. Петрович, О. Лепетенок, Ю. Головачев, В. Цветков, А. Коновалов, С. Сурмин, О. Пилипюк, М. Никуленков, Д. Корпачев, В. Колесников, О. Долотов, В. Лоза, А. Возгрин, Ю. Перцев, Зевахин, Северин, П. Лещенко, Сафронов, П. Исаенко и др. В создание систем «А», А-35, А-35М, А-135 большой вклад внесли: Воскобоев Юрий Федорович, Гренгаген Евгений Павлович, Каменский Юрий Александрович, Миронов Николай Васильевич, Остапенко Николай Кузьмич, Архаров Михаил Александрович, Нелопко Александр Константинович, Пантелеев Борис Михайлович (участник работ по созданию систем «А», А-35, А-35М, главный конструктор РЛС «Неман»), Толкачев Алексей Алексеевич, Хватов Леонид Георгиевич (участник создания РЛС систем «А», А-35, А-35М, А-135), Аникеев Алексей Алексеевич (участник создания аппаратуры видеотракта систем «А», А-35, А-35М, А-135), Бахтиаров Герман Дмитриевич (участник создания аппаратуры видеотракта систем «А», А-35, А-35М, А-135), Ганцевич Марк Михайлович (участник создания аппаратуры радиотракта (антенн) систем «А», А-35, А-35М, А-135), Евстратов Федор Федорович (участник создания систем «А», «А-35», главный конструктор ЗГ РЛС), Заславский Леонид Петрович (участник создания аппаратуры радиотракта (приемных устройств) РЛС «Неман»), Колибаба Иван Иванович (участник создания аппаратуры радиотракта (передающих устройств) систем «А», А-35, А-35М), Наследов Николай Дмитриевич (участник создания аппаратуры радиотракта (антенн) систем «А», А-35, А-35М, А-135), Поняев Владимир Павлович (участник создания аппаратуры видеотракта систем «А», А-35, А-35М, А-135), Сивцов Вадим Анатольевич (участник создания аппаратуры радиотракта (передающих устройств) РЛС «Неман»), Скулкин Борис Иванович (участник создания аппаратуры радиотракта (антенн) систем «А», А-35, А-35М, А-135), Ушаков Олег Александрович (участник создания аппаратуры радиотракта (приемных устройств) систем «А», А-35, А-35М, А-135), Черняк Виктор Соломонович (участник создания аппаратуры радиотракта (приемных устройств) РЛС «Неман»), Шафров Юрий Дмитриевич (участник создания аппаратуры видеотракта систем «А», А-35, А-35М, А-135), Юпштейн Александр Львович (участник создания аппаратуры радиотракта (антенн) РЛС «Неман»). Указанные здесь имена – это лишь небольшой отряд армии первопроходцев-разработчиков и испытателей систем ПСО и ПРО. ПЕРВОПРОХОДЦЫ НИИ-2 МО НИИ-2 МО являлся головной организацией в стране по оценке состояния и перспективам развития вооружения вероятных противников, сообразуясь с этим, разрабатывал исходные данные для наших систем вооружения. Разрабатывались проекты технических заданий (ТЗ) на создание комплексов, систем вооружения, их оперативного построения и боевого применения. В 60-х годах коллективом НИИ-2 МО совместно с организациями промышленности был выполнен большой объем целенаправленных исследований, теоретических обоснований, которые обусловили возможность развертывания системы ПРО А-35 согласно проекту. Значительный вклад в решение проблем, находящихся в русле указанной выше тематики, внесли сотрудники управления ПРО НИИ-2 МО: Ю. Абрамов, Г. Алексенцев, В. Алтухов, С. Амбарцумян, В. Апраксинский, В. Барышев, С. Башевский, В. Воинов, В. Гайский, Ю. Германов, В. Глуздовский, О. Горбадей, Н. Дроздов, В. Зверюго, В. Иванов, А. Ильин, Л. Ищенко, Н. Касьянов, В. Крайний, В. Крымов, В. Кутырев, А. Некрасов, М. Малевинский, О. Маркевич, Э. Минько, Г. Мовсесян, В. Одинцов, Е. Петрушеня, А. Покровский, П. Порожняков, А. Прахов, С. Пудков, А. Резников, Н. Сидоренко, К. Смолянский, Ю. Скоков, Ю. Скорик, В. Сурин, Ю. Чибисков, С. Шукурьян, А. Яроцкий и др. В создание СПРН, а также в разработку других проблем большой вклад внесли сотрудники НИИ-2 МО: Н.А. Белецкий, Б.А. Бренер, Г.С. Горевой, С.И. Гущин, В.Н. Журавлев, Д.С. Канторов, А.Н. Катулев, Ю.И. Любимов, Л.С. Песков, Е.С. Сиротинин, Н.П. Сурков, О.А. Чембровский, Я.Т. Трегуб и многие другие. ИМЕНА ТЕХ, КТО ВНЕС БОЛЬШОЙ НАУЧНЫЙ, КОНСТРУКТОРСКИЙ ИЛИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ВКЛАД, НАПРАВЛЕННЫЙ НА РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ПСО И ПРО При рассмотрении конкретных задач создания систем ПСО и ПРО в большинстве случаев указаны имена тех, кто внес большой научный, конструкторский или технологический вклад, направленный на решение проблем (конечно список поименованных специалистов, к сожалению, далеко не полный). Айтхожин Нариман Абенович – главный конструктор НИИ РП, с 1956 г. –участник создания РЛС ПРО. Алебастров Валерий Алексеевич – занимал должность директора Николаевского филиала НИИДАР. Был главным конструктором ряда ОКР по ЗГ РЛ. В настоящее время главный конструктор АОО НПК НИИДАР. Андрейчук Евгений Петрович – за время работы с 1959 г. в НИИРП участвовал в создании систем ПРО «А», А-35, А-135. С 1998 по 2002 гг. – главный конструктор системы А-135. Архаров Михаил Александрович – участник создания РЛС типа «Дунай». Асриев Николай Александрович – генерал-лейтенант в отставке, в 1965 г. –командир корпуса ПВО, в 1968 г. – начальник штаба Московского округа ПВО. Байдуков Георгий Филиппович – остался верен авиации, на долгие годы пронес любовь к самолетам. Однако время поставит новые условия, и развитие современных средств противовоздушной обороны перейдет в одно из приоритетных направлений строительства Вооруженных Сил. И здесь опыт боевого офицера – летчика-испытателя, для которого освоение передовых технических разработок было делом жизни, оказался востребован в полной мере. Возглавили эти работы коллективы Конструкторского бюро (КБ-1) и 4-го Главного управления МО, объединившие усилия научной и технической базы для новых проектов. Основателями этих школ и выступили генеральный конструктор КБ-1 Александр Андреевич Расплетин и генерал-полковник авиации Георгий Филиппович Байдуков. И уже в 1955 г. на вооружение была принята уникальная ЗРС С-25, предназначавшаяся для обороны Москвы и промышленного района столицы от налетов авиации противника. Тесное сотрудничество двух выдающихся людей – основоположника отечественного направления ЗРС ПВО, создателя комплексов С-25, С-75, С-125, С-200 академика А.А. Расплетина и руководителя 4 ГУМО Г.Ф. Байдукова – предопределило судьбу всей системы ПРО и ПВО страны. Очевидна их заслуга в непревзойденных боевых характеристиках современных систем противоздушной обороны «Фаворит» и «Триумф». Г.Ф. Байдуков – Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации. Г.Ф. Байдуков скончался 28.12.1994 г. Барышполец Иван Ефимович (1916–1976) – генерал-лейтенант артиллерии. В 1950-е годы курировал строительство и ввод в эксплуатацию объектов системы ПВО г. Москвы С-25 и объектов системы А-35. Батицкий Павел Федорович – Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза. В 1954–1965 гг. – командующий войсками Московского округа ПВО. В 1966–1978 гг. – главнокомандующий Войсками ПВО страны. Батырь Геннадий Сергеевич (р. 1939 г.) – генерал-майор. В 1971 г. начальник отдела Государственного полигона Войск ПВО страны. С 1990 г. – начальник СНИИ. Бурдаев Михаил Николаевич. С 1959 по 1967 г. работал в научно-исследовательском институте № 2 войск ПВО страны. В 1959–1961 гг. участвовал в разработке, летных испытаниях и приемке на вооружение двух перспективных авиационных комплексов перехвата. С 1960 г. постоянно работает по космической тематике. Участвовал в разработке основ военно-космической доктрины и военно-технической политики в области космоса. В 1967 г. был направлен в отряд космонавтов, готовился к полетам на орбитальных станциях «Салют», «Алмаз» и пилотируемых кораблях «Союз». Является одним из авторов концепции подготовки космонавтов и астронавтов и проведению научных исследований и экспериментов на международной космической станции. Бурлаков Юрий Григорьевич – ученый и конструктор в области системотехники и радиолокации. С 1968 г. – главный конструктор РЛС «Неман». Бусленко Николай Пантелеймонович – полковник, с 1960 г. – заместитель начальника СНИИ по научной работе. Бутко Гелиос Иванович – полковник. В 1967 г. – начальник отделения СНИИ, в 1985 г. начальник управления по проблемам ПВО. Валиев Рафгат Ахтямович – генерал-майор в отставке, ученый в области разработки и испытаний активных средств поражения систем ПВО и ПРО. Воскобойник Михаил Александрович – принимал непосредственное участие на всех этапах разработки и испытаний элементов и систем ПРО А-35 и А-135. Вылегжанин Геннадий Александрович – генерал-майор, в 1977 г. – первый заместитель командующего отдельной армией ПРН. Горелик Александр Леопольдович – полковник-инженер. Главный теоретик и разработчик систем распознавания космических объектов при решении задач СККП и ПКО. Грицак Петр Климентьевич – зам. по НИИР начальника противоракетного полигона. Участник первого в мире поражения БР средствами ПРО. Евстратов Федор Федорович – полковник, ученый и конструктор в области радиолокации, с 1979 г. – главный конструктор РЛС загоризонтной радиолокации. Едемский Василий Александрович – генерал-лейтенант, с 1961 г. – главный инженер полигона Капустин Яр, с 1967 г. – заместитель командующего – главный инженер войск ПРО и ПКО Войск ПВО страны. Ерохин Юрий Гаврилович – генерал-лейтенант, с 1971 г. – начальник научно-исследовательской части Государственного полигона Войск ПВО страны, с 1978 г. – начальник СНИИ. Ефромеенко Яков Никанорович – генерал-майор авиации, с 1963 г. начальник авиации 12-й отдельной армии ПВО. Зимин Георгий Васильевич – маршал авиации. Герой Советского Союза. С 1960 г. – первый заместитель главнокомандующего Войсками ПВО страны. Зубов Владимир Иванович – академик АН СССР, родился в 1930 г. В 1957 г. его впервые приглашают участвовать в создании новейшей техники и технологии в ряде областей специального и оборонного назначения, например в проектировании, создании и эксплуатации систем самонаведения крылатых снарядов, в качестве штатного заместителя Генерального конструктора. В том же 1957 г. он участвует в разработке прецизионных систем контроля положения космических летательных аппаратов для системы «Протон». В 1960 году тридцатилетний Зубов, доктор физико-математических наук, назначается руководителем группы планирования оперативно-тактических действий ВМФ СССР на всех театрах возможных военно-морских действий с целью нейтрализации авианосных ударных соединений США. В 1968 г. В.И. Зубову присуждена Государственная премия СССР, а в 1969 г. он избирается деканом факультета «Прикладной математики и процессов управления» ЛГУ. 28 октября 2000 г. виднейший советский, русский ученый Владимир Иванович 3убов скоропостижно скончался. Иванцов Вячеслав Михайлович – ученый и конструктор в области радиолокации, с 1971 г. – главный конструктор РЛС «Дарьял» – первой РЛС с фазированной антенной решеткой. Каменский Юрий Александрович – специалист в области систем поражения воздушно-космических целей. Карцев Михаил Александрович – ученый и конструктор в области вычислительной техники. С 1969 г. – директор НИИ вычислительной техники, главный конструктор ЭВМ 5Э32, 5Э71, 5Э73, 5Э66, М-13. Кислик Михаил Дмитриевич – полковник, с 1965 г. – заместитель начальника СНИИ по научно-исследовательской работе. Ковтуненко Вячеслав Михайлович – ученый и конструктор в области баллистики, прочности и аэродинамики баллистических ракет, Генеральный конструктор НПО имени С.А. Лавочкина. Колдунов Александр Иванович – главный маршал авиации, с 1975 г. – первый заместитель главнокомандующего, с 1978 г. – главнокомандующий Войсками ПВО страны – заместитель министра обороны. Коломиец Михаил Маркович – генерал-лейтенант, с 1963 г. – начальник управления по созданию объектов ПКО. Кондратьев Леонид Сергеевич – участник создания и испытаний систем «А», А-35. Кубарев Александр Георгиевич – генерал-майор, с 1977 г. – начальник боевой подготовки управления командующего войсками ПРО и ПКО Войск ПВО страны. Кузьминский Франц Александрович – ученый и конструктор в области загоризонтной радиолокации. Главный инженер Научно-исследовательского института дальней радиосвязи (НИИДАР) и главный конструктор РЛС загоризонтной радиолокации, с 1973 г. – директор НИИДАР. Кулешов Павел Николаевич – маршал артиллерии, с 1965 г. – начальник Главного управления ракетного и артиллерийского вооружения (ГРАУ) МО СССР. Курикша Александр Александрович – ученый в области радиолокации и радионавигации, с 1971 г. – начальник научно-исследовательского отделения в Межгосударственной корпорации «Вымпел». Курланов Александр Дмитриевич – генерал-майор, с 1967 г. – начальник управления СНИИ, с 1982 г. председатель НТК ГУКОС. Легасов Геннадий Сергеевич – генерал-лейтенант, с 1951 г. – начальник испытательной команды на Государственном полигоне Войск ПВО страны, с 1962 г. –председатель Научно-технического комитета Войск ПВО страны. Леонов Леонид Васильевич – главный конструктор радиолокационных станций обнаружения, работающих в сантиметровом диапазоне волн. Марков Владимир Иванович – генерал-лейтенант авиации, с 1968 г. –заместитель министра радиопромышленности СССР, с 1981 г. – директор НИИ дальней радиосвязи. Мартынов Сергей Сергеевич – генерал-майор, с 1992 г. – командир дивизии предупреждения о ракетном нападении. Минасян Михаил Гарегинович – специалист в области архитектуры систем ПРО и управления боевыми действиями системы. Руководитель коллектива разработчиков этих систем. Заместитель генерального конструктора по системе ПРО г. Москвы. Михайлов Алексей Михайлович – генерал-лейтенант-инженер, с 1967 г. первый заместитель командующего войсками ПРО и ПКО Войск ПВО страны. Михайлов Анатолий Константинович – полковник, с 1979 г. – главный инженер направления по средствам предупреждения в управлении войсками ПРО и ПКО Войск ПВО страны. Мусатов Александр Николаевич, окончил Военную академию связи имени С.М. Буденного, работал в НИИ-108. С 1959 г. работал в НИИДАРе. Был главным конструктором РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3У», «Дунай-3УП», «Дарьял-С», и «Волга». Олифиров Федор Акимович – генерал-полковник в отставке, с 1956 г. начальник штаба 1-й армии ПВО особого назначении, с 1961 г. – командующий отдельной армией ПВО. Панченко Виктор Павлович – генерал-майор, с 1977 г. – заместитель командующего отдельной армией ПРН, с 1977 г. – начальник управлении вооружения. Пенчуков Иван Макарович – генерал-лейтенант, с 1957 г. – первый заместитель начальника Государственного полигона Войск ПВО страны. Первый начальник и создатель Специального Научно-исследовательского института (СНИИ) Министерства обороны. Поляк Юлий Владимирович – ученый и конструктор в области прикладной радиотехники, с 1963 г. – главный конструктор РЛС «Днестр», «Днепр». Пугачев В.С. – генерал, профессор ВВА им. Жуковского, консультант системно-теоретической лаборатории КБ-1 по вопросам динамики полета, управления ракетами и эффективности стрельбы, один из крупнейших ученых СССР в области теории случайных процессов. Пупков Борис Дмитриевич – специалист по управляемым ракетам и эффективности их боевого применения. Руководил проектными подразделениями ракетного конструкторского бюро. Главный научный сотрудник. Доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии. Перфильев Владимир Александрович – начальник испытательного отдела, затем начальник первого Управления противоракетного полигона. Внес большой вклад в организацию и проведение испытаний средств и систем ПРО на полигоне и боевых систем ПРО А-35 и А-35М. Ребров Сергей Иванович – генеральный конструктор государственного научно-производственного предприятия «Исток». Внес крупный вклад в развитие важнейшего направления ВПК – СВЧ-электроники. СВЧ-приборами

ст.оператор: ссылка на статью об истории создания ПРО и о современных разработках https://ria.ru/defense_safety/20170330/1491051091.html

Леонов Д.Н.: Смертельно опасная российская традиция, от которой нужно срочно избавляться Вот что заявил Леонид Ивашов 28 апреля этого года: «Наша властвующая элита советского периода не имела ни счетов в банках, ни какой-то зависимости от США, и тогда мы действовали в своих национальных интересах. А сегодня пятая колонна пронизывает все ветви власти, значительную часть олигархата. Не может ли быть так, что, допустим, по нам выстрелят этими «противоракетами» с ядерными боеголовками, уничтожат большинство наших сил ядерного сдерживания, а нам сообщат из Кремля, что президент принял мужественное решение и решил в целях поддержания глобального мира не отвечать на провокацию? Возможна ли просто сдача страны без войны, даже без какой-то попытки ответа? Это вполне реально». Допустим, американцы нанесли удар по российским пусковым установкам. Это, разумеется, ещё не конец света. Это только прелюдия к порабощению и физическому уничтожению такого «неудобного» и строптивого русского народа. После удара нам нужно будет быстро выбрать одно из двух: либо смириться с будущим порабощением (а это процесс, растянутый во времени и не остро болезненный), либо приготовиться к скорой и гарантированной гибели и русского народа, и всех остальных заодно. И уже не важно будет, что спровоцировали этот выбор не мы. Но в наших руках окажется вопрос сохранения или несохранения цивилизации. Как вы думаете, какое решение примут власть имущие, воспитанные в духе гуманизма и им расслабленные? Решение будет таким: любой ценой сохранить хотя бы остатки цивилизации. То есть воздержаться от ответных пусков. Кто не бьёт первым, тот теряет всё. Посмотрим на ситуацию и глазами американцев. Начисто лишенные совести, они ни секунды не будут колебаться, если у них появится возможность относительно безопасно для себя уничтожить своего заклятого врага, который так долго их пугал и не давал подчинить себе всю планету. Поэтому они однозначно ударят первыми, а нравственный выбор — сохранить цивилизацию или нет — перед ними вообще стоять не будет. Роль обременённых совестью лохов они любезно предоставят нам.

Elena: Никому совсем не хочется , даже на мгновение, представить себе глобальную катастрофу...... Ни старику, ни юноше умирать совсем не хочется, тем более, когда пришла весна -и - " ...засвищут скоро соловьи и лес оденется листвою......"- Это так привычно и так - прекрасно ! Нет, нет и нет - катастрофе ..... На нашей планете - Земля должна остаться ЖИЗНЬ!!! РАЗУМ должен победить !!! Иначе быть не может, уважаемый Леонид Ивашов !, которого процитировали в предыдущем сообщении .

Леонов Д.Н.: Роберт Макнамара "Путём ошибок - к катастрофе. Опыт выживания в первом веке ядерной эры". 1988, стр.52: "Президент Рейган также посчитал нужным подчеркнуть: "Все их слова, и все, что написано в их руководствах, указывает на то, что Советский Союз в отличие от нас верит в возможность ядерной войны. И они верят, что ее можно выиграть, а это означает, что они верят в то, что, если вы можете достичь достаточного превосходства, тогда ваш противник потеряет способность к удару возмездия". Приведенные заявления ясно говорят о том, что армада советских мощных МБР со все увеличивающейся точностью поражения породили страх первого удара в умах многих американских лидеров. В соответствии с рисуемым ими сценарием советские ракеты могли бы одним ударом уничтожить большинство наших МБР "Минитмэн"; в свою очередь, наши оставшиеся целыми подводные лодки и бомбардировщики позволят нам нанести удар возмездия по советским городам, но мы не пойдём на это, поскольку боимся советского встречного удара по нашему городскому населению; таким образом, у нас не будет другого выхода, кроме как уступить советским требованиям. Несколько более изощренный вариант этого сценария, связанный с "окном уязвимости", предполагает, что Советы прибегнут к политическому шантажу с помощью простой угрозы нанесения такого удара". Ничего не напоминает? Ничто не ново под Луною.



полная версия страницы